УДК 341.123 

Страницы в журнале: 145-151

 

М.В. ШУГУРОВ,

доктор философских наук, профессор Саратовской государственной академии права

 

Рассматриваются современные международно-правовые проблемы регулирования глобального трансфера технологий и место ООН в их решении. Анализируются направления деятельности ООН в сфере оборота наукоемких технологий в контексте достижения целей устойчивого развития.

Ключевые слова: технологии, международное право, трансфер, международные организации, ООН, международный правопорядок, устойчивое развитие.

 

United Nations and Updating of International Legal Regulation of Transfer of Technology

 

Shugurov M.

 

The article is devoted to considering a contemporary international-legal problems of global technology transfer regulation and UN place in their solution. Author analyses of UN activity in the sphere of high technology in the context of attainment sustainable development goals.

Keywords: technology, international law, transfer, international organizations, UN, international legal order, sustainable development.

 

Одним из важнейших показателей современных международных отношений является усиление международной интеграции в научно-технологической и инновационной сферах на универсальном и региональном уровнях. В настоящее время происходит формирование глобальной системы научно-технологического обмена и взаимодействия, пронизывающей не только мировую экономику, но и все сферы жизни мирового сообщества. Более того, создаются сетевые структуры обмена фундаментальными и прикладными научными знаниями и технологиями в рамках глобальной сети развития (Global Development Network[1]), опирающейся на международные институты развития, представленные международными организациями. Возникновение и распространение новейших технологий в контексте продвижения мировой цивилизации к шестому технологическому укладу, по общему признанию, оказывает решающее воздействие на глобальную политику, глобальную экономику и всю систему международных отношений в целом. Одновременно возникает потребность в осмыслении международно-правовых параметров научно-технологической глобализации и их связи с деятельностью международных организаций, главным образом с ООН.

Интересы человечества настоятельно требуют совершенствования норм и принципов международного права, призванного регулировать мировое научно-технологическое развитие. Это предполагает, с одной стороны, прогрессивное развитие международно-правовых норм, а с другой — активную институционализацию международно-правового сотрудничества. Оба направления интегрируются и находят свое выражение в усилении роли международных организаций, обладающих компетенцией в данной сфере и вносящих свой вклад в развитие практики международного технологического обмена и его правового регулирования. Наибольшая значимость и масштабность принадлежит деятельности ООН — международной организации, обладающей полномочиями практически по всем направлениям международного сотрудничества[2].

Глобализация международного сотрудничества в сфере науки, технологий и инноваций (STI), характеризующаяся возникновением общего пространства, влечет изменение категориального аппарата. Если раньше говорилось преимущественно о международном научно-техническом сотрудничестве, то в настоящее время речь идет о научно-технологическом и инновационном развитии и обмене. Одной из фундаментальных форм обменных процессов является не только разработка и использование, но и передача, трансфер технологий. Несмотря на широкое использование данного понятия, его содержание остается дискуссионным. Однако это не помешало закреплению смыслового ядра данного понятия, которое означает передачу уже имеющихся или вновь разработанных технологий в целях коммерческого или некоммерческого использования.

К настоящему времени сложилась система международного трансфера технологий (МТТ) как важнейший элемент мировой экономики и научно-культурного сотрудничества, регулируемого нормами национального и международного права. Трансфер технологий отражает фундаментальные процессы технологического обмена в современном мире и определяет мировой экономический и политический порядок, а также степень технологической развитости и безопасности отдельных государств. Эти обстоятельства предполагают повышенное внимание к вопросам совершенствования его правового регулирования со стороны международного публичного права. Прогрессивное развитие международного права в данной сфере призвано разрешить обозначившиеся системные проблемы в практике МТТ, выражающиеся в определенной дискриминации получателей и приобретателей технологий. Причиной системных проблем выступают экономические и политические, а в конечном счете и технологические противоречия между разными группами стран. Поэтому разработанный в 1985 году под эгидой Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД) Кодекс поведения в сфере передачи технологий пока что не реализовал весь свой потенциал.

В ситуации современного мирового финансово-экономического кризиса, коррелятивного кризису мирового порядка, возрастает роль международных структур, которые осуществляют функцию глобального управления. В финансовой сфере это прежде всего Всемирный банк и Международный валютный фонд, входящие в фазу совершенствования и оптимизации своей деятельности. Стало очевидно, что экономический рост достигается не только за счет финансовых манипуляций (что делает этот рост достаточно уязвимым) и увеличения энергопотребления, но и за счет освоения новых высоких технологий. Поэтому указанные глобальные финансовые институты, первый из которых входит в систему ООН, а второй имеет очень тесные с ней отношения, превращаются в финансовые институты глобального научно-технологического и инновационного развития.

Далеко не случайно то, что дискуссии о новом экономическом порядке находят свое продолжение в дискуссиях о контурах нового технологического миропорядка; формирование этого порядка становится результатом деятельности государств, международных организаций и иных участников технологического развития и обмена, например ТНК.

В переходе к новому глобальному технологическому порядку, представляющему собой институционализацию международного научно-технологического развития и обмена, ключевая роль должна принадлежать ООН как особому субъекту международного права. Вполне понятно, что в данной сфере недопустима институциональная и нормативная инерция. Можно видеть, как быстро растет и совершенствуется институциональная среда научно-технологического и инновационного развития на национальном (США, Франция, Германия, Япония и т. д.) и региональном (ЕС) уровнях. Можно констатировать, что ООН в целом эффективно реагирует на проблемы нормативного и инфраструктурного обеспечения мирового научно-технологического развития не только на универсальном, но и на региональном и национальном уровнях. Иными словами, ООН — это не только форум, где обсуждается глобальная повестка дня, в том числе касающаяся научно-технологического развития и обмена, но и площадка для поисков эффективных решений назревших вопросов.

ООН принадлежит лидерство в формулировке глобальной повестки международно-правового регулирования научно-технологического развития и его целей в современных условиях. Об этом достаточно красноречиво свидетельствует деятельность Экономического и социального совета ООН (ЭКОСОС) и Комиссии по науке и технике в целях развития, которые осуществляют мониторинг приоритетных тем в области науки, технологий и инноваций, а также разрабатывают и осуществляют различные программы в сфере научно-технологического развития. ООН, будучи непосредственным участником МТТ и одновременно субъектом международного права, осуществляет формирование соответствующих норм и правил, на что обращается внимание в международно-правовой доктрине[3]. Представляется, что кодификация и прогрессивное развитие международного права в сфере МТТ необходимы для достижения целей ООН, которые выражают собой цели гармоничного существования и устойчивого развития мирового сообщества. Результатом правовой политики ООН выступает не только комплекс норм, затрагивающих процесс трансфера технологий, но и реальное положение дел с распространением технологий в современном мире.

Особенность правовой политики ООН заключается в связывании развития в области науки и технологий с решением других кардинальных проблем: достижение экономического роста, защита окружающей среды, развитие человеческого потенциала. Все это входит в цели деятельности ООН и ее специализированных учреждений в данной сфере. Это свидетельствует о том, что инновационное и технологическое развитие имеет функциональную роль и должно быть направлено на решение глобальных проблем современности, например, проблем бедности, коррелирующей технологической отсталости. Путь преодоления последней заключается в ускоренной разработке и передаче технологий на взаимовыгодных условиях. Программа развития ООН (ПРООН) постоянно призывает к расширению международных расходов на технологии для улучшения жизни людей и развитию человеческого потенциала. По логике ООН, научно-технологическое развитие должно быть нацелено на достижение Целей развития тысячелетия (MDGs), сформулированных на Саммите Тысячелетия в 2000 году и определяющих повестку дня для деятельности ООН в XXI веке[4]. В этом — особенность позиции ООН, которая закрепляет принципиальные установки государств—членов ООН.

Трансфер технологий имеет гуманитарную, экономическую и экологическую составляющие, которые тесным образом связаны между собой. Благодаря усилиям организационных структур ООН на универсальном, региональном и национальном уровнях перед технологическим развитием, включающем в себя не только разработку, но и трансфер технологий, ставятся «надэкономические» задачи. Таким образом, в деятельности организации прослеживается отход от идеи жесткой экономической предопределенности всех мировых процессов и обозначается понимание технологической детерминации в совокупности ее правовых и организационных аспектов. Поэтому заметно стремление направить научно-технологический обмен на достижение постэкономических перспектив. Это подтверждается тем, что научно-технологическое сотрудничество выходит за пределы только экономики и распространяется на культурный обмен и сферу трансграничных коммуникаций. ООН подходит к международному экономическому процессу, подчеркивая значимость науки и технологий в обеспечении устойчивого развития[5]. Обращает на себя внимание и то обстоятельство, что ООН исходит из решающей роли не только самых новейших, но и традиционных технологий в сфере сбалансированного использования окружающей среды, широко применяемых в развивающихся государствах.

Вполне очевидно, что ответственность ООН за положение дел в международном сотрудничестве в сфере науки и технологий в целях развития, в котором организация принимает самое непосредственное участие, находит свое продолжение в совершенствовании правового регулирования данных процессов и построении справедливого технологического миропорядка. По своей объективной природе процессы технологического обмена отличаются противоречивостью и характеризуются, с одной стороны, усилением кооперации, а с другой — конкуренцией и неравенством. Международно-правовое регулирование в этом контексте должно быть не просто достигающим на практике своих целей, но и эффективным в плане разрешения данных противоречий, что должно выражаться в смягчении неравенства и в усилении конструктивных начал конкуренции.

Одним из условий обеспечения справедливого технологического порядка является надлежащее и эффективное международно-правовое регулирование всех звеньев международного научно-технологического обмена. Вклад ООН в обеспечение данного условия является неоценимым. От ООН и ее структурных органов исходят документы, относящиеся к источникам мягкого права. Организация оказывает решающее воздействие на формирование глобального технологического правопорядка, внося огромный вклад в развитие теории и практики научно-технологического развития, сотрудничества и обмена. В частности, можно считать, что Конвенция по морскому праву 1982 года, по сути, кодифицирует в статьях 143, 144 и 165 передачу морских технологий. О кодификации передачи биотехнологий в сфере устойчивого использования и сохранения биоразнообразия свидетельствуют статьи 15—19 Конвенции ООН о биоразнообразии 1992 года. Всего же насчитывается около двадцати конвенций, принятых под эгидой ООН, в которых затрагивается регулирование передачи технологий. Помимо этого в систему источников регулирования трансфера технологий входят резолюции и декларации главных органов ООН — Генеральной ассамблеи, ЭКОСОС, а также кодексы и резолюции комиссий, агентств и учреждений, входящих в систему ООН. В частности, большой интерес представляют Критерии и руководящие принципы в отношении передачи морской технологии, утвержденные на XXII сессии Ассамблеи Межправительственной океанографической комиссии ЮНЕСКО в 2003 году. Таким образом, без ООН невозможно представить прогрессивное развитие международного права в данной сфере.

ООН выступает в качестве института, осуществляющего управление инновационными процессами в современном мире на универсальном уровне. Организацию можно воспринимать в качестве наднационального органа. Однако это только тенденции. Как отмечают некоторые ученые, ООН — «это не форма “мирового правительства”, как некоторые могут думать. Это организация 192 суверенных наций»[6]. Однако это не мешает проявлению тенденций превращения ООН в сосредоточие глобального управления транснациональными проблемами при одновременной более полной реализации данных тенденций в будущем[7]. Если обратиться к позиции Российской Федерации, то наша страна выступает за сохранение ООН и усиление ее роли, но без придания ей наднационального статуса. Действительно, полномочия ООН должны быть расширены, но организация, воспринимающаяся не просто как площадка для обсуждения глобальных проблем представителями государств, а как самостоятельный институт, не может решить за государства проблему обеспечения их устойчивого технологического развития и проблему баланса технологического прогресса в современном мире. На наш взгляд, на состояние дел в мировом технологическом обмене вполне можно распространить выводы, к которым приходят некоторые зарубежные авторы. Они обосновывают положение о том, что глобального правительства в действительности не существует, но формальные и неформальные институты глобального характера, практика и инициативы формируют глобальное управление, позволяющее вносить значительную долю стабильности и порядка в трансграничные вопросы. Однако пока что продолжает сохраняться значительный разрыв между текущими глобальными проблемами и их приемлемыми решениями[8]. Это означает, что ООН должна прилагать больше усилий к тому, чтобы обеспечивать координацию международно-правового сотрудничества в рассматриваемой сфере. Поэтому актуальными остаются мысли Н.Б. Крылова о том, что «потенциальные возможности ООН велики, но не безграничны. Она не является какой-то самодовлеющей силой или мировым сверхправительством. Ее позиция отражает соотношение сил в мире»[9].

ООН на сегодняшний день — это весьма сложная и многогранная организация. Координация и сотрудничество государств и иных субъектов научно-технологической деятельности осуществляется на уровне многочисленных учреждений и программ (Всемирный банк, ПРООН, ЮНИДО, ЮНЕСКО, ЮНКТАД, ЮНЕП, МАГАТЭ и др.), заключающих с государствами и международными организациями договоры о сотрудничестве. Поэтому совершенно верно еще в советской науке выводы о месте и значении ООН в международном научно-технологическом развитии и сотрудничестве делались на основе анализа деятельности в данном направлении каждого специализированного учреждения, входящего в систему Объединенных Наций[10].

Следует напомнить, что эффективное регулирование технологического, культурного и научного обмена является одной из основных целей современного международного права. Чем обусловлена в данном контексте предметная компетенция ООН? Если обратиться к Уставу организации, то одной из задач, связанной с ее деятельностью, является содействие международному экономическому и социальному сотрудничеству (ст. 55). Цели в данной предметной сфере обозначены достаточно кратко и сжато, поэтому требуют дополнения и конкретизации, что вполне можно отнести к процессу совершенствования международно-правового регулирования научно-технологического обмена.

Предложения по изменению основополагающих норм Устава ООН для его адаптации к современным реалиям выдвигались давно. На наш взгляд, наиболее оптимальным является способ, указанный в отечественной науке и заключающийся в принятии постатейных протоколов к Уставу[11]. Помимо этого представляется важным обеспечение баланса в направлениях и целях деятельности ООН. В период холодной войны сложились два подхода к целям деятельности ООН. Западные государства настаивали на таком пересмотре Устава ООН, чтобы организация в результате занималась в основном экономическими и техническими проблемами; страны социалистического лагеря настаивали на том, что главная задача ООН — это поддержание международного мира и безопасности[12]. Действительно, ООН в лице Совета Безопасности несет главную ответственность за поддержание международного мира. По причине значимости данных функций ООН в зарубежной международно-правовой доктрине также большое внимание уделяется деятельности ООН по проведению миротворческих мероприятий[13]. Вместе с тем, если внимательно проанализировать преамбулу Устава ООН, то станет понятно, что объединение сил народов для поддержания международного мира и безопасности является инструментом обеспечения прав и свобод человека и социального прогресса. Также Устав предусматривает осуществление международного сотрудничества в решении международных проблем экономического, социального, культурного и гуманитарного характера (п. 3 ст. 2). Понятие безопасности сегодня расширяется, поэтому можно говорить об ответственности ООН за поддержание международной технологической безопасности, равно как можно вести речь и об осуществлении международного сотрудничества в решении международных проблем научно-технологического характера, являющихся составной частью современных экономических, социальных и других проблем. Об этом говорится в целом ряде международно-правовых документов по правам человека. Одновременно с этим Устав предписывает ООН развивать сотрудничество, быть его координатором, а также заботиться о развитии международного права (п. 1 ст. 13). Представляется, что основная миссия ООН в наши дни — это координация международного сотрудничества в целях развития государств на основе использования достижений науки и техники на благо человечества. По сравнению со ст. 1, ст. 55 Устава более специфична, ибо делает акцент на необходимости имплементации ст. 1 и на обязательстве ООН и его членов содействовать повышению уровня жизни и полной занятости населения в условиях экономического и социального развития (п. «а»), решению различных проблем в сфере экономики, здравоохранения, культуры, образования (п. «b»).

Международно-правовое положение ООН определяет не только ее активную политику в сфере международного трансфера технологий, но и стремление привнести в него универсальные международно-правовые ценности и принципы. Итогом строгого соответствия трансфера технологий общепризнанным нормам и принципам международного права должно стать достижение баланса технологического развития стран и регионов. Трудно представить ситуацию, когда все государства мира будут находиться на одном уровне технологического развития и обладать сходным инновационным потенциалом. Более реалистичной является перспектива существования лидеров, однако идея сохранения целостности мирового сообщества исключает непреодолимый технологический разрыв. К сожалению, диспропорции в распределении не только энергетических, но и технологических ресурсов — это реальный показатель современного международного сообщества. Однако ООН посредством прогрессивного развития международно-правового регулирования трансфера технологий прилагает все усилия к тому, чтобы оказывать воздействие на глобальные процессы технологического обмена через внесение в них корректирующего начала. Это проявляется в наличии в международных соглашениях общих норм и принципов международного права. На наш взгляд, перед ООН в целом стоят следующие задачи в области управления трансферными процессами: 1) обеспечение сбалансированного развития регионов мира в технологическом аспекте; 2) обеспечение правового режима передачи конкретных технологий (ядерных, биологических, информационных, сельскохозяйственных и др.), поддержание и развитие международного правопорядка в сфере МТТ; 3) обеспечение связи ММТ с соблюдением прав человека. Именно эти аспекты определяют статус ООН в структуре современных технотрансферных процессов.

В своей деятельности в сфере мирового научно-технологического и инновационного развития ООН исходит из того, что современная мировая экономика предполагает интенсивную интеграцию в сфере разработки и освоения новых технологий. Хотя мировой рынок технологий сформировался и обозначились его лидеры, имеются диспропорции в технологическом, а следовательно, экономическом и социально-культурном развитии. Лицо современного мира определяется конкурирующими высокотехнологичными производствами и обществами. Одновременно повысилась потребность научно-технического сотрудничества в эффективном международно-правовом регулировании. Смысл такого регулирования заключается не только в создании режима взаимной выгоды, а тем более в закреплении односторонних преимуществ, но и в решении глобальных задач и реализации общечеловеческих интересов. Это невозможно осуществить без поддержания режима сотрудничества, нацеленного на широкие перспективы.

Деятельность ООН в сфере МТТ является диверсифицированной. От учреждений ООН исходит технологический трансфер в форме помощи, который направлен прежде всего на развитие инновационно-технологических систем в развивающихся государствах. ООН осуществляет различные программы технологической помощи развивающимся странам, нуждающимся в технологических ресурсах. В качестве примера можно привести деятельность Международного центра в Триесте по науке и наукоемким технологиям (ICS), входящего в ЮНИДО. Центр обладает мандатом по содействию исследованиям, ведущимся на национальном уровне, по распространению знаний путем повышения квалификации, по поддержке научных институтов, а также по трансферу научных технологий в развивающиеся страны.

Особенностью ООН как участника МТТ является то, что организация ответственна за развитие и распространение именно перспективных технологий. Большое внимание уделяется технологиям, которые способствуют преодолению отсталости и в доступе к которым нуждаются соответствующие страны и регионы. Согласно идеологии ООН важную роль в сокращении бедности могут сыграть информационно-коммуникативные технологии. В условиях формирования технократической культуры особого внимания заслуживают вопросы, связанные с оценкой соответствия разрабатываемых и внедряемых технологий потребностям развития общества и личности. В частности, помимо проблемы преодоления бедности перед мировым сообществом стоит проблема преодоления голода и недоедания. ЮНКТАД подготовила Доклад за 2010 году «Укрепление продовольственной безопасности в Африке за счет науки, техники и инновационной деятельности», в котором подчеркивается важность разработки и передачи современных биотехнологий[14].

Следует выделить те потребности, на удовлетворение которых должен быть ориентирован трансфер соответствующих технологий: физиологические потребности, гармонизация человеческой деятельности с окружающей средой, улучшение окружающей среды, повышение стандартов здравоохранения, увеличение занятости. Иначе говоря, современный уровень развития человечества требует вовлечения новых технологий, которые способствовали бы решению проблем, возникших на предыдущих этапах. Непреходящей ценностью остаются технологии социального назначения, в частности, строительные, аграрные, энергосберегающие. ООН не только содействует передаче технологий, но и выступает «точкой роста» новых технологий и технологических возможностей, поддерживая программы по их разработке. В частности, ООН вносит огромный вклад в создание единого ИКТ-пространства, преодоление цифрового разрыва, обеспечение нормативного регулирования сети Интернет. Важной вехой на этом пути явился Всемирный саммит по вопросам информационного общества (2003 г.).

В целом ООН содействует реализации потребности мирового сообщества в гармоничном, сбалансированном на глобальном уровне технологическом развитии в целях обеспечения международной безопасности. При этом ООН учитывает необходимость дальнейшего совершенствования коммерческих форм трансфера технологий, внося свой вклад в совершенствование международно-правовой охраны и защиты интеллектуальной собственности, а также способствуя формированию мирового рынка прав на результаты интеллектуальной деятельности.

Важно отметить, что сотрудничество ООН и государств по предоставлению технологической помощи предполагает передачу технологий не просто в целях их использования, а в целях развития стран и регионов. Это означает осуществление политики по вовлечению стран и регионов в сотрудничество по разработке необходимых технологий, что предполагает отход от одностороннего обмена, чреватого технологической зависимостью. В сущности, это нацелено на обеспечение не только реализации права государств, личности и народов на использование достижений научно-технической революции, но и на осуществление их неотъемлемого права на участие в научно-технологическом прогрессе. Подобное участие выражается в содействии со стороны ООН становлению и развитию национальных инновационных систем, в придании импульса суверенному научно-технологическому развитию. Создавая атмосферу глобального партнерства в научно-технологической сфере, ООН осуществляет институционализацию не только передачи, но и разработки, использования технологий, т. е. задействует все звенья технологического обмена. Ценность ООН как участницы МТТ состоит в том, что она выработала и использует инструментарий для решения как глобальных, так и региональных технологических проблем. Это еще раз подчеркивает важность проводимой ею политики.

Дискуссии о реформировании ООН, в частности приуроченные к различным памятным датам[15], затрагивают и интересующую нас сферу деятельности. Реформирование самой главной международной организации предполагает изменение универсальных механизмов управления трансферными процессами. Вряд ли возможен переход к справедливому мировому технологическому порядку без ООН, вне того универсально-институционального уровня, который представляет данная организация. Такой порядок предполагает обеспечение доступа к высоким технологиям, модернизацию и технологическое перевооружение производства на основе новых наукоемких технологий. Усилия ООН в развитии международного научно-технологического сотрудничества представляются важным аргументом в пользу дальнейшего существования данной организации.

Сама деятельность ООН в сфере построения нового международного технологического правопорядка нуждается в повышении эффективности и определенной реорганизации. Это касается учреждений, которые либо непосредственно специализируются на трансфере технологий и их правовом регулировании, либо так или иначе затрагивают в своей деятельности подобные аспекты. Необходимо добиваться оптимального взаимодействия их с государствами и другими международными организациями, повышения эффективности проектов. Это предполагает максимально полное использование интеллектуальных финансовых ресурсов. Таким образом, можно высказать идею о существовании системы критериев для оценки состояния, эффективности и действенности работы ООН в данном направлении, чтобы затем выявить возможности для оптимизации. Речь идет прежде всего об эффективности взаимодействия специализированных учреждений ООН, а также вырабатываемых международно-правовых средств.

Предполагаемое или уже осуществляющееся реформирование должно быть направлено не на разрушение, а на более полную реализацию проекта, в соответствии с которым ООН является центром по эффективной реализации действий по организации взаимовыгодного обмена технологиями в целях развития. По сути это означает, что ООН, деятельность которой сопряжена с поощрением и развитием уважения прав человека, оказывает содействие полному и эффективному осуществлению права народов и человека на использование достижений науки и техники. Это право предусмотрено в ст. 15 Международного пакта о гражданских и политических правах и в других международных правовых актах. Одновременно с этим ООН, учитывая возможное негативное влияние научно-технического прогресса на общество, права и свободы человека, должна при воздействии на международно-правовое регулирование МТТ исходить именно из ориентации его на обеспечение прогресса.

В условиях неравномерной глобализации особенно важна универсальная позиция, которую занимает ООН. Ее специализированные органы занимаются не просто координацией научно-технического сотрудничества, а институциональным обеспечением трасфера и его главного результата — технологий. Важное значение имеет соответствие уровня и порядка технологического обмена задачам развития мирового сообщества в целом. Иными словами, на ООН возложена миссия по определению основных тенденций развития в сфере технологического сотрудничества и оценке их актуальности. Неравномерное распространение технологических знаний и наличие технологической отсталости вносит напряженность в существование мирового сообщества на этапе, когда именно технологии предопределяют уровень экономического развития и решение тех или иных социальных проблем.

Важнейшим вопросом, которому ООН уделяет значительное внимание, является передача технологий развивающимся государствам. Это один из наиболее сложных элементов МТТ, по которому ООН предлагает целую серию решений[16]. Как известно, ст. 4 Декларации об установлении нового экономического порядка обязывает развитые страны предоставлять развивающимся странам доступ к достижениям современной науки и техники, содействовать передаче технологий и одновременно созданию местной технологии. В статье 13 Хартии экономических прав и обязанностей государств закреплено, что все государства должны сотрудничать в целях развития научно-технической инфраструктуры. Речь идет о предоставлении особого режима развивающимся странам в области передачи технологий. Следует отметить, что доступ к технологиям — это право, признания которого добились развивающиеся государства в своем стремлении добиться закрепления общих обязательств и конкретных механизмов передачи технологий на международных форумах. Кардинальную роль в этом процессе сыграла III Конференция по морскому праву, выработавшая общие и специальные положения о передаче морских технологий. Вместе с тем передача технологий даже на льготных условиях не будет способствовать развитию, если в странах будет отсутствовать не только научно-технологическая инфраструктура, но и надлежащий уровень грамотности и знаний. Поэтому ООН берет на себя миссию по некоммерческой диффузии знаний по всему миру. В качестве формы выбрана передача знаний путем обучения. Этим занимается Институт ООН по обучению и исследованиям (ЮНИТАР).

Подводя итоги, следует акцентировать внимание на нерешенных проблемах международно-правового регулирования МТТ. В их число входит выработка и дальнейшая имплементация правил в сфере передачи технологий, которые должны быть обязательными для всех государств. Данные правила должны предусматривать взаимовыгодные условия трансфера технологий в целях всеобщего развития. Помимо этого следует указать на необходимость правового регулирования международного сотрудничества по созданию и передаче технологий в целях решения не только имеющихся, но и будущих глобальных проблем. Выработка современных правовых форм сотрудничества, предполагающих заключение лицензионных соглашений с минимальными ограничениями и пределами использования передаваемых технологий, а также формирование справедливого технологического порядка и разработка международно-правовых инструментов эффективной технологической помощи предполагают координацию действий всех государств на уровне ООН.

 

Библиография

1 Global Knowledge Networks and International Development. Ed. by D. Stone, S. Maxwell. — L.; N.Y., 2005. Р. 106—122.

2 См.: Зябкин А.И. Организация Объединенных Наций (ООН) — универсальная международная организация общей компетенции. — М., 2008.

3 The United Nations and International Law. Ed. by Ch. Joyner. — Cambridge, 1997. P. 252—253.

4 См.: Mingst K., Karns M. The United Nations in the Twenty-First Century. 3rd ed. — Boulder; Oxford, 2006.

5 United Nations Today (Basic Facts About the United Nations). — N.Y., 2004. P. 169.

6 Fasulo L. An Insider’s Guide to the UN. 2nd ed. — New Haven; L., 2009. P. 5.

7 См.: Weiss Th. G., Forsythe, Coast P. The United Nations and Changing World. 4th ed. — Boulder; Oxford, 2004. Р. 323.

8 См.: Weisse Th., Thakur R. Global Governance and the UN: An Unfinished Journey. — Indiana, 2010.

9 Крылов Н.Б. Основные направления деятельности СССР в ООН // СЕМП: 1984 г. — М., 1986. С. 131.

10 См., например: Маркушина В.И. ООН и международное научно-техническое сотрудничество. — М., 1983.

11 См.: Морозов Г.И. ООН: полвека в мировом сообществе. — М., 1995. С. 19.

12 См.: Федоров В.В. К вопросу о повышении эффективности ООН // СЕМП: 1985 г. — М., 1986. С. 200.

13 См., например: Meisler St. United Nations: The First Fifty Years. — N.Y. P. 332—340; Thakur R. The United Nations, Peace and Security. — Cambridge, 2006.

14 http://www.un.org/ru/unctad/globalization.shtml

15 См.: Малеев Ю.Н. ООН — 60 лет. Сколько еще? // Международное право. International Law. 2005. № 3(23). С. 54—95; Серегин Н.С. К 60-летию Организации Объединенных Наций // Право и политика. 2005. № 10. С. 94—97; Капустин А.Я. Организация Объединенных Наций и развитие международного права (к 60-летию ООН) // Вестн. РУДН. Сер. «Юридические науки». 2005. № 2(18). С. 81—95.

16 См.: The Least Developed Country. Report 2007: Knowledge, technological Learning and Innovation for Development. — N.Y., 2007.