(по материалам судебной и правоприменительной практики)
 
В.В. СПАССКАЯ,
кандидат исторических наук, начальник Управления координации правового обеспечения надзора и контроля в сфере образования Рособрнадзора
 
Человек, чье право на образование нарушено, может потребовать у государства защиты. С этой целью он на основании права на подачу обращений (ст. 33 Конституции РФ) может прибегнуть к помощи административных и судебных органов, органов прокуратуры, а также Уполномоченного по правам человека в РФ. Из всех этих способов наиболее действенный — судебная защита.
 
Материалы судебной практики свидетельствуют, что граждане активно пользуются своим конституционным правом на судебную защиту, т. е. обжалуют в суд решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц (ч. 2 ст. 46 Конституции РФ), повлекшие за собой нарушение их прав, свобод и законных интересов в сфере образования. Закон РФ от 27.04.1993 № 4866-1 «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» (далее — Закон об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан) регулирует порядок обращения граждан в суд, за исключением тех случаев, когда жалобы касаются действий (решений), проверка которых отнесена законодательством к исключительной компетенции Конституционного суда РФ или в отношении которых законодательством предусмотрен иной порядок судебного обжалования (ст. 3). В любом случае у гражданина имеется возможность обратиться с жалобой, заявлением или за разъяснением в суд.
Граждане видят причину нарушения своих образовательных прав, как правило, в несовершенстве законодательства в области образования и обращаются в суды не за защитой конкретного права, а с просьбой о проверке конституционности законодательных норм, а также об отмене норм подзаконных актов. Из практики Конституционного суда РФ и конституционных (уставных) судов субъектов Федерации известны случаи обращения граждан с заявлениями о проверке конституционности тех или иных положений законодательства в области образования.
В 1996 году в Конституционный суд РФ поступило обращение с просьбой о проверке конституционности п. 3 ст. 5 Закона РФ от 14.07.1992 № 3266-1 «Об образовании» (далее — Закон об образовании). Заявитель полагал, что установленная этой нормой гарантированность бесплатного получения только первого высшего образования противоречит ч. 3 ст. 43 и ч. 1 ст. 7 Конституции РФ.
Конституционный суд РФ в определении от 22.05.1996 об отказе в принятии к рассмотрению жалобы А.Ю. Цицулина как не соответствующей требованиям Федерального конституционного закона от 21.07.1994 № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» отметил, что жалоба не отвечает критерию допустимости по смыслу ст. 97 этого закона, так как по существу оспариваемая в ней норма говорит не о конституционном праве на получение высшего образования, а регулирует только вопросы оплаты второго и последующего высшего образования.
Частым поводом для обращения в Конституционный суд РФ или в уставные суды субъектов Федерации является просьба о проверке конституционности законодательных норм, регулирующих право граждан на свободный выбор языка обучения.
Особого внимания заслуживает обращение в Конституционный суд Республики Коми с просьбой о проверке конституционности ч. 4 ст. 6 Закона Республики Коми от 19.11.1996 № 64-РЗ «Об образовании». Заявительница полагает, что эта норма в части обязательного изучения языка коми в школах Коми нарушает конституционное право ее сына на свободный выбор языка обучения, и просит признать положение Закона не соответствующим ст. 27 Конституции Республики Коми. Поводом для подачи обращения послужило нежелание сына заявительницы, ученика 3-го класса школы № 1 г. Емвы, изучать язык коми по причине отсутствия квалифицированных педагогов и соответствующих учебников.
Рассмотрев обращение по существу, Конституционный суд Республики Коми принял постановление от 22.05.2002 по делу о проверке конституционности ч. 4 ст. 6 Закона Республики Коми «Об образовании» (в ред. от 27 февраля 1998 г.) в связи с жалобой Л.И. Колтыриной, в котором указал, что норма ч. 4 ст. 6 Закона Республики Коми «Об образовании» не противоречит Конституции Республики Коми в части обязательного изучения языка коми как предмета во всех имеющих государственную аккредитацию общеобразовательных учреждениях Коми в соответствии с государственными стандартами. На основании норм международного и российского права Конституционный суд Республики Коми в постановлении дал исчерпывающий ответ на вопрос, почему норма ч. 4 ст. 6 Закона Республики Коми «Об образовании» не нарушает Конституцию Республики Коми. В постановлении отмечается, что «развитие полноценной личности невозможно в отрыве от окружающей среды, без познания исторических корней народа, его культурной самобытности, элементом которой является язык. Родители, не способствующие познавательному процессу ребенка в этой сфере или ограничивающие ребенка в познавательном процессе, ущемляют его интересы, которые могут возникнуть в будущем… Родители ребенка должны способствовать получению образования в полном объеме образовательных программ, установленных государственными стандартами».
