А.А. РАЙЛЯН,

доктор юридических наук, профессор

 

Если предмет правового регулирования указывает на отношения, управляемые нормами данной отрасли права, отвечает на вопрос что регулируется?, то метод правового  регулирования показывает, как регулируются эти отношения: каким способом воздействуют нормы права на отношения. В правовой литературе общепризнано, что при разграничении отраслей права учитываются особенности не только предмета, но и метода правового регулирования; что критерием выделения отраслей права является, наряду с предметом, метод правового регулирования. Сейчас все больше авторов соглашаются с тем, что существование специфического метода правового регулирования, выраженного в связанном комплексе приемов правового воздействия, является надежным показателем обособления данной компактной группы правовых норм в самостоятельную отрасль[1].

Несмотря на некоторые нюансы, под методом в юриспруденции обычно понимается совокупность (комплекс, набор, система, сочетание) приемов, способов, средств и правил, посредством которых соответствующая отрасль права воздействует на общественные отношения, составляющие ее предмет. Фактически то же самое под методом правового регулирования стало подразумеваться и в потребительской литературе. По мнению Г.Я. Цехера, это совокупность приемов юридического воздействия на поведение людей, выработанных в результате длительного человеческого общения[2].

В то же время сопоставление различных точек зрения, высказанных в последние годы по данному вопросу, обращение к российской дореволюционной литературе, возрождение в России частноправовых начал (идей) дает возможность несколько иначе взглянуть на такое правовое явление, как метод правового регулирования. Вышеуказанный подход к его обозначению (хотя и весьма распространенный) далеко не бесспорен, поскольку, как представляется, он ведет, во-первых, к отождествлению самой сущности метода и форм проявления, приемов и средств его реализации; во-вторых, порождает различные дискуссии о методе, в том числе его множественности в одной и той же отрасли права. Попытаемся с этих позиций определить понятие метода правового регулирования общественных отношений вообще и потребительского в частности, а также обозначить основные черты (признаки) последнего.

В Словаре русского языка С.И. Ожегова слово «метод» трактуется как способ теоретического исследования или практического осуществления чего-нибудь. В соответствии с Большим толковым словарем русского языка под ред. С.А. Кузнецова «метод» — путь исследования, учение; способ познания, исследования явлений природы и общественной жизни. Таким образом, под методом понимается способ (порядок, основание) или, говоря обобщенно, магистральный путь исследования или достижения чего-либо. При этом в приведенных толкованиях слова «приемы», «средства» и «формы» дополнительно не упоминаются.

Точно так же метод все чаще стал трактоваться и в правовой литературе. Например, В.В. Лаптев пишет: «Под методами регулирования понимаются способы правового воздействия одной стороны правоотношения на другую»[3]. Т.Н. Радько, обращая внимание на важность метода правового регулирования при разграничении отраслей права, неоднократно характеризует его следующим образом: «...способ (метод) правового воздействия в единстве с предметом правового регулирования — более надежный, более основательный критерий разграничения норм права по отраслям»; «для более четкого разграничения норм права по отраслям необходим второй, безусловный критерий — метод (способ) правового регулирования»[4]. Как видим, метод и способ трактуются им как синонимы.

Таким образом, метод — это способ воздействия на те или иные общественные отношения. А что же тогда представляют собой приемы, средства и правила? Это основные черты, признаки метода правового регулирования, формы его проявления и реализации — они отражают его особенности. Другими словами, метод определяет, как осуществляется воздействие на соответствующие виды отношений, т. е. он выражает способы воздействия права на регулируемые им отношения; эти способы, в свою очередь, проявляются вовне и реализуются через определенные приемы, средства и правила. Примерно это же высказано в цивилистической литературе.

В одном из учебников о методе сказано так: «Он выражает способы воздействия права на регулируемые отношения, т. е. характеризуется через основные приемы, составляющие содержание правового регулирования»[5]. Более значимо высказались представители предпринимательского права. По их мнению, метод как способ воздействия на регулируемые отношения можно представить в виде сущности и явления. В явлении обнаруживаются многие проявления сущностной стороны метода. «Но мы их не должны называть методами, так как они имеют свое обозначение, как-то: правовой статус, субъективное право, обязанность и т. д. Собственно методом следует признавать сущностный способ воздействия норм на регулируемые отношения»[6].

Отсутствие полной ясности по данному вопросу приводит некоторых ученых к сведению метода исключительно к одной из его характерных черт (признаков, особенностей), о чем можно судить хотя бы по следующему суждению: «Гражданское право имеет свой метод гражданско-правового регулирования: равенство сторон, участвующих в правоотношениях»[7]. Равенство участников гражданско-правовых отношений, как известно, только одна черта, характеризующая метод гражданско-правового регулирования. В процитированном суждении не упоминаются остальные, например диспозитивность, имущественный компенсационный характер гражданско-правовой ответственности.

