УДК 342.7:341.98 

Страницы в журнале: 91-94

 

Л.В. АЛЕКСЕЕВА,

аспирант кафедры международного права и государствоведения Белгородского государственного университета

 

Представлен сравнительно-правовой анализ обращений российских граждан в международные организации и суды, а также раскрывается понятие права на защиту трудовых прав и свобод гражданина.

Ключевые слова: Европейский суд по правам человека, Международная организация труда, конвенция, защита прав человека.

 

References in the international organizations and courts of the Russian citizens on protection of the labor rights

 

Alekseeva L.

 

The rather-legal analysis of references of the Russian citizens is presented to the international organizations and courts, and also the concept of the right to protection of the labor law and freedom of the citizen reveals.

Keywords: The European Court of Human Rights, International Labor Organization, Convention, protection of human rights.

 

Согласно ч. 3 ст. 46 Конституции РФ каждый вправе в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться в межгосударственные органы по охране прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты. Федеральным законом от 30.03.1998 № 54-ФЗ Российская Федерация ратифицировала Конвенцию о защите прав человека и основных свобод 1950 года (далее — Конвенция), что позволило гражданам Российской Федерации обращаться с индивидуальными жалобами в Европейский суд по правам человека  (далее — ЕСПЧ). Так, В.И. Миронов отмечает: «Как минимум нарушение трех статей Конвенции может стать приемлемым поводом для обращения в Европейский суд по правам человека»[1].

Статья 11 Конвенции предусматривает право создавать профессиональные союзы и вступать в таковые для защиты своих интересов. Часть 2 ст. 11 подчеркивает, что осуществление этих прав не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья и нравственности или защиты прав и свобод других лиц. Следовательно, ущемление указанного права может явиться предметом рассмотрения в ЕСПЧ, если исчерпаны внутригосударственные способы его защиты. Как отмечает ряд исследователей, в качестве ограничения такого права может рассматриваться создание профсоюза работодателем с целью прекращения действующего профсоюза, который представляет интересы работников данного предприятия[2].

В статье 6 Конвенции провозглашено право каждого в случае возникновения спора о его гражданских правах и обязанностях на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Как известно, основным законом Российской Федерации является Конституция РФ. Поэтому состав суда, рассматривающий гражданские дела, в том числе в сфере трудовых отношений, должен соответствовать требованиям Конституции РФ. В части 5 ст. 32 Конституции РФ гражданам Российской Федерации гарантировано право на участие в отправлении правосудия.

Согласно ст. 34 Конвенции ЕСПЧ принимает жалобы от любого физического лица, неправительственной организации или группы частных лиц, которые утверждают, что явились жертвами нарушения положений Конвенции. Подчеркнем, что в Конвенции особо отмечено, что государство никоим образом не может препятствовать эффективному осуществлению права гражданина на подачу жалобы. Статья 35 Конвенции определяет условия приемлемости. Так, в соответствии с ч. 1 ст. 35 ЕСПЧ может принимать дело к рассмотрению только после того, как были исчерпаны все внутренние средства правовой защиты, как это предусмотрено общепризнанными нормами международного права, и в течение 6 месяцев с даты вынесения национальными органами окончательного решения по делу.

Жалоба может быть признана неприемлемой по материальным основаниям, если она подана на нарушение права, не обеспеченного Конвенцией. Например, Конвенция не гарантирует социально-экономических прав, на несоблюдение которых часто жалуются заявители из России, — прав на труд, на социальное обеспечение, на жилье и т. д., — поэтому такого рода жалобы признаются неприемлемыми по материальным основаниям. К такому решению ЕСПЧ пришел в деле «Бурков против России», где заявитель жаловался на недостаточное социальное обеспечение ему как пострадавшему от ядерных испытаний в Семипалатинске. ЕСПЧ указал, что в его компетенцию не входят вопросы рассмотрения уровня или качества социальных гарантий, предоставляемых национальными властями[3].

Жалоба также может быть признана неприемлемой, если она подана не на действия государства или одного из его органов, а на действия частных лиц или организаций. Так, часть иска «Тумилович против России» была отклонена в связи с тем, что заявительница жаловалась на работодателя — частную компанию, а не на действия публичных органов власти[4].

