Л.С. ДАНИЛОВА,

соискатель кафедры финансового, банковского и налогового права Саратовского юридического института МВД России,

Н.А. ГРОМОВ,

доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ

 

Универсальность знаний специалиста состоит в том, что он, как и эксперт, обладает специальными знаниями[1] в области науки, техники, промышленного производства, других отраслей человеческой деятельности[2]. Например, специалист — это:

· криминалист, помогающий следователю при осмотре места происшествия обнаружить отпечатки пальцев рук человека, грамотно снять их, применяя специальные приспособления, и упаковать способом, исключающим в будущем возможные кривотолки и жалобы о подмене изъятых вещественных доказательств;

· судебный медик, помогающий при осмотре трупа внести в протокол следственного действия те характерные признаки, которые будут необходимы судмедэксперту для ответов на традиционные вопросы (о времени наступления смерти, ее причинах, характере смертельных телесных повреждений и др.);

· сапер, помогающий при обыске обнаружить с помощью металлоискателя тщательно спрятанное оружие и боеприпасы;

· водолаз, способный обследовать дно глубокого водоема при следственном осмотре и обнаружить, что там находится;

· знаток предметов искусства;

· знаток наркотических средств и психотропных веществ;

· бухгалтер, помогающий при выемке отобрать нужные финансовые, банковские и бухгалтерские документы[3].

Предмет деятельности любого специалиста в области науки, техники, искусства или ремесла — это, согласно ч. 1 ст. 58 УПК РФ, привлечение его к участию в процессуальных действиях в порядке, установленном УПК РФ, для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в профессиональную компетенцию специалиста.

Специалист должен обладать не только специальными знаниями, но и навыками их применения[4].

В УПК РФ отсутствует регламентация случаев, когда использование специальных знаний в форме заключения специалиста недопустимо. В этот перечень должны быть включены следующие случаи:

1) требуется обязательное проведение судебной экспертизы в соответствии со ст. 196 УПК РФ;

2) необходим такой метод исследования, как наблюдение лица в стационаре (прежде всего при психиатрических исследованиях);

3) источник происхождения материала, представленного для исследования, не может быть установлен;

4) при сборе материалов требуется получение сравнительных образцов путем проведения процессуального действия в соответствии со ст. 202 УПК РФ;

5) при проведении исследования необходимо применение разрушающих методов, которые могут уничтожить или изменить представленные для исследования материалы (например, документы на бумажных или электронных носителях);

6) по тем или иным причинам специалисту не может быть представлен для исследования материал надлежащего качества и в необходимом объеме[5].

Специалист, подобно эксперту, играет в уголовном процессе существенную роль. Он также вправе давать заключение и показания по уголовному делу. Закон (п. 3.1 ч. 2 ст. 74 УПК РФ) признает заключение и показания специалиста в качестве самостоятельных видов доказательств по уголовному делу[6].

В литературе, однако, высказывается и иная точка зрения, согласно которой процессуальная функция и деятельность специалиста не тождественны процессуальной функции и деятельности эксперта, суть которой заключается в выработке ответов на основе специальных исследований, чаще всего научных. В отличие от экспертизы, наблюдения специалиста по ходу следственного действия не являются исследованием, а выводы, которые он может сделать, основываясь на своих специальных познаниях и установленных в ходе следственного действия фактах, в теории доказательств однозначно расцениваются как консультации, не имеющие доказательственного значения и не подлежащие фиксации в процессуальных документах[7]. Понятие «суждение», которым пользуется законодатель для характеристики таких консультативных высказываний (ч. 3 ст. 380 УПК РФ), имеет другое значение, нежели сведения или фактические данные, которые образуют главный признак понятия доказательства по уголовному делу (ч. 1 ст. 74 УПК РФ). Понятие «суждение» способно увести правоприменителей в область предположений, несовместимых с понятием «доказательство».

Исходя из этих же посылок следует относиться и к показаниям специалиста на допросе, которому он, по смыслу ч. 4 ст. 80 УПК РФ, может быть подвергнут. Согласно тексту этой статьи «показания специалиста — сведения, сообщенные им на допросе об обстоятельствах, требующих специальных познаний, а также разъяснения своего мнения». Упоминание в одном ряду понятий «сведения» и «разъяснения своего мнения» с теоретических позиций не позволяет отнести подобные показания к числу доказательств. На мнениях судебный приговор основан быть не может[8].

Однако данная точка зрения противоречива, поскольку, наряду с заключением и показаниями эксперта, значение самостоятельного доказательства теперь придается заключению и показаниям специалиста. Первое определяется как суждение по вопросам, поставленным перед специалистом сторонами. Это нововведение еще не имеет научного объяснения[9]. Между тем отличительная особенность заключения специалиста в том, что в нем содержится и имеет доказательственное значение новое знание, полученное путем логических умозаключений. Именно логические выводы с использованием специальных познаний — главная и необходимая часть доказательства6[10].

Однако выработка специалистом заключения не отягощена теми детальными процедурными условиями, которые предусмотрены для производства экспертизы. Недооценка надлежащей научной проработки предложений об изменении и дополнении УПК РФ породила трудности в процессе правоприменения закона. Дело в том, что в УПК РФ (ч. 4 ст. 80) предмет познаний специалиста сформулирован без учета общего нормативного понятия доказательств (ч. 1 ст. 74), оторван от обстоятельств, подлежащих установлению (ст. 73), и носит отвлеченный характер[11]. Эти проблемы ждут своего разрешения не только в научном, но и в правотворческом аспекте. Тем более что спонтанное, теоретически не обоснованное появление нового доказательства в уголовном процессе усложняет судебно-следственную практику, требуя предельной осторожности и осмотрительности в применении[12].

