Н.А. ПОКИДОВА,
аспирант кафедры гражданского права Всероссийской государственной налоговой академии Минфина России
 
Общепризнанным является тот факт, что пока не истек срок действия авторского права, автору или иному правообладателю в отношении произведения принадлежит абсолютное право на его практическое применение. Вместе с тем суть авторского права состоит в уравновешивании интересов создателей, с одной стороны, и интересов общества, с другой. В целях установления компромисса в строго регламентированных законом случаях допускается некоторое ограничение исключительной способности авторов и иных правообладателей на использование произведения. Однако эти ограничения никоим образом не влияют на личные неимущественные права автора, являющиеся во всех случаях неотчуждаемыми.
 
Каждый субъект творческой деятельности заинтересован в популяризации собственных сочинений. В сущности, произведения создаются не только для личностного удовлетворения творца, но и для реализации потребностей общества в эстетическом, научном, познавательном и ином восприятии действительности.
Следует отметить, что именно массовое воспроизведение продуктов художественного творчества делает их ценными также с экономической точки зрения.
В зарубежной правовой литературе подчеркивается необходимость поиска справедливого, т. е. законного, компромисса между тремя категориями конкурирующих интересов в интеллектуальной сфере: автора, предприятий, эксплуатирующих произведение, и широкой общественности[1].
Выделяют две формы ограничения авторских и смежных прав, вводимых в интересах общества:
а) допускающие свободное и бесплатное использование произведений и объектов смежных прав;
б) допускающие использование произведений без согласия правообладателя, но с выплатой вознаграждения (так называемые недобровольные лицензии)[2].
Некоторые случаи свободного и бесплатного использования произведений продиктованы соображениями социальной политики, что связано с необходимостью удовлетворения потребностей общества в области образования, культуры и информации. В других случаях речь идет об обеспечении доступа к результатам творчества и распространении произведений в интересах социума. Если подобные ограничения предусмотрены законом, то свободное использование не требует предварительного разрешения автора или правообладателя на осуществление отдельных видов эксплуатации произведения и может быть как связано, так и не связано с уплатой вознаграждения.
Часть четвертая ГК РФ[3] предусматривает целый ряд случаев, допускающих использование произведения без согласия автора и без выплаты авторского вознаграждения:
а) свободное воспроизведение произведения в личных целях (ст. 1273);
б) свободное использование произведения в информационных, научных, учебных или культурных целях (ст. 1274);
в) свободное использование произведения путем репродуцирования (ст. 1275);
г) свободное использование произведения, постоянно находящегося в месте, открытом для свободного посещения (ст. 1276);
д) свободное публичное исполнение музыкального произведения (ст. 1277);
е) свободное воспроизведение произведения для целей правоприменения (ст. 1278);
ж) свободная запись произведения организацией эфирного вещания в целях краткосрочного пользования (ст. 1279);
з) свободное воспроизведение программ для ЭВМ и баз данных, декомпилирование программ для ЭВМ (ст. 1280).
Необходимость существования подобных случаев свободного использования произведений признается и гарантируется  различными международными договорами. Правовой основой таких норм в национальном законодательстве служат положения статей 9 и 10 bis Бернской конвенции по охране литературных и художественных произведений (Берн, 9 сентября 1886 г.; вступила в силу на территории Российской Федерации 13 марта 1995 г.)[4], п. 2 ст. 4 bis Всемирной конвенции об авторском праве (Женева, 6 сентября 1952 г.; пересмотрена в Париже 24 июля 1971 г.; вступила в силу в СССР 27 мая 1973 г.)[5]. Общим правилом для включения статей в законодательство является п. 2 ст. 9 Бернской конвенции, в котором сформулирован трехуровневый критерий для всех стран—участниц конвенции. Свободное воспроизведение произведений возможно, если оно:
1) относится только к определенным особым случаям;
2) не наносит ущерба нормальному использованию произведения;
3) не ущемляет необоснованным образом законные интересы автора.
В англо-американской правовой системе аналогом доктрины личного использования является понятие fair use, или fair dealing (добросовестное использование, или добросовестные действия). Сущность добросовестного использования сводится в данном контексте к использованию в потребительских целях. В Англии отличительной чертой режима свободного использования является его ограничительный характер — все виды такого применения регламентируются законом. В США, напротив, добросовестное использование является достаточным основанием для снятия ответственности, если суд установит признаки добросовестности, независимо от того, с какой целью использовалось произведение[6]. При доказательстве законности использование принимаются во внимание следующие обстоятельства: обнародовано произведение или нет (необнародованное произведение по общему правилу не может использоваться добросовестно); способ получения доступа к произведению; масштабы заимствования; способ использования; мотивы использования; последствия использования[7]. Нарушители авторского права чаще всего ссылаются на указанную доктрину, используя ее в качестве способа защиты sui generis.