Родители не всегда способны наилучшим образом обеспечить интересы ребенка. В нашем примере на страже законных интересов обучающихся выступил Конституционный суд Республики Коми, отказав в удовлетворении жалобы заявительницы. Очевидно, что проблема отсутствия квалифицированных педагогических кадров и необходимых учебников по предмету должна решаться не путем признания неконституционности тех или иных положений законов. Если родителей ребенка не устраивает качество преподавания предмета как не соответствующее уровню государственных стандартов либо действия работников образовательного учреждения нарушают законные права и интересы ребенка, родители в целях защиты интересов ребенка могут обратиться с соответствующей жалобой в суд общей юрисдикции.
Существует проблема, связанная с изучением национальных языков для граждан, проживающих на территории субъектов Федерации, например отсутствие квалифицированного педагога и соответствующих учебников. Но есть и другая проблема: при очевидной необходимости изучения национальных языков имеет место серьезная учебная перегрузка, наступающая в результате одновременного изучения двух-трех языков, не считая обязательного иностранного, вводимого в соответствии с государственным образовательным стандартом общего образования со 2-го класса школы. Стремление обеспечить свободное владение всеми этими языками приводит к уменьшению учебного времени, выделенного для других предметов регионального и даже федерального компонента образовательного стандарта.
Эта проблема поднята в жалобе С.И. Хапугина, поданной им в Конституционный суд РФ в интересах несовершеннолетнего сына.
Заявитель оспаривал конституционность положений законодательства Татарстана, обязывающих учащихся общеобразовательных учреждений с русским языком обучения изучать в большом объеме татарский язык, что, по его мнению, ограничивает возможность углубленного изучения иных предметов учебного плана, а также освоения дисциплин по выбору (факультативно). Тем самым, по утверждению заявителя, граждане России, проживающие в Татарстане, ставятся в неравное положение в реализации права на образование по сравнению с проживающими в других субъектах Федерации, чем нарушаются гарантии права, закрепленные в ст. 43 Конституции РФ во взаимосвязи с ее ч. 2 ст. 6, ч. 3 ст. 17, ч. 2 ст. 19 и частями 2 и 3 ст. 55.
В постановлении Конституционного суда РФ от 16.11.2004 № 16-П по делу о проверке конституционности положений п. 2 ст. 10 Закона Республики Татарстан «О языках народов Республики Татарстан», ч. 2 ст. 9 Закона Республики Татарстан «О государственных языках Республики Татарстан и других языках в Республике Татарстан», п. 2 ст. 6 Закона Республики Татарстан «Об образовании» и п. 6 ст. 3 Закона РФ «О языках народов Российской Федерации» в связи с жалобой С.И. Хапугина и запросами Государственного совета Республики Татарстан и Верховного суда Республики Татарстан отмечалось, что содержащееся в п. 2 ст. 10 Закона Республики Татарстан «О языках народов Республики Татарстан», ч. 2 ст. 9 Закона Республики Татарстан «О государственных языках Республики Татарстан и других языках в Республике Татарстан» и п. 2 ст. 6 Закона Республики Татарстан «Об образовании» нормативное положение, устанавливающее, что татарский и русский языки как государственные языки Татарстана в общеобразовательных учреждениях и учреждениях начального и среднего профессионального образования изучаются в равных объемах, не противоречит Конституции РФ, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу в системе нормативного регулирования предполагает, что изучение татарского языка должно осуществляться в соответствии с установленными федеральным законодательством федеральными государственными образовательными стандартами и не препятствовать прохождению итоговой аттестации, выдаче документа о получении основного общего образования и получению образования более высокого уровня.
