УДК 343.139 

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО №7 2011 Страницы в журнале: 117-118

 

А.А. ВАСЯЕВ,

кандидат юридических наук, nчлен Международного союза (Содружества) адвокатов, адвокат Коллегии адвокатов Павла Астахова

 

Анализируется такое судебное действие, как осмотр местности и помещения. Автор делает вывод, что сложившаяся практика, при которой суд не обеспечивает право участников судебного разбирательства на осмотр местности и помещений, незаконна.

Ключевые слова: суд, право, обеспечение, судебное действие, осмотр местности.

 

Place examination during forensic action

 

Vasyaev А.

 

The author analyses forensic action that is place examination and making decision that it is illegal to not guarantee by court participants’ right of place examination.

Keywords: court, law, guarantee, forensic action, place examination.

 

Необходимость в производстве осмотра местности и помещения в ходе судебного следствия возникает в случаях отсутствия возможности установить имеющие значение для дела обстоятельства либо устранить возникшие противоречия без непосредственного обозрения и изучения соответствующей местности или какого-либо помещения. Осмотр в суде, как правило, является действием, повторяющим следственный осмотр. Процессуальная форма производства осмотра местности и помещения регламентирована статьями 176 и 177 УПК РФ.

В осмотре принимают участие весь состав суда и стороны, а при необходимости также свидетели, эксперт и специалист (ст. 287 УПК РФ). Непосредственность исследования доказательств судом и участниками судебного разбирательства исключает необходимость привлечения понятых. Право участника судебного разбирательства на проведение осмотра является безусловным основанием для его проведения. Поэтому действия такого права не должны рассматриваться как право только суда — это безусловное право сторон, которое суд обязан обеспечить (ч. 1 ст. 11, п. 2 ч. 1 ст. 53 УПК РФ).

Выезд суда и участников процесса для осмотра местности и помещения — составная часть судебного следствия. По прибытии на место осмотра председательствующий объявляет о продолжении судебного заседания, затем проводятся подготовительные действия, и суд приступает к осмотру. Так как суд уже располагает определенной совокупностью сведений, это позволяет более целенаправленно исследовать местность и помещение. Именно поэтому задачи, решаемые в ходе судебного осмотра, носят более частный характер (устанавливаются принципиальные сведения в выявляемых обстоятельствах) по сравнению с задачами следственного осмотра.

В процессе осмотра подсудимому, потерпевшему, свидетелям, эксперту и специалисту могут быть заданы вопросы в связи с осмотром (ч. 2 ст. 287 УПК РФ). Особенно это важно тогда, когда подсудимый, потерпевший и их представители утверждают, что протокол осмотра места происшествия и (или) схема к нему составлены следователем незаконно, не отражают обстановки происшедшего, не соответствуют действительности.

Для закрепления результатов осмотра суд (по ходатайству сторон) может использовать фото-, видеозапись, составление планов и схем. Весь ход и итоги осмотра отражаются в протоколе судебного заседания. Принципиально важно фиксировать в данном протоколе все обстоятельства, внимание на которые обращают участники судебного разбирательства.

«Поскольку суд производит осмотр места происшествия, как правило, после следователя и спустя определенное время после первоначального осмотра, то важно выяснить с помощью очевидцев происшествия или участников первоначального осмотра, что изменилось на месте происшествия за истекший период. Необходимо акцентировать внимание суда и иных участников осмотра на тех следах, которые не были предметом исследования на стадии предварительного расследования. В результате осмотра места происшествия можно получить новые доказательства, а также проверить доказательства, имеющиеся в материалах дела, — например, показания обвиняемого, свидетелей и т. д.»[1].

Изучение уголовных дел выявило, что ни в одном из них осмотр местности и помещения ни разу не проводился. Хотя участники процесса заявляли ходатайства о проведении осмотра, суд немотивированно отказывал в их удовлетворении. «Представитель потерпевшего П. заявил ходатайство: просил выехать в ГТОМ п. Ялга, осмотреть камеру для административно задержанных, выяснить, как она закрывается». Суд, посовещавшись на месте, как это отражено в протоколе судебного заседания, отказал представителю потерпевшего без каких-либо пояснений: «В удовлетворении ходатайства представителя потерпевшего П. отказать»; при этом и государственный обвинитель, и сторона защиты не возражали против проведения осмотра[2].

