УДК 341.123 

Страницы в журнале: 108-115

 

М.В. ШУГУРОВ,

доктор философских наук, профессор Саратовской государственной академии права

 

Исследуются направления деятельности ООН по обеспечению условий для передачи и распространения информационно-коммуникационных технологий (ICT) на глобальном уровне. Особое внимание уделяется анализу стратегии ООН по использованию ICT для достижения Целей развития тысячелетия и на благо всех государств и народов.

Ключевые слова: ООН, информационно-коммуникационные технологии (ICT), устойчивое развитие, технологический трансфер, международное право.

 

United Nations and Global Diffusion ICT for Development Goals 

Shugurov M. 

The present article is devoted to the UN activity in the sphere of ICT transfer and diffusion on global level. Much attention is paid to analysis of the UN strategy using ICT for MDG’s  achievement and benefits to states and nations.

Keywords: UN, ICT, sustainable  development, technological transfer, international law. 

 

Одним из важнейших индикаторов деятельности современных международных организаций выступает активизация их участия в разработке, трансфере (передаче) и диффузии (распространении) самых современных технологий в целях прогресса. В этом процессе существенную роль играет система учреждений ООН, в которой с большим интересом относятся к новейшим разработкам в сфере альтернативной энергетики, биотехнологий, космических и информационно-коммуникационных технологий (ICT). Благодаря активности организаций системы ООН (Всемирный банк, ЮНКТАД, ЮНЕСКО, ПРООН, ВОИС и др.) и ее главных органов (Генеральной Ассамблеи, ЭКОСОС) возник массив «мягкого» (soft law) международного права, закрепившего международно-правовые обязательства государств, международных организаций, физических и юридических лиц (частного сектора) в сфере международного научно-технологического сотрудничества. Заметное место в этом занимают документы, являющиеся основанием глобальной политики в области использования науки и технологий в целях развития.

Одним из видов высоких технологий, преобразивших лицо современного мира, являются ICT, развитие которых носит инновационный характер. Как отмечает К. Маршалл, информационные технологии и средства доставки подстегивают революционные изменения в международных отношениях. Под воздействием ICT происходит переоценка идентичности ценностей и отношений[1]. Само понятие «информационно-коммуникационные технологии» стало возможным благодаря конвергенции, имеющей поистине революционный характер. В аналитической литературе выделяют общие закономерности сближения информационных и телекоммуникационных технологий, использования и услуг в сфере ICT[2]. По этой причине вполне обоснованно вести речь о формировании новой парадигмы режима регулирования, развития и использования новейших технологий в сфере информации и коммуникации.

Использование ICT открывает новые возможности для развития государств, регионов, мира в целом. Это обстоятельство находится в центре внимания ООН, проводящего глобальную политику по облегчению получения выгод и преимуществ от использования ICT по всей планете. Средством достижения данной цели выступает создание благоприятных условий сотрудничества на глобальном уровне для передачи ICT, что позволяет обеспечить их диффузию. Как отмечается в п. 1 резолюции Генеральной Ассамблеи ООН № 64/187 от 21 декабря 2009 г. «Использование информационно-коммуникационных технологий в целях развития» (далее — Резолюция 64/187), «информационно-коммуникационные технологии способны обеспечить выработку новых решений проблем развития, в частности в контексте глобализации, и могут способствовать ускорению экономического роста, повышению конкурентоспособности, расширению доступа к информации и знаниям, искоренению нищеты и обеспечению социальной сплоченности»[3].

Важнейшим партнером в этом начинании выступает Совет Европы, который специализируется на продвижении использования ICT в целях полного и эффективного осуществления прав и свобод человека[4]. Действительно, применение рассматриваемых технологий в целях прогресса позволяет реализовать право на образование, социальное обеспечение, использовать преимущества электронного правительства,  а также открывает доступ к информации, знанию не только через сеть Интернет, но и посредством радио, телевидения, информационных услуг при одновременной необходимости сокращения возможных угроз. 

Стремительный прогресс в ICT и их трансфер в рамках глобального мира создали новые возможности для экономического роста, социального обеспечения, улучшили работу систем здравоохранения и образования, способствовали развитию финансового сектора. ICT можно рассматривать как один из главных генераторов увеличения доходов государств посредством повышения производительности труда и снижения затрат. Все это создает условия для интеграции всех стран, включая развивающиеся, в мировую экономику. Не случайно особое внимание к ICT уделяется в современном международном экономическом праве. В частности, Р. Карьявасан в своей монографии предпринял всесторонний анализ роли ICT в качестве центральной части всеобщего процесса развития[5].