Несмотря на то что нормы федерального законодательства, регламентирующие право граждан на свободный выбор языка обучения, соответствуют международным стандартам и создают надлежащую правовую основу для реализации этого права, императивное звучание этих норм ограничивается реальными возможностями их практического применения. Соответствующие международным стандартам нормы должны получить работающий правовой механизм, который позволил бы обеспечить их реализацию, в том числе избегая ограничения других образовательных прав.
Ограничение или нарушение образовательных прав граждан может быть допущено из-за несовершенства норм подзаконных актов. Согласно ГК РФ защита гражданских прав может осуществляться в том числе путем признания недействительным нормативного акта государственного органа (ст. 12). В этом случае согласно ст. 27 ГПК РФ по первой инстанции дела рассматриваются Верховным судом РФ.
В 1999 году Верховный суд РФ защитил право граждан на поступление в аспирантуру, признав незаконными пункты 38 и 71 Положения о подготовке научно-педагогических и научных кадров в системе послевузовского профессионального образования в Российской Федерации, утвержденного приказом Минобразования России от 27.03.1998 № 814. Заявитель посчитал, что нормы Положения существенно ограничивают его право, а также право других обучающихся на получение послевузовского образования, поскольку условием подачи заявления в аспирантуру либо прикрепления в качестве соискателя является приложение диплома государственного образца.
Верховный суд РФ усмотрел в оспоренных нормах серьезное нарушение права на получение послевузовского образования. Жалоба заявителя была удовлетворена на том основании, что выпускники высших образовательных учреждений, не имеющих государственной аккредитации (и соответственно права выдавать дипломы государственного образца), считаются специалистами с высшим образованием, а потому согласно федеральному законодательству имеют право на получение послевузовского образования (см. решение Верховного суда РФ от 01.09.1999 № ГКПИ 99-563).
Решение суда было оставлено в силе определением Кассационной коллегии Верховного суда РФ от 12.10.1999 № КАС 99-273. Нормы, ограничивавшие право граждан на поступление в образовательное учреждение с целью получения послевузовского образования, были изменены в соответствующей части (см. приказ Минобразования России от 16.03.2000 № 780 «О внесении изменений в Положение о подготовке научно-педагогических и научных кадров в системе послевузовского профессионального образования в Российской Федерации»).
…Заявителю, обратившемуся с жалобой о признании недействительной ч. 2 п. 10 Порядка приема в государственные образовательные учреждения высшего профессионального образования (высшие учебные заведения), утвержденного приказом Минобразования России от 24.02.1998 № 500, как нарушающей законное право гражданина на поступление в образовательное учреждение было отказано в принятии заявления. Судья Верховного суда РФ отказал в рассмотрении жалобы на том основании, что заявитель обратился по поводу защиты конкретного права, связанного с поступлением в образовательное учреждение.
Кассационная коллегия Верховного суда РФ отменила определение Верховного суда РФ об отказе в рассмотрении жалобы и направила дело на новое рассмотрение в Верховный суд РФ по первой инстанции. Такое решение вынесено на том основании, что заявитель настаивал на защите своего права именно путем признания недействительным нормативного правового акта в соответствующей его части (см. определение Кассационной коллегии Верховного суда РФ от 06.07.1999 № КАС 99-134).
Известен случай обращения гражданина в Верховный суд РФ по поводу защиты нарушенного права его дочери на получение общего образования в пределах государственных образовательных стандартов.
Заявитель настаивал на защите права на получение общего образования в пределах государственных образовательных стандартов путем признания незаконными приказов Минобразования России от 05.03.2004 № 1089 «Об утверждении федерального компонента государственных образовательных стандартов начального общего, основного общего и среднего (полного) общего образования» и от 09.03.2004 № 1312 «Об утверждении федерального базисного учебного плана и примерных учебных планов для образовательных учреждений Российской Федерации». По мнению заявителя, незаконность оспариваемых актов состояла в том, что они изданы за пределами компетенции Минобразования России и ненадлежащим образом зарегистрированы.
Судебное решение по делу вынесено не было. Судья Верховного суда РФ отказал в рассмотрении заявления по существу в связи с неподсудностью суду, так как оспариваемые приказы по своей форме не являются нормативными правовыми актами согласно Правилам подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации, утвержденным постановлением Правительства РФ от 13.08.1997 № 1009.
