Е.Н. ЕГОРОВА,

аспирантка кафедры европейского права МГИМО МИД России

 

Банкротство работодателя влечет за собой помимо негативных экономических последствий, заключающихся в первую очередь в сокращении общего объема производства и нарушении хозяйственных связей, еще и неблагоприятные социальные последствия для работников — потерю ими рабочих мест и утрату заработка. Перед работодателями встает серьезный вопрос: как обеспечить выплату заработной платы работникам в состоянии банкротства предприятия?

Интересным представляется изучение достаточно богатого опыта разрешения данной проблемы в Европейском союзе. В целях обеспечения прав работников при банкротстве предприятия была принята Директива Совета ЕС от 20.10.1980 № 80/987 «О сближении законодательств государств-членов, касающемся защиты наемных работников в случае несостоятельности работодателя» (дополненная и измененная Директивой Парламента и Совета ЕС от 23.03.2002 № 2002/74).

Директива Совета ЕС (далее — Директива) применяется к требованиям работников, происходящим из трудовых договоров и трудовых отношений, и требованиям, предъявляемым к работодателю, который находится в состоянии банкротства. Определение таких понятий, как «наемные работники», «работодатель», «заработная плата», «право в процессе приобретения», Директива оставляет за национальными законодателями государств — членов Европейского союза.

Государства ЕС в свою очередь могут исключить некоторые категории работников из-под действия Директивы. Это может быть осуществлено либо в случае особенного характера трудового договора (трудовых отношений) работника и работодателя (например, это касается домработниц, рыбаков), либо при существовании каких-либо других форм и способов гарантирования выплаты заработной платы при банкротстве предприятия (данные формы и способы должны быть «эквивалентны» тем, которые указаны в Директиве).

Директива закрепляет, что государства-члены не могут в добровольном порядке исключать из-под действия Директивы наемных работников, заключивших трудовой договор на условиях неполного рабочего времени или на определенный срок на условиях осуществления периодической работы малой продолжительности — от нескольких часов до одного месяца.

Следует отметить, что процесс имплементации Директивы во внутреннее законодательство государств — членов ЕС (в частности, во Франции) вызвал некоторые спорные вопросы, ответы на которые были даны в решении Суда ЕС от 19.11.1991 по делу «Франкович и другие против Итальянской Республики»[1].

Остановимся подробнее на обстоятельствах дела и выводах Суда ЕС по этому решению. Директива нацелена на обеспечение минимального уровня защиты наемных работников в случае несостоятельности работодателя, предусматривая специальные гарантии, относящиеся к возмещению невыплаченной заработной платы.

Согласно Директиве, государства ЕС обязаны были до определенного срока принять необходимые меры законодательного, регламентационного и административного характера для исполнения требований Директивы. Итальянская Республика не выполнила это обязательство.

Истец Франкович, работая на предприятии CND Electronics в Италии, получал только отдельные авансовые платежи в счет заработной платы. Он обратился с иском к Pretore di Vicenza, который присудил выплату в пользу Франковича. Однако судебный пристав зафиксировал в протоколе невозможность исполнения решения. Франкович сослался на свое право на гарантированную выплату заработной платы со стороны итальянского государства, предусмотренную Директивой.

Суд ЕС в преюдициальном порядке рассмотрел запрос национального суда Италии по поводу того, имеет ли право частное лицо, пострадавшее от неисполнения Директивы (что было констатировано Судом ЕС), требовать от государства выполнения положений Директивы, ссылаясь на прямое действие норм о гарантированной выплате заработной платы, или, во всяком случае, требовать возмещения убытков, хотя это и не предусмотрено Директивой.

Суд ЕС постановил, что государства ЕС обязаны возместить вменяемый им в вину ущерб, причиненный частным лицам в результате нарушения права Евросоюза.

Таким образом, при наличии всех условий государство ЕС обязано возместить причиненный ущерб в соответствии с положениями национального законодательства об ответственности.

Ответственность государства наступает при наличии трех совпадающих условий:

· предписываемый Директивой результат включает наделение правами частных лиц;

· содержание этих прав идентифицируется на основе положений Директивы;

· наличие причинной связи между нарушением обязательства, налагаемого на государство, и ущерба, понесенного пострадавшим лицом.

Представляется необходимым также определить, что подразумевается под банкротством в законодательстве Европейского союза.