ЕСПЧ также не рассматривает дела, поданные в общественных интересах частными лицами или организациями, которые сами не являются жертвами нарушений[5].

Постановления ЕСПЧ имеют значение для разрешения аналогичных дел. Таким образом, «постановления Европейского суда по правам человека подлежат применению при разрешении аналогичных дел, а также являются поводом для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам судебных постановлений, вынесенных по делам, на основании которых принято постановление Европейского суда по правам человека»[6].

Практика показывает, что каждый четвертый рассматриваемый ЕСПЧ иск — российский.

Из постановлений ЕСПЧ в отношении жалоб граждан Российской Федерации на нарушение их прав при рассмотрении судами общей юрисдикции дел социально-трудовой направленности основное количество составляют решения ЕСПЧ по делам:

1) о перерасчете и взыскании недоплаченной пенсии;

2) о нарушении положений Конвенции при разрешении споров и исполнении судебных решений по делам о взыскании социальных пособий;

3) о взыскании компенсационных выплат в возмещение вреда здоровью и по трудовым спорам, включая требования о взыскании задолженности по заработной плате[7].

В данных постановлениях ЕСПЧ рассматривались различные аспекты реализации гражданами права на жизнь (ст. 2 Конвенции), права на суд (ст. 6), права на уважение своей собственности (ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции от 20 марта 1952 г. (далее — Протокол № 1)), права на уважение жилища (ст. 8 Конвенции), права на свободу мнения (ст. 10), права на предоставление эффективного средства правовой защиты (ст. 13).

Анализ принятых против Российской Федерации решений выделяет ряд тенденций, которые отмечаются европейским органом по правам человека применительно к ситуации с обеспечением и защитой прав и свобод граждан России.

Во-первых, ЕСПЧ отмечает приоритет государственных интересов над личными, что проявляется в применении судами процедуры надзора либо пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений, прежде всего по делам о присуждении гражданам выходного пособия, компенсаций и иных выплат социального характера.

Во-вторых, ЕСПЧ подчеркивает, что большинство поступивших обращений российских граждан связано с несоблюдением сроков исполнения судебных решений, принятых в их пользу, что является свидетельством неэффективности действий национальных властей в области исполнения судебных актов, подрывает авторитет власти и не способствует утверждению торжества справедливости.

В-третьих, ЕСПЧ выделяет медлительность судебной защиты и, как следствие, нарушение сроков судебного разбирательства, что приводит к неэффективности правосудия.

Проблемы нарушения прав российских граждан на доступ к правосудию составляют около 8% от общего числа обращений[8].

Так, постановлением ЕСПЧ от 29 ноября 2007 г. удовлетворена жалоба Глебова и Глебовой против Российской Федерации на несвоевременное исполнение состоявшегося в их пользу решения Коминтерновского районного суда г. Воронежа от 25 января 2001 г. о присуждении им недоплаченной пенсии. Вынесенное судом решение было исполнено спустя 5 лет с момента его вступления в законную силу.

Установив, что в данном случае имело место нарушение п. 1 ст. 6 Конвенции и ст. 1 Протокола № 1, ЕСПЧ констатировал, что, не исполняя в течение нескольких лет вступившее в законную силу судебное постановление, вынесенное в пользу заявителей, власти Российской Федерации воспрепятствовали им эффективно воспользоваться своим правом на справедливое судебное разбирательство и на получение денег, на которые они могли обоснованно рассчитывать.

К аналогичному выводу пришел ЕСПЧ и в отношении жалобы  Л.В. Березкиной на несвоевременное исполнение вынесенного в ее пользу Левобережным районным судом г. Воронежа 24 ноября 2000 г. судебного решения о присуждении недоплаченной пенсии по старости. Судебное решение было исполнено спустя 5 лет с момента вступления судебного акта в силу. Признавая факт нарушения Российской Федерацией п. 1 ст. 6 Конвенции и ст. 1 Протокола № 1, ЕСПЧ присудил заявителю компенсацию морального вреда за несвоевременное исполнение судебного акта[9].