Заявитель не стал оспаривать решение в Кассационной коллегии Верховного суда РФ и обратился в Тверской районный суд г. Москвы, компетентный рассматривать вопрос о незаконности ненормативных актов. Дело было принято к рассмотрению, однако заявитель не являлся на судебные заседания. В результате федеральный судья Тверского районного суда принял решение об оставлении дела без рассмотрения и вопрос о законности приказов Минобразования России не получил правовой оценки. Между тем вынесение того или иного судебного решения по делу способствовало бы разъяснению возникшей ситуации, в котором заинтересованы не только конкретный заявитель и его несовершеннолетняя дочь, но и другие обучающиеся.
Случаи из практики Конституционного суда РФ, конституционных (уставных) судов субъектов Федерации и Верховного суда РФ являются примерами опосредованной защиты образовательных прав граждан при помощи отмены или изменения норм и положений законодательства в области образования, нарушающих или ограничивающих субъективные права граждан. Для восстановления нарушенных прав и законных интересов или непосредственной защиты своих прав гражданам следует обращаться в уполномоченные органы исполнительной власти, осуществляющие надзор за исполнением законодательства, либо непосредственно в суды общей юрисдикции.
В соответствии с Законом об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан, жалобы граждан в связи с нарушением их гражданских прав, в том числе права на образование и связанных с ним прав, рассматриваются судами общей юрисдикции по правилам гражданского судопроизводства (ст. 6). Согласно ч. 3 ст. 38 ГПК РФ это предполагает наделение истца (гражданина) и ответчика (государственного органа, органа местного самоуправления, учреждения, предприятия, должностного лица и т. п.) равными процессуальными правами и обязанностями. Закон об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан, в развитие ч. 1 ст. 56 ГПК РФ устанавливает, что процессуальная обязанность документального доказывания законности обжалуемых решений или действий (бездействия) возлагается на ответчика, а истец освобождается от обязанности доказывания незаконности этих решений или действий (бездействия), но обязан доказать факт нарушения своих прав и свобод. Такой порядок обеспечивает твердую позицию гражданина в качестве полноправного участника юридического процесса и способствует активному обращению граждан в суды с целью защиты своих гражданских прав, связанных в том числе с реализацией права на образование.
Практика судов общей юрисдикции свидетельствует о сравнительно невысокой активности обращения граждан в суд за защитой своих образовательных прав: жалобы в суд на действия администрации общеобразовательных учреждений являются исключением. Между тем при проведении проверок уполномоченными органами государственной власти деятельности образовательных учреждений выявляются массовые нарушения образовательных прав граждан. Так, проверки организации приема в высшие образовательные учреждения показывают, что эти учреждения ставят дискриминационные условия приема граждан в зависимости от места жительства, пола, состояния здоровья (например, для лиц с ограниченными возможностями здоровья), незаконно вводят плату за оформление документов. В нарушение законодательства в области образования высшие образовательные учреждения проводят платные конкурсы и олимпиады для выпускников общеобразовательных учреждений, результаты которых рассматриваются как результаты вступительных испытаний.
Распространено нарушение принципа бесплатности основного общего образования. Право граждан на бесплатное образование нередко нарушается посредством взимания с родителей «вступительных» и других «взносов» на различные нужды образовательного учреждения, установления платы за учебные курсы в пределах образовательной программы и т. д. Как отмечается в Специальном докладе Уполномоченного по правам человека в РФ «Права человека и модернизация российского образования» 2006 года, «особенностью» современного образовательного процесса является коррупция. «Поборы и злоупотребления утвердились на всех уровнях российской образовательной иерархии»; «нередко они носят латентный характер». Помимо взимания «взносов», «широко практикуются переэкзаменовки на коммерческой основе».
В уполномоченные органы управления образованием поступает множество обращений граждан, касающихся нарушения образовательными учреждениями закрепленного в Конституции РФ принципа общедоступности общего образования. Так, лиц, не имеющих гражданства России, не допускают к государственной (итоговой) аттестации или отказывают в выдаче документа государственного образца об основном общем или о среднем (полном) общем образовании. Иногда образовательные учреждения умышленно нарушают установленные требования к качеству образования, в том числе не в полном объеме реализуют основные образовательные программы, а также не соблюдают установленные законодательством в области образования нормативные сроки освоения образовательных программ в образовательных учреждениях, требования государственных образовательных стандартов.