В ст. 2 § 1 Директивы указаны признаки состояния банкротства предприятия. Считается, что предприятие находится в состоянии банкротства, если:

· требуется возбуждение процедуры по распределению имущества несостоятельного должника с участием лица, специально назначенного для ликвидации дел неплатежеспособного предприятия, предусмотренной законодательными, регламентарными и административными положениями государств ЕС, и при осуществлении данной процедуры происходит частичное или полное изъятие имущества предприятия;

· власти, которые компетентны применять законодательные, регламентарные и административные положения, примут решение о начале процедуры банкротства либо объявят о том, что предприятие полностью закрывается и что наличного имущества не хватает для открытия процесса.

Следует отметить, что основным нормативным правовым актом, регулирующим вопросы банкротства в Евросоюзе, является Регламент от 31.05.2002 № 1346/2000 «О процедурах несостоятельности и банкротства в Европейском союзе». В самом Регламенте определение понятия «банкротство» отсутствует, однако этот пробел был восполнен решением Суда ЕС от 14.02.1979 по делу «Henri Gourdain vs Franz Nadler».

Суд ЕС определил банкротство как процедуру, основанную на законодательстве государств — членов ЕС и возникающую в результате прекращения платежей, несостоятельности предприятия либо возникновения серьезных опасений в возможности возвращения долга. Данная процедура подразумевает вмешательство судебных органов, которое может привести к принудительной или коллективной ликвидации имущества должника либо к установлению судебного контроля.

Рассмотрим вопрос обеспечения выплат заработной платы в случае банкротства предприятия в Европейском союзе. Мировой практике известны два подхода в урегулировании вопросов защиты прав работников в условиях неплатежеспособности работодателя. Первый заключается в установлении привилегий требований работников перед остальными кредиторами[2].

Второй подход реализуется через создание специальных гарантийных фондов (страховых), компенсирующих потери работников в случае банкротства работодателя, что предусмотрено Директивой и широко развито в государствах Евросоюза. Главный принцип, на котором основан этот институт, заключается в том, что выполнение работодателем своих обязательств гарантируется посредством независимого учреждения. Условия образования, финансирования и функционирования фондов регулируются на национальном уровне, а управление ими осуществляется, как правило, существующими административными учреждениями и органами социального обеспечения.

Директива закрепляет за государствами — членами ЕС право детализировать порядок организации, финансирования и функционирования гарантийных фондов, придерживаясь следующих принципов:

· имущество фондов должно быть независимым от капиталов работодателя и не подлежит наложению взыскания в ходе процедуры банкротства;

· работодатели должны производить отчисления в эти фонды (за исключением случаев, когда эти отчисления производят государственные органы);

· обязанности фондов не зависят от выполнения обязанностей по полной выплате отчислений.

В соответствии со ст. 4 Директивы государства ЕС имеют право ограничивать выплаты из гарантийных фондов. При этом они обеспечивают выплаты денежных требований, относящихся к оплате:

1) последних 3 месяцев действия трудового договора или трудовых отношений за период в 6 месяцев, предшествующий дате объявления работодателя банкротом;

2) последних 18 месяцев действия трудового договора или трудовых отношений, предшествующих дате предупреждения работника об увольнении по причине объявления работодателя банкротом;

3) последних 18 месяцев действия трудового договора или трудовых отношений, предшествующих дате объявления работодателя банкротом или дате прекращения трудового договора или трудовых отношений работника по причине объявления работодателя банкротом. В этом случае государство может ограничить обязанности выплаты периодом в 8 недель или несколькими короткими периодами, в общей сложности составляющими 8 недель.

Во избежание выплат, не предусмотренных Директивой, государства ЕС могут установить пределы денежных требований работников. При этом они должны информировать Европейскую комиссию о методах определения этих пределов.

Директива также предусматривает, что если предприятие-банкрот осуществляло свою деятельность в нескольких государствах ЕС, то работник может требовать выплаты заработной платы в том государстве, где он преимущественно осуществлял свою деятельность. В связи с этим государства-члены постоянно обмениваются информацией с гарантийными фондами, с компетентными органами государственной власти, а также с Европейской комиссией по поводу производимых выплат работникам обанкротившихся предприятий.

Гарантийные фонды заработной платы, создаваемые за счет регулярных отчислений работодателей, при неплатежеспособности последних предоставляют работникам реальную возможность получения причитающихся им денежных средств, в том числе и в случае отказа в возбуждении производства по делу о банкротстве по причине отсутствия активов работодателя.

Кроме того, даже в случае наличия у неплатежеспособного работодателя какого-либо имущества выплаты работникам производятся до окончания процедуры реализации имущества, т. е. предусмотрена возможность последующего возмещения гарантийным фондам выплаченных сумм из средств, вырученных от продажи.

