УДК 347.4

Страницы в журнале: 48-53 

 

Е.А. БАТУРОВА,

аспирант Московской государственной юридической академии им. О.Е. Кутафина ele6878@yandex.ru

 

Рассматриваются основные характеристики общих положений об отказе от исполнения страховых обязательств и последствия их применения. Исследуются различные мнения по наиболее дискуссионным вопросам, связанным с практическим применением соответствующих норм гражданского законодательства.

Ключевые слова: договор страхования, обязанности, отказ от исполнения обязательств, расторжение договора, изменение договора.

 

Unilateral Refusal to Perform Obligations in Civil Right (Llegal Grounds, Conditions of Usage, Types)

 

Baturova Ye.

 

The basic characteristics of the general provisions of the refusal to perform the insurance liabilities and their implications are considered. The author explores  the different views on the most controversial issues related to the practical application of the relevant rules of civil law.

Keywords: insurance contract, obligations, refusal to perform obligations, termination of contract, changes to contract.

 

Термин «односторонний отказ» широко используется в общих и специальных нормах Гражданского кодекса РФ и иных нормативных правовых актах. Положения, регламентирующие порядок применения одностороннего отказа, установлены в ст. 310 Гражданского кодекса РФ и практически полностью повторяют порядок регулирования, который ранее был закреплен в ст. 169 Гражданского кодекса РСФСР 1964 года.

В теории гражданского права понятие «односторонний отказ» довольно часто используется наряду с терминами «расторжение обязательств» и «изменение обязательств». Тем не менее данный институт, являясь исключением из общего принципа, закрепленного гражданским законодательством о недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательств, имеет свои особенности и основания для применения[1].

Рассмотрим основные характеристики понятия «односторонний отказ».

Односторонний отказ представляет собой последовательность действий одной стороны, направленных на изменение или прекращение правоотношений. Односторонний отказ осуществляется на основании волеизъявления только одной стороны без согласия второй стороны обязательственных правоотношений. Наличия указанных двух критериев достаточно для того, чтобы признать односторонний отказ разновидностью односторонней сделки. Данное положение поддерживается большинством российских ученых и не является на сегодняшний день дискуссионным[2].

Односторонний отказ — это всегда вспомогательная сделка, которая совершается в целях изменения или прекращения уже существующего правоотношения[3].

При этом обязательство прекращается или изменяется способом, отличным от его исполнения[4].

Односторонний отказ осуществляется в неюрисдикционной форме и не требует обращения в суд, для его изменения или расторжения нет необходимости в согласовании воли правомочной стороны договора с волей контрагента и обращении в судебные инстанции для достижения поставленной цели. Возможность расторжения или изменения договора гарантирована нормами права[5].

Основания применения права на односторонний отказ закрепляются в законе или договоре[6].

В соответствии со ст. 310 ГК РФ право на односторонний отказ может быть закреплено только в законе, если обязательство не связано с осуществлением предпринимательской деятельности. Данное правило введено законодателем для того, чтобы уравнять права и обязанности сторон гражданских правоотношений. Рисковый характер предпринимательской деятельности, направленной на систематическое получение прибыли, предполагает профессионализм ее участников и способность самостоятельно оценивать и принимать решения о последствиях предоставления одной из сторон обязательства права на односторонний отказ от исполнения. Если же одной из сторон обязательств выступает гражданин, который не занимается предпринимательской деятельностью на постоянной основе и, следовательно, не обладает соответствующими навыками и опытом, то предоставление свободы неравным субъектам правоотношения может, по мнению законодателя, привести к нарушению баланса интересов сторон.

Вопрос о применении норм ст. 310 ГК РФ к договорным обязательствам, не связанным с предпринимательской деятельностью, является одним из наиболее спорных в российском праве. По мнению М.И. Брагинского, в российском праве отсутствуют достаточные основания для закрепления общей нормы, определяющей запрет на договорное установление оснований для одностороннего отказа в зависимости от субъектного состава договора. По мнению ученого, целесообразность такого рода ограничений существует именно для отдельных видов договоров, «когда возникает необходимость защиты слабой стороны»[7].

Аналогичной точки зрения придерживается М.Г. Розенберг. По мнению ученого, п. 3 ст. 450 ГК РФ не содержит указания на вид договора, и, следовательно, право на односторонний отказ может быть предусмотрено любым гражданско-правовым договором, в том числе и договором с участием физических лиц[8].

Г.Д. Отнюкова, указывая на невозможность применения норм об одностороннем отказе к обязательствам с участием физических лиц, не осуществляющим предпринимательскую деятельность, тем не менее считает, что на сегодняшний день в Российской Федерации отсутствуют реальные причины, которые препятствовали бы гражданам самостоятельно устанавливать основания для одностороннего отказа от исполнения обязательств[9].

