УДК 340.113 

Страницы в журнале: 34-38

 

В.В. КРАСИНСКИЙ,

доктор юридических наук, член общественного консультативного научно-методического совета при ЦИК России  vkr@fromru.com

 

Анализируются терминологические аспекты оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации.

Ключевые слова: терминология права, оперативно-розыскная деятельность, оперативно-розыскные мероприятия, правоохранительные органы, спецслужбы.

 

About a ratio of concepts “operational search activity” and “investigation and search operations”

 

Krasinsky V.

 

The article examines the terminological  aspects of investigatory activity.

Keywords: the terminology of law, investigatory activity, investigatory measures, law enforcement agencies, special services.

 

В  последние несколько лет все большие масштабы приобретает несогласованность в правовом регулировании и толковании терминологического аспекта оперативно-розыскной деятельности, проводимой уполномоченными государственными органами Российской Федерации. Анализ правовых актов свидетельствует о наличии значительного числа нормативных документов, в которых упоминаются «оперативно-розыскная деятельность» и «оперативно-розыскные мероприятия», с одной стороны (федеральные законы от 03.04.1995 № 40-ФЗ «О Федеральной службе безопасности», от 15.07.1995 № 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», от 12.08.1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» (далее — Закон об ОРД), от 10.01.1996 № 5-ФЗ «О внешней разведке», от 27.05.1996 № 57-ФЗ «О государственной охране», от 27.05.1998 № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих», от 25.07.1998 № 128-ФЗ «О государственной дактилоскопической экспертизе», от 24.06.1999 № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних», от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», от 07.07.2003 № 126-ФЗ «О связи», от 20.08.2004 № 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства», от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных», от 03.12.2008 № 242-ФЗ «О государственной геномной регистрации в Российской Федерации», от 27.11.2010  311-ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации»), и «оперативно-разыскная деятельность» в сочетании с «оперативно-разыскными мероприятиями» — с другой (федеральные законы от 25.12.2008 № 273-ФЗ «О противодействии коррупции», от 07.02.2011 № 3-ФЗ «О полиции», от 07.02.2011 № 7-ФЗ «О клиринге и клиринговой деятельности», от 01.07.2011 № 170-ФЗ «О техническом осмотре транспортных средств и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», от 21.11.2011 № 325-ФЗ «Об организованных торгах», Указ Президента РФ от 30.11.1995 № 1203 «Об утверждении перечня сведений, отнесенных к государственной тайне», постановление Правительства РФ от 27.08.2005 № 538 «Об утверждении Правил взаимодействия операторов связи с уполномоченными государственными органами, осуществляющими оперативно-разыскную деятельность»)[1]. В органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, органах внутренних дел, органах Федеральной службы безопасности созданы оперативно-разыскной департамент, управление координации оперативно-разыскной деятельности, управление оперативно-разыскной информации, управление организации оперативно-разыскной деятельности, оперативно-разыскное управление, межрегиональные оперативно-разыскные отделы (отделения), оперативно-разыскные части[2].

С чем связана подобная двойственность? Вольное обращение с правовыми категориями и искажение формулировок федерального закона осуществлялись в ряде случаев в угоду ведомственным интересам (подгонка наименований правовых актов под названия оперативных подразделений, субъективные требования руководства некоторых правоохранительных органов к ведению делопроизводства, недостатки в работе правотворческих органов и органов юстиции при принятии и регистрации ведомственных нормативных правовых актов, регулирующих оперативно-розыскную деятельность, и др.)[3]. Постепенно законы и ведомственные акты, регулирующие оперативно-розыскную деятельность, приспособили под нужды конкретных чиновников в погонах.

Казалось бы, что страшного? Разница в одной букве. Но сложившаяся ситуация не настолько проста. Данная проблема выходит за рамки юридической техники и герменевтики.

Во-первых, для обозначения одних и тех же понятий недопустимо использовать различные термины[4].

Во-вторых, недопустимо без веских оснований отказываться от ранее используемой терминологии[5].

В-третьих, несоответствие юридической терминологии применительно к оперативно-розыскной деятельности может привести к неправовому ограничению конституционных прав граждан и нарушению законности в деятельности государственных органов.