В условиях инновационного вектора развития глобального мира и реализации проекта глобального инновационного общества, заявленного на саммите «Группы восьми» (G8) в 2006 году[6], информационно-коммуникационные технологии, являясь источником и основой инноваций (ICT-based innovations) во всех секторах экономики, содействуют прежде всего росту отраслей национальной экономики, основанных на ICT.

Данная закономерность характерна как для развитых, так и для развивающихся государств. По подсчетам Всемирного банка, создание инновационных микро-, малых и средних предприятий (ММСП), связанных с ICT, приводит к формированию значительного сектора соответствующих услуг: на каждое рабочее место, созданное на ММСП, создаются 4 рабочих места в сфере обслуживания данного предприятия.

Важную роль для понимания назначения ICT играет документ «Цели развития тысячелетия»[7], разработанный на основе положений Декларации тысячелетия ООН[8], которые нашли свое подтверждение в Итоговом документе Всемирного саммита 2005 года (резолюция Генеральной Ассамблеи ООН № 60/1 от 16 сентября 2005 г.)[9], а также в целом ряде других документов. Цели развития тысячелетия предполагают сокращение  бедности и ликвидацию голода, обеспечение доступности  образования и т. п. Особо следует отметить Цель 8 «Формирование глобального партнерства в целях развития», которая предусматривает развитие международного сотрудничества для реализации одного из основных принципов международного права — принципа сотрудничества при решении проблем экономического, социального, культурного и гуманитарного характера, предусмотренного п. 3 ст. 1 Устава ООН.

Есть все основания говорить о Целях развития тысячелетия как об имеющих ключевое значение для деятельности государств и международных организаций на мировой арене, позволяющих очертить общие рамки развития государств и народов в условиях глобализации. Обязательства, которые принимают на себя государства и международные организации в соответствии с Целями развития тысячелетия и иными подтверждающими их документами, на практике приобрели характер экономического, этического и политико-правового императива не только на международном, но и на внутринациональном уровне. 

Ключевое значение имеет Задача V, решение которой направлено на достижение Цели 8. В соответствии с ней предусматривается в сотрудничестве с частным сектором принимать меры к тому, чтобы все могли пользоваться преимуществами новых технологий, особенно информационно-коммуникационных. Эта задача, акцентированная в Итоговом документе Всемирного саммита 2005 года и в резолюции ЭКОСОС «Наука и техника в целях развития»[10], нашла свое концептуальное освещение в зарубежной международно-правовой доктрине. Подчеркивается важность достижения консенсуса в сфере формирования и реализации базирующейся на ICT стратегии развития (ICT-based strategy of development)[11].

Преимущества, предоставляемые человечеству ICT, были также акцентированы в Тунисском обязательстве Всемирного саммита по вопросам информационного общества 2005 года[12]. Продвижение ICT рассматривалось на Тунисском этапе как шаг в реализации парадигмы «общества знания» — наиболее ценной формы информационного общества. Однако развитие ICT не является самоцелью, как не является самоцелью и построение информационного общества: в современном мире последнее рассматривается как средство развития общества и человека. В этой связи информация должна становиться знанием. Одновременно это означает, что более широкое использование ICT как инструментов получения и распространения информации/знания во всех общественно значимых сферах (городское развитие, управление и социальное развитие, развитие человеческого потенциала, окружающая среда и изменение климата, образование и здравоохранение, сельские районы, финансы, социальная защита, инфраструктура) становится залогом решения накопившихся проблем. Основанием подобного вывода является инновационная мобильность ICT, которые подчас именуются мобильными технологиями.

Ключевое значение рассматриваемых технологий для достижения Целей развития тысячелетия закреплено в целом ряде документов ООН/ЮНЕСКО, включая Декларацию принципов[13] Всемирного саммита (Женева, 2003). Эти документы обращены к широкому кругу субъектов — государствам, гражданскому обществу, частному сектору, а также к международным организациям, включая фонды, программы и специализированные учреждения системы ООН.