Противоположной точки зрения придерживается Е.В. Оболонкова. В своем диссертационном исследовании автор подчеркивает, что положения ст. 310 ГК РФ распространяются только на договорные обязательства, и, следовательно, ст. 310 ГК РФ и п. 3 ст. 450 ГК РФ регулируют один и тот же круг правоотношений, и запрет, установленный ст. 310 ГК РФ, не допускает возможность существования исключений из общего правила и ущемления более слабой стороны по договору[10].

С позицией Е.В. Оболонковой трудно не согласиться. Выведя из-под регулирования ст. 310 ГК РФ все договорные обязательства, мы тем самым прекращаем действие этой статьи. И в данном случае не имеет значения, распространяется ли ст. 310 ГК РФ на внедоговорные обязательства. Важно то, что нормы главы ГК РФ, регулирующие обязательственные правоотношения, устанавливают прямой запрет на применение одностороннего отказа к обязательственным правоотношениям, не связанным с предпринимательской деятельностью, и эта норма распространяется на все виды правоотношений. Исключение каких-либо гражданско-правовых договоров из данного регулирования возможно только в том случае, если это исключение будет установлено в законе в явной форме. Отсутствие в специальных нормах ГК РФ положений, дублирующих норму ст. 310 ГК РФ, не означает отсутствие прямого действия данной нормы, утверждение обратного противоречило бы общей теории гражданского права.

Другим обязательным требованием законодателя к возможности установления договорных оснований для одностороннего отказа является требование о соответствии договорного основания закону и непротиворечивости существу самого обязательства. Законодатель не раскрывает понятие существа обязательства. В настоящее время в науке сложилось устойчивое мнение, что существу обязательства могут противоречить любые основания, допускающие возможность должника по реальному договору отказаться от исполнения обязательства в любое время, или основания, которые предоставляют право любой из сторон договора отказаться от исполнения обязательства, после того как вторая сторона договора уже исполнила свое обязательство[11].

Любое из этих оснований будет противоречить принципу равноправия сторон гражданских правоотношений и, следовательно, не будет подлежать применению. Данная концепция подтверждается судебной практикой[12].

Односторонний отказ от исполнения обязательств относится к одной из мер оперативного воздействия, применяемых к стороне, нарушившей обязательство. По мнению В.В. Витрянского, «основанием для одностороннего расторжения договора может признаваться одно лишь предположение о возможной неспособности стороны исполнить принятое на себя обязательство»[13].

Так, в соответствии с п. 2 ст. 328 ГК РФ при обстоятельствах, свидетельствующих о возможном неисполнении обязательств в установленный срок, сторона, которая обязана исполнить встречное обязательство, вправе приостановить исполнение либо отказаться от исполнения обязательства и потребовать возмещения убытков. Но, как справедливо отмечают В.П. Грибанов и М.С. Карпов, это свойство присуще одностороннему отказу только в том случае, если соответствующее основание применяется управомоченным лицом в ответ на нарушение обязательств другой стороной. Если же отказ от исполнения обязательства допускается в любой момент (п. 2 ст. 958 ГК РФ), то обеспечительная функция, свойственная оперативным мерам, отсутствует[14]. 

В качестве последствий одностороннего отказа всегда выступает измененное или расторгнутое обязательство.

Рассмотрим соотношение понятий «прекращение обязательств» и «односторонний отказ от исполнения обязательств». Прекращение обязательств возможно вследствие определенных юридических фактов, которые приводят к прекращению части обязательства или полному прекращению обязательства. Последствия воздействия оснований расторжения договоров на договорное отношение действуют автоматически, приводя к его расторжению или изменению[15].

По мнению З.М. Заменгоф, «практическое различие между расторжением договора и отказом от его исполнения либо от принятия ненадлежаще исполненного не находит достаточно четкого проявления в тех редких случаях, когда в силу закона расторжение договора может быть произведено односторонним волеизъявлением (т. е. осуществляется в том же порядке, что и отказ от исполнения), а само исполнение имеет разовый характер (в связи с чем не возникает вопрос о судьбе остальных обязательств). Но это различие явственно выступает, когда расторжение договора допускается лишь по соглашению сторон или в судебно-арбитражном порядке, а исполнение осуществляется по частям. В таких случаях отказ от исполнения и от принятия исполнения не совпадает с расторжением договора ни по порядку осуществления этих прав, ни по характеру их влияния на дальнейшую судьбу договора и возникших из него обязательств, ни по кругу затрагиваемых отношений»[16].

