В.А. СЕЛЕЗНЕВ,
помощник директора ФССП России
 
Формы организации исполнительного производства в государствах постсоветского пространства имеют некоторые отличия от отечественной модели, что обусловлено определенными подходами к совершенствованию законодательного регулирования. При этом по-разному решен вопрос о подведомственности органа, уполномоченного в сфере исполнительного производства, в связи с чем исполнение судебных актов и актов других органов включено в компетенцию либо соответствующих структур, находящихся при судах (Комитет по судебному администрированию при Верховном Суде Республики Казахстан) или в составе министерств юстиции (Департамент государственной исполнительной службы Министерства юстиции Украины) либо отдельных служб (Служба судебных надзирателей и судебных исполнителей Министерства юстиции Азербайджанской Республики[1], Служба принудительного исполнения судебных актов Республики Армения).
 
Законодательное регулирование исполнительного производства в Республике Беларусь основывается на концепции, в соответствии с которой исполнительное производство является стадией гражданского процесса, а модель организации принудительного исполнения «можно охарактеризовать как публично-правовую, в которую внедряются частноправовые элементы на этапе реализации имущества должника»[2].
В отличие от России, в Республике Беларусь функции принудительного исполнения выполняют органы судебной власти.
Определенным шагом в направлении совершенствования системы принудительного исполнения в Республике Беларусь явилось создание наряду с существовавшим институтом судебных исполнителей общих судов дополнительной структуры с учетом распределения полномочий органа принудительного исполнения. В целях обеспечения оперативности и эффективности исполнения решений хозяйственных судов, Указом Президента Республики Беларусь с 01.01.1998 в структуре хозяйственных судов Республики Беларусь создана Служба судебных исполнителей хозяйственных судов[3]. Постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 30.01.1998 № 147 «О Службе судебных исполнителей хозяйственных судов в Республике Беларусь» утверждено положение, определяющее организационную основу деятельности службы, права и обязанности судебного исполнителя.
Важная отличительная особенность системы исполнительного производства Республики Беларусь заключается в том, что исполнение судебных постановлений и других актов является задачей судопроизводства в судах общей юрисдикции и хозяйственных судах.
В систему принудительного исполнения Республики Беларусь входят две самостоятельные структуры: судебные исполнители общих судов и Служба судебных исполнителей хозяйственных судов. Соответственно, порядок исполнительного производства регулируется нормами раздела IX Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь[4] (далее — ГПК РБ) и Раздела IV Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь[5] (далее — ХПК РБ).
Судебные исполнители общих судов подчиняются руководству судов, при которых состоят, и органам исполнительной власти (управлениям юстиции при исполкомах и Министерству юстиции РБ). Служба судебных исполнителей хозяйственных судов, возглавляемая Главным судебным исполнителем хозяйственных судов Республики Беларусь — начальником управления организации исполнительного производства, подчиняется Председателю Высшего Хозяйственного суда Республики Беларусь.
Статьей 459 ГПК РБ определены задачи исполнительного производства: обеспечение исполнения решений, определений и постановлений судов по гражданским и административным делам; приговоров, постановлений и определений судов по уголовным делам в части имущественных взысканий; контроль за добровольным исполнением, а в необходимых случаях — принудительное исполнение в целях охраны и защиты подтвержденных в установленном законом порядке прав граждан, юридических лиц и государства.
В компетенцию судебного исполнителя входят не только вопросы возбуждения исполнительного производства, принудительного исполнения, возвращения исполнительного документа взыскателю, но и принятие мер по установлению местонахождения должника, контроль за добровольным исполнением, определение расходов по исполнению исполнительного документа.
Законодателем сформулировано понятие исполнительного производства в соответствии с традиционным подходом к его рассмотрению как стадии гражданского и хозяйственного процесса. Так, согласно ст. 325 ХПК РБ исполнительным производством по хозяйственным (экономическим) спорам является стадия судопроизводства в хозяйственном суде, представляющая собой применение хозяйственным судом по основаниям и в порядке, установленным ХПК РБ мер, направленных на восстановление, в том числе принудительное, нарушенных законных интересов стороны (сторон) в сфере хозяйственной (экономической) деятельности.