ООН, как это следует из Резолюции 64/187,  признает центральную роль своей системы в поощрении развития, в том числе применительно к расширению доступа к ICT, в частности по линии партнерств со всеми соответствующими заинтересованными сторонами. Данная закономерность нашла свое отражение и в деятельности группы Всемирного банка, являющегося институтом глобального развития (в том числе глобального ICT-развития). В феврале — марте 2011 года Банк инициировал широкомасштабный (с участием всех заинтересованных лиц) процесс глобальных консультаций по поводу новой стратегии в сфере ICT, которая должна определить его деятельность на последующее десятилетие[14].

Главными двигателями развития ICT, их практических приложений и коммерческих форм трансфера в рамках мировой экономики выступают субъекты экономической деятельности. Однако именно система ООН поощряет развитие в глобальном масштабе и, соответственно,  трансфер и диффузию ICT в интересах всеобщего развития. Это находит свое отражение в повседневной работе учреждений системы ООН, а также в проведении различных конференций, например, в организации ежегодного международного экономического форума «ICT для экономического роста», проходящего под девизом «ICT — для всех».

Одним из международно-правовых оснований активности государств и международных организаций в сфере ICT выступает подп. «d»  п. 3 раздела А Плана действий[15] Всемирного саммита (Женева, 2003). Здесь говорится о том, что международные и региональные учреждения, в том числе международные финансовые учреждения, играют ключевую роль в интеграции применения ICT в процессе развития, а также в предоставлении необходимых ресурсов для построения информационного общества и оценки достигнутого прогресса в этой области. Из данного положения следует, что международные организации, в том числе финансовые, должны не только содействовать инвестированию в развитие информационно-коммуникационной инфраструктуры и технологий, но и осуществлять аналитическую и исследовательскую работу, а также информировать о преимуществах использования ICT.

В Тунисской программе для информационного общества[16] существует специальный раздел о финансовых механизмах развития информационного общества. Пункт 9 данного документа содержит призыв к международному сообществу, государствам, а также к мировым финансовым и хозяйственным институтам оказывать содействие передаче технологий, включая информационно-коммуникационные, на взаимосогласованных условиях, а также предоставлять развивающимся странам помощь в использовании ICT  для своего развития посредством технического сотрудничества и создания технического потенциала.

20—22 сентября 2010 г. под эгидой ООН в форме пленарного заседания прошла встреча на высшем уровне, посвященная Целям развития тысячелетия, на которой были подведены предварительные итоги достижения заявленных целей. О значимости ICT для достижения целей развития свидетельствует п. 17 Повестки дня 65-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН «Использование ICT в целях развития»[17]. Одним из знаменательных явлений стало принятие Итогового документа Пленарного заседания о Целях развития тысячелетия, в котором сказано: «Выполнение обещания: объединение во имя достижения целей в области развития, сформулированных в Декларации тысячелетия»[18]. В подпункте «u» п. 78 Итогового документа еще раз подтверждается необходимость содействия реализации стратегической роли науки и техники, в том числе информационных технологий и инноваций, в областях, имеющих важное значение для достижения целей в области развития.

Программный характер имеют положения подп. «v» п. 78, где констатируется сохранение серьезного разрыва (цифрового) между странами и группами с разным уровнем дохода в плане доступа к ICT (прежде всего их финансовой доступности). В целях решения данной проблемы предусматривается необходимость укрепления партнерских отношений между государственным и частным секторами, в том числе путем повышения качества и укрепления существующей телекоммуникационной инфраструктуры, поддержки более современных прикладных информационно-коммуникационных программ, существенного расширения возможностей доступа к ICT и инвестирования средств в инновационные разработки. Еще одним способом решения проблемы цифрового разрыва выступает эффективное использование инновационных прикладных информационно-коммуникационных программ и электронных средств управления. Следует отметить, что Всемирным банком накоплен достаточный опыт работы в данном направлении, что, конечно же, не означает отсутствие необходимости совершенствования уже выработанных подходов и формирования новых.

Для развития ICT-сектора и его проникновения во все сферы общественной жизни (трансформация/e-transform) необходимы благоприятные условия, к которым следует отнести соответствующую нормативно-правовую базу, адекватные правила и стандарты деятельности и регулирования, наличие определенной инфраструктуры, навыков  и квалификации по использованию анализируемых технологий. Вполне понятно, что сегодня такие условия могут быть созданы не вне, а в рамках самого широкого международного сотрудничества.