По мнению М.И. Брагинского, в соответствии с действующим ГК РФ допускаемый законом односторонний отказ от исполнения полностью приводит к тому, что обязательство прекращается[17].

Аналогичной точки зрения придерживается и В.В. Витрянский[18].

Иное мнение высказывает М.С. Карпов. По его мнению, «соотношение употребляемых понятий “отказ от исполнения договора” и “расторжение договора” логически тождественно соотношению понятий “причина” и “следствие”»[19].

То есть прекращение обязательств является следствием одностороннего отказа от их исполнения.

Каждая из приведенных выше точек зрения представляется довольно узкой. Односторонний отказ является самостоятельной юридической категорией, между понятиями «односторонний отказ», «прекращение (изменение) обязательств» нельзя ставить знак равенства. Во-первых, односторонний отказ является односторонней сделкой, в то время как прекращение и изменение обязательств могут осуществляться по соглашению обеих сторон. Обязательства могут прекращаться также исполнением или вследствие наступления определенных юридических фактов. Односторонний отказ имеет свое правовое регулирование и свои основания применения. Прекращение или изменение обязательств является именно последствием применения управомоченной стороной своего права на односторонний отказ от исполнения обязательств.

Существует еще альтернативная точка зрения, в соответствии с которой к последствиям одностороннего отказа можно отнести также и надлежащее исполнение стороной обязательства как результат обеспечительного действия ряда видов одностороннего отказа от исполнения договора[20].

Такая позиция представляется довольно спорной, так как исполнение встречного обязательства является последствием применения одностороннего отказа, что в первую очередь влечет за собой изменение основного обязательства и последующее исполнение.

Односторонний отказ может быть полным (приводить к прекращению обязательств), а может быть частичным (приводить к изменению первоначальных правоотношений). Частичный отказ от исполнения договора предполагает наличие в обязательстве нескольких одновременно существующих обязанностей должника по отношению к кредитору. Для того чтобы частичный отказ был осуществим, необходимо, чтобы обязательства, которые являются предметом отказа, были не исполнены. По мнению ряда ученых, в основе частичного отказа от исполнения обязательств лежит не изменение его условий (как сделки), не изменение содержания обязательств, а также не изменение условий их исполнения (например, по срокам), а прекращение части из них при сохранении общей сути договора[21].

С данным выводом можно согласиться только отчасти. Так, с одной стороны, в страховом обязательстве, в котором страховщик обязан осуществлять выплату страхового возмещения по каждому страховому случаю, отказ от выплаты страхового возмещения по первому страховому случаю не приводит, как кажется на первый взгляд, к изменению условий договора, а лишь прекращает их в определенной части. С другой стороны, отказ от выплаты страхового возмещения при сохранении страхового обязательства в целом требует от застрахованного лица самостоятельного восстановления объекта страхования. До указанного момента объем страхового возмещения или обязательств страховщика уменьшается на сумму ущерба по первому страховому случаю. Если бы отказ не имел места, то объем обязательств страховщика остался бы неизменным вне зависимости от факта наступления страхового события.

Статьей 328 ГК РФ предусмотрено два основных способа частичного прекращения обязательств или их изменения посредством применения одностороннего отказа от их исполнения:

1) неисполнение своей части обязательств по договору, если исполнение еще не начато, а встречное исполнение уже нарушено[22];

2) приостановление уже начатого обязательства в связи с нарушением или предполагаемым нарушением встречного обязательства контрагентом.

Таким образом, с учетом приведенного выше анализа можно дать следующее определение термина «односторонний отказ». Односторонний отказ представляет собой одностороннюю сделку, осуществляемую в неюрисдикционной форме, при наличии специальных оснований, предусмотренных законом или договором (если наличие договорных оснований допускается законом), направленную на изменение или прекращение обязательств.

Далее рассмотрим виды оснований, дающих право управомоченной стороне отказаться от исполнения обязательств. Проанализируем несколько видов классификаций, сложившихся в современном гражданском праве. По мнению М.И. Брагинского, все основания одностороннего отказа можно разделить на диспозитивные, применяющиеся по усмотрению сторон, и императивные, которые должны применяться сторонами в обязательном порядке. Также М.И. Брагинский выделяет общие основания, относимые ко всем видам обязательств (например, отказ от исполнения обязательств в случае неисполнения обязательств второй стороной), и специальные основания, которые применяются к отдельным институтам гражданского права[23].

По мнению Е.В. Оболонковой, все основания подразделяются на основания, связанные с наступлением каких-либо обстоятельств, которые в свою очередь классифицируются на основания, связанные с нарушением обязательств, не связанные с нарушением обязательств и не связанные с наступлением каких-либо обстоятельств (безусловные основания, дающие возможность стороне обязательства отказаться от его исполнения в любой момент, или основания, связанные с доверительным характером правоотношений)[24].