Результаты тестирования нередко показывают низкий уровень знаний обучающихся, воспитанников; особенно это характерно для филиалов высших образовательных учреждений. Так, по результатам проверок высших образовательных учреждений, проведенных Рособрнадзором в ряде субъектов Федерации в 2005 году, в каждом третьем образовательном учреждении обнаружены нарушения государственного образовательного стандарта и лицензионных требований. Характерными нарушениями являются деятельность образовательных учреждений без лицензий на право ведения образовательной деятельности или по просроченным лицензиям, наличие лицензии или свидетельства о государственной аккредитации без соответствующих приложений. Одно из наиболее значимых нарушений законодательства в области образования — выдача неаккредитованными образовательными учреждениями документов государственного образца об уровне образования и (или) квалификации.
Законодательство в области образования несовершенно. Правовые нормы, закрепляющие права граждан в сфере образования, в том числе права обучающихся и воспитанников образовательных учреждений, а также законодательные положения, устанавливающие обязанность органов государственной власти и образовательных учреждений исполнять требования, установленные законодательством в области образования, не подкрепляются санкциями за их нарушение или невыполнение. Отсутствуют нормы, устанавливающие форму ответственности образовательных учреждений, нарушающих права граждан, обучающихся и воспитанников.
Кроме того, не регламентированы важнейшие образовательные процедуры (прием, государственная итоговая аттестация, обучение по индивидуальному учебному плану и т. п.), что существенно ограничивает возможности граждан добиться защиты своих нарушенных прав в суде. По мнению Н. Розиной, судебное разбирательство по поводу нарушенных прав абитуриента на вступительных экзаменах в высшее образовательное учреждение «имеет нулевой эффект»[1].
Скорее исключением, чем правилом, выглядят обращения граждан в суд в связи с нарушением или ограничением права на поступление в образовательное учреждение, права на качественное образование в пределах государственных стандартов, права на отсрочку от службы в армии в период получения образования и других субъективных прав, вытекающих из права на образование. Однако некоторые случаи обращения граждан в суд за защитой своих прав заслуживают особого внимания.
В 2001 году в Ломоносовский районный суд г. Архангельска поступила частная жалоба на действия ответственного секретаря приемной комиссии Архангельского государственного технического университета по поводу отказа в приеме в вуз на внеконкурсной основе. Заявитель полагал, что имеет право на внеконкурсное зачисление в университет (при условии успешной сдачи вступительных экзаменов) в силу того, что по своему социальному статусу он относится к категории детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Судом достоверно установлен социальный статус заявителя, но жалоба оставлена без удовлетворения на том основании, что на момент поступления в университет возраст заявителя превышал 18 лет.
Заявитель опротестовал решение суда в вышестоящей инстанции на том основании, что к социальной категории принадлежат также граждане от 18 до 23 лет. Следовательно, заявитель в возрасте 20 лет имеет право на внеконкурсное зачисление в высшее образовательное учреждение, а пробел в Законе об образовании (п. 3 ст. 16) должен быть истолкован в его пользу, с тем чтобы не создавать неравных условий доступа к высшему профессиональному образованию для этой категории граждан. Тем не менее судебная коллегия по гражданским делам Архангельского областного суда оставила решение без изменения, а жалобу заявителя — без удовлетворения (см. определение судебной коллегии по гражданским делам Архангельского областного суда от 10.09.2001 № 33-2795).
В 2004 году пробел в Законе об образовании был ликвидирован. В соответствии с п. 3 ст. 16 право на внеконкурсное зачисление в высшее образовательное учреждение при условии успешной сдачи вступительных экзаменов в государственные и муниципальные образовательные учреждения среднего и высшего профессионального образования имеют в том числе лица в возрасте до 23 лет из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.