Хозяйственные суды обеспечивают исполнение судебных постановлений, а в случаях, предусмотренных законодательством, — актов иных органов и должностных лиц, и осуществляют контроль за правильным и своевременным исполнением судебными исполнителями исполнительных документов. Так как исполнительное производство обозначено законодателем как стадия судопроизводства, то вполне логично, что контроль правильности и своевременности исполнения осуществляется судьей.
Предусмотренная законом организация материального стимулирования способствует повышению мотивации судебных исполнителей в целях эффективного решения задач исполнительного производства, что можно отметить в числе достоинств системы исполнительного производства Республики Беларусь. Так, в соответствии со ст. 486 ГПК РБ из средств, взысканных судом с должника при принудительном совершении действий по имущественным взысканиям (в размере 5% от суммы взыскания), судебному исполнителю, обеспечившему реальное и своевременное исполнение, выплачивается вознаграждение в размере не более десяти базовых величин, а в случае частичного исполнения по независящим от судебного исполнителя причинам — в размере до пяти базовых величин[6]. Аналогичное правило взыскания (удержания) с должника 5% от взысканной суммы содержится в ст. 402 ХПК РБ.
Средства, взысканные с недобросовестных должников, формируют внебюджетный фонд, используемый на:
—финансирование производимых по инициативе хозяйственных судов экспертиз и аудита, на другие затраты, связанные как с рассмотрением дел, так и с принудительным исполнением судебных решений по имущественным взысканиям;
—укрепление материально-технической базы хозяйственных судов;
—оснащение хозяйственных судов научно-технической продукцией;
—вознаграждение судебных исполнителей;
—обеспечение судебных исполнителей форменной одеждой;
—оплату проезда судебных исполнителей к месту исполнения транспортом городского, пригородного и местного сообщения.
Более того, дополнительные средства от имущественных взысканий направляются хозяйственными судами Республики Беларусь также Министерству юстиции РБ и Верховному Суду РБ на укрепление материально-технической базы общих судов[7].
Необходимо отметить, что система исполнительного производства в Республике Беларусь, в отличие от систем исполнительного производства других государств на постсоветском пространстве, не претерпела значительных изменений. Совершенствование гражданского процессуального и хозяйственного процессуального законодательства в ходе судебной реформы осуществлялось внесением необходимых изменений в ГПК РБ и ХПК РБ без изменения существующей концепции исполнительного производства. Все это свидетельствует об определенной консервативности в законодательном регулировании исполнительного производства.
Принудительное исполнение судебных и иных решений на Украине возлагается на Государственную исполнительную службу, которая входит в систему органов Министерства юстиции Украины.
Согласно Закону Украины от 24.03.1998 № 202/98-ВР «О государственной исполнительной службе»[8] принудительное исполнение решений осуществляют государственные исполнители Департамента государственной исполнительной службы Министерства юстиции Украины, отделов государственной исполнительной службы управлений юстиции в соответствии с установленной законом подведомственностью исполнения.
Условия и порядок исполнения решений судов, других органов и должностных лиц, которые в соответствии с законом подлежат принудительному исполнению в случае неисполнения их в добровольном порядке, регламентируются Законом Украины от 21.04.1999 № 606-XIV «Об исполнительном производстве»[9]. Указанный закон определяет исполнительное производство как завершающую стадию судебного производства, а принудительное исполнение решений других органов (должностных лиц) — как совокупность действий органов и должностных лиц, указанных в законе, направленную на принудительное исполнение решений судов и других органов (должностных лиц), которые осуществляются по основаниям, способом и в пределах полномочий, определенных законом, иными нормативными правовыми актами, изданными в соответствии с названным законом и другими законами, а также решениями, которые в соответствии с настоящим законом подлежат принудительному исполнению.
Правовые, организационные и экономические основы исполнительного производства, правовой статус судебных исполнителей в Республике Казахстан установлены Законом Республики Казахстан от 30.06.1998 № 253-I «Об исполнительном производстве и статусе судебных исполнителей»[10].
Правовое положение судебных приставов Республики Казахстан, осуществляющих поддержание общественного порядка в судах и во время совершения судебными исполнителями исполнительных действий, а также обеспечение охраны зданий судов, охраны судей, других участников процесса, судебных исполнителей и лиц, участвующих в исполнительных действиях во время совершения этих действий, установлены Законом Республики Казахстан от 07.07.1997 № 150-I «О судебных приставах»[11].