В то же время в российском авторском праве существует норма п. 5 ст. 1229 ГК РФ, где сформулировано общее правило для всех случаев свободного использования произведения, предполагающее добросовестность такого использования, при котором не наносится неоправданный ущерб обычному использованию произведения и не ущемляются необоснованным образом законные интересы правообладателей. При этом в законодательстве Российской Федерации отсутствуют четкие критерии, позволяющие установить оправданность внедоговорного использования произведения и определить обоснованность ущемления интересов авторов.
От рассмотренных ранее случаев свободного и бесплатного использования произведений или объектов смежных прав необходимо отличать особый способ внедоговорного использования произведений, связанный с выдачей пользователям принудительных лицензий (compulsory licenses), допускающих воспроизведение сочинения без согласия автора при условии выплаты установленного законом авторского вознаграждения (royalties). Правовой основой для включения в национальное законодательство норм о принудительных лицензиях служат положения п. 2 ст. 11 bis, п. 1 ст. 13 Бернской конвенции.
Законодательство Российской Федерации об авторском праве  не предусматривает принудительных лицензий, но оговаривает случаи свободного воспроизведения фонограмм и аудиовизуальных произведений в личных целях. Статья 1245 ГК РФ допускает воспроизведение сочинений без согласия автора произведения, исполнителя, изготовителя фонограмм и аудиовизуальных произведений, но предполагает выплату им вознаграждения. Вознаграждение носит компенсационный характер и выплачивается правообладателям за счет средств, которые подлежат уплате изготовителями и импортерами оборудования и материальных носителей, используемых для такого воспроизведения. Сбор вознаграждения осуществляется аккредитованной организацией по управлению правами на коллективной основе (ст. 1244 ГК РФ).
Рассмотрим некоторые способы свободного использования произведений в музыкальной сфере.
Прежде всего это свободное воспроизведение произведения в личных целях без согласия автора и без выплаты авторского вознаграждения (ст. 1273 ГК РФ), т. е. речь идет только о правомерно обнародованных произведениях. Действие указанной статьи оговаривает и те случаи, когда пользователь любым способом изготавливает для своего личного пользования экземпляр произведения, например, перезапись с диска или со звуковой кассеты. Предположительно личное пользование не ограничивается одним конкретным лицом, но распространяется и на его ближайшее окружение.
Примечательно, что законодатель ограничивается термином «воспроизведение». Бесспорно, такие имущественные права, как публичное исполнение, передача в эфир или иное сообщение для всеобщего сведения, не могут осуществляться в личных целях — для этого необходимо наличие публики; с другой стороны, пользователь может беспрепятственно осуществить переработку любого музыкального произведения в личных целях. Наряду с этим в ст. 1274 ГК РФ оговаривается несколько случаев свободного использования музыкальных произведений в информационных, научных, учебных или культурных целях без согласия автора и без выплаты авторского вознаграждения.
Одним из наиболее распространенных способов свободного использования произведений является цитирование (подп. 1 п. 1 ст. 1274 ГК РФ). Данный тип воспроизведения осуществляется в отношении литературных сочинений, но допускается также цитирование музыкальных произведений, например, в музыковедческой литературе.
Закон устанавливает, что цитирование возможно только в научных, полемических, критических или информационных целях, в обзорах печати. В приведенном перечне отсутствует цель художественного воздействия, эстетического восприятия произведения слушателем. Так, в современных условиях П.И. Чайковский в своей «Торжественной увертюре 1812 года» не мог бы использовать значительные по объему музыкальные фразы из оперы М.И. Глинки «Жизнь за царя», призванные подчеркнуть народный характер борьбы[8].
Следующий способ свободной эксплуатации, указанный в подп. 2 п. 1 ст. 1274 ГК РФ, допускает применение музыкальных произведений и фрагментов в качестве иллюстраций к изданиям, радио- и телепередачам, звуко- и видеозаписям исключительно образовательного характера. Следует помнить, что данный тип использования может осуществляться и вне стен учебного заведения.
Еще одно ограничение действия авторского права (подп. 5 п. 1 ст. 1274 ГК РФ) относится к случаям воспроизведения или сообщения для всеобщего сведения в обзорах текущих событий путем сообщения в эфир или по кабелю музыкальных произведений, которые становятся услышанными в ходе таких событий в объеме, оправданном информационной целью.
