В.В. СПАССКАЯ,

кандидат исторических наук, начальник Административно-правового управления Рособрнадзора

 

Анализ работ, посвященных вопросам правового регулирования образования, показывает, что специфичность отношений в данной сфере отмечалась еще советскими исследователями. Но только в 1990-х годах стала возможной постановка вопроса об образовательных правоотношениях как правоотношениях отдельного типа, имеющих самостоятельную отраслевую значимость.

В действующем законодательстве нет определения понятия «образовательные отношения». Попытка восполнить этот пробел была предпринята при подготовке проекта Кодекса Российской Федерации об образовании. Разработчики проекта предлагали считать образовательными отношениями «взаимосвязь между обучающимися (воспитанниками), педагогическими работниками и образовательным учреждением (организацией), которая возникает в процессе обучения и воспитания обучающихся»[1]. Подчеркивается, что образовательные отношения — это «особый вид социальной связи, которая не присуща ни гражданским, ни административным, ни иным общественным отношениям, составляющим предмет традиционных отраслей права»[2]. Основой такого понимания образовательных правоотношений признается их специфика, которая, как нам представляется, на сегодняшний день изучена недостаточно полно. В силу этого целесообразно рассмотреть образовательные правоотношения как систему, для чего в первую очередь необходимо исследовать их структуру, что позволит представить систему образовательного правоотношения в ее статическом состоянии. Формирование представлений о такой системе в динамике потребует изучения генетических связей, определяющих закономерности ее развития, взаимосвязи и роли входящих в нее элементов.

Выявление роли элементов в системе необходимо начать с изучения устойчивых связей, которые обеспечивают упорядоченность структуры[3].

Функциональная характеристика элементов, входящих в состав образовательного правоотношения, в первую очередь его объекта и субъектов, позволяет выявить ряд свойственных им черт, обусловленных спецификой образовательной деятельности в целом. Если взять за основу такое понимание объекта, при котором он рассматривается как благо (материальное или нематериальное), то в самом общем виде потенциальный объект образовательных правоотношений можно представить как образование. В традиционном понимании, т. е. в рамках доминировавшей долгое время педагогической парадигмы, образование как совокупность нематериальных благ представляет собой передаваемые и осваиваемые в ходе процесса обучения и воспитания знания, умения и навыки. Однако в таком общем виде образование не может стать объектом конкретного образовательного правоотношения. В операциональной форме объект образовательных правоотношений можно определить как представленный в виде знаний, умений, навыков и «ключевых компетенций» планируемый результат обучения, создаваемый совместными усилиями сторон в соответствии с конкретной образовательной программой, которая определяет параметры реального объекта и может быть условно обозначена как «образ» объекта. Специфическое свойство объекта-результата заключается в том, что он не находится в распоряжении обязанной стороны и, более того, последняя не может его создать без участия правомочного субъекта. Наличие такого объекта выявляет специфику его взаимосвязи с субъектами, а также специфику взаимосвязи субъектов. Очевидно, что эта взаимосвязь осуществляется благодаря правовым свойствам субъектов — их правам и обязанностям.

Специфика объекта, обусловливая содержание функций субъектов, определяет такое содержание и сочетание их правовых свойств, которые позволили бы в процессе правоотношения создать желаемый объект, т. е. превратить его из «образа» (программы) в реальность (результат). Следовательно, через права и обязанности объект влияет на поведение субъектов, определяя тем самым способ их функционирования в системе. В то же время субъекты посредством своих прав и обязанностей воздействуют на объект, создавая его совместными усилиями. Наличие совместных усилий сторон, направленных на достижение объекта, определяет специфику взаимосвязи субъектов образовательного правоотношения. Эта специфика предполагает не одну только традиционную взаимосвязь, когда субъективному праву соответствует юридическая обязанность. Здесь также имеет место взаимосвязь дополнительных обязательств обучающихся и дополнительных правомочий императивного характера, которыми обладают субъекты, исполняющие в правоотношении юридическую обязанность. Эта сложная взаимосвязь субъектов в образовательном правоотношении является единственно возможной, поскольку только таким образом стороны могут создать объект, в чем прослеживается их обоюдный интерес.