Тенденция децентрализации системы исполнительного производства в Республике Казахстан проявилась в настоящее время в формировании смешанной модели.
Так, согласно законодательно утвержденной новой концепции исполнительного производства функции по исполнению судебных актов и актов других органов могут осуществлять частные и государственные судебные исполнители.
Вступающий в силу с 20 октября 2010 г. Закон Республики Казахстан от 02.04.2010 № 261-IV «Об исполнительном производстве и статусе судебных исполнителей»[12] (далее — Закон № 261-IV) вводит понятия частного и государственного судебных исполнителей и определяет их правовое положение. В соответствии с принятой терминологией частным судебным исполнителем является гражданин Республики Казахстан, занимающийся частной практикой по исполнению исполнительных документов без образования юридического лица на основании лицензии частного судебного исполнителя, выданной уполномоченным органом.
Государственным судебным исполнителем является должностное лицо, состоящее на государственной службе и выполняющее возложенные на него законом функции по исполнению исполнительных документов.
Закон № 261-IV предъявляет к частным судебным исполнителям высокие требования. Так, для занятия указанной должности необходимы прохождение непрерывной 2-летней стажировки, сдача квалификационного экзамена, получение лицензии, прохождение конкурса на замещение должности.
Государственным и частным судебным исполнителям предоставляются равные права и обязанности за изъятиями, предусмотренными указанным законом. В частности, к таким исключениям относится требование п. 6 ст. 32 Закона № 261-IV, допускающее принятие частным судебным исполнителем мер по обеспечению исполнения исполнительного документа только с санкции суда, получаемой в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством Республики Казахстан.
Частные судебные исполнители Республики Казахстан не вправе принимать к исполнению исполнительные документы, по которым в качестве одной из сторон выступает государство. Новая концепция исполнительного производства в Республике Казахстан предусматривает, что при осуществлении предоставленных законом полномочий частный судебный исполнитель самостоятельно финансирует свою деятельность. Оплата его деятельности производится за счет средств, взысканных с должника, и складывается из суммы, уплачиваемой по утверждаемым Правительством Республики Казахстан тарифам в зависимости от характера совершаемых исполнительных действий, и суммы, выплачиваемой по окончании исполнительного производства в случае полного или частичного исполнения исполнительного документа.
В отношении вопросов конкуренции и монополизации в частной сфере исполнения следует согласиться с тем, что «положительный стимул от привлечения частных структур в качестве судебных исполнителей, в частности стимул, вытекающий из конкуренции, может установиться, только если судебный исполнитель не будет единственным, кто будет назначен для работы в какой-то области»[13].
Поэтому необходимо максимально ограничить монополию частного судебного исполнителя по территориальному принципу, с тем чтобы предоставить взыскателю возможность выбора не только между государственным и частным судебным исполнителем, но и возможность выбора из определенного количества частных судебных исполнителей, работающих в данном регионе.
Следует отметить, что задачи исполнительного производства, согласно законодательству Республики Казахстан, в целом схожи с аналогичными задачами, содержащимися в законодательстве Российской Федерации и других государств на постсоветском пространстве.
Так, в соответствии со ст. 2 Закон № 261-IV задачами исполнительного производства являются обязательное и своевременное исполнение исполнительных документов, выдаваемых на основании судебных решений, определений и постановлений по гражданским и административным делам, приговоров и постановлений по уголовным делам в части имущественных взысканий, а также постановлений иных органов.
Кроме принципов законности, своевременности совершения исполнительных действий и применения мер принудительного исполнения, уважения чести и достоинства человека, неприкосновенности минимума имущества, необходимого для существования должника и членов его семьи, соотносимости объема требований взыскателя и мер принудительного исполнения, которые имеются и в отечественном законодательстве, система исполнительного производства Республики Казахстан включает и другие основные принципы:
—прозрачность совершения исполнительных действий и применения мер принудительного исполнения[14];
—пропорциональность распределения взысканных сумм между взыскателями одной очереди при их недостаточности для полного удовлетворения всех требований очереди;
—возмещение за счет должника расходов по принудительному исполнению исполнительного документа;
—свобода обжалования в суде процессуальных действий и постановлений судебного исполнителя.