Защита и создание условий для реализации прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства. В статье 55 Конституции РФ отмечено, что права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены только федеральным законом. В Российской Федерации действует Закон об ОРД, в котором закреплены задачи и принципы оперативно-розыскной деятельности, перечень оперативно-розыскных мероприятий, система гарантий законности при их проведении. Поэтому не предусмотренная федеральным законом деятельность, которая ограничивает конституционные права и свободы человека и гражданина, порождает правовые последствия, аналогичные незаконным действиям государственных органов и их должностных лиц, нарушающим права и свободы граждан.

Российское законодательство предусматривает проведение только оперативно-розыскной деятельности и оперативно-розыскных мероприятий. Правомерность оперативно-розыскной деятельности и соответствующих мероприятий подтверждена определениями Конституционного Суда РФ от 14.07.1998 № 86-О «По делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности” по жалобе гражданки И.Г. Черновой», от 20.10.2005 № 375-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Макаренко А.М. на нарушение его конституционных прав частью четвертой статьи 29 УПК РФ и статьями 6—9 Федерального закона  “Об оперативно-розыскной деятельности”», от 24.01.2006 № 27-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Киштыкова Д.К. на нарушение его конституционных прав статьей 9 Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности”», от 08.02.2007 № 128-О-П «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Мартиросяна О.Б. на нарушение его конституционных прав статьей 9 Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности”», от 29.05.2007 № 417-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Иванова К.В. на нарушение его конституционных прав статьями 15 и 17 Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности”» и статьями 48 и 49 Федерального закона “О наркотических средствах и психотропных веществах”», постановлением Конституционного Суда  РФ от 09.07.2011 № 12-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 7 статьи 16 Закона Российской Федерации “О статусе судей в Российской Федерации” и части первой статьи 9 Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности” в связи с жалобой гражданина И.В. Аносова».

Оперативно-розыскные мероприятия осуществляются специально уполномоченными субъектами (в настоящее время — органами внутренних дел, органами Федеральной службы безопасности, органами государственной охраны, органами по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, таможенными органами, оперативными подразделениями Службы внешней разведки РФ, Федеральной службы исполнения наказаний, органа внешней разведки Министерства обороны РФ) с соблюдением установленного порядка и при наличии законных оснований для их проведения. Полученные таким образом результаты оперативно-розыскной деятельности могут использоваться для возбуждения уголовных дел, представляться в орган дознания, следователю или в суд, а также использоваться в доказывании по уголовным делам[4]. И наоборот, не предусмотренная Законом об ОРД деятельность не может служить основой для формирования доказательной базы при осуществлении уголовного судопроизводства. В соответствии с ч. 2 ст. 50 Конституции РФ при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона. Такие доказательства признаются не имеющими юридической силы и не подлежат использованию при производстве дознания и предварительного следствия, а также при разбирательстве уголовных дел в суде.

Одной из важнейших гарантий, призванных защитить права и свободы граждан от произвольного и чрезмерного ограничения органами и должностными лицами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, служит предварительный судебный контроль за законностью и обоснованностью оперативно-розыскных мероприятий. Статья 9 Закона об ОРД устанавливает основания и порядок судебного рассмотрения материалов об ограничении конституционных прав граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, на неприкосновенность жилища при проведении оперативно-розыскных мероприятий.

Граждане и организации вправе обжаловать незаконную «оперативно-разыскную» деятельность спецслужб и правоохранительных органов и потребовать взыскания необходимой компенсации нанесенного вреда за нарушения прав человека и гражданина на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту чести и доброго имени, неприкосновенность жилища и тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений. Виновные должностные лица могут быть привлечены к ответственности.

Деятельность, ограничивающая конституционные права и свободы человека и гражданина, не предусмотренная федеральным законом или нарушающая его, является преступной в соответствии с УК РФ, который содержит несколько составов преступлений, связанных с незаконным сбором или распространением информации под предлогом выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия преступлений, розыска лиц и сбора сведений об угрозах безопасности государства и общества. К числу подобных преступлений, совершаемых должностными лицами (сотрудниками правоохранительных органов, работниками почты, телеграфа и телефонных станций), отнесены: нарушение неприкосновенности частной жизни (ст. 137 УК РФ); нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений (ст. 138 УК РФ); нарушение неприкосновенности жилища (ст. 139 УК РФ).