Периодически в науке возникают споры о том, сколько методов правового регулирования может быть в отрасли права: один или несколько. Одни ученые полагают, что каждой отрасли свойствен только один метод правового регулирования, другие склонны говорить о множественности методов, третьи утверждают, что метод носит межотраслевой, универсальный характер[8]. Полагаем, причины таких разночтений если не во всех, то по крайней мере в большинстве случаев кроются именно в смешении, отождествлении сущности метода правового регулирования и характеризующих его признаков. Словом, все зависит от того, что следует понимать под методом правового регулирования. Анализ показывает, что нередко речь идет вовсе не о самом методе, а о его особенностях, характерных чертах, средствах осуществления и реализации, о чем свидетельствует, в частности, высказывание (утверждение) Е.А. Киримовой, что к отраслевым методам правового регулирования относятся императивный, диспозитивный, учредительно-закрепительный, поощрительный, рекомендательный, метод автономии и равенства сторон, алиментарный[9]. Очевидно, что указанный в приведенном суждении диспозитивный метод — вовсе не метод, а одна из черт (признаков) метода гражданско-правового регулирования; поощрительный — тоже не метод, а один из признаков метода трудового права (при этом не совсем понятно, что означает алиментарный метод, поскольку в статье его содержание не раскрывается).

Еще более запутанным является этот вопрос в потребительской литературе. Если все упоминаемое в ней действительно считать методами, то их окажется бесчисленное множество! Так, Г.Я. Цехер полагает, что в процессе государственного регулирования потребительской деятельности применяется метод обязательных предписаний для предпринимателей; для регулирования потребительских отношений может использоваться и метод государственных рекомендаций; в целях защиты экономических интересов потребителей, их жизни, здоровья, имущества и окружающей среды используется метод государственных запретов. К методам он относит также:

· метод государственной правовой превенции (введение строгих санкций за нарушение прав потребителей вплоть до административной и уголовной ответственности);

· метод государственных гарантий (установление срока службы (10 лет) и гарантийного срока (6 месяцев) на товары в тех случаях, когда изготовитель не воспользовался своим правом на установление этих сроков);

· метод административной ответственности (привлечение предпринимателей к ответственности за административные правонарушения установленных обязательных требований и правил в интересах потребителей и за обман потребителей);

· метод уголовной ответственности (привлечение к уголовной ответственности лиц, виновных в совершении различных деяний относительно потребителей в сфере торговли (услуг)).

И это еще не полный перечень так называемых методов, их классификации или, вернее, подходов к их обозначению. Но и указанных достаточно, чтобы убедиться в том, насколько важно определение метода правового регулирования, и в первую очередь для формирующегося потребительского права.

Оставляя в стороне общую дискуссию по данному вопросу, напомним, что потребительское право, как и некоторые иные отрасли, — право рыночного типа, регулирующего преимущественно экономические отношения. В любом обществе, организованном в государство, складываются экономические отношения двух типов: отношения каждого из тех, кто имеет имущество и осуществляет на его основе простое или расширенное воспроизводство, с государством («вертикальные» отношения); и отношения собственников, производителей, потребителей между собой («горизонтальные» отношения).

Отношения обоих типов регулируются государственной властью с помощью правовых норм. Принципиальное различие между ними состоит в том, что «вертикальные» отношения государство всегда регулирует императивно, с помощью обязывающих и запрещающих норм, тогда как властная регламентация отношений «горизонтальных» может быть минимальной, применяться лишь при наличии определенных причин (здесь действуют в основном дозволительные правовые нормы)[10]. Иначе говоря, «вертикальные» отношения регулируются с использованием публично-правовых норм, а «горизонтальные» — с использованием частноправовых. Как писал И.А. Покровский, публичное право есть система юридической централизации отношений, а гражданское (отождествляемое им с частным правом вообще), наоборот, есть система юридической децентрализации: оно по самому своему существу предполагает для своего бытия наличие множества самоопределяющихся центров. Если публичное право — система субординации, то гражданское право (читай — частное право) есть система координации; если первое — область власти и подчинения, то второе — область свободы и частной инициативы[11]. Видимо, исходя из этих посылок в советский период выдвинули концепцию двух «магистральных методов» правового регулирования, используемых в различных сочетаниях во всех отраслях права: метод централизации и метод децентрализации в регулировании поведения[12].