Данная норма относится к ситуациям, когда музыкальные произведения, срок действия авторского права в отношении которых еще не истек, случайно или попутно включаются в «обзор текущих событий», например, в различного рода теле- и радиопередачи. В этом случае законодатель не требует, чтобы произведение было обязательно обнародованным: музыкальное сочинение должно быть непосредственно связано с описываемыми событиями. Стоит подчеркнуть, что для законного использования также необходимо указать имя автора используемого произведения и источник заимствования. К сожалению, в большинстве случаев последнее правило не соблюдается.
Статья 1277 ГК РФ допускает без согласия автора или иного правообладателя и без выплаты вознаграждения публичное исполнение музыкального произведения во время официальной или религиозной церемонии либо похорон в объеме, оправданном характером такой церемонии. Статья 1278 ГК РФ предусматривает также без согласия автора или иного правообладателя и без выплаты вознаграждения воспроизведение произведения для осуществления
производства по делу об административном правонарушении, для производства дознания, предварительного следствия или осуществления судопроизводства в объеме, оправданном этой целью. В обоих случаях закон не требует обязательного соблюдения права автора на имя и указания источника заимствования.
И наконец, ст. 1279 ГК РФ позволяет организациям эфирного вещания без согласия автора или иного правообладателя и без выплаты дополнительного вознаграждения делать запись в целях краткосрочного использования того музыкального произведения, в отношении которого эта организация получила право на сообщение в эфир. Такая запись должна производиться организацией эфирного вещания только с помощью собственного оборудования и исключительно для ее собственных передач.
Исключительное право на использование представляет собой право абсолютного характера, содержание которого состоит в обеспечении монополии правообладателя на определенные способы эксплуатации произведения или объекта смежных прав. В свою очередь случаи свободного и бесплатного использования произведений представляют собой исключения, ограничивающие монополию правообладателя. Они охватывают особую категорию некоммерческих способов использования, общественная важность которых или иная публичная заинтересованность обусловливает соответствующие исключения из сферы действия абсолютного имущественного авторского права[9].
Действующее законодательство предоставляет автору неоправданно большой объем прав и, что немаловажно, без указания его обязанностей. Для сравнения приведем требования, выполнение которых является непреложным для каждого получателя патента.
Потребность в патентном праве обусловлена невозможностью прямой охраны результатов технического или художественно-конструкторского творчества средствами авторского права. В отличие от объектов авторского права, изобретения, полезные модели и промышленные образцы как решения определенных практических задач, в принципе, повторимы[10], т. е. могут быть созданы независимо друг от друга разными лицами. В таком случае охрана названных объектов предполагает формализацию в законе их признаков, соблюдение специального порядка определения приоритета, проверку новизны, установление особого режима их использования. Далее права на изобретение, полезную модель или промышленный образец охраняет закон и подтверждает соответствующий патент. Рассмотрим типы патентов более детально.
Патент на изобретение действует в течение 20 лет с момента поступления заявки в Федеральную службу по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам и по общему правилу не подлежит продлению.
Патенты на полезную модель и промышленный образец действуют в течение 5 и 10 лет соответственно и могут быть продлены по ходатайству на 3 и 5 лет соответственно.
Кроме того, к заявкам на выдачу указанных патентов должен прилагаться документ, подтверждающий уплату пошлины в установленном размере или основания для освобождения от уплаты пошлины или для уменьшения ее размера.
Рассмотрев современное состояние авторского права в России и учитывая требования к патентообладателю, можно сделать следующий вывод: автор или иной правообладатель не несет никаких дополнительных расходов перед государством за предоставление правовой охраны творческого продукта, в отличие от патентообладателя, обязанного выплачивать установленные госпошлины за поддержание патента в силе.
Присвоение нематериального результата, закрепление монополии на воспроизведение и использование произведений лишает прочих членов общества аналогичных возможностей. Общественное достояние в виде совокупности накопленных знаний и образов растаскивается по частям правообладателями, что приводит к проблемам, схожим с существующими в сфере оборота вещей. Право собственности на вещь может быть социально вредным, если частный интерес противопоставляется общественному. В связи с этим вырабатываются адекватные механизмы, способные решить данные проблемы: институты принудительного выкупа имущества и легальных ограничений права собственности[11].