В настоящее время международное сотрудничество в сфере ICT становится в наивысшей степени институционализированным, развиваясь в рамках межправительственных и неправительственных международных организаций и программ[19]. К международным организациям, занимающимся продвижением ICT, помимо названных, относятся и другие специализированные учреждения системы ООН (Международный телекоммуникационный союз/ITU, Фонд цифровой солидарности), которые осуществляют сотрудничество с ОЭСР и Европейским союзом.

На Глобальном саммите публичной политики, организованном Международным альянсом информационных технологий и услуг (США, 1—3 ноября 2009 г.), была принята Бермудская декларация для ICT[20], состоящая из 9 пунктов. В ней в очередной раз продемонстрирована значимость ICT для мирового экономического роста.

Обращает на себя внимание п. 6 декларации, в котором подчеркивается, что использование возможностей и выгод от ICT для общества не происходит автоматически. Только в том случае, если бизнес и правительство работают вместе и задействуют других партнеров, людям повсюду может быть гарантирован доступ к информационно-коммуникационным инструментам и знанию, а также облегчено распространение последних. Отметим, что вопросы оптимизации государственно-частного партнерства вышли далеко за пределы национальных границ и стали предметом самого широкого сотрудничества в рамках международных организаций, в том числе на уровне Всемирного банка.

Сказанное выше еще раз способствует пониманию того, что воздействие ICT на достижение Целей развития тысячелетия требует сотрудничества самых различных акторов. Это объясняется тем, что бурное развитие ICT-сектора порождает целый ряд проблем. Как отмечается в п. 4 Резолюции 64/187, ICT не только открывают новые возможности, но и создают новые проблемы. К ним относится финансирование информационно-коммуникационного сектора, осуществление его регулирования, обеспечение доступа и диффузия достижений науки и техники в области информации и коммуникации во всех сферах жизни общества, не говоря уже о направлении ICT не только на обеспечение экономического роста и получение прибыли, но и на решение глобальных проблем современности (например, пагубного воздействия климатических изменений).

В указанной резолюции закреплен нетривиальный подход, в соответствии с которым новые проблемы в содержательном плане представляют собой целый ряд серьезных затруднений в области доступа к ICT: нехватка ресурсов, неразвитость инфраструктуры, низкий уровень образования, потенциала и инвестиций, недостаточный охват информационно-коммуникационной сетью. Помимо этого,  развитие информационно-коммуникационного сектора в целях достижения Целей развития тысячелетия требует решения вопросов, связанных с правом собственности на технологии, а также принятия соответствующих стандартов. Генеральная Ассамблея ООН обратилась ко всем заинтересованным сторонам с призывом выделять адекватные ресурсы, активизировать усилия по наращиванию потенциала и передаче технологии на взаимосогласованных условиях развивающимся государствам, включая наименее развитые. Таким образом, есть все основания говорить о стремлении ООН содействовать глобальному трансферу и диффузии ICT.

Одно из условий эффективности международного трансфера и диффузии любых технологий — отлаженная работа инструментов их финансирования, что выступает одним из измерений проблемы финансирования глобального развития. Финансовые аспекты регулируются нормами нескольких конвенций (п. 4 ст. 21 Конвенции о биоразнообразии 1992 года, п. 5 ст. 11 Рамочной конвенции ООН по изменению климата 1992 года, подп. «а» п. 2 ст. 11 Киотского протокола 1997 года), а также других соглашений в сфере международного трансфера технологий. Формами финансирования распространения, трансфера, диффузии и доступа, в частности, к ICT являются такие инструменты, как займы, кредиты и гранты.

Международные организации системы ООН являются системными источниками финансирования информационного общества, поддерживая прежде всего программы в публичном секторе, действуя в глобальном масштабе в соответствии со своим мандатом. Они играют большую роль в поддержке стран с низким уровнем институционального развития, содействуют распространению ICT на локальном и национальном уровнях. Преимущество учреждений системы ООН заключается в том, что они координируют подходы различных стран, организаций гражданского общества, частного сектора по вопросам, находящимся в пределах мандата их деятельности. Однако, как отмечает Ф. Прада, в этом заключается также их главная слабость: «Эти институты действуют в различных сферах и финансируются на основе обязательных взносов государств или же добровольных взносов из различных источников. Это означает высокий уровень трансакционных издержек и административных затрат. Последние несопоставимы с билатеральными фондами, которые могут выбирать, какую страну они хотят поддерживать»[21]. Понимая наличие определенных недостатков в своей работе, глобальные финансовые институты стремятся совершенствовать инновационные методы финансирования развития.