Сравнивая систему принудительного исполнения в Республике Казахстан с отечественной системой исполнительного производства, нужно отметить, что с развитием отрасли исполнительного права состав принципов может быть дополнен, в частности, организационно-функциональными принципами (например, принципом осуществления исполнительного производства исключительно судебными приставами, принципом независимости судебных приставов).
В проекте Исполнительного кодекса РФ предлагаются такие принципы, как законность, диспозитивность, равенство участников исполнительного производства перед законом, поощрение добровольного исполнения, язык исполнительного производства, активность органов исполнения, пропорциональность удовлетворения требований взыскателей, соблюдение минимальных стандартов правовой защиты, гласность при совершении исполнительных действий[15]. В единстве и взаимосвязи они должны образовать систему принципов отечественного исполнительного производства, характеризующую его как отдельную отрасль права, отражающую его специфику, а также содержание правоприменительной деятельности судебных приставов.
 
Библиография
1 В настоящее время принудительное исполнение входит в компетенцию Главного управления судебных исполнителей Министерства юстиции Азербайджанской Республики.
2 Колядко И.Н. Принципы исполнения судебных решений и иных актов в Республике Беларусь (Концепция, правовое регулирование, проблемы совершенствования) // Актуальные проблемы развития судебной системы и системы добровольного и принудительного исполнения решений Конституционного Суда РФ, судов общей юрисдикции, арбитражных, третейских судов и Европейского суда по правам человека: Сб. науч. статей. — Краснодар—СПб.: Юридический центр Пресс, 2008. С. 661.
3 Указ Президента Республики Беларусь от 08.10.1997 № 507 «О создании Службы судебных исполнителей хозяйственных судов в Республике Беларусь» // Собрание декретов, указов Президента и постановлений Правительства Республики Беларусь. 1997. № 28. Ст. 915 (в ред. Указа Президента Республики Беларусь от 17.07.2006 № 453) // Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь. 2006. № 112.
4 Гражданский процессуальный кодекс Республики Беларусь от 11.01.1999 № 238-З // Ведомости национального со-брания Республики Беларусь. 1999. № 10—12. (См.: ст. 102 в ред. от 04.01.2010) // Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь. 2010. № 15.
5 Хозяйственный процессуальный кодекс Республики Беларусь от 15.12.1998 № 219-З // Ведомости национального собрания Республики Беларусь. 1999. № 13—14. (См.: ст. 195 в ред. от 15.06.2009)  // Там же. 2009. № 148.
6 Постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 02.11.2007 № 1446 «Об установлении размера базовой величины» установлена базовая величина с 01.12.2007 в размере 35 000 белорусских рублей, что составляет примерно 350 российских рублей // Там же. 2007. № 266. С. 32.
7 См.: Каменков В.С. Роль судей хозяйственных судов в обеспечении деятельности службы судебных исполнителей хозяйственных судов Республики Беларусь // Арбитражный и гражданский процесс. 2008. № 9. С. 46.
8 Ведомости Верховной Рады Украины. 1998. № 36—37. Ст. 243.
9 Там же. 1999. № 24. Ст. 207.
10 Ведомости Парламента Республики Казахстан. 1998. № 13. Ст. 195. (с 20.10.2010 указанный нормативный правовой акт утрачивает силу в соответствии с Законом Республики Казахстан от 02.04.2010 № 261 // http://www.parlam.kz).
11 Ведомости Парламента Республики Казахстан. 1997. № 13—14. Ст. 201.
12 Казахстанская правда. 2010. 20 апр. № 97—98.
13 Эберхард В. Закон о частных судебных исполнителях: начало современного исполнительного производства в Казахстане? // Арбитражный и гражданский процесс. 2008. № 10. С. 42.
14 В статье 3 Закона № 261-IV принцип сформулирован как «своевременность и прозрачность», но в целях сравнительного анализа мы приводим только часть данной формулировки, отсутствующую в системе принципов отечественного исполнительного производства.
15 См.: Исполнительный кодекс Российской Федерации: Проект / Под ред.  В.М. Шерстюка, В.В. Яркова. —М.: Проспект, 2009. С. 12.