УДК 347.91/.95 

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО №5 2011 Страницы в журнале: 99-101

 

Е.А. МАЛЬКО,

аспирант кафедры гражданского процесса Саратовской государственной академии права

 

В статье анализируются направления гражданской процессуальной правовой политики, без которых сложно выявить основу развития гражданского процессуального законодательства. Направления гражданской процессуальной правовой политики призваны стать основой структуры всего гражданского процессуального права, а также вектором движения органов государственной власти при подготовке и принятии соответствующих законодательных актов.

Ключевые слова: правовая политика, гражданская процессуальная правовая политика, гражданское процессуальное законодательство, направления гражданской процессуальной правовой политики, основа структуры гражданского процессуального права.

 

The main directions of the civil procedural legal policy in modern Russia

 

Malko E.

 

In article is an analyzed directions of a civil remedial policy without which it is difficult to reveal a basis of development of the civil remedial legislation. Directions of the civil remedial policy is called to become a basic of structure of civil remedial law, and also a vector of movement for public authorities by preparation and acceptance of corresponding legislative acts, and accordingly, for executive bodies.

Keywords: the policy of law, the civil remedial policy, the civil remedial legislation, directions of the civil remedial policy, a basic of structure of civil remedial law.

 

В  настоящее время основы организации судебной власти зафиксированы в Конституции РФ, что свидетельствует о большом значении и важной роли данной ветви власти в российском государстве. Как известно, одной из основных задач правового государства является наличие или создание высокоэффективного правосудия как одного из необходимых критериев развития всего общества в целом.

Важно заметить, что на всех основных этапах развития истории российского государства особое внимание уделялось именно судебным реформам. Так, еще при правлении Петра I вводились весьма существенные изменения в области судопроизводства. Именно на том историческом этапе суд был структурно отделен от администрации и была учреждена самостоятельная судебная система. В ходе судебной реформы при Александре II произошли не менее серьезные и эффективные преобразования, вследствие чего данная судебная реформа получила статус великой реформы. Данный опыт нисколько не потерял своего значения и в наши дни.

В новейшей истории традиция развития и переустройства судебной деятельности продолжилась в 1991 году. Верховный Совет РСФСР одобрил внесенную Б. Ельциным Концепцию судебной реформы, считая ее необходимым условием функционирования России как демократического правового государства[1].

Следует отметить, что за годы ее внедрения произошло немало изменений, но, несмотря на позитивные преобразования, востребованность судебной защиты в России только увеличивается. Помимо этого, сейчас общество живет по кризисным законам, в условиях неэффективного законодательства[2]. Все сказанное свидетельствует о выработке и упорядочении правовой системы, в том числе в судебной деятельности. Причем особое место здесь занимает правовая политика.

По нашему мнению, правовая политика — это часть государственной политики, представляющая собой научно обоснованную, последовательную и системную деятельность государственных и негосударственных структур по усовершенствованию правового регулирования в целях оптимизации защиты прав, свобод и законных интересов различных субъектов.

Правовая политика бывает разной, и в зависимости от различных критериев она может проявляться в виде правотворческой, правоприменительной, доктринальной, судебно-правовой, конституционно-правовой, финансово-правовой, информационно-правовой, административно-правовой и др.

Целесообразно обозначить такой вид правовой политики, как гражданская процессуальная правовая политика, под которой понимают научно обоснованную последовательную и системную деятельность государственных и негосударственных структур по созданию эффективного механизма гражданского процессуально-правового регулирования, по оптимизации гражданского судопроизводства в целях наиболее полной защиты прав, свобод и законных интересов субъектов (ст. 2 ГПК РФ). Вместе с тем гражданская процессуальная правовая политика до сих пор не получила своего сколь-нибудь полного доктринального осмысления[3], тогда как уголовно-процессуальная политика разрабатывается примерно с середины 60-х годов прошлого столетия.

С точки зрения исторического развития страны, формирования общества минувшего времени приоритет отдавался в основном уголовно-процессуальной сфере. И совсем не напрасно, так как одной из важнейших задач Советского государства было укрепление социалистической законности и обеспечение правопорядка на демократических началах[4]. Бесспорно, вышесказанное отразилось на результате исследования уголовно-процессуальной политики, проведенного Ю.А. Ляховым в его докторской диссертации «Сущности и тенденции развития уголовно-процессуальной политики Российской Федерации».

Сегодня основополагающее значение имеет выработка направлений гражданской процессуальной политики, без чего сложно выявить основу развития гражданского процессуального законодательства в целом. Акцентирование внимания на разработке направлений названной политики просто необходимо, так как последние призваны стать основой структуры всего гражданского процессуального права, а также вектором движения органов государственной власти при подготовке и принятии соответствующих законодательных актов и, соответственно, правоприменительных органов.

Следует выделить наиболее важные направления:

1) альтернативные процедуры урегулирования споров;

2) процессуальные сроки рассмотрения споров;

3) упрощенные процедуры;

4) исполнение судебных решений.

Проанализируем их. Гражданское процессуальное законодательство и практика разрешения различных цивилистических споров обращают внимание на альтернативные процедуры. Подтверждением этому является ч. 3 ст. 3 ГПК РФ, где закреплено, что подведомственный суду спор, возникающий из гражданских правоотношений, может быть передан сторонами по их соглашению на рассмотрение третейского суда. Развитие третейского судопроизводства имеет ряд преимуществ, а именно: оперативность разрешения спора, облегчение процесса и экономия времени, принудительное исполнение решения третейского суда при отказе должника от его добровольного исполнения по общим правилам исполнительного производства и др.

В последнее время часто говорят о таком виде альтернативных процедур, как медиация (посредничество), которая приобретает на сегодняшний день особую значимость и актуальность. Содержание медиации включает два компонента: «переговоры сторон и деятельность нейтрального лица — медиатора, которые реализуются по определенным правилам и вместе образуют особую процедуру урегулирования споров. Задача медиатора заключается в организации совместной работы участников спора над возникшей проблемой. Он содействует сторонам в достижении соглашения, применяя специальные техники и приемы управления переговорным процессом (медиационную технологию)»[5].

С 1 января 2011 г. вступил в силу Федеральный закон от 27.07.2010 № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)», в котором предлагается основа развития медиации в России. При этом научно обоснованная концепция применения альтернативной процедуры с участием медиатора в российской правовой сфере окончательно не сформирована[6].

Перейдем еще к одному значительному направлению — процессуальным срокам. Данная категория выступает одним из основных примеров совершенствования гражданского судопроизводства. Следует сказать, что рассмотрение дел судами требует оперативности в защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов субъектов, поэтому соблюдение сроков рассмотрения споров — важная проблема на современном этапе.

Необходимо обратить внимание на Федеральный закон от 30.04.2010