Практику, в соответствии с которой суд отстраняется от непосредственного восприятия обстановки (местности), следует признать порочной, поскольку тем самым суд превращается в опосредованного оценщика, перед которым прошедшие события представляются заинтересованными участниками судебного разбирательства. Лень судей не может не возмущать. Принцип «где проще, там и лучше» характеризует столь высокое призвание правосудия. Повторение предварительного расследования (допросов), оглашение материалов уголовного дела — вот основной набор судебных действий. В таких случаях суд выступает лишь как придаток предварительного расследования, дублирующий месяцы следствия. Это подтверждается идентичностью содержания обвинительных заключений и вынесенных на их основе приговорах, где доказательства механически, с минимальным видоизменением копируются из одного акта в другой.

Условие непосредственности исследования доказательств в ходе судебного следствия является решающим в понимании значения судебного разбирательства. Возможно ли судить о прошедшем, не чувствуя обстановки, тех частностей, из которых состоит каждое уголовное дело? Осмотр местности и помещения — это то единственное, что может объективно воспринимать суд при оценке прошлых событий.

Так, в рамках одного из уголовных дел, рассматриваемых в Октябрьском районном суде г. Архангельска, сторона защиты в ходе судебного следствия заявляла ходатайства об осмотре дамбы гидротехнического сооружения, при строительстве которой был завышен объем выполненных работ (согласно предъявленному обвинению). Суд немотивированно и необоснованно отказывал в удовлетворении заявленных ходатайств на протяжении 11 месяцев (!) судебного разбирательства, притом что в ходе предварительного следствия дамба не осматривалась и, более того, в материалах уголовного дела отсутствовали ее фотоизображения. Невозможно понять столь стойкого нежелания суда увидеть предмет разбирательства (при этом следовало выяснить принципиальный вопрос о положении дамбы относительно уровня земли — выше либо ниже).

Подобное бездействие незаконно, сводит на нет непосредственность исследования доказательств, снижает авторитет судебной власти. Возникает вопрос: зачем обществу такой суд, который отрицает любую попытку доказать что-либо? Разве такого отношения ожидает к себе гражданин, когда уплачивает налоги, идущие в том числе на содержание судьи, не допускающего осмотра местности и помещения, т. е. отказывающегося от всестороннего, полного и объективного рассмотрения уголовного дела?

Выявляются не только абсурдность складывающейся судебной практики, но и конкретные нарушения закона:

1) несоблюдение судом гарантии объективности рассмотрения уголовного дела лишает сторону защиты возможности представлять сведения, способные доказать обстоятельства, подлежащие установлению (п. 2 ч. 1 ст. 53 УПК РФ);

2) нежелание непосредственно познать обстановку прошлого события порождает необоснованные противоречия в оценке показаний участников судебного разбирательства (п. 3 ст. 380 УПК РФ);

3) отказ суда в удовлетворении ходатайств участников судебного разбирательства о проведении осмотра нарушает общее условие судебного разбирательства — непосредственность исследования доказательств (ч. 1 ст. 240 УПК РФ);

4) отказ в обеспечении права на производство осмотра местности и помещения нарушает ч. 4 ст. 7 УПК РФ, поскольку судье в данном случае нельзя обоснованно и мотивированно регламентировать свой ответ: он в любом случае будет незаконным, так как нарушает право стороны представлять доказательства.

 

Библиография

1 Кириллова Н.П. Иные следственные действия // Закон. Интернет-журнал Ассоциации юристов Приморья (http://www.law.vl.ru/analit/all_exec.php?section=7&range=8).

2 Уголовное дело № 1-78/04 // Архив Октябрьского районного суда г. Саранска Республики Мордовия за 2004 год.