Эта концепция, равно как и учение И.А. Покровского, в той или иной форме получила поддержку в современной литературе. Так, в одном из недавних изданий сказано: «В научной и учебной юридической литературе обычно выделяют два основных метода правового регулирования. Один из них называется авторитарным методом правового регулирования, а другой — методом автономии»[13]. Далее приводятся пояснения по каждому из них, совпадающие или сходные с рассуждениями И.А. Покровского и его последователей. Авторитарный метод, или, как его еще нередко называют, метод властных предписаний (императивный метод), по их мнению, представляет собой такой способ правового регулирования, при котором лицу или лицам — участникам (субъектам) правоотношений представляется лишь один, строго определенный вариант поведения. При этом нормами права точно указываются порядок возникновения и прекращения, характер, объем и содержание прав и обязанностей сторон — участников общественных отношений, регулируемых с помощью данных норм права.

Суть другого метода правового регулирования — метода автономии, или диспозитивного метода, заключается в том, что нормами права устанавливаются не запреты или предписания какого-либо поведения, а лишь пределы, в которых участники общественных отношений самостоятельно определяют варианты своего взаимного поведения, самостоятельно устанавливают свои взаимные права и обязанности[14].

Аналогичные взгляды на методы правового регулирования, причем непосредственно со ссылкой на учение И.А. Покровского, встречаются и в учебниках по гражданскому и торговому праву капиталистических государств[15], журнальных статьях, посвященных исследованию правовой природы различных институтов гражданского права[16].

Подводя итог, можно с полным основанием сказать, что в российской юриспруденции к настоящему времени четко обозначились два способа (метода) правового регулирования общественных отношений: частноправовой и публично-правовой. Такая тенденция к определению метода правового регулирования, похоже, находит отражение и дальнейшее развитие в некоторых постановлениях Конституционного суда РФ[17].

Конкретное применение того или иного метода определяется содержанием и характером регулируемых соответствующей отраслью права отношений, т. е. предметом правового регулирования, его особенностями. Публично-правовой метод широко применяется главным образом в административном, государственном (конституционном), уголовном и финансовом праве; частноправовой — преимущественно в гражданском и семейном праве, ряде иных отраслей российского права. При этом не исключено взаимопроникновение некоторых начал, их корреляция в определенной степени. О таком взаимодействии элементов различных методов нередко пишут в литературе. Похоже, в настоящее время такую позицию занимает и КС РФ. Так, в Постановлении сказано: «Публичный характер бюджетно-правового регулирования не исключает в то же время применения к бюджетным отношениям положений гражданского законодательства... в случаях, прямо предусмотренных федеральным законодательством».

Специфика предмета некоторых отраслей права, и особенно его комплексный характер, требуют использования в процессе регулирования охватываемых отношений обоих правовых методов. Данного мнения придерживаются и другие исследователи, например А.И. Бобылев, который говорит, что специфика того или иного предмета правового регулирования требует сочетания нескольких методов правового регулирования. К таким отраслям права относятся экологическое, аграрное и земельное право[18]. Сейчас к этим отраслям следует добавить и потребительское право.

Два способа (метода) правового регулирования общественных отношений свойственны отраслям права второго порядка (вторичным структурам в праве, вторичным отраслям права), т. е. вторичным правовым образованиям. Они являются, как правило, комплексными отраслями права. Это обстоятельство признается и в юридической литературе6[19]

В потребительской литературе по этому вопросу однозначно высказался Г.Я. Цехер: «Существует мнение, что в отрасли права должен быть только один метод регулирования. Однако в сложных, комплексных отраслях, к которым относится потребительское право, обычно используются несколько методов регулирования...»[20].

Необходимость использования в потребительских правоотношениях двух методов правового регулирования объективно связана с самой структурой законодательства о защите прав потребителей, условно состоящего из двух частей:

· законодательства, регулирующего отношения, которые возникают между потребителями и изготовителями (исполнителями, продавцами) с непосредственным участием в них потребителей в процессе купли-продажи товаров, выполнении работ, оказании услуг. Это «горизонтальные» отношения, подпадающие под действие общего гражданского и специального законодательства с использованием преимущественно частноправового способа правового регулирования;

· законодательства, направленного на защиту прав потребителей, но непосредственно не регулирующего указанные отношения,

т. е. без непосредственного участия в них потребителей. Это «вертикальные», комплексные отношения, подпадающие под нормы публичных отраслей права, в частности отношения, возникающие по поводу стандартизации, сертификации продукции, работ и услуг; осуществления федеральными органами исполнительной власти и их территориальными органами полномочий по контролю за качеством и безопасностью товаров (работ, услуг); привлечения лиц, виновных в нарушении потребительских прав, к ответственности. Здесь преобладает публично-правовой способ регулирования потребительских правоотношений.