Право на образование может быть незаконно ограничено посредством призыва обучающихся на военную службу в нарушение права на отсрочку от службы в армии на период обучения в образовательном учреждении или организации, имеющих государственную аккредитацию. Несмотря на содержательное несовершенство ст. 24 Федерального закона от 28.03.1998 № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе», закрепляющей условия предоставления отсрочки от службы в армии, судам удается защищать соответствующее право граждан.
Судебная коллегия по гражданским делам Воронежского областного суда защитила законное право заявителя на отсрочку от военной службы в связи с обучением на дневном отделении Воронежского экономико-правового института, тем самым воспрепятствовав ограничению образовательных прав заявителя (см. определение судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 31.05.2001 № 33-1555).
Споры с участием субъектов образовательных отношений часто возникают в связи с причинением вреда обучающимся в процессе получения образования. Очевидно, что получение образования возможно только на основе соблюдения совокупности естественных и неотчуждаемых прав человека, важнейшими из которых являются права на жизнь и личную безопасность. Закон об образовании устанавливает ответственность образовательного учреждения за жизнь и здоровье обучающихся и воспитанников во время образовательного процесса, а также за нарушение их прав и свобод (п. 3 ст. 32).
Если несовершеннолетнему обучающемуся или воспитаннику во время его нахождения в сфере ответственности образовательного учреждения причинен вред (нанесены физическая травма, оскорбление и т. п.), родители потерпевшего могут и должны обратиться с жалобой в суд на действия образовательного учреждения. Последнее как ответчик может быть освобождено от ответственности, если докажет в суде, что вред причинен не по его вине. Только в этом случае в качестве ответчиков привлекаются родители несовершеннолетнего причинителя вреда или педагогические работники.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ определением от 14.01.2000 № 65-Вп99-8 отменила решение Биробиджанского городского суда и определение судебной коллегии по гражданским делам областного суда Еврейской автономной области как вынесенные с нарушением норм материального и процессуального права. Судебное дело возникло в связи с иском родителей ученицы средней школы № 1 г. Биробиджана к родителям ученика той же школы, толкнувшего девочку на перемене, в результате чего она упала и получила травму головы.
Заявители требовали возмещения затрат на приобретение лекарств и компенсации морального вреда. Несмотря на то что происшествие имело место во время образовательного процесса (в перерыве между занятиями), заявители не привлекли в качестве ответчика образовательное учреждение, в сфере ответственности которого находилась их дочь. Суд первой инстанции не привлек в качестве ответчика школу, которая несла ответственность за жизнь и здоровье пострадавшей ученицы, а также за действия малолетнего причинителя вреда. В этом Судебная коллегия Верховного суда РФ усмотрела существенное нарушение норм материального и процессуального права и определила отменить принятые по делу судебные решения и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
…Заявитель обратился в суд с иском к организации, на балансе которой находилось образовательное учреждение, в сфере ответственности которого пребывал малолетний потерпевший. Причиной обращения в суд явилось то, что ребенок заявителя во время пребывания в детском саду упал с горки и получил травму, в результате чего стал инвалидом и нуждался в санаторном лечении. Заявитель требовал компенсации морального вреда в силу того, что ответчик не обеспечил безопасные условия пребывания ребенка в детском дошкольном учреждении.
Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска в связи с отсутствием вины сотрудников детского сада в причинении травмы воспитаннику. Однако следующая судебная инстанция отменила решение суда первой инстанции по тем мотивам, что оно было вынесено без выяснения действительных обстоятельств дела, прав и обязанностей сторон, без надлежащей оценки имеющихся в деле доказательств. Это решение, в свою очередь, отменено постановлением президиума Самарского областного суда с оставлением без изменения решения суда первой инстанции об отсутствии вины ответчика в причинении истцу морального вреда. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ оставила в силе решение второй судебной инстанции по делу (Самарского областного суда), признавшей неправомерность отказа в удовлетворении иска заявителя.
В случае причинения морального и физического вреда обучающимся и воспитанникам во время их пребывания в сфере ответственности образовательного учреждения последнее должно нести ответственность за произошедшее, если при этом не доказана вина конкретных лиц. Если имеет место аморальный поступок, совершенный педагогическим работником, ответчиком должен выступать педагог. Совершение аморального поступка педагогом должно быть установлено в ходе дисциплинарного расследования, проведенного администрацией образовательного учреждения. Итоги дисциплинарного расследования могут быть представлены в суд в качестве доказательств.