Особую актуальность в рамках международного сотрудничества приобретает такая составная часть трансфера, как обеспечение доступа к технологиям и использованию выгод от их практического применения. Доступ к ICT, как и к любым другим технологиям, следует понимать как возможность их использования и практического применения в целях развития. Именно поэтому финансовые аспекты диффузии и доступа к ICT хотя и важны, но не являются единственными проблемными моментами формирования информационного общества в целях развития. Следует упомянуть также о национальных и международных организационно-правовых условиях развития ICT.

Развитые страны несут обязательство вовлекать на взаимовыгодных условиях государства развивающегося мира в прогресс в сфере доступа и использования выгод от ICT. Участие в данном прогрессе и использование его результатов — неотъемлемое право развивающихся стран. Это право не только провозглашено, но и активно осуществляется последними. В целом, если опираться на статистику, налицо позитивное воздействие ICT на развивающийся мир и прогресс в указанной сфере[22]. Вместе с тем, несмотря на то что из всех современных технологий именно ICT демонстрируют устойчивый рост в развивающемся мире, заметные успехи не дают повода для самоуспокоения. Во многом это связано с необходимостью дальнейших усилий в направлении достижения полного и эффективного осуществления международно признанных прав человека и прав народов в условиях научно-технического прогресса.

Одним из ключевых международно признанных прав человека и прав народов выступает право на участие в научно-техническом прогрессе и практическое применение его результатов, что предусмотрено пунктом «b» ч. 1 ст. 15 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах 1966 года и  находит свое продолжение в обязательствах государств, международных организаций, частного сектора. Важнейшим субъектом данного международно-правового обязательства являются учреждения системы ООН. Их активность следует расценивать как выполнение обязательств в сфере прав и свобод человека, реализация которых в современных условиях детерминирована использованием ICT и доступом к ним.  

В наше время научно-технический прогресс рассматривается как пространство и одновременно инструмент развития. С учетом того внимания, которое придается сегодня праву на развитие, приобщение к этому инструменту на справедливой и равноправной основе, особенно в сфере ICT, сопровождается получением массы выгод. В международном сообществе развития сформировалось мнение о том, что ICT являются и будут являться главным и эффективным инструментом в борьбе с бедностью с целью устойчивого развития, в увеличении благоприятных возможностей для всех без исключения, не только в городских районах, но и в сельских, а также в любых, даже удаленных районах развивающихся стран. Иными словами, ICT — это инструмент развития.

В последнее время укрепилась позиция, в соответствии с которой развитие становится детерминированным информационными и коммуникационными технологиями (ICT-based development, e-development). Это означает, что последние служат двигателями развития, в том числе на уровне отдельных государств[23]. Однако мало заявить об открывающихся возможностях: их следует реализовать на практике во всем мире, что требует выработки стратегий, индикаторов, организационно-правовых усилий.

Потенциал развития, которым обладают ICT, реализуется только в случае существования надежного и предоставленного доступа к ним и, разумеется, к соответствующим услугам. На национальном уровне это означает актуальность государственной политики в сфере доступа. Однако сам по себе доступ не самоцель. Основная задача заключается в получении выгод от использования рассматриваемых технологий, которое должно обладать развивающим эффектом. В частности, продвижение доступа должно сопровождаться получением экономических выгод. ICT не стоят на месте, поэтому актуальна задача обеспечения доступа как к традиционным, так и к новым ICT. В настоящее время на повестке дня стоит задача обеспечения широкополосного беспроводного доступа и доступа к высокоскоростному Интернету. В общем плане это подразумевает решение задачи высокоскоростного доступа к ICT. Так, в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН «Расширение доступа к Интернету благодаря трансъевразийской высокоскоростной информационной магистрали»[24] отмечается, что высокоразвитая информационно-коммуникационная сетевая инфраструктура, такая как высокоскоростные магистрали, относится к числу основных технологических факторов, позволяющих использовать цифровые возможности.

Важно понять, что международные организации не могут вместо национальных властей развивать ICT-сектор и управлять им. В соответствии с позицией ООН именно государства несут главную ответственность за свое развитие. Поэтому правительства должны исходить из прямой ответственности за развитие данного сектора, за открытый и универсальный доступ, что выражается в проведении соответствующей экономической и организационной политики на национальном уровне при одновременной интеграции в систему международного сотрудничества.   