Ошибочное использование словосочетаний «оперативно-разыскная деятельность» и «оперативно-разыскные мероприятия» влечет за собой целый ряд негативных последствий. Осуществление правоохранительными органами и спецслужбами пресловутой «оперативно-разыскной» деятельности может нанести ущерб законной оперативно-розыскной практике. Любой квалифицированный  защитник  поставит под сомнение одновременное наличие в Российской Федерации правовых режимов оперативно-розыскной и «оперативно-разыскной» деятельности, правомерность оснований и законность результатов оперативной деятельности, не предусмотренной Законом об ОРД, и обжалует подобную деятельность государства в отношении своих подзащитных (подзащитного) в суде. Предметом проверки в судах общей юрисдикции могут стать соблюдение определенного указанным законом перечня оперативно-розыскных мероприятий; законность и обоснованность проведения «оперативно-разыскных мероприятий», в том числе тех, разрешения на проведение которых даны судом; наличие оснований, соблюдение установленных условий, порядка и сроков проведения «оперативно-разыскных мероприятий».

В целях создания дополнительных гарантий законности при осуществлении оперативно-розыскной деятельности нужно свести к минимуму ведомственную практику решения вопросов оперативно-розыскной деятельности в частном порядке, признать допущенные ошибки и провести скорейшую работу по их исправлению. В связи с этим предлагается:

— Федеральному Собранию РФ провести анализ федеральных законов, регламентирующих оперативно-розыскную деятельность уполномоченных субъектов, связанных с ними законодательных актов и привести их в соответствие с Законом об ОРД;

— на основании приказа Генпрокуратуры РФ от 15.02.2011 № 33 «Об организации прокурорского надзора за исполнением законов при осуществлении оперативно-розыскной деятельности» провести проверку правовой регламентации оперативно-розыскной деятельности в части ведомственного правотворчества и правоприменения уполномоченных на ее проведение субъектов. При реализации надзорных полномочий особое внимание обратить на соответствие «оперативно-разыскных мероприятий» целям и задачам оперативно-розыскной деятельности, соблюдение определенного Законом об ОРД перечня оперативно-розыскных мероприятий, соблюдение конституционных прав и свобод человека и гражданина в ходе осуществления «оперативно-разыскной деятельности»;

— субъектам правотворчества, исказившим положения Закона об ОРД, привести содержание своих подзаконных актов в соответствие с требованиями данного федерального закона. Предлагается проверить деятельность уполномоченных подразделений и должностных лиц аппаратов правотворческих органов в части проведения лингвистической экспертизы проектов нормативных правовых актов и правового мониторинга качества ведомственного нормотворчества;

— судам общей юрисдикции усилить судебный контроль за оперативно-розыскной деятельностью субъектов, уполномоченных на ее проведение, в том числе за законностью и обоснованностью проведения «оперативно-разыскных мероприятий», разрешения на проведение которых даются судами;

— структурные подразделения (оперативные аппараты), проводящие «оперативно-разыскную деятельность» и «оперативно-разыскные мероприятия», переименовать в соответствии с Законом об ОРД.

Научный подход к основным категориям сыска, дальнейшие теоретико-правовые исследования законодательных и подзаконных актов, касающихся оперативно-розыскной деятельности, будут способствовать совершенствованию правового регулирования оперативно-розыскной деятельности, формированию профессионального правопонимания руководителей и оперативных сотрудников уполномоченных государственных органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.

 

Библиография

1 Предметом статьи не является лингвистический анализ терминологии оперативно-розыскной деятельности.

2 В Федеральной таможенной службе действуют оперативно-розыскные отделы оперативных таможен и оперативно-розыскные отделения таможен.

3 В соответствии с Федеральным законом об ОРД перечень дел оперативного учета и порядок их ведения, а также организация и тактика проведения оперативно-розыскных мероприятий определяются нормативными актами органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. Данные правовые акты предусматривают механизм реализации указанного закона.

4 См.: Алексеев С.С. Общая теория права. — М., 2008. С. 488.

5 См.: Пиголкин А.С. Юридическая терминология и пути ее совершенствования // Учен. зап. ВНИИСЗ. — М., 1971. Вып. 24.  С. 23—29.

 

6 Статья 89 УПК РФ; определение Конституционного Суда РФ от 11.06.2006 № 268-О «По жалобе гражданина Уразова С.В. на нарушение его конституционных прав положениями статей 49, 91, 92, 227, 228, 229, 255 и 355 УПК РФ и статей 6, 8 и 10 Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности”; приказ МВД России, ФСБ России, ФСО России, ФТС России, СВР России, ФСИН России, ФСКН России и Минобороны России от 17.04.2007 № 368/185/164/481/32/184/97/147 «Об утверждении Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд».