Рецензия на: Улетова Г.Д. Проект федерального закона «Об исполнительной деятельности частных судебных приставов-исполнителей». — СПб.: издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2006. — 173 с. 

Т.В. ТВЕРДОВА,
замзавкафедрой частноправовых дисциплин Международного университета, руководитель адвокатского кабинета № 159 Адвокатской палаты Московской области
 
Авторский законопроект «Об исполнительной деятельности частных судебных приставов-исполнителей» разработан  завкафедрой гражданского процесса и трудового права Кубанского государственного университета, членом рабочей группы  по разработке проекта Исполнительного кодекса Российской Федерации профессором Г.Д. Улетовой.
 
Сразу хотелось бы заметить, что в книге опубликован ряд положительных и весьма конкретных аргументированных откликов на авторский проект Г.Д. Улетовой: заключение старшего научного сотрудника Саратовского филиала Института государства и права РАН, доцента кафедры гражданского процесса Саратовской государственной академии права С.Ф. Афанасьева; заключения доцента кафедры гражданского процесса юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета М.З. Шварца, адвоката Краснодарской краевой коллегии адвокатов В.А. Машанкина. Есть и конкретные поправки к проекту, предложенные заместителем руководителя Главного управления ФССП России по Краснодарскому краю Е.Е. Капориной.
Кроме того, в книгу включены экспертные оценки судебных приставов-исполнителей, а также итоги анкетирования судебных приставов-исполнителей Краснодарского края за 2002—2005 гг. В приложении приводится анкета опроса респондентов, подготовленная рабочей группой по разработке проекта Исполнительного кодекса РФ и содержащая 59 вопросов, и сравнительная таблица итогов анкетирования.
Автором проведено исследование основных причин неэффективности системы принудительного исполнения документов, а также причин нарушения сроков исполнения.
Безусловно, все это — солидный материал, обладающий убедительным потенциалом в пользу концепта законопроекта Г.Д. Улетовой. Тем не менее у многих причастных к гражданскому процессу и исполнительному производству сомнения относительно введения в исполнительное производство фигуры частного судебного пристава-исполнителя остаются.
Дело в том, что идея  законопроекта не укладывается в рамки традиционного отечественного правопонимания, что вполне естественно для менталитета поколений представителей советской юридической науки.
Сторонники проекта могут возразить, что закон принимается на будущее, хотя и с учетом ретроспективы. Автор законопроекта обоснованно учитывает новые тенденции в современном правопонимании, но несколько иначе определяет законодательство об исполнительной деятельности частных судебных приставов-исполнителей, чем ее предшественники — исследователи системы законодательства об исполнительном производстве.
«Статья 4. Законодательство об исполнительной деятельности частных судебных приставов-исполнителей.
1. Законодательство об исполнительной деятельности частных судебных приставов-исполнителей основывается на Конституции Российской Федерации и состоит из настоящего Федерального закона, Федерального закона “Об исполнительном производстве”, других федеральных законов, принимаемых в соответствии с указанными федеральными законами, нормативных правовых актов Правительства Российской Федерации и иных федеральных органов исполнительной власти, регулирующих указанную деятельность.
2. Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью законодательства Российской Федерации, регулирующего исполнительную деятельность частных судебных приставов-исполнителей. Если международным договором Российской Федерации устанавливаются иные правила, чем предусмотренные настоящим Федеральным законом, Федеральным законом “Об исполнительном производстве”, то применяются правила международного договора.
3. Постановления Конституционного суда Российской Федерации, постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации и Высшего арбитражного суда Российской Федерации, в том числе совместные, по вопросам исполнительного производства, постановления Европейского суда по правам человека, в которых дано толкование положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод, касающихся исполнения судебных решений, являются составной частью законодательства Российской Федерации об исполнительном производстве, регулирующего исполнительную деятельность частных судебных приставов-исполнителей.
4. Принятый в порядке, предусмотренном настоящим Федеральным законом, Кодекс профессиональной этики частного судебного пристава-исполнителя устанавливает обязательные для каждого частного судебного пристава-исполнителя правила поведения при осуществлении профессиональной исполнительной деятельности, а также основания и порядок привлечения частного судебного пристава к ответственности».
