О.И. ЧЕПУРНОВ,

кандидат юридических наук, доцент РАГС при Президенте РФ

 

В статье сделана попытка осмысления категории  "эффективности судебной власти". Автором определяются  критерии эффективности, как судебной власти, так и правосудия, а также судебной системы Российской Федерации.

Ключевые слова:  правосудие, судебная власть,  система,  ветвь власти, процесс, эффективность.   

 

 Questions of judicial authority efficiency.

O.Chepunov

 

 In the article the attempt at understanding of such category as "judicial authority efficiency" is made. The author defines the criteria of efficiency as justice, and also judicial system of Russian Federation.

Keywords: justice, Judicial authority, authority branch, system, efficiency.

 

Особая роль и место в системе органов государственной власти  любого демократического правового государства принадлежат судебной власти. Это объясняется тем, что основная функция судебной власти — осуществление правосудия, которое не может выполняться иными органами власти кроме судов, в этом состоит гарантия независимости суда по обеспечению  демократических принципов судопроизводства, гарантии прав и свобод граждан.

Интерес к проблемам становления судебной власти Российской Федерации являются  предметом обсуждения многих специалистов и исследователей[1]  и научно-практических конференций[2].

Понятие «суд» и «правосудие» в российской юридической науке исследовались значительно раньше, чем понятие соединяющая их в единое целое — «судебная власть»[3], но  российская правовая наука в настоящее время только лишь приближается к пониманию феномена «судебной власти» во всей его глубине, сложности и многообразии. По справедливому  мнению  Л.А.Воскобитовой: «…все обозначенные подходы выражают лишь внешнюю сторону характеристики судебной власти, а потому, понятно, они являются недостаточными, так как не объясняют, почему эта деятельность является властью, в чем же состоит ее властная природа»[4].

Следует согласиться с М.Н.Марченко, что «…среди нерешенных проблем судебной власти в настоящее время по-прежнему остаются вопросы, касающиеся общего понятия судебной власти, определения ее юридической природы и характера, установления свойственных судебной власти как родовому явлению и соответствующему ему понятию признаков и черт, вопросы определения характера и особенностей взаимоотношения судебной власти с другими ветвями государственной власти»[5].

Действующее российское законодательство  определяет понятия «судебная власть» как «судебную систему» (ст. 118 Конституции РФ), которая осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства. Власть реализуется посредством судопроизводства, т.е. урегулированной процессуальным законом деятельности суда по конкретному делу, состоящей из разрешения дела по существу, а также в решении иных правовых вопросов, возникающих в ходе процессуальной деятельностью. И проявляется она в специфической форме властного вмешательства государства в конфликтную ситуацию в социуме особом властном воздействием государства на участников конфликта, отношения между ними. В процессе такого вмешательства (воздействия) государство вступает с участниками конфликта, а равно с третьими лицами в многочисленные и разнообразные властные отношения. Подавляющая часть этих властных отношений возникает и существует как правовые отношения. Они порождают у государства (в том числе и в лице суда), прочих участников процесса, состояние взаимоотношений  связанное с их правами и обязанностями.

Сущностными характеристиками судебной власти являются:

—одна из составляющих (ветвей) государственной власти;

— обладает  признаками  свойственными  власти в управлении социумом;

—носит частноправовой и публично-правовой характер;

—проявляется в правоприменительной и правотворческой сфере;

—опосредуется в правосудии (процессах), его результатах (судебных актах).

Свойствами судебной власти являются:

а) независимость — при рассмотрении конкретных дел органы судебной власти руководствуются только действующими законами и не зависят от субъективных влияний отдельных граждан и групп граждан, включая представителей других ветвей власти;

 б) процессуальный порядок деятельности — процедуры рассмотрения конкретных дел, принятия по ним решений определяются только законами и только до начала судебных разбирательств; 

в) равенство перед законом и судом — равенство граждан и других субъектов судебного разбирательства обеспечивает справедливое и не предвзятое применение законов;

г) определенность процесса — по любому делу всегда может быть принято окончательное и однозначное решение.

Конституционные основы судебной власти можно рассмотреть в виде двух групп зафиксированных в Конституции Российской Федерации:

—во-первых, это общие конституционные положения об организации и деятельности государственной власти, в том числе и судебной ее составляющей (ст. ст. 1, 2, 4, 8, 10, 11, 15, 71, 72, 76, 104 Конституции РФ); 

—во-вторых, в конституционных положениях (гл. 7 Конституции РФ), касающиеся специфики организации и функционирования судебной составляющей государственной власти.