Если обучающимся причинен вред в результате совершения педагогическим работником аморального поступка, судебные дела могут возникать не только по жалобам граждан и рассматриваться в рамках гражданского судопроизводства, но и возбуждаться прокуратурой и рассматриваться в рамках уголовного процесса.
Прокуратурой г. Рыбинска было возбуждено уголовное дело по факту истязания воспитанников детского дома-интерната директором. Дело было рассмотрено по существу в рамках уголовного судопроизводства. Подсудимый осужден по ч. 3 ст. 286 УК РФ на 5 лет лишения свободы условно с испытательным сроком 4 года. В то же время бывший директор детского дома-интерната, за которым закрепилось прозвище Зверь, по приговору суда не был лишен права заниматься педагогической деятельностью и в настоящее время преподает технологию труда в одной из рыбинских школ[2].
…Уголовное дело по факту причинения телесных повреждений было возбуждено прокуратурой Московского района г. Твери. Телесные повреждения были нанесены ученикам 7-го класса учителем литературы во время урока. Этот факт стал известен из заявления родителей потерпевших, обратившихся в милицию. Однако дело не рассматривалось в рамках уголовного процесса, так как было прекращено на том основании, что за неосторожное причинение легкого вреда здоровью уголовная ответственность не предусмотрена. Обращений от родителей в суд с исками не последовало, но происшествие все же явилось поводом для судебного разбирательства в рамках гражданского процесса, поскольку сам педагог подал в суд жалобу на действия администрации образовательного учреждения.
По факту совершения физического насилия учителем во время проведения урока администрацией средней школы было проведено служебное дисциплинарное расследование. В результате действия учителя были квалифицированы как аморальный поступок, в силу чего ему был объявлен выговор за нарушение трудовой дисциплины и принято решение об его увольнении по п. 3 ст. 254 КЗоТ РСФСР за совершение аморального поступка, не совместимого с продолжением данной работы. Учитель, считая дисциплинарное взыскание и увольнение незаконными, обратился в суд с иском об отмене соответствующих приказов, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и восстановлении в должности.
Рассмотрев дело по существу, выслушав показания свидетелей и приняв во внимание заключение судебно-медицинской экспертизы, а также факт возбуждения уголовного дела по ст. 115 УК РФ, суд признал бесспорным факт физического насилия со стороны учителя по отношению к ученикам 7-го класса, совершенного во время проведения урока. Квалификацию поступка, совершенного учителем, как аморального и дальнейшие действия администрации школы суд признал правильными и отказал в удовлетворении иска.
Таким образом, если ранее обращения в суд за защитой права на образование и прав в образовательном процессе были единичными, то за последнее десятилетие сформировалась обширная судебная практика. Причем статистика свидетельствует об устойчивой тенденции к увеличению количества таких обращений, что, с одной стороны, демонстрирует возросшую активность граждан в отношении восстановления своих нарушенных прав, а с другой — обращает внимание на несовершенство законодательства в области образования.
Среди главных проблем образовательного законодательства можно выделить пробелы и противоречия, приводящие к нарушению или ограничению прав граждан на образование, а в ряде случаев затрудняющие защиту нарушенных прав посредством судебной процедуры. Прослеживается недостаточная правовая регламентация механизма реализации права на образование, процессуального и дисциплинарного аспектов в образовательной деятельности, не установлены формы ответственности и санкции за нарушение прав участников образовательного процесса, сохраняется коллизионность с нормами иных отраслей законодательства.
Кроме того, несовершенство правового механизма препятствует реализации ряда законодательных норм, соответствующих международным стандартам, и создает ситуацию, в которой осуществление одних прав неизбежно влечет за собой ограничение других. Все это не только приводит к нарушению прав лиц в сфере образования, но и затрудняет принятие адекватных мер реагирования надзорными органами, а также судебную защиту прав.
 
Библиография
1 Редкий абитуриент дойдет до суда. Интервью с Н. Розиной // Закон. 2002. № 5. С. 37—39.
2 См.: Батуева Е. Директор по прозвищу Зверь // Трибуна. 2005. 24 авг.