Н.А. МАРОККО,
замдекана факультета подготовки специалистов для судебной системы ГОУ ВПО «Российская академия правосудия»
 
Нормативное содержание института конституционной жалобы должно обеспечивать правовое регулирование всех возникающих в процессе его реализации отношений. Иное противоречит конституционному принципу гарантий судебной защиты прав и свобод. Каждый индивид должен быть уверен в том, что обращение получит надлежащее рассмотрение при соблюдении законодательно закрепленных требований подведомственности и допустимости, т. е. должно быть рассмотрено по существу судебным органом, если не имеется установленных законом оснований, исключающих производство по такому обращению.
В конституционном судопроизводстве, в отличие от иных видов судопроизводства, термин «допустимость» имеет свое содержание. 
 
В Федеральном конституционном законе от 21.07.1994 № 1-ФКЗ «О Конституционном суде Российской Федерации» (далее — Закон о КС РФ) не содержится общего определения допустимости обращения. Уяснение правового содержания понятия допустимости имеет важное практическое значение. Предпринятые исследования в этой области освещают особенности понимания допустимости применительно к конкретным видам обращений в КС РФ[1].
Под допустимостью обращений в конституционном судопроизводстве понимается совокупность требований, относящихся к форме, содержанию, субъекту и предмету обращения, соблюдение которых позволяет и обязывает принять обращение к рассмотрению[2].
Кроме того, определение критериев допустимости имеет целью регулировать достаточно большой поток обращений. Председатель КС РФ В.Д. Зорькин отметил, что Конституционный суд РФ в 2005 году рассмотрел около 15 тыс. жалоб, из которых всего 2,5—3% были признаны приемлемыми[3]. Только за 2006 год КС РФ было принято 551 определение об отказе в принятии жалоб граждан к рассмотрению[4].
Зарубежная практика также идет по пути отбора обращений к рассмотрению в органах конституционного контроля. Так, КС ФРГ рассматривает дела по индивидуальным жалобам граждан, предметом которых является только нарушение прав, закрепленных в статьях 20, 33, 38, 101, 103 и 104 Основного закона[5]. При указанном ограничении предмета индивидуальной жалобы в ФРГ установлен широкий перечень ее поводов, которыми могут быть действия или бездействие органов государственной власти и должностных лиц, в том числе принятие правовой нормы, закона, а также официальные действия.
Индивидуальная жалоба может быть подана против судебных постановлений, закона, административного акта. Основанием является предполагаемое нарушение конституционных прав и свобод. В содержании жалобы должно быть обязательное указание на оспариваемый акт, конкретное обжалуемое право, сущность усматриваемого нарушения; при этом обязательным условием является исчерпание внутренних средств защиты.
Допустимость обращения определяется тем, что жалоба при соответствии установленным формальным требованиям содержит вопрос о предполагаемом нарушении конституционных прав и свобод с указанием конкретно обжалуемого права[6].
Законом о Конституционном суде Испании в качестве критериев допустимости устанавливаются соблюдение формальных требований к жалобе, а также то, что возможно обжаловать только права, перечисленные в ст. 53.2 Конституции (основные конституционные права), в жалобе содержится вопрос, по которому требуется решение именно Конституционного суда, при этом основанием для отказа в принятии жалобы к рассмотрению может быть ее явная незначительность и необоснованность[7].
Обращение с индивидуальной жалобой в Конституционный суд Австрии гарантировано ст. 93 Основного закона в случае ущемления прав лица государственной властью. Обращение в Конституционный суд Австрии допустимо, если рассмотрение данного дела подсудно указанному суду, соблюдены все формальные требования, жалоба имеет конституционно-правовое значение и достаточно обоснована, в отношении субъекта обращения нет вступившего в силу приговора суда по уголовному делу, и он ранее не направлял в Конституционный суд жалобу по данному вопросу[8].
Статья 67 Закона РСФСР от 12.07.1991 «О Конституционном суде РСФСР» предусматривала ограничение сроков подачи жалобы граждан на нарушение прав и свобод. Жалоба на неконституционность правоприменительной практики могла быть подана в течение 3 лет со дня принятия оспариваемого решения. Такое ограничение во времени подачи жалобы существует в некоторых государствах. Так, в ФРГ срок возможной подачи жалобы составляет 1 год, а в Испании — 20 дней. В Европейский суд по правам человека можно обратиться с жалобой в течение 6 месяцев.
