Е.В. ЛУКАШЕВА,

советник отдела контрольно-методической работы и взаимодействия с территориальными органами Управления организации работы по розыску должников, их имущества и розыску детей ФССП России

 

Права ребенка признаны фундаментальными ценностями мирового масштаба, в их обеспечении и защите заинтересовано все мировое сообщество. Сегодня международная защита прав ребенка представляет собой систему взаимосогласованных действий государств, направленных на обеспечение прав детей и закрепление международных норм о защите этих прав в национальных законодательствах.

В октябре 2011 года Россия ратифицировала Конвенцию о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей (принята Гаагской конференцией по международному частному праву 25 октября 1980 г., далее — Конвенция), которая направлена на обеспечение незамедлительного возвращения детей, незаконно перемещенных за границу государства их обычного проживания либо незаконно удерживаемых вне его, а также на то, чтобы права опеки и доступа, предусмотренные законодательством одного договаривающегося государства, эффективно соблюдались в других договаривающихся государствах.

Международный опыт применения Конвенции свидетельствует о том, что ее нормы позволяют оперативно разрешать конфликтные ситуации в сфере незаконного перемещения детей. В настоящее время участниками Конвенции являются 87 государств, в том числе большинство стран СНГ и Балтии (Республика Армения, Республика Беларусь, Грузия, Латвийская Республика, Литовская Республика, Республика Молдова, Туркменистан, Республика Узбекистан, Украина, Эстонская Республика), правовые системы которых, в том числе нормы семейного законодательства, во многом схожи с российскими.

Необходимость присоединения России к Конвенции обусловлена многочисленными случаями похищения детей, многие из которых приобретали резонансный характер и в правовом отношении оказывались тупиковыми, поскольку родители похищали детей друг у друга. Механизма для решения подобных споров ранее не существовало, так как со многими государствами, в которых удерживаются российские дети, у Российской Федерации отсутствуют двусторонние договоры о взаимной правовой помощи. В таких случаях решение вопроса, связанного с возвращением ребенка, зависело от законодательства и правоприменительной практики иностранного государства.

Присоединение к Конвенции стало для России значительным шагом вперед, однако для того, чтобы ее положения не были декларацией, необходима их имплементация в российское право. Определенные меры к этому уже приняты. В частности, Минобрнауки России разработан проект федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с присоединением Российской Федерации к Конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей от 25 октября 1980 года» (далее — Законопроект).

Нормы Законопроекта учитывают опыт зарубежных стран в сфере защиты прав детей, а также правовые проблемы, возникающие в европейских странах, уже реализующих Конвенцию. Ратификация Российской Федерацией Конвенции сопровождалась многочисленными дискуссиями, касающимися, в частности, права национального суда заново решать вопрос о месте жительства ребенка [1].

Законопроект четко ориентирован на то, чтобы при разрешении дела о возвращении ребенка на основании Конвенции не допустить смешения этой процедуры с процедурой определения места жительства ребенка, рассматриваемой в соответствии с семейным законодательством Российской Федерации. Эти положения Законопроекта отражают важный аспект Конвенции: решение о возвращении ребенка не должно затрагивать существа любого вопроса об опеке. Компетентным в этих вопросах является суд страны постоянного места жительства ребенка, так как считается, что такой суд наилучшим образом сможет определить, в чем заключаются интересы ребенка.

Европейский суд по правам человека отмечал важность соблюдения национальными судами положений ст. 16 Конвенции. В частности, это касается рассмотрения вопроса об опеке по существу в рамках решения вопроса о возвращении ребенка. С учетом этого Законопроектом предусмотрена недопустимость соединения исковых требований и предъявления встречного иска в рамках рассмотрения вопросов о возвращении ребенка или об осуществлении прав доступа.

Основная цель Конвенции — обеспечение незамедлительного возвращения детей. В связи с этим вопросы обеспечения должной быстроты и эффективности процедур, относящихся к Конвенции, являются объектом пристального внимания Европейского суда по правам человека. Законопроектом предусмотрены сокращенные сроки рассмотрения заявлений о возвращении ребенка или об осуществлении прав доступа. При этом данная категория дел подсудна одному районному суду в рамках федерального округа, в котором пребывает ребенок.

Примечателен в этом отношении опыт Германии и Бельгии, уже реализующих Конвенцию. В этих государствах наилучшим вариантом решения проблемы считается отнесение дел, связанных с применением норм Конвенции, к подсудности одного из районных судов  федерального округа, расположенных в месте нахождения судов, которые должны выступать по указанным делам в качестве судов второй инстанции. В Германии дела, связанные с применением норм Конвенции, подсудны 24 судам, а судьи проходят регулярное обучение по вопросам применения положений Конвенции.

В Англии все дела, связанные с международным похищением детей, рассматриваются Высоким судом, являющимся, по сути, аналогом российского апелляционного суда областного уровня. При этом основная задача Высокого суда — рассмотрение дел указанной категории в течение 6 недель. С этой целью предусматривается, что вопрос о возвращении ребенка может быть рассмотрен не только в рамках ежедневных заседаний, но и вне установленных рабочих часов,  по выходным и праздничным дням. Тем не менее на практике данные дела рассматриваются  в среднем в срок от 6 до 10 недель.

Принимая во внимание, что Конвенцию ратифицировали государства с различными правовыми системами, следует учитывать, что процедура обеспечения незамедлительного возвращения детей различна.

К примеру, законодательство Бельгии, Швеции, Англии предусматривает процедуру медиации. В Англии медиация практикуется уже 7 лет. Исследования показывают, что она является эффективным способом формирования алгоритма отношений родителей, проясняя позиции спорящих сторон.