Итак, методы потребительского права — это частноправовой и публично-правовой способы воздействия на общественные отношения, составляющие его предмет.

Частноправовому методу (способу) присущи такие основные черты (признаки): юридическое равенство (неподчиненность) субъектов потребительских правоотношений; диспозитивность (возможность выбора вариантов поведения); имущественный, компенсационный характер потребительско-правовой ответственности; судебно-исковой порядок защиты нарушенных потребительских прав.

Публично-правовому методу свойственны юридическое неравенство субъектов потребительских правоотношений; императивность правового регулирования этих отношений; внесудебный (административный) порядок разрешения потребительских споров; принудительный, карательный характер ответственности; участие в защите прав потребителей общественных объединений потребителей (их ассоциаций, союзов).

Применяемые в потребительском праве методы регулирования отношений существенно разнятся, обладают различными признаками (чертами). Задача на данном этапе заключается, видимо, в необходимости определения (сочетания) правильного соотношения между методами публично-правового и частноправового регулирования. Искусственное преувеличение одного из них может пагубно отразиться на качестве законов и затруднить выбор правовых средств воздействия. Столь же ошибочно игнорирование специфики этих методов, часто встречающееся на практике. Гибкое переплетение норм публичного и частного права сочетается с перераспределением между ними сфер регулирования1.

 

Библиография

1 См.: Алексеев С.С. Общетеоретические принципы исследования структуры права // Советское государство и право. 1971. № 3. С. 43.

2 См.: Цехер Г.Я. Потребительское право — новая комплексная отрасль российского права (к постановке вопроса) // Российский юридический журнал. 1999. № 1. С. 58.

3 Лаптев В.В. Предпринимательское право: понятие и субъекты. — М., 1997. С. 23.

4 Радько Т.Н. Система права: Лекция. — М., 2002. С. 16.

5 Гражданское право: Учеб. / Под ред. С.П. Гришаева. — М., 1998. С. 12.

6 Предпринимательское право. — Ростов н/Д, 2003. С. 11—12. — (Серия «Учебники и учебные пособия»).

7 Российское гражданское право: Учеб. / Под ред. З.Г. Крыловой, Э.П. Гаврилова. 2-е изд. — М., 2001. С. 9.

8Подробнее об этом см.: Коммерческое право: Учеб. пособие для вузов / Под ред. проф. М.М. Рассолова. — М., 2001. С. 5—6.

9 См.: Киримова Е.А. О системообразующих критериях современного российского права // Известия вузов. «Правоведение». 2002. № 5. С. 157.

10 Подробнее об этом см.: Российское законодательство: проблемы и перспективы. — М., 1995. С. 190.

11 См.: Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. 3-е изд., стереотип. — М., 2001. С. 40.

12 См.: Коммерческое право. С. 5.

13 Обществознание: Пособие для поступающих в вузы Российской Федерации / Под ред. проф. М.Н. Марченко. — М., 2003. С. 462.

14 См.: Обществознание. С. 462—463.

15 См., например: Гражданское и торговое право капиталистических государств: Учеб. 3-е изд., перераб. и доп. — М., 1993. С. 15.

16 См., например: Ефимова Л.Г. Банковская сделка — институт гражданского права / Журнал российского права. 1999. № 2. С. 44—45.

17 См., например: Постановление Конституционного суда РФ от 17.06.2004 № 12-П (далее по тексту — Постановление). В отдельно изложенном мнении судьи КС РФ Г.А. Гаджиева, проголосовавшего за принятое постановление по существу вопроса, говорится о том, что при рассмотрении дела возникли глубокие юридические дискуссии, затрагивающие принципиальные вопросы разграничения публично-правового и частноправового регулирования. По поводу правовой природы возникших по данному делу правоотношений Г.А. Гаджиев заметил, что сложилось два подхода к ответу на эти вопросы — финансово-правовой и гражданско-правовой, обозначив тем самым два подхода к их разрешению: два способа или два метода их правового регулирования.

18 См.: Бобылев А.И. Современное толкование системы права и системы законодательства // Государство и право. 1998. № 2. С. 25.

19 См., например: Ефимова Л.Г. Указ. ст. С. 45.

20 Цехер Г.Я. Указ. ст. С. 58. Правда, затем автор почему-то «дробит» эти методы, подразумевая под ними черты и признаки методов.

21 См.: Общая концепция развития российского законодательства. Разработка Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ (Подготовлена д-ром юрид. наук, проф. Ю.А. Тихомировым) // Журнал российского права. 1999. № 1. С. 21—22.