Анализируя проблему нарушения сроков исполнения властями Российской Федерации судебных решений, состоявшихся в пользу граждан и юридических лиц, ЕСПЧ сформулировал ряд важных принципиальных положений:

1) длительное неисполнение судебных решений о взыскании с государства в пользу граждан денежных сумм признается нарушением как п. 1 ст. 6 Конвенции, поскольку исполнение судебных решений является частью судебного разбирательства, так и ст. 1 Протокола № 1, поскольку невозможность для взыскателей в течение значительного времени исполнить судебные решения представляет собой вмешательство в их право на беспрепятственное пользование своим имуществом, закрепленное в этой статье;

2) от лица, имеющего подлежащее исполнению судебное решение, нельзя требовать обращаться к исполнительному производству в целях его исполнения[10].

Применительно к проблеме нарушения сроков рассмотрения дел судами Российской Федерации ЕСПЧ сформулировал следующие положения:

1) организация работы судов должна отвечать требованиям о рассмотрении дел в разумный срок, установленным в ст. 6 Конвенции;

2) длительность судопроизводства не может быть оправдана неоднократным прохождением дела в различных судебных инстанциях, когда это напрямую не связано со сложностью рассматриваемого спора;

3) не вправе рассматриваться в качестве одобрения нарушения ст. 6 Конвенции благоприятный для заявителя результат рассмотрения спора;

4) не может быть вменено в вину заявителю и служить оправданием нарушения разумных сроков рассмотрения дел использование заявителем предусмотренных национальным законодательством процессуальных средств защиты нарушенного права (изменение, уточнение иска, подача ходатайств и т. д.)[11].

Ставя перед собой задачу активизации международно-правовой защиты прав человека, ООН выступает не только как инициатор принятия соответствующих международных документов. Организацией создана сеть специализированных учреждений, обладающих нормотворческими полномочиями в области охраны тех или иных прав человека; некоторые из таких структур ООН обладают также правомочием международного контроля[12]. Одна из них — Международная организация труда (далее — МОТ), созданная в 1919 году в рамках Лиги Наций. В 1946 году МОТ стала первым специализированным учреждением ООН. Ее нормотворческая деятельность весьма многогранна. Значительное место в ней принадлежит защите основных прав человека в области труда: прав на труд, ассоциацию, свободу от дискриминации в трудовых отношениях (в том числе и по половому признаку) и от принудительного труда, на обеспечение занятости, регламентацию условий труда и отдыха, социальное страхование и социальное обеспечение трудящихся. Наряду с регулирующими названные вопросы конвенциями МОТ универсального характера имеется немалое число актов МОТ, предназначенных для защиты отдельных категорий трудящихся, работающих в промышленности, на транспорте, в шахтах, в торговле, сельском хозяйстве и др.[13]

Федеральным законом от 01.07.2010 № 139-ФЗ Российская Федерация ратифицировала Международную конвенцию об оплачиваемых отпусках 1970 года (далее — Конвенция об оплачиваемых отпусках). Однако, как отмечают исследователи, возникает много вопросов, которые касаются накоплений отпуска. Так, согласно Конвенции об оплачиваемых отпусках воспользоваться остатком отпуска за текущий год можно в течение последующих 1,5 лет.

А.Л. Сафонов, заместитель министра здравоохранения и социального развития, по этому поводу отметил, что обязательство в отношении работников сохранится, «никаких экстраординарных ситуаций в связи с этим не произойдет»[14]. Правила предоставления отпусков кардинально не изменятся. Теперь трудовые права защищены не только российским, но и международным законодательством. Ратифицированный текст Конвенции об оплачиваемых отпусках гласит: работодатель обязан предоставить сотруднику первый отпуск в году не менее чем на 2 недели. Вторая же половина отпуска должна быть предоставлена по выбору работника в удобное для него время в течение текущего рабочего года или присоединена к отпуску за следующий рабочий год. Это положение и сейчас закреплено в ТК РФ.

Впрочем, одно новшество все же будет: граждане России, по вине работодателя лишенные ежегодных оплачиваемых отпусков, смогут обращаться в МОТ, которая защищает трудовые права. Такая возможность появится примерно в конце 2011 года, после того как грамота о ратификации будет поставлена на учет в реестр МОТ.