Дополнительная взаимосвязь обязательств обучающегося и правомочий обязанной стороны призвана обеспечить активное участие первого в образовательном правоотношении и образовательном процессе. Представляется, что этот участник является таким элементом, который запускает весь системный механизм[4]. Следует согласиться с А. Толкаченко в том, что «учитель появляется там и тогда, где и когда появляются ученики»[5].

В самом деле, образовательное правоотношение не может возникнуть без волеизъявления обучающегося. Кроме того, без активного участия обучающегося невозможно достижение образовательного результата, а следовательно, удовлетворение взаимных интересов сторон в образовательном правоотношении. Поэтому обучающийся не может не воспользоваться своими правовыми свойствами, необходимое сочетание которых обеспечивает получение объекта при условии активного взаимодействия с обязанной стороной. В противном случае обучающийся превратится в «мертвый элемент», который либо останавливает всю систему, либо лишает ее способности к целесообразному функционированию, что делает невозможным достижение цели.

Это со всей очевидностью выявляет неординарную роль обучающегося в системе образовательного правоотношения. Надо полагать, что эта роль обусловлена генезисом образовательных правоотношений, связанных с правом на образование. Ведь обучающийся является единственным из субъектов, чья правосубъектность определяется правом на образование. Реализуя это право посредством вступления в образовательное правоотношение, обучающийся обеспечивает становление, развитие и определенное функционирование этой системы, целью которой является обеспечение реализации права на образование. Следовательно, если при вступлении в образовательное правоотношение обучающийся не будет реализовывать свое субъективное право, система функционировать не будет.

Генетическая связь образовательных правоотношений с правом на образование позволяет выявить роль других элементов данной системы. Хотя условия участия в образовательном правоотношении других субъектов не вытекают непосредственно из права на образование, все эти субъекты (в том числе родители малолетних обучающихся) участвуют в правоотношении единственно для того, чтобы право обучающегося на образование было реализовано. В этом проявляется не только личный, но и общественный и государственный интерес, что подчеркивает общественно значимую роль самих образовательных правоотношений.

Роль образовательных учреждений (организаций), педагогических работников, а также родителей (законных представителей) в образовательном правоотношении представляется вспомогательной, поскольку заключается в создании условий (основных и дополнительных) для реализации права на образование. Однако вспомогательный характер функций лишь определяет их роль в правоотношении, но нисколько не умаляет социально значимую роль выполняющих государственно-общественную миссию образовательных учреждений (организаций) и приглашенных ими педагогических работников, а также родителей, выполняющих свой семейный и гражданский долг. Отсутствие данных элементов в системе образовательного правоотношения не позволяет вести речь о наличии системы как таковой. Точно так же неисполнение образовательными учреждениями (организациями) и педагогическими работниками своих функций в образовательном правоотношении, заключающихся в создании основных условий для реализации права на образование, может привести к дисфункции системы.

Роль обучающегося, с одной стороны, и образовательных учреждений (организаций), а также педагогических работников — с другой, отличается по своей значимости в функционировании образовательного правоотношения как системы. Пассивность обучающегося может остановить всю систему. Если он вступил в правоотношение, то непременно должен воспользоваться своим субъективным правом, что для него будет означать реализацию права на образование, а для системы в целом — целесообразное функционирование.

Неисполнение юридической обязанности также может остановить систему, но положение самих элементов как исполнителей обязанности, которая может быть обеспечена принудительной силой государства, делает эту возможность менее вероятной. В случае неисполнения или некачественного исполнения своей юридической обязанности в образовательном правоотношении образовательное учреждение (организация) может быть лишено государственной аккредитации или лицензии на право ведения образовательной деятельности. Применение таких санкций обусловлено возможностью увольнения образовательным учреждением (организацией) педагогических работников в случае неисполнения или недостаточного исполнения ими своих обязанностей в образовательном правоотношении. Другое дело — обучающийся, который является обладателем права и в таком качестве не может быть принужден к его реализации. В связи с этим представляется, что сложная специфическая взаимосвязь всех элементов в системе образовательного правоотношения направлена на обеспечение реализации обучающимся его права, что является непременным условием создания образовательного результата, а следовательно, функционирования данной системы.