Несмотря на позитивные сдвиги, остается  еще много нерешенных проблем. Для развивающихся государств расширение охвата и предоставление рассматриваемых технологий и услуг — достаточно сложная задача. Во-первых, необходимо динамичное развитие данного сектора. Во-вторых, это развитие требует больших и устойчивых объемов инвестиций и осуществления целого ряда мероприятий. Во многих развивающихся странах сфера ICT-индустрии в этом плане часто недоступна для публичного сектора и становится непривлекательной для частного сектора. Именно поэтому для обеспечения на национальном уровне права человека и права народов на доступ к достижениям науки и техники в рассматриваемой сфере необходима поддержка извне, в том числе со стороны международных организаций.

Одной из главных целей деятельности учреждений системы ООН в сфере ICT является преодоление цифрового разрыва. Цифровой разрыв, получивший комплексное доктринальное освещение[25], — практическая проблема, требующая незамедлительного решения, как об этом не раз говорилось с трибуны ООН. Общий разрыв в уровне использования цифровых технологий между развитыми и развивающимися государствами — всего лишь один из наиболее броских аспектов данной проблемы. Существуют и другие аспекты разрыва в доступе и использовании ICT — между городскими и сельскими районами в развивающихся государствах, между мужчинами и женщинами. Способом решения проблемы эндогенных разрывов является политика универсального доступа.

Перспективы решения задачи сокращения бедности в глобальном масштабе становятся вполне реальными, если сами бедные слои населения будут иметь в своем распоряжении и использовать такой инструмент развития, как ICT. Действительно, ICT обладают способностью делать информацию и услуги более доступными, улучшая возможности беднейших слоев населения. Они «должны быть дешевыми и широкодоступными, особенно в более бедных и удаленных сельских районах»[26]. Реализация стратегии открытого доступа предполагает создание открытой и всеохватной, в сущности универсальной, архитектуры ICT-сети.

Современное общество буквально пронизано использованием ICT. При этом социально-экономические проблемы во всей своей полноте проецируются на такое использование. Обратим внимание на то, что право на доступ к ICT и получение соответствующих выгод принадлежит не только мужчинам, но и женщинам, а также людям с ограниченными возможностями.

Для государств развивающегося мира наиболее актуальна в настоящее время именно гендерная проблематика в использовании ICT. Это означает приобретение гендерной проблематикой дополнительного содержания, что отражено в специальном докладе ЮНЕСКО[27] и в специальном исследовании Всемирного банка[28].

В пункте 6 Резолюции 64/187 содержится вывод о том, что составной частью цифрового разрыва является гендерный разрыв. Его преодоление предполагает необходимость усилий, направленных на обеспечение полномасштабного участия женщин в информационном обществе, осуществление доступа к новым ICT. На необходимость поощрения со стороны государств подготовки женщин по вопросам ICT указывается в п. 26 резолюции Генеральной Ассамблеи ООН «Женщины в процессе развития»[29].

В заключение следует отметить, что проведенный анализ содействия со стороны ООН как можно более широкому трансферу ICT для достижения Целей развития тысячелетия в очередной раз подчеркивает важность миссии, выполняемой данной организацией. ООН выступает субъектом, отстаивающим необходимость доступа к использованию ICT не только для обеспечения экономического роста, но и для развития во всех аспектах. Объединенные Нации поощряют прогресс в сфере ICT и диффузию данных технологий, следуя своей основной задаче — поощрению развития в глобальном масштабе. В соответствии с п. 7 резолюции  Генеральной Ассамблеи ООН «Роль Организации Объединенных Наций в поощрении развития в условиях глобализации и взаимозависимости» акцент делается на необходимости освоения всеми странами знаний и технологий[30]. Эти усилия коррелируют борьбе за утверждение справедливого характера информационного, экономического и технологического порядка в современном мире. Эта цель достигается через оказание технического, консультационного и финансового содействия, а также посредством развития современного международного права и повышения эффективности его инструментов.

 

Библиография

1  Marshall V. The World Bank: from Reconstruction to Development to Equity. — L., 2008. P. 16.  

2 Technological Convergence and Regulation. Challenges Facing Developing Countries. Ed. by J. Bezzina, B. Sanchez // Communications & Strategies. The Economic Journal on Telecom, IT and Media. Special Issue. 2005. Nov. P. 30.