Данные критические позиции не лишены позитивного содержания, ибо понятие «суждение» в русском языке — это мнение, заключение, а в логике — форма мышления, представляющая собой сочетание понятий, из которых одно (предикат) определяет и раскрывает содержание другого (субъекта)[13]. В отличие от суждения, «сведение» — это знание, представление о чем-нибудь либо познание в какой-нибудь области, а также известие, сообщение[14].

Поскольку в ст. 74 УПК РФ сформулировано так называемое двойственное понятие доказательств: с одной стороны, это сведения, с другой — их процессуальные источники[15], суждение как вид доказательств или процессуальный источник в статье не предусмотрен.

Полагаем, чтобы исключить возможность увода правоприменителей в область предположений, несовместимых с понятием доказательства,  части 3 и 4 ст. 80 УПК РФ нужно изложить в следующей редакции:

«3. Заключение специалиста — представленные в письменном виде сведения о фактах, относящихся к проблемам науки, техники, искусства или ремесла, по вопросам, поставленным перед специалистом сторонами.

4. Показания специалиста — сведения о фактах, сообщенные им на допросе об обстоятельствах, требующих специальных познаний в области науки, техники, искусства или ремесла, полученные в соответствии с требованиями статей 53, 168, 271 настоящего Кодекса».

Структура заключения специалиста в ч. 3 ст. 80 УПК РФ отсутствует. По сложившейся практике, заключение специалиста в настоящее время выполняется очень кратко, без описания применявшихся методов, что, безусловно, будет затруднять его оценку как самостоятельного доказательства. При этом используются разные названия полученного документа: справка специалиста, акт специалиста и др.

В литературе высказывалась точка зрения, что заключение специалиста должно быть составлено по аналогии с заключением эксперта. Полагаем, однако, что эта точка зрения нуждается в уточнении, так как пробел в законе при помощи аналогии не устраняется, а преодолевается; правоприменитель получает разовую возможность разрешить конкретный случай, а пробел все равно остается, пока не будет восполнен законодательным путем.

Необходимо разработать унифицированный бланк заключения специалиста, структура которого должна включать вводную, описательную и резолютивную части[16]. Вводная часть должна содержать наименование, дату, место составления заключения, фамилию следователя и его звание, по какому делу составлено заключение; описательная часть должна иметь фабулу дела, обстоятельства, требующие специальных знаний для дачи заключения специалиста, ссылки на статьи УПК РФ; резолютивная часть должна включать решение о привлечении специалиста, указание, кому поручается дача заключения специалиста, формулировку вопросов, выносимых на разрешение, материалы дела, представляемые в распоряжение специалиста, выводы. Выводы должны отражать ответы специалиста на поставленные сторонами вопросы и их научное обоснование; они могут выражаться в рекомендациях об обеспечении сохранности следов преступления в зависимости от давности расследуемого события, технических средств, позволяющих выявлять и фиксировать слабо видимые следы, и т. п.

Выводы специалиста могут быть положительными или отрицательными, категоричными или вероятными. Если специалист не может ответить на поставленные сторонами вопросы, он должен отказаться от проведения исследования.

 

Библиография

1 Специальными признаются знания, которые не относятся к числу общедоступных и массово распространенных, иными словами, такие знания, которыми обладают только специалисты; сфера таких знаний обширна — от ядерной физики до кустарного изготовления // Безлепкин Б.Т. Справочник адвоката по уголовному процессу. — М., 2004. С. 120.

2 См.: Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Уголовный процесс. — СПб.: Питер, 2004. С. 160.

3 См.: Безлепкин Б.Т. Уголовный процесс: Учеб. — М., 2004. С. 206.

4 См.: Махов В.Н. Специалист // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.В. Мозякова. — М., 2002. С. 165.

5 См.: Александров А.И. Иные участники уголовного процесса // Уголовный процесс. Общая часть: Учеб. / Под ред. В.З. Лукашевича. — СПб., 2004. С. 169.

6 См.: Седова Т.А. Заключение и показания специалиста // Уголовный процесс России: Общая часть.— СПб., 2004. С. 262.

7 См.: Теория доказательств в советском уголовном процессе / Отв. ред. Жогин. — М., 1973. С. 705.

8 См. там же. С. 206—207.

9 См.: Безлепкин Б.Т. Справочник адвоката по уголовному процессу. С. 121.

10 См.: Овсянников И. Заключение и показания специалиста // Законность. 2005. № 7. С. 35.

11 См.: Божьев В.П. Изменение УПК РФ — не всегда средство его совершенствования // Законность. 2005. № 8. С. 3.

12 См.: Безлепкин Б.Т. Справочник адвоката по уголовному процессу. С. 121.

13 См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. — М., 2003. С. 764.

14 См. там же. С. 688.

15 См.: Зажицкий В.И. Новые формы доказательственного права и практика их применения // Российская юстиция. 2003. № 7. С. 45.

16 См.: Громов Н.А., Зайцева С.А., Гущин А.Н. Доказательства, их виды и доказывание в уголовном процессе. — М., 2006. С. 51.