Судебную власть  можно характеризовать как системную совокупность специальных государственных органов, наделенных  конституционно-правовыми  правомочиями  по урегулированию вопросов отнесенных к их компетенции, возникающих при применении права и их реализации судами путем конституционного, гражданского, уголовного, административного и арбитражного судопроизводства, с соблюдением процессуального порядка и  сроков, создающих гарантию законности и справедливости судебных решений, и осуществления иных  правоустановленных полномочий.

Понятие «эффективность судебной власти» в юридической литературы  является довольно  дискуссионным. По справедливому мнению Н.А. Колоколова, «в качестве характеристики судебной власти изначально мы имеем как бы исходную материально-правовую субстанцию «суд», овеществленную в конкретных органах государственной власти — судах, и производную от этого процессуально-правовую субстанцию материального характера «правосудие» как одну из многих форм государственного регулирования общественных отношений»[6]. 

В юридической литературе продолжается полемика о сущности правосудия, различные авторы считают необходимым включать в определение правосудия разное количество характеристик, совокупность которых отражает, по их мнению, сущность правосудия. Признаки, так или иначе, помогает раскрыть сущность правосудия, однако перечень признаков всегда можно расширить за счет ряда подробностей. Поскольку не существует общего определение правосудия, то, следовательно, можно говорить только о  наличии общих целевых установок правосудия по конкретным  категориям дел.  Правосудие — деятельность,  направленная на достижение результата и цели.  Можно согласиться с мнением И.Л. Петрухина, что без  четкого определения  правосудия невозможным исследовать проблему эффективности судопроизводства[7], так как эффективность  —оценка результативности в достижении цели. В вопросе определения понятия «эффективность правосудия» среди правоведов  нет единой точки зрения, распространение  получила точка зрения, согласно которой к таким общим целевым установкам относятся защита прав и законных интересов граждан, организаций, муниципальных образований, органов государственной власти и органов местного самоуправления, иных органов и должностных лиц[8]. Указанные  целевые установки правосудия, отражая его функциональное назначение, предопределяют специфику сущностных характеристик судебных актов, в которых правосудие объективируется.

По нашему мнению, приемлемую трактовку выразил А.В.Цихоцкий, что  эффективность правосудия… есть способность (свойство) правосудия как вида осуществляемой судом в установленной законом процессуальной форме государственной деятельности по рассмотрению и разрешению конкретных судебных дел с вынесением по ним законных, обоснованных и справедливых постановлений обеспечивать при определенных условиях достижение социально значимых целей[9]. Эта способность характеризуется отношением фактически достигнутого уровня целей правосудием,  к  уровню,  нормативно установленному законом социальной справедливости. Мера эффективности правосудия органически связана с основными его функциями. Представляется, что понятие «эффективность правосудия», а тем более ее критерии должны конструироваться исходя из задач, определенных Основным законом.  Для того чтобы государство обеспечивало комплексное осуществление права на судебную защиту, правосудие должно отвечать требованиям справедливости, компетентности и эффективности, а также комплексно охватывать ту сферу правовой действительности, в которой может быть совершено правонарушение.

Из сказанного следует сделать вывод о том, что к определению понятия «эффективность  правосудие», необходимо подходить с системных позиций, при которых организационная и процессуальная деятельность судебной системы, регулирующая ее нормы, рассматривается как единое целое  установление, функционирующее в интересах достижения заранее запланированной социально-политической цели.  Так как  «система» в процессе функционирования выступает как целостное образование, в котором между  структурой и функциями существует взаимосвязь и взаимообусловленность.  В этой связи следует согласиться с Ю.Г. Марковым, который утверждает, что «функция реализуется структурой и объясняется с помощью структуры»[10].

Говоря об эффективности правосудия,   необходимо отметить, что,  прежде всего,  в понятие эффективности правосудия  входят следующие элементы: задачи правосудия; деятельность судов по их достижению; результаты этой деятельности. Причем достижение результатов правосудия связано не только с деятельностью судов (судей). В ней  принимают участие  и стороны (истец, ответчик в гражданском судопроизводстве; прокурор и адвокат — в уголовном; заявитель и государство — в конституционном и административном). В то же время в основе правосудия лежит не их деятельность, а деятельность именно суда (судьи), как центральной фигуры судопроизводства.

Эффективность правосудия рассматривается в узком его понимании, когда речь идет о выполнении судами задач по рассмотрению и разрешению конкретного дела.  И о понятии эффективности правосудия в широком смысле, когда речь заходит о вкладе судебной власти в достижение целей государства в целом[11]. Эффективность судебной деятельности при осуществлении правосудия может быть оценена, прежде всего, по уровню соблюдения судами  процессуальной формы в процессе судопроизводства.