М.А. Егорова в своем диссертационном исследовании предложила две группы классификаций. В соответствии с первой все основания делятся на три группы:

— основания, при которых возможность отказа от исполнения договора связана с неопределенным сроком заключения договора;

— основания, в соответствии с которыми допустимость отказа от договора обусловлена особенностями субъектного состава обязательства;

— основания, связанные с фидуциарным характером правоотношения.

В соответствии с другой классификацией все основания делятся на основания, предоставляющие право на односторонний отказ должнику (должник имеет право не приступать к исполнению, должник имеет право прекратить или приостановить начатое исполнение) и предоставляющие право кредитору осуществить односторонний отказ (отказ от производимого исполнения, отказ от принятия уже произведенного исполнения)[25].

Приведенные классификации в той или иной степени систематизируют имеющиеся в гражданском праве основания для одностороннего отказа, но каждая из них не является полной и логически завершенной. Для целей практического применения предлагаем использовать авторскую классификацию. В соответствии с ней все основания для одностороннего отказа подразделяются на законные, предусмотренные нормами ГК РФ или другими законодательными актами, и договорные, установленные сторонами договора по собственному волеизъявлению. Законные основания в свою очередь подразделяются на императивные и диспозитивные, а также на общие, распространяющиеся на все виды обязательств (статьи 463, 464, 475, 480, п. 3 ст. 486 ГК РФ); специальные, распространяющиеся на отдельные виды обязательств. И общие, и специальные основания делятся на основания, связанные с нарушением обязательств; основания, не связанные с нарушением обязательств, но связанные с наступлением определенных событий; безусловные основания, дающие право стороне обязательств отказаться от исполнения обязательств в любой момент времени. Договорные основания также подразделяются на основания, связанные с нарушением обязательств; основания, не связанные с нарушением обязательств, но связанные с наступлением определенных событий.

Применение указанной классификации позволит правильно определить источник правового регулирования; установить обязательности применения соответствующей нормы; выяснить правомочность применения соответствующего основания; сформулировать условия, необходимые для применения того или иного вида основания; определить последствия применения одностороннего отказа.

 

Библиография

1 См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: в 4 кн. — М., 2003. Кн.1: Общие положения. С. 243.

2 См., например: Карапетов А.Г. Расторжение нарушенного договора в российском и зарубежном праве. — М., 2007. С. 254; Егорова М.А. Односторонний отказ от исполнения договора по законодательству Российской Федерации: дис. … канд. юрид. наук. — М., 2006. С. 30.

3 См.: Флейшиц Е.А. Обязательства из причинения вреда и из неосновательного обогащения. — М., 1961. С. 217.

4 См.: Иоффе О.С. Обязательственное право. — М., 1975. С. 14.

5 См.: Егорова М.А. Указ. соч. С. 61.

6 См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / под ред. д-ра юрид. наук Т.Е. Абовой и д-ра юрид. наук А.Ю. Кабалкина. — М., 2004. С. 814—816.

7 Брагинский М.И. Договоры с предпринимателями по Гражданскому кодексу // Право и экономика. 1998. № 1. С. 59.

8 См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. 3-е изд. / рук. авт. коллектива и отв. ред. д-р юрид. наук, проф. О.Н. Садиков. — М., 2005.

9 См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой. С. 814—816.

10 См.: Оболонкова Е.В. Односторонний отказ от исполнения обязательства: дис. … канд. юрид. наук. — М., 2009. С. 55.

11 См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой. С. 814—816.

12 См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 22.12.1998 №157/98. — Доступ из СПС «Гарант».

13 Гражданское право: в 2 т. учеб. / отв. ред. проф. Е.А. Суханов. — М., 2004. Т. II, полутом 1. С. 198.

14 См.: Карпов М.С. Гражданско-правовые меры оперативного воздействия. — М., 2004.  С. 50.

15 См.: Новицкий И.Б. Сделки. Исковая давность. — М., 1954. С. 50—52.

16 Заменгоф З.М. Изменение и расторжение хозяйственных договоров. — М., 1967. С. 11.

17 См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 434.

18 См.: Витрянский В.В. Договоры, обслуживающие граждан // Закон. 1996. № 6. С. 115.

19 Карпов М.С. Указ. раб. С. 62—63.

20 См.: Егорова М.А. Указ. раб. С. 86.

21 См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 434.

22 См.: Сарбаш С.В. Исполнение взаимных обязательств. — М., 2004. С. 18—20.

23 См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 434.

24 См.: Оболонкова Е.В. Указ. раб. С. 55.

 

25 См.: Егорова М.А. Указ. раб. С. 145—148.