В сфере интеллектуальной собственности наблюдается аналогичная картина: принудительные лицензии в патентном праве и законодательно закрепленные случаи, когда допускается свободное использование изобретений и произведений, охраняемых авторским правом. В основе права интеллектуальной собственности лежит принцип адекватности: труд авторов и изобретателей должен вознаграждаться сообразно затраченным ими усилиям, а приток инвестиций в сферу нематериального производства должен соответствовать значению  произведения или изобретения. Реализовать данный принцип позволяют рыночные механизмы (свобода договора и ценообразования), воплощающие право интеллектуальной собственности. Но вместе с тем бессрочность охраны продукта творческой деятельности ставит под угрозу принцип адекватности[12]. Иначе говоря, в сфере патентного права произошел бы переход от справедливого вознаграждения изобретателей к их экономическому паразитизму. Например, длительный срок действия патента мог бы привести к технологической катастрофе, если бы речь шла о двигателе внутреннего сгорания, повсеместно эксплуатируемого более ста лет.
В известном смысле ограничение срока действия патентов является лучшим стимулом для появления новых изобретений. Необходимость же бессрочной охраны достойных произведений художественного творчества в области авторского права очевидна. В этом случае важен баланс индивидуальных и общественных интересов.
Впервые особенно остро проблема обеспечения легальности использования произведений, права на которые принадлежат множеству правообладателей, проявила себя в музыкальной сфере и сфере шоу-бизнеса. Многие пользователи (организаторы концертов, радиокомпании и т. д.) в силу специфики своей деятельности вынуждены оперативно использовать большое количество различных музыкальных произведений малых форм, или малых прав (песни, мелодии, музыкальные фрагменты), подразумевающих широкий круг правообладателей.
Наиболее удачную характеристику малых прав и больших прав путем перечисления конкретных случаев использования, подпадающих под одну из этих категорий, предлагает профессор Э.П. Гаврилов. При публичном исполнении произведений и объектов смежных прав в традиционных формах (театр, концерты, эстрада, цирк, дискотеки и т. д.) различаются:
1) большие права — при использовании спектаклей, пьес, балетов, опер, оперетт;
2) малые права — при «публичном исполнении авторских произведений малых форм — песен, небольших музыкальных произведений, эстрадных номеров и т. п.»[13].
На наш взгляд, представляется целесообразным применить патентную охрану к авторскому праву в отношении музыкальных произведений малых форм: изменив условия квалификации результатов творческой деятельности и сократив сроки действия авторского права на музыкальные произведения малых форм до пяти лет с установлением пошлины за охрану произведений государством. Такой подход позволит достичь желаемого баланса имущественных интересов автора, иных правообладателей и общества. Но данные предложения требуют пересмотра основных международных актов, участницей которых является и Россия: лишь после этого возможно внесение изменений в национальное законодательство.
Таким образом, абсолютные права авторов должны быть ограничены во времени (срок действия) и по объему (установление пошлин за охрану прав). В отношении объектов авторского права, в том числе музыкальных произведений, следует применять единообразный регистрационный порядок: ввести принцип укрепления исключительного права, принцип публичности. Это также необходимо для доказательства права авторства и наличия исключительных имущественных прав. Регистрация может быть осуществлена путем выдачи документа, например свидетельства особой формы, удостоверяющего личные неимущественные и имущественные права. При подаче заявления на регистрацию должна уплачиваться пошлина, определенная постановлением Правительства РФ.
 
Библиография
1 См.: Липцик Д. Авторское право и смежные права / Пер. с фр. М.А. Федотова. — М., 2002. С. 190.
2 См.: Уваркин Г. О природе некоторых случаев ограничения авторских и смежных прав // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. 2006. № 1. С. 7—8.
3 Российская газета. 2006. № 289 (4255). 22 дек.
4 Женева: ВОИС, 1990. № 287.
5 См.: Бюллетень по авторскому праву. 1996. № 1. Т. XXIX. C. 5—17.
6 См.: Бентли Л., Шерман Б. Право интеллектуальной собственности: Авторское право / Пер. с англ. В.Л. Вольфсона. — СПб.: Юридический центр Пресс, 2004. С. 339.
7 См. там же. С. 340—344.
8 См.: Калятин В.О. Интеллектуальная собственность (Исключительные права). — М.: Норма, 2000. С. 143.
9 См.: Уваркин Г. Указ. ст. С. 10.
10 См.: Интеллектуальная собственность / Под общ. ред. д-ра юрид. наук, проф. Н.М. Коршунова. — М.: Норма, 2005. С. 154.
11 См.: Гражданское право: актуальные проблемы теории и практики / Под общ. ред. В.А. Белова. — М.: Юрайт-издат, 2007. С. 580.
12 См. там же.
13 Гаврилов Э.П. Комментарий к Закону РФ об авторском праве и смежных правах. — М.: Спарк: Фонд «Правовая культура», 1996. С. 178—179.