Принципиальным является определение природы взаимоотношений между институтом частных судебных приставов-исполнителей и государством (ч. 1 ст. 3 проекта): «Профессиональное сообщество частных судебных приставов-исполнителей является институтом гражданского общества и не входит в систему органов государственной власти и органов местного самоуправления».
Заслуживает внимания и поддержки система принципов, на которых должна основываться деятельность частных судебных приставов-исполнителей (ч. 2 ст. 3 проекта): «Частные судебные приставы действуют на основе принципа законности, независимости, самоуправления, корпоративности, платности услуг, гуманности, неприкосновенности частной жизни, уважения чести и достоинства должника при применении мер принудительного исполнения, обязанности исполнения исполнительного документа, сочетания активности (инициативности) взыскателя и активности (инициативности) частного судебного пристава-исполнителя, приоритета добровольного исполнения содержащихся в исполнительном документе требований, а также принципа равноправия частных судебных приставов-исполнителей; обязаны обеспечить соблюдение минимальных гарантий правовой защиты сторон исполнительного производства в соответствии с Конституцией Российской Федерации, общепризнанными принципами и нормами международного права, международными договорами Российской Федерации, настоящим Федеральным законом, иными федеральными законами».
Учитывая, что Россия — социальное правовое государство, заслуживает поддержки установление категорий граждан по исполнению исполнительных документов, которым следовало бы оказывать помощь в осуществлении их прав безвозмездно.
Подробно регламентированы права и обязанности частного судебного пристава-исполнителя, детально разработан  вопрос о его статусе (статьи 19—22 проекта).
Надо согласиться с автором в том, что эффективности исполнительного производства будет способствовать введение таких должностей, как помощник и стажер частного судебного пристава-исполнителя (статьи 25 и 26 проекта).
Вопросы, связанные со страхованием, направлены на обеспечение должных гарантий лицам, обратившимся к частному приставу-исполнителю за исполнением судебного или иного исполнительного документа.
По этому поводу очень верно пишет С.Ф. Афанасьев в своем заключении на проект: «К особо значимым можно отнести правила о страховании риска собственной профессиональной имущественной ответственности частного судебного пристава-исполнителя, возникающей вследствие нарушения условий заключенного с взыскателем договора об оказании юридической помощи при исполнении требований, содержащихся в исполнительном документе. Надлежащая норма об имущественной  ответственности, как показывает практика, существенным образом повышает заинтересованность  в качестве проводимой работы и оказания услуг в рамках взаимных обязательств».
Проект Г.Д. Улетовой позволяет в случае положительного к нему отношения законодателя  на переходный период предусмотреть существование на вариативной основе систем государственного и частного исполнительного производства. Наиболее убедительным аналогом такого успешного сосуществования может служить, пожалуй, пример современного российского нотариата, где при всех сложностях модель либерального небюджетного нотариата, в принципе, вполне себя оправдала. При этом, безусловно, остаются, а также  возникают и некоторые новые организационные, законодательные, кадровые проблемы, над которыми продолжается тщательная непрерывная работа, ориентированная на максимальное соответствие требованиям к правоприменению, правоохране и защите прав граждан и организаций в правовом государстве.
Не идеализируя проект одного автора, — подобные законопроекты требуют усилий коллективов специалистов — надо признать, что в целом он должен быть отмечен как оригинальное значительное произведение, уникальное по научной смелости. Проект без преувеличения является научным прорывом, заслуживающим положительной оценки безотносительно к его дальнейшей судьбе.
Как известно, судьба законопроектов далеко не всегда предсказуема и зависит порой от факторов, которые с научных и практических позиций не относятся к определяющим. Отсюда — длительный, затяжной характер прохождения ряда проектов. Но как бы то ни было, заслуга автора в том, что мимо этого законопроекта законодатель «не пройдет». Тем более что автором всесторонне изучен и учтен законодательный и правоприменительный опыт действия частно-
правовой модели организации исполнительного производства в ряде стран, включая Францию, Грецию, Италию, Бельгию, Нидерланды.
Научная разработка проблемы исполнения судебных решений частными судебными приставами  является также достойным ответом на некоторые замечания в адрес нашей правоприменительной системы относительно ее отставания от насущных задач действительности. Имеются в виду прежде всего удручающе низкие показатели исполнения решений судов и других органов,  в результате чего защищенное судом право реально остается нарушенным.