Сумма взносов рассчитывается, как правило, на основе заработной платы и ограничена максимальным размером взносов в фонды социального обеспечения. Исходя из принципов равного распределения, реальный размер взносов периодически пересматривается, с тем чтобы обеспечить баланс между затратами и поступлениями. Уровень затрат изменяется в зависимости от экономической конъюнктуры, от числа банкротств и количества работников, интересы которых ими затрагиваются.

Гарантийные институты оплачивают требования работников только в случае отсутствия активов в конкурсной массе после объявления о неплатежеспособности, поэтому всегда имеют право суброгации (замены одного кредитора другим) и могут требовать выплаты авансированных сумм. Суброгация защищена той же привилегией, как и требования о выплате заработной платы.

Процедура выплаты компенсаций имеет свои особенности в каждом государстве. Обычно работники, желающие предъявить свои права на выплату заработной платы, должны представить ходатайство учреждению, ответственному за обеспечение такой гарантии, или управляющему, ответственному за процедуру.

При возбуждении дела о неплатежеспособности требования работника до представления их в гарантийный фонд должны быть проверены управляющим. Управляющий обязан также проверить, что на данный момент в конкурсной массе не имеется наличных денежных средств, достаточных для выплаты требуемого долга. Если дело не было возбуждено (в том числе по причине отсутствия или недостаточности активов), работник должен доказать, что его требования подлежат защите именно гарантийным фондом.

Требования представляются управляющим либо самим работником в определенный срок, по истечении которого работник лишается права на обращение в суд. Этот срок обычно начинается с момента открытия производства по делу или с момента отказа судом в возбуждении производства по делу и имеет разную продолжительность (от 2 месяцев в ФРГ и Швейцарии до одного года в Испании).

Рассмотрим ситуацию с обеспечением прав работников при банкротстве работодателя в Российской Федерации. Сфера регулирования процесса банкротства в нашей стране начала стремительно развиваться относительно недавно. Серьезное обновление законодательства России о банкротстве произошло в 1998 году в связи с принятием Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Актуальность темы банкротства способствует появлению значительного количества новых законопроектов. В настоящее время в Министерстве экономического развития и торговли Российской Федерации ведется работа над несколькими законопроектами, в том числе о защите прав работников в случае банкротства работодателя.

Концепция законопроекта направлена на защиту прав работников в связи с возбуждением дела о банкротстве, а также осуществлением процедур банкротства. Законопроект предусматривает правовой механизм защиты прав работников по оплате труда, а также других финансовых обязательств работодателя, вытекающих из трудовых договоров или трудовых отношений с работником, в условиях несостоятельности (банкротства) работодателя путем создания и функционирования специализированных гарантийных фондов, учреждаемых коммерческими участниками, но действующих в рамках государственного регулирования. Предусмотрено, что в случае длительной (более 3 месяцев) задержки заработной платы работник получает право обратиться в гарантийный фонд. При этом фонд обеспечивает представительство интересов работников (кредиторов второй очереди) на всех стадиях процедуры банкротства.

Юридическим последствием принятия этого законопроекта станет устранение правовых пробелов и гармонизация трудового и гражданско-правового законодательства.

Законопроект направлен на реализацию положений Конституции РФ о социальных гарантиях, защите прав на труд, охране труда, праве на вознаграждение за труд, защите от безработицы, защите прав собственности. Законопроект обеспечивает выполнение таких принципов трудового законодательства, как равенство работников, выплата справедливой заработной платы в полном объеме, государственные гарантии по обеспечению прав работников.

Одним из важных последствий принятия такого закона является возможность ратификации Конвенции МОТ от 23.06.1992 № 173 «О защите требований трудящихся в случае неплатежеспособности предпринимателя».

В данной Конвенции предусмотрено два направления защиты требований трудящихся: предоставление привилегий в отношении требований работников к работодателю и создание гарантийных учреждений, обеспечивающих такие требования. Зарубежный опыт защиты прав работников в условиях несостоятельности работодателя основывается на подходах, закрепленных Конвенцией, и свидетельствует о необходимости внесения соответствующих изменений в российское законодательство.

Подводя итог, можно сказать, что если в Европейском союзе система обеспечения защиты прав работников при банкротстве работодателя действует уже более 30 лет, то в России такая система только начинает формироваться. Возможно, при дальнейшей разработке законопроектов более пристальное внимание следует уделить и обширной практике Суда ЕС по данному вопросу, и национальному законодательству государств — членов ЕС.

 

Библиография

1 См.: Суд Европейских Сообществ. Избранные решения / Отв. ред. Л.М. Энтин. — М., 2001. С. 305—309.

2 Этот механизм выплат заработной платы при банкротстве установлен в России Федеральным законом от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Однако на практике этот подход оказался неэффективным.