Однако обучающийся вряд ли может быть признан системообразующим элементом рассматриваемой системы. Ведь само право человека на образование существует исключительно в силу наличия образования — совокупности нематериальных, духовных благ, желание обладания которыми побуждает потенциальных участников к вступлению в образовательные правоотношения. Поэтому следует констатировать, что основополагающим и системообразующим элементом в образовательном правоотношении является именно объект. Как объект-благо, стимулирующий интерес потенциальных участников, он составляет основу права на образование и побуждает носителей этого права вступать в образовательное правоотношение. В рамках образовательного правоотношения свойства объекта определяют содержание правовых свойств субъектов, а следовательно, и характер их правовой деятельности, которая направлена на то, чтобы в процессе развития правоотношения осуществилось создание реального объекта.

Достижение образовательного результата будет означать реализацию обучающимся права на образование, что позволит завершить образовательное правоотношение, созданное именно с этой целью. Полагаем, что в таком исходе образовательного правоотношения, возможном только в случае исправного функционирования всей системы, заинтересован каждый его участник. В процессе активного взаимодействия, обусловленного общей потребностью в создании объекта, каждый субъект приобретает то, чем он не мог обладать сам по себе, вне связи с другими элементами системы. Нельзя также забывать о том, что содержание прав и обязанностей каждого субъекта в правоотношении определяется свойствами объекта. Следовательно, специфика объекта через права и обязанности передается субъектам, определяя те особые, применимые только в образовательном правоотношении способы функционирования субъектов и способ их взаимосвязи.

Следовательно, именно объект играет роль связующего звена, обеспечивающего взаимосвязь и взаимодействие всех элементов образовательного правоотношения. Кроме того, в процессе развития образовательного правоотношения и общего целевого взаимодействия всех элементов каждый из них (включая объект) приобретает новые интегративные качества, обусловленные общими свойствами данной системы.

Таким образом, образовательное правоотношение представляет собой целостную систему, основной целью которой является обеспечение реализации права на образование, определяющего условия становления данной системы, а также закономерности ее развития. Момент возникновения образовательного правоотношения (становления системы) определяется волеизъявлением субъекта права на образование, который желает это право реализовать. Этим обусловлена значимость роли обучающегося в образовательном правоотношении. Фактически сложная, специфическая взаимосвязь всех элементов в системе образовательного правоотношения направлена на обеспечение непременной реализации обучающимся его права. Отсюда вспомогательный характер функций остальных субъектов, призванных содействовать реализации права на образование посредством создания необходимых условий. В то же время системообразующим элементом образовательного правоотношения является не обучающийся, а объект, имеющий непосредственное отношение к образованию, правом на получение которого обладает каждый человек. Именно объект играет роль связующего звена, обеспечивающего взаимосвязь и взаимодействие всех элементов образовательного правоотношения.

 

Библиография

1 Кодекс Российской Федерации об образовании. Общая часть. Проект. — М., 2003. С. 22.

2 Там же.

3 См.: Блауберг И.В., Садовский В.Н., Юдин Б.Г. Философский принцип системности и системный подход // Вопр. философии. 1978. № 8. С. 47.

4 Данная особенность была также отмечена С.В. Барабановой. Рассматривая студентов как активных субъектов образовательных отношений, она подчеркивает, что во многом именно ради студента запускается весь механизм (см.: Барабанова С.В. Государственное регулирование высшего образования в Российской Федерации: административно-правовые вопросы. — Казань, 2004. С. 209).

5 Толкаченко А. Учитель и ученик в XXI веке: проблемы нравственных и педагогических отношений // Уголовное право. 2001. № 1. С. 107.