Наличие ограничения в сроках подачи жалобы некоторыми учеными рассматривается как вполне оправданное: такое ограничение служит дополнительным фильтром, цель которого — ограничить поступление жалоб и обеспечить возможность оперативной и эффективной работы. Так,  Н.В. Витрук указывает, что ранее существовавшее ограничение было весьма разумным[9].
С нашей точки зрения, то, что отечественный законодатель пошел по пути устранения данного фильтра, с одной стороны, играет положительную роль в обеспечении доступа к конституционному правосудию, но с другой стороны, значительно увеличивает число жалоб.
В третьем разделе Закона о КС РФ, содержащем нормы об особенностях конституционного судопроизводства по отдельным категориям дел, в каждой главе имеются нормы, устанавливающие конкретные критерии допустимости обращений. Статья 97 «Допустимость жалобы» устанавливает, что жалоба на нарушение законом конституционных прав и свобод допустима, если закон затрагивает конституционные права и свободы граждан, если он применен или подлежит применению в конкретном деле, рассмотрение которого завершено или начато в суде или ином органе, применяющем закон.
Содержание критерия «допустимость» в отношении обращений в КС РФ в науке не является бесспорным. При буквальном толковании нормы Закона о КС РФ критериев допустимости обращений всего три: оспариваемый закон затрагивает конституционные права и свободы;  закон применен или подлежит применению; существует конкретное дело. Следовательно, КС РФ может признать жалобу недопустимой только тогда, когда она не отвечает указанным требованиям. Такое толкование понятия допустимости дается, например, в комментарии к Закону о КС РФ[10] и соответствует принципу невозможности расширительного толкования норм федерального конституционного закона, устанавливающих основания к отказу в принятии обращения к рассмотрению.
С нашей точки зрения, следует согласиться с Т.Г. Морщаковой, которая считает, что содержанием ст. 97 Закона о КС РФ не исчерпываются все требования к жалобе. Она пишет, что допустимость жалобы в КС РФ обусловливается соблюдением общих правил, установленных для всех видов обращений в КС РФ. Поэтому, с точки зрения Т.Г. Морщаковой, можно говорить об условиях допустимости жалобы в широком и узком смысле[11].
В широком смысле критерии допустимости жалобы можно вывести путем рассмотрения взаимосвязанных норм федерального конституционного закона, содержащихся во втором разделе Закона о КС РФ. Второй раздел Закона о КС РФ определяет общие критерии допустимости обращения с конституционной жалобой: наличие повода к обращению (обращение в КС РФ в форме жалобы, отвечающее требованиям Закона о КС РФ), основания к обращению (обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции РФ закон, иной нормативный акт), соблюдение формы обращения, наличие документов, прилагаемых к обращению (ст. 37), и уплата государственной пошлины (ст. 39).
Статья 97 Закона о КС РФ предусматривает специальные критерии допустимости конституционной жалобы для субъектов обращения, которые могут считаться условиями допустимости жалобы в узком смысле.
При решении вопроса о принятии обращения к рассмотрению проверяется наличие как общих, так и специальных критериев допустимости. Первичной стадией принятия конституционной жалобы к рассмотрению является рассмотрение обращений Секретариатом КС РФ и направление их для предварительного изучения (§ 9 Регламента Конституционного суда Российской Федерации от 01.03.1995 № 2-1/6; далее — Регламент КС РФ). Рассмотрение обращений после их регистрации в установленном порядке осуществляется специалистами соответствующих подразделений Секретариата КС РФ. Регламентом КС РФ детально не регулируются критерии, по которым Секретариат КС РФ принимает решение о несоответствии обращения, так как этот аппарат КС РФ проверяет обращение на соответствие общим требованиям (наличие документов, прилагаемых к жалобе, уплата государственной пошлины и пр.). Согласно ст. 40 Закона о КС РФ в случаях, если обращение явно не подведомственно КС РФ, по форме не отвечает требованиям Закона о КС РФ, исходит от ненадлежащего органа или лица, не оплачено государственной пошлиной, если иное не установлено Законом о КС РФ, Секретариат КС РФ уведомляет заявителя о несоответствии его обращения требованиям Закона о КС РФ. Заявитель после устранения недостатков, указанных в части второй ст. 40, вправе вновь направить обращение в КС РФ.