Следует заметить, что в последнее время задаются оценочные характеристики не судебной власти, а именно правосудию, особенно это отражено в решениях Международного Суда по правам человека и Постановлениях Конституционного суда РФ. Как справедливо отметили А.В. Цихоцкий и А.К. Черненко, «…правосудие осуществляется согласно с общим политическим строем государства,… вот почему принципы организации правосудия тесно связаны с общими началами государственного устройства и являются логическим их продолжением»[12]. При этом нельзя забывать, что  перед судебной властью поставлены и иные цели. К их достижению направлена не только деятельность судов, рассматривающих конкретные дела, но и всего государственного механизма, многих других правовых и социальных институтов. Из  этого следует, что категория «судебная власть» гораздо более широкое понятие, чем «правосудие», поскольку первая призвана выполнять в обществе функции не только по осуществлению правосудия, но и иные, направленные на повышение эффективности деятельности судебной власти, а также и судебной системы. К таким направлениям относятся доступность правосудия и исполнения судебных решений, а также взаимодействие судебной власти в системе органов государственной власти.

Эффективность судебной власти можно рассматривать в ракурсе эффективности государственной власти — как одной из ее ветви.  По нашему мнению можно говорить об эффективности судебной власти, где эффективностью выступает функцией эффективности правосудия или обеспечения режима правоотношений отвечающих конституционно-правовым демократическим стандартам защиты прав и свобод граждан и юридических лиц, общественного и  государственного правопорядка. И критерии оценки эффективности судебной власти — это соотношение между фактическим социальным результатом и целями, отражающими объективные потребности социального заказа социума  при минимальных затратах времени, средств, сил и условий минимизации негативных явлений.

Судебная система  рассматривается как совокупность судебных органов и учреждений, непосредственно обеспечивающих их деятельность, объединенных единством принципов и задач, руководствующихся едиными правовыми основами,  включая конституционных (уставных) суды в единую судебную систему Российской Федерации, действующих на территории Российской Федерации. Правовую основу построения и функционирования отечественной судебной системы формируют Конституция РФ и Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г. № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации», в котором (ст. 3)  провозглашено единство судебной системы.

Перед судебной системой ставиться задача  обеспечения  баланса в реализации  эффективности правосудия всеми органами судебной власти (судами) в соответствии с целевыми установками социально-общественного заказа.

Иными словами,  эффективности системы  органов судебной власти обусловливается предметно-функциональными  показателями, по обеспечению осуществления правосудия, если правосудие эффективно, то и эффективна система судебной ветви власти.

Критериальные оценки правосудия  могут быть различные, их можно классифицировать:

а) определение эффективности правосудия  способом  статистических данных;

 б) эффективности правосудия определяется   самим обществом, международными организациями через СМИ;

 в) оценка эффективности правосудие на основе комплекса экспертных оценок.

Широкая формулировка  цели правосудия не позволяют с большой точностью  определить его эффективность, поскольку в достижении этих целей участвует не только суд, но и другие государственные органы. Излишне узкое определение целей правосудия способно снять с суда часть «социальной нагрузки», которую обязано нести правосудие, и, следовательно, также таит опасность искаженного представления о степени его эффективности. Обобщая  научные работы в этом направлении, и анализируя  оценочные варианты эффективности правосудия  можно прийти к выводу, что при современном развитии науки невозможно определить  точный вклад судебной подсистем в эффективность   системы органов государственной власти, но при этом,  то, что эта величина одна из основополагающих   нет сомнений.

По мнению  В.П. Лукина, «обеспечение конституционного права граждан на судебную защиту во многом зависит от эффективности деятельности судов, от гарантий доступа к правосудию тех лиц, чьи права нарушены или оспорены. Право на судебную защиту реализуется через совокупность процессуальных средств, обеспечивающих справедливое правосудие и эффективное восстановление нарушенных прав. Таким образом, важнейшим направлением совершенствования системы правосудия являются меры по обеспечению доверия общества к судебной власти»[13].

В заключение можно сделать вывод, что  оценка эффективности деятельности  конкретных судов производится, прежде всего, по оценки выполнения  функций правосудия. Следовательно, эффективность правосудия  показатель стремления к конечному результату, но не сам результат, а правильности, точности направления к нему. Необходимо отказаться от привычного понимания ее как простого отношения или коэффициента. Смысл эффективности правосудия  выражается в уверенности каждого члена нашего общества на обязательное доступное, квалифицированное, демократичное, справедливое, по мере возможного быстрое рассмотрением его вопроса  судом.