3 Док. ООН А/Res/64/187 от 21 декабря 2009 г.

4 См.: Шугуров М.В. Совет Европы и информационно-коммуникационные технологии (ICT): реализация прав человека в информационном обществе // Международное право и международные организации. 2010. № 4. С. 48 — 65.

5 Kariyawasan R. International Economic Law and the Digital Divide: A New Silk Road? — Cheltenham, 2007. P. 5.

6 Образование для инновационных обществ в XXI веке. Итоговый документ саммита «Группы восьми» (Санкт-Петербург, 2006). Раздел I: Формирование глобального инновационного общества (пункты 6—13). URL: http://www.globuniversity.newparadigm.ru/5/htm (дата обращения: 10.06.2011).

7 См.: Millennium Development Goals. URL: http://www.un.org/russian/millenniumgoals (дата обращения: 13.05.2011).

8  Док. ООН А/Res/55/2 от 8 сентября 2000 г.

9 Первый Всемирный саммит на уровне глав государств—членов ООН был посвящен проблемам формирования информационного общества (WSIS) и проведен в два этапа, один из которых назван Женевским (2003), а второй — Тунисским (2005). — Примеч. ред.

10 Док. ЭКОСОС E/2010/3 от 20 июля 2010 г.

11 E-Ready for What? E-Readiness in Developing Countries: Current Status and Prospects Toward the Millennium Development Goals.  — Washington, D.C., 2005. Р. 21—23.

12  Док. WSIS-05/TUNIS/DOC/7-R от 15 ноября 2005 г.

13  Док. WSIS-03/GENEVA/DOC/5-R от 12 декабря 2003 г.

14  См.: Всемирный банк. Информ. бюл. № 2011/315/ICT.

15  Док. WSIS-03/GENEVA/DOC/5-R от 12 декабря 2003 г.

16  Док. WSIS-05/TUNIS/DOC/6(Rev. 1)-R от 15 ноября 2005 г.

17 Док. ООН А/Res/65/251 от 17 сентября 2010 г.

18 Док. ООН А/Res/65/1 от 22 сентября 2010 г.

19 Международные организации и программы в области информационно-коммуникационных технологий (Национальный институт системных исследований проблем предпринимательства. URL: http://www.nisse.ru/business/article/article_ 1102.html/?effort= (дата обращения: 14.05.2011).

20 Bermuda Declaration for the ICT Sector. URL: http//www.infodev/en/index.html (дата обращения: 14.01.2011).

21 Prada F. Mechanism for Financing the Information Society from a Global Public Goods Perspective. WSIS Papers, 2005. URLhttp://www.choike.org/documents/financing_is_gpgs.pdf (дата обращения: 14.12.2010).

22 The Little Data Book on Information and Communication Technology. — Washington, D.C., 2010.

23 Hanna N. From Envisioning to Designing e-Development: the Experience of Sri Lanka. Washington, D.C., 2007; E-Development: From Excitement to Effectiviness. — Washington, D.C., 2005.

24 Док. ООН A/64/186 от 21 декабря 2009 г.

25  См.: Перфильева О.В. Проблема цифрового разрыва и международные инициативы по ее преодолению // Вестн. международных организаций. 2007. № 10. С. 34—48; James J. Bridging the Global Digital Divide. — Cheltenham, 2003. P. 16—36; Norris P. Digital Divide: Civic Engagement, Information Poverty, and the Internet Worldwide. — Cambridge, 2001.

26 Open Access Models. Options for Improving Backbone in Developing Countries (with a Focus on Sub-Sahara Africa). — Washington, D.C., 2005. P. 10. О регулятивных моделях для улучшения доступа см.: Navas-Sabater J., Dymond A., Juntunen N. Telecommunication and Information Services for the Poor: toward a Strategy to Universal Access. — Washington, D.C., 2002. Р. 25—40.  

27 Science, Technology and Gender: An International Report. — Paris, 2007.

28 Melhem S., Tandon N. Information and Communication Technologies for Women’s Socio-economic Empowerment. Ed. by C. Morrell // World Bank Group Working Paper Series. June 30, 2009. — Washington, D.C., 2009. P. 12—17. 

29 Док. ООН  А/Res


Уважаемый пользователь!

Если Вы нашли ошибку, пожалуйста, сообщите о ней. Мы ее быстро исправим. 

СООБЩИТЬ ОБ ОШИБКЕ