В Польше порядок исполнения предписаний о немедленном возвращении ребенка осуществляется в два этапа: распознавание оснований возвращения ребенка и исполнение решения суда. На первом этапе суд выносит постановление, в котором указывает основания передачи ребенка и сроки передачи. Если указанное постановление не обжаловано сторонами и предписание суда не исполнено должником в установленный срок, возбуждается исполнительное производство, в рамках которого судебные кураторы (должностные лица центрального органа) могут оштрафовать должника, не исполнившего обязательство.

Для соблюдения положений Конвенции всеми государствами-участниками важно, чтобы каждое государство определило свой центральный орган, обязанный поддержать взаимодействие и сотрудничество договаривающихся сторон. Одна из основных задач таких центральных органов — обеспечение скорейшего возвращения детей, для чего они непосредственно или через посредника принимают все необходимые меры по их обнаружению.

Обязанности, возложенные Конвенцией на Российскую Федерацию, отнесены к компетенции Минобрнауки России [2]. В ряде стран полномочиями центрального органа наделены специализированные должностные лица: в Англии это менеджеры, имеющие статус государственных служащих, в Польше — судебные кураторы, имеющие помимо высшего юридического психологическое или педагогическое образование. При этом зарубежный опыт свидетельствует о целесообразности наделения указанных лиц полномочиями по поиску похищенных детей.

Учитывая, что основной целью Конвенции является обеспечение незамедлительного возвращения детей, поиск похищенных детей возможен на всех этапах судебного разбирательства, связанного с их возвращением. Это, в частности, необходимо для определения соответствующей юрисдикции, а также обеспечения соблюдения сроков, предусмотренных ст. 12 Конвенции.

Исходя из Руководства по использованию передовой практики в соответствии с Гаагской конвенцией о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей от 25 октября 1980 г.[3], разработанного Гаагской конференцией по международному частному праву, для поиска похищенных детей в запрашиваемом государстве могут быть использованы следующие основные меры: помощь полиции; проверка регистрации населения (используется в некоторых европейских странах); вызов в суд для заслушивания лиц, располагающих информацией о месте нахождения ребенка (Англия, Уэльс, США); помощь координатора, который связывается с местной полицией и назначает лицо, чтобы найти ребенка в конкретной области (Канада).

Если место нахождения ребенка должностными лицами центральных органов не установлено, они вправе обратиться за содействием к органам полиции. Запросы о розыске ребенка выполняет полиция большинства стран. Например, в Израиле за координацию и проведение розыска детей согласно Конвенции отвечает особый департамент полиции. В Бельгии отдел федеральной полиции, компетентный в области международного сотрудничества, принимает любые меры, чтобы найти ребенка. Этот отдел поддерживает связь непосредственно с должностными лицами за рубежом, в частности, с должностными лицами Интерпола (Аргентина, Чили, Италия, Латвия, Литва и Швеция) или ФБР (США).

Для розыска детей полиция использует электронные системы поиска как на национальном, так и на региональном или международном уровне. Например, Шенгенская информационная система (SIS) применяется для розыска детей в Австрии, Бельгии, Чехии, Дании, Эстонии, Финляндии, Франции, Германии, Греции, Венгрии, Исландии, Италии, Латвии, Литве, Люксембурге, Мальте, Нидерландах, Норвегии, Польше, Португалии, Словакии, Словении, Испании, Швеции и Швейцарии. В Швейцарии информация о похищенном ребенке может быть также введена в электронную систему поиска полиции, в Соединенных Штатах Америки — в Национальный криминальный информационный центр  Index.

Законопроектом полномочия по розыску детей, незаконно перемещенных в Российскую Федерацию или удерживаемых на ее территории, закреплены за судебными приставами по розыску. Розыск осуществляется только при наличии исполнительного документа, которым является запрос Минобрнауки России о розыске ребенка, незаконно перемещенного в Российскую Федерацию или удерживаемого не ее территории. При этом разыскной инструментарий определяется положениями законодательства об исполнительном производстве и предусматривает в том числе использование средств массовой информации, сведений частных детективных агентств, а в необходимых случаях — привлечение к разыскным мероприятиям органов полиции.

Вместе с тем при реализации указанных полномочий могут возникнуть следующие проблемы.

Результатом осуществления досудебного розыска ребенка является лишь фиксация его места нахождения на территории Российской Федерации, так как принятие обеспечительных мер возможно только после предъявления иска в суд. В связи с этим в ряде случаев велика вероятность того, что на момент подачи иска в суд разысканный ребенок может быть перемещен в другое государство или другой регион Российской Федерации. Кро-ме того, в соответствии с действующим законодательством об исполнительном производстве розыск ребенка объявляется в том числе по последнему известному месту его жительства или месту пребывания.

Таким образом, для определения территориального органа ФССП России, в котором должен быть объявлен досудебный розыск ребенка, необходимо, чтобы в обращении Минобрнауки России содержалась информация о предположительном месте нахождения ребенка на территории Российской Федерации. Полагаем, что в ряде случаев заинтересованное лицо не будет обладать указанной информацией, а механизм организации розыска в отсутствие информации о предположительном месте нахождения разыскиваемого лица в настоящее время законодательно не определен.

В связи с этим очевидно, что предлагаемые Законопроектом изменения станут лишь первыми в ряду изменений, нацеленных на приведение российского законодательства в соответствие международным нормам в сфере противодействия международному похищению детей.

 

Библиография

1 URL: https://www.dropbox.com/s/7wa2rnyl8bndvnh/pravovye_problemy_-_sayt.pdf

2 URL: http://www.usynovite.ru/International_family_disputes/gaags/

3 URL: http://www.hcch.net/index_en.php?act=publications.listing&sub=4