МОТ уделяет значительное внимание и вопросам борьбы с дискриминацией. В частности, в 1958 году МОТ приняла специальную Конвенцию о дискриминации в области труда и занятий, которая была ратифицирована СССР в 1961 году. Отметим, что каждая страна разрабатывает национальную систему охраны труда в соответствии со своими потребностями. МОТ оказывает помощь в разработке.

Охрана труда, наряду с вопросами борьбы с детским и принудительным трудом, помощи работникам-мигрантам и продвижения малого и среднего бизнеса, является неотъемлемой частью деятельности Субрегионального бюро МОТ.

Как уже было указано, развитие международного трудового законодательства, которое регулирует условия труда, было причиной создания МОТ и остается ее главной задачей. Международные трудовые нормы вступают в силу с момента их принятия Международной конференцией труда — органом, в котором представлены делегаты от правительств, трудящихся и работодателей практически всех стран мира.

Любая организация, как работодателей, так и работников (при этом не имеет значения, национальная она или международная), вправе направить в МОТ сообщение о том, что государство-член не обеспечило эффективного соблюдения в пределах своей юрисдикции какой-либо ратифицированной им конвенции. Административный совет МОТ может направить полученное представление заинтересованному правительству для получения от него комментариев по изложенным в документе вопросам. Если ответа не последовало, то Административный совет МОТ вправе опубликовать представление; при получении комментариев опубликовывается и протест правительства. Делая это, Административный совет МОТ в своих выводах также указывает, в каких отношениях он считает поднятые представлением вопросы решенными или, напротив, требующими дополнительных действий и разъяснений.

Таким образом, мы можем сделать следующие основные выводы.

Во-первых, Конституция РФ закрепляет право каждого в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты.

Во-вторых, ЕСПЧ разрешает споры между государством и гражданами, а не между частными лицами и организациями.

В-третьих, ЕСПЧ рассматривает нарушения тех прав, которые предусмотрены Конвенцией.

В современных условиях развития общества право зачастую не поспевает за многообразием возникающих жизненных ситуаций и отношений, которые требуют правового урегулирования: в содержании норм имеют место пробелы, коллизии, в связи с чем возникает риск самостоятельного усмотрения законодателя и органов исполнительной власти, несмотря на то что Конституция РФ закрепляет границы такого предела. В связи с отмеченным существенно возрастает роль Конституционного суда Российской Федерации в процессе судейского нормотворчества, где ключевое значение отведено выявлению соотносимости проверяемой нормы с конституционными принципами и другими конституционными нормами.

 

Библиография

1 Миронов В.И. Трудовое право. — М., 2006. С. 324.

2 См. об этом, например: Актуальные проблемы защиты прав человека (по материалам Междунар. заоч. науч.-практ. конф., посв. 60-летию Всеобщей декларации прав человека и 15-летию Конституции Российской Федерации): Сб. науч. тр. / Отв. ред. Ю.В. Самович. — Кемерово, 2008. С. 11—12.

3 См. официальный сайт Европейского суда по правам человека // http://europeancourt.ru

4 См.: Некоторые проблемы, связанные с рассмотрением дел против Российской Федерации в Европейском суде по правам человека: Пособие для русскоязычной библиотеки по правам человека Университета Миннесоты // http://www1.umn.edu/ humanrts/russian/hrtsbook/Rechrguide_russiancases.html

5 Там же. С. 21.

6 http://europeancourt.ru

7 См.: Аналитическая справка, подготовленная Морозовским районным судом Ростовской области // http://morozovsky. ros.sudrf.ru/

8 См.: Аналитическая справка... //  http://morozovsky. ros.sudrf.ru/

9 См.: Некоторые проблемы, связанные с рассмотрением дел против Российской Федерации…

10 См.: Аналитическая справка... // http://morozovsky.ros.sudrf.ru/

11 Там же.

12 См.: Лукьянцев Г.Е. О деятельности Комиссии ООН по правам человека в контексте международного контроля // Вестн. Российского университета дружбы народов. Серия: Юридические науки. № 1(19). — М., 2006. С. 111—112.

13 См.: Лукьянцев Г.Е. Указ. раб. С. 113

14 КонсультантПлюс.