Регламентом КС РФ в § 10 установлена гарантия оспаривания выводов Секретариата КС РФ о несоответствии обращения вышеуказанным требованиям, согласно которой Председатель КС РФ поручает одному или нескольким судьям в соответствии с установленными принципами распределения обращений между судьями провести проверку обоснованности принятого Секретариатом КС РФ решения. Результаты проверки не позднее 1 месяца докладываются судьей в пленарном заседании. При признании решения Секретариата КС РФ обоснованным КС РФ выносит определение о несоответствии обращения требованиям Закона о КС РФ. Копия определения КС РФ направляется заявителю.
Статьей 43 Закона о КС РФ определяются общие критерии отказа в принятии обращения (по всем категориям дел) к рассмотрению. КС РФ принимает решение об отказе в принятии обращения к рассмотрению в случаях, если:
1) разрешение вопроса, поставленного в обращении, не подведомственно КС РФ; 2) обращение в соответствии с требованиями Закона о КС РФ не является допустимым; 3) по предмету обращения КС РФ ранее было вынесено постановление, сохраняющее свою силу.
Некоторые ученые делают вывод, что Секретариат КС РФ отказывает в рассмотрении дела и выявляет наличие повода к рассмотрению[12]. С нашей точки зрения, сущностное отличие основания к обращению в КС РФ от основания к рассмотрению дела состоит в том, что основанием к рассмотрению дела является сложившееся на стадии предварительного рассмотрения дела у судьи мнение о допустимости обращения. Секретариат КС РФ не отказывает в принятии дела к рассмотрению, а уведомляет о несоответствии обращения формальным требованиям. Об этом свидетельствует и правовая позиция КС РФ, который в своем определении указал, что обязанность Секретариата КС РФ уведомлять заявителя о несоблюдении требований и давать рекомендации об устранении недостатков не может рассматриваться как ограничение права заявителя на обращение в КС РФ[13]. Отказ в принятии обращения к рассмотрению — прерогатива КС РФ, который своим мотивированным определением в соответствии со ст. 43 Закона о КС РФ и § 11 Регламента КС РФ это решение оформляет.
Таким образом, действительная допустимость конституционной жалобы в соответствии с ее специальными критериями, установленными ст. 97 Закона о КС РФ, и наличие сущностных оснований для обращения в КС РФ выявляются на стадии предварительного изучения обращения судьями.
Согласно ст. 41 Закона о КС РФ и § 11 Регламента КС РФ Председатель КС РФ поручает одному или нескольким судьям предварительное изучение обращения, которое должно быть завершено не позднее 2 месяцев с момента регистрации обращения. Предварительное изучение обращения судьей (судьями) является обязательной стадией производства в КС РФ.
В ходе предварительного изучения обращения проводится проверка наличия оснований для обращения[14]. Судьи в предварительном порядке выявляют неопределенность обжалуемого закона[15], т. е. признание отсутствия неопределенности ведет к признанию необоснованности жалобы. Из этого некоторыми учеными делается вывод о том, что выявление неопределенности на предварительной стадии изучения судьями ведет к фактическому признанию обжалуемой нормы конституционной без проверки в судебном разбирательстве[16].
В качестве критериев допустимости жалобы выступают положения и нормы Конституции РФ, на соответствие которым проверяется оспариваемая норма. Таковыми могут быть положения как непосредственно устанавливающие охраняемые права и свободы, так и определяющие полномочия органов, принявших оспариваемый акт. При этом, если в законодательстве имеются пробелы, препятствующие осуществлению прав и свобод, их эффективной охране, но сам по себе вопрос не получил разрешения в Конституции РФ, по своему характеру и значению не относится к числу конституционных, КС РФ не рассматривает данный вопрос, так как его решение является прерогативой законодателя[17].
Основанием к рассмотрению дела является обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции РФ оспариваемый закон (ст. 36 Закона о КС РФ). Как уже отмечалось выше, наличие или отсутствие неопределенности с точки зрения заявителя, т. е. наличие у него действительной правовой заинтересованности, не может служить основанием для отказа в принятии жалобы к судопроизводству[18].
КС РФ в одном из своих решений указал, что неясность формулировок, понятий, терминологии, пробельность закона также могут являться основанием для проверки его конституционности по жалобе, но лишь при том условии, что это приведет в процессе правоприменения к такому толкованию норм, которое нарушает или может нарушить конкретные конституционные права[19].
В законодательстве стран, имеющих институт конституционной жалобы граждан, закреплено, что одним из оснований для отказа в принятии к рассмотрению обращений является необоснованность жалобы либо явная незначительность, под которой подразумевается отсутствие конституционно-правовой значимости.