Эффективность  деятельность российской системы судебной власти по нашему мнению можно определить устойчивостью и доверием к режиму правоотношений в функционировании совокупности судебных органов и учреждений как  единой судебной системой Российской Федерации.

Оценочными  критериями при определении эффективность судебной системы  могут служить  блоки: 

а) независимости судебной власти: самостоятельность суда как института власти, и независимость судей как носителей власти;

б) доступности судебной системы, (подразумевающий наличие условий для беспрепятственного, максимально быстрого обращения граждан к услугам правосудия);

в) быстрое, справедливое и качественное рассмотрения дел;

г) строгое соблюдение процессуальной формы.

Эффективность судебной системы  нельзя рассматривать в отрыве от системы органов государственной власти России. Критерии ее эффективности — реализация задач бесперебойного и качественного  правосудия, а также соответствие ее представлениям граждан о демократических принципах  организации.

 

Библиография

1 См. например: Савицкий В.М. Организация судебной власти в Российской Федерации. — М., 1996;  Становление судебной власти в обновляющейся России / Под ред. Б.Н. Топорнина. — М., 1997; Ржевский В.А., Чепурнова Н.М. Судебная власть в Российской Федерации: Конституционные основы организации и деятельности. — М., 1998; Бойков А.Д. Третья власть в России: Очерки о правосудии, законности и судебной реформе 1990—1996 гг. — М., 1997; Стецовский Ю.И. Судебная власть: Учеб. пособие. — М., 1999 и др.

2  См. например: Судебная реформа: Итоги, приоритеты, перспективы: Материалы конференции (науч. доклад). № 47. — М., 1997; Скворцова Ю.В. К решению вопроса о применении норм гражданского и земельного права в регулировании отношений, складывающихся по поводу земельных участков // Судебная реформа в современной России и ее влияние на укрепление судебной власти: Научно-практическая конференция. 6 февраля 2004 г. — СПб., 2004; Выстропова А.В. Развитие конституционного правосудия в Российской Федерации // Материалы Всероссийской конференции «Конституционные основы судебной власти» — М., 2004; Решетникова И.В. Международные тенденции развития судов // Судебная власть в Российской Федерации: проблемы и перспективы развития: Материалы научно-практической конференции. — Екатеринбург, 2005, и др.

3 См., напр.: Колоколов Н.А. Судебная власть: о сущем феномена в логосе. — М., 2005. С. 84:  Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. — СПб., 1996. С. 7; Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 36. С. 197; Вышинский А.Я., Ундриевич В.С. Курс уголовного процесса. Т. 1. — М., 1936. С. 22; Суд и правосудие в СССР / Под ред. Б.А. Галкина. —М., 1981. С. 15.

4 Воскобитова Л.А. Сущностные характеристики судебной власти. — Ставрополь, 2003. С. 83.

5  Марченко М.Н. Судебное правотворчество и судебное право. — М., 2007. С. 8.

6 Цитата по: Байкин И.М. «Судебная власть», «правосудие» И «Судопроизводство» как правовые категории // Мировой судья. 2008. № 9. С. 12.

7 Петрухин И.Л., Батуров Г.П., Морщакова Т.Г. Теоретические основы эффективности правосудия (по уголовным делам). М., 1979. С. 17.

8 См.: Мельников А.А. Правовое положение личности в советском гражданском процессе. М., 1969. С. 21 - 25; Он же. Конституция СССР и проблемы судебного права // Проблемы совершенствования гражданского и уголовно-правового законодательства в свете решений XXV съезда КПСС и новой Конституции СССР. Вильнюс, 1979. С. 126; Семенов В.М. Суд и правосудие в СССР. 2-е изд. М., 1984. С. 20.

9 См.: Цихоцкий А.В. Теоретические проблемы эффективности правосудия по гражданским делам. — Новосибирск, 1997. С.152-154.

10 Марков Ю.Г. Функциональный подход в современном научном познании. —Новосибирск, 1982. С. 20.

11 См.: Цихоцкий А.В. Указ. раб. С. 143.

12 Цихоцкий А.В., Черненко А.К. Судебная власть в условиях действия новой Конституции. — М., 1995. С. 24.

13 Цит. по: Фоков А.П. Уполномоченный по правам человека о задачах судебной системы и о защите прав человека и гражданина//Российский судья.  2006. № 9. С.  3.