 Только сам суд может определить, имеется ли в обращении постановка конституционно-значимой проблемы, нарушает ли оспариваемая норма конституционные права и свободы, либо такие признаки отсутствуют.
Как показывает практика некоторых зарубежных стран, конституционные суды оценивают допустимость поступающих обращений не только с позиций реального соблюдения требований, предъявляемых нормами закона, но и с позиций действия оспариваемых норм в соотношении с конституционными принципами и положениями[20].
Несоответствие обращения критериям допустимости как основание для отказа в принятии обращения часто встречается в определениях КС РФ.
КС РФ принимает дело к рассмотрению, если из материалов жалобы, доклада судьи, предварительно изучавшего дело, следует, что оспариваемый закон действительно нуждается в проверке на соответствие Конституции РФ, и на стадии предварительного рассмотрения приходит к выводу о наличии неопределенности в вопросе о том, соответствует ли Конституции РФ оспариваемый закон или его отдельные нормы. Если КС РФ не выявляет обстоятельств, в связи с которыми оспариваемый акт необходимо проверять на конституционность (не находит положений, противоречащих Конституции РФ), он отказывает в принятии обращения к рассмотрению в судебном процессе. Таким образом, основанием допустимости служит наличие неопределенности в вопросе соответствия Конституции РФ оспариваемого акта.
В ст. 43 Закона о КС РФ не содержится специального указания на такое основание к отказу в принятии обращения, как отсутствие неопределенности в вопросе о соответствии обжалуемого акта Конституции РФ. КС РФ указал, что при решении вопроса о принятии какого-либо дела к рассмотрению КС РФ должен проверить с учетом требований Закона о КС РФ, имеется ли в действительности неопределенность оспариваемого нормативного акта либо она является мнимой, а ссылки на соответствующие статьи Конституции РФ — необоснованными и произвольными[21]. Г.А. Гаджиев по этому поводу пишет, что КС РФ из понятия неопределенности вывел еще одно условие допустимости — ее обоснованность[22].
В Законе о КС РФ основанием к рассмотрению дела названа неопределенность в вопросе о соответствии оспариваемого акта Конституции РФ, а с другой стороны, отсутствие неопределенности не предусмотрено как основание для отказа в принятии обращения к рассмотрению. Таким образом, КС РФ не может отказать в принятии обращения по основаниям отсутствия неопределенности в вопросе о соответствии Конституции РФ оспариваемого акта, в случае если обращение отвечает всем формальным требованиям.
Такой точки зрения придерживаются некоторые ученые, полагающие, что принятие решений о недопустимости рассмотрения обращений в пленарном заседании нельзя признать достаточной гарантией от их неправильности, поскольку в этих случаях не проводится исследование конституционности норм, не излагаются мотивы, подтверждающие правовую позицию КС РФ[23].
Другие ученые предлагают установить отсутствие неопределенности в вопросе о соответствии оспариваемого акта Конституции РФ как одного из критериев допустимости обращений, тем более что данный критерий был признан КС РФ[24].
С нашей точки зрения, установление такого критерия может негативно сказаться на реализации функции защиты прав и свобод личности в конституционном судопроизводстве, поскольку КС РФ больше не обладает правом проверки конституционности правоприменительной практики. Очень часто в практике КС РФ встречаются жалобы на положения закона, когда сами нормы закона не содержат принципов, противоречащих Конституции РФ, но их применение различными государственными органами и должностными лицами нарушает права и свободы. В одном случае возможно ненадлежащее толкование нормативного правового акта, примененного или подлежащего применению в конкретном деле, в другом — правоприменительная практика, не соответствующая конституционному содержанию норм закона.
В качестве примера можно привести жалобы граждан К.А. Инешина и Н.С. Никонова, а также ОАО «Нижнекамскнефтехим» на нарушение конституционных прав и свобод положением ст. 336 ГПК РФ. Согласно положению ст. 336 ГПК РФ на решения всех судов в Российской Федерации, принятые в первой инстанции, за исключением решений мировых судей, сторонами и другими лицами, участвующими в деле, может быть подана кассационная жалоба. По мнению заявителей, названное законоположение по смыслу, придаваемому ему правоприменительной практикой, позволяет отказывать лицам, не участвовавшим в деле, чьи права и законные интересы нарушены судебным актом, вынесенным по этому делу, в принятии их кассационных жалоб, что противоречит Конституции РФ. КС РФ в постановлении от 20.02.2006 № 1-П по делу о проверке конституционности ст. 336 ГПК РФ признал оспариваемое положение не противоречащим Конституции РФ, поскольку оно по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего гражданского процессуального законодательства не предполагает в случае отсутствия кассационной жалобы лиц, участвующих в деле, отказ суда второй инстанции в принятии к рассмотрению поданных в установленный законом срок жалоб лиц, не привлеченных к участию в деле, для кассационной проверки наличия такого основания для отмены решения суда первой инстанции, как разрешение вопроса о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле.
В этом постановлении КС РФ, признав конституционность оспариваемой нормы, выявил ее действительный конституционный смысл, чем предотвратил неконституционность правоприменительной практики, основанной на неверном истолковании указанной нормы и тем самым нарушающей конституционное право на судебную защиту. Кроме того, из рассмотренного примера видно, что реальное наличие или отсутствие неопределенности может быть выявлено только при рассмотрении дела по существу. Как справедливо утверждает Г.А. Жилин, судья не вправе в таких случаях отказать в принятии обращения к рассмотрению[25].
Вопрос установления в качестве критерия допустимости наличия конституционно-правовой значимости в конституционной жалобе, как это сделано в некоторых зарубежных государствах, решен в Законе о КС РФ отрицательно. Критерий конституционной значимости встречается в ст. 68 Закона о КС РФ, которая определяет перечень оснований прекращения производства по делу. В ней указывается, что КС РФ прекращает производство по делу в случаях, если в ходе заседания будут выявлены основания к отказу в принятии обращения к рассмотрению или будет установлено, что вопрос, разрешаемый законом, иным нормативным актом, договором между органами государственной власти или не вступившим в силу международным договором Российской Федерации, конституционность которых предлагается проверить, не получил разрешения в Конституции РФ или по своему характеру и значению не относится к числу конституционных.
Очевидно, что отсутствие конституционно-правовой значимости или ее наличие, реальное нарушение конституционных прав и свобод оспариваемым актом может быть выявлено только в ходе конституционного судопроизводства. Так, медицинские работники муниципальной организации здравоохранения, работающие и проживающие на территории Республики Карелии, оспаривали конституционность ч. 1 ст. 153 Федерального закона от 22.08.2004 № 122-ФЗ «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием федеральных законов “О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон “Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации”” и “Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации”». По мнению заявителей, названное законоположение в той мере, в какой оно как по своему буквальному смыслу, так и по смыслу, придаваемому ему правоприменительной (в том числе судебной) практикой, препятствовало сохранению предоставлявшейся им до 1 января 2005 г. на федеральном уровне льготы в виде бесплатного пользования квартирами с отоплением и освещением и неправомерно лишало их установленных государством социальных гарантий без равноценной компенсации, ухудшало их материальное положение.
КС РФ пришел к выводу, что конституционные права заявителей указанными нормами закона не нарушаются. Вместе с тем суд определил, что, поскольку, как свидетельствуют представленные материалы, в Республике Карелии надлежащее правовое регулирование как на уровне самого субъекта Российской Федерации, так и на уровне муниципального образования отсутствует, соответствующие органы власти обязаны осуществить его с учетом правовых позиций КС РФ о недопустимости внесения произвольных изменений в действующую систему норм, в том числе в социальной сфере, как и произвольного отказа государства от выполнения своих публично-правовых обязательств. Данные правовые позиции КС РФ, касающиеся актов федерального законодательства, полностью применимы к нормативным правовым актам субъектов Российской Федерации и местного самоуправления[26].
Из рассмотренного примера видно, что понятие «затрагивает», закрепленное в ст. 97 Закона о КС РФ как критерий допустимости жалобы, и понятие «нарушает» по своему значению неидентичны: у заявителя складывается убеждение, что его права нарушены, а для КС РФ критерием принятия обращения к рассмотрению выступает то, что права и свободы затронуты обжалуемым актом. Нарушаются ли конституционные права и свободы обжалуемым актом, а тем более существует ли конституционно-правовая значимость вопроса, можно установить только в судебном заседании при рассмотрении дела по существу.
Заслуживает внимания такой критерий допустимости индивидуальной жалобы, как необоснованность. Примером определения критериев допустимости жалобы может служить институт индивидуальной жалобы в Европейский суд по правам человека. Основанием для отказа в рассмотрении жалобы является ее необоснованность, под которой подразумевается, что действия и факты, обжалуемые заявителем, не противоречат Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года либо они не доказаны или явно неверные[27].
КС РФ в определении от 07.10.1999 № 118-О указал, что если нормы Конституции РФ, на которые в обосновании своей позиции ссылается заявитель, к оспариваемому положению непосредственного отношения не имеют, то нет оснований считать, что им затрагиваются и тем более нарушаются конституционные права заявителя.
Обоснованность жалобы в выявленном КС РФ понимании устанавливается в процедуре предварительного рассмотрения обращения судьей.
С нашей точки зрения, необходимо дополнить ст. 43 Закона о КС РФ нормой, предоставляющей Конституционному суду РФ право не рассматривать по существу обращения, являющиеся необоснованными, в случае, если нормы Конституции РФ явно не имеют отношения к поставленному в обращении вопросу, даже если оспариваемые акты формально отвечают критерию допустимости.
 
Библиография
1 См.: Лучин О.В., Доронина О.Н. Жалобы граждан в Конституционный суд Российской Федерации. — М., 1998. С. 72.; Гаджиев Г.А. Подведомственность и допустимость обращений в Конституционный суд Российской Федерации // Журнал российского права. 1997. № 7. С. 3—4.
2 См.: Анишина В.И. Судебный запрос в конституционном судопроизводстве. — М., 2002. С. 99.
3 См.: Материалы официальной встречи Председателя и судей Конституционного суда Российской Федерации и Председателя и судей Федерального конституционного суда ФРГ // www.ksrf.ru
4 См. текущий архив Конституционного суда РФ.
5 См.: Федеративная Республика Германия. Конституция и законодательные акты / Под ред. Ю.П. Урьянса. — М., 1991. С. 26. Такой способ ограничения юрисдикции конституционных судов в отношении защиты прав и свобод не единичен. Например, такова практика в Венгрии, Германии, Словении, Испании, Чехии. (См.: Овсепян Ж.И. Судебный конституционный контроль в зарубежных странах: Дис. … д-ра юрид. наук. — Ростов, 2004.)
6 См.: Федеративная Республика Германия. Конституция и законодательные акты. С. 27.
7 См.: Испания. Конституция и законодательные акты / Под ред. В.А. Туманова. — М., 1991. С. 30.
8 См.: Конституционное (государственное) право зарубежных стран / Отв. ред. Б.А. Страшун. — М., 1995. С. 286.
9 См.: Витрук Н.В. Конституционное правосудие. — М., 1998. С. 272—273.
10 См.: Федеральный конституционный закон «О Конституционном суде Российской Федерации»: Комментарий. — М., 1996. С. 158.
11 См.: Федеральный конституционный закон... С. 299.
12 См., например: Хабриева Т.Я. Толкование Конституции: теория и практика: Дис. … д-ра юрид. наук. — М., 1997. С. 188.
13 См.: Определение КС РФ от 25.10.1999 № 135-О // Текущий архив КС РФ.
14 См.: Витрук Н.В. Указ. соч. С. 229.
15 См.: Федеральный конституционный закон… С. 144.
16 См.: Брежнев О.В. Федеральный судебный конституционный контроль в России. — М., 2006. С. 306.
17 См.: Определение КС РФ от 15.06.1995 № 29-О // Текущий архив КС РФ.
18 См.: Жилин Г.А. Защита прав человека в гражданском судопроизводстве // Российская юстиция. 1998. № 6. С. 9.
19 См.: Определение КС РФ от 04.12.1995 № 116-О // Текущий архив КС РФ.
20 См.: Государственное право Германии. Т. 1. — М., 1994. С. 275.
21 См.: Определение КС РФ от 16.10.2001 № 230-О // Текущий архив КС РФ.
22  См.: Гаджиев Г.А. Подведомственность и допустимость обращений в Конституционный суд Российской Федерации // Журнал российского права. 2001. № 6. С. 9.
23 См.: Федеральный конституционный закон… С. 306.
24 См., например: Брежнев О.В. Указ. соч. С. 120.
25 См.: Жилин Г.А. Указ. ст. С. 29.
26 См.: Определение КС РФ от 01.03.2007 № 129-О // Вестник КС РФ. 2007. № 4.
27 См.: Курдюков Д.Г. Право на жалобу в контексте Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод  1950 года: Дис. ... канд. юрид. наук. — Казань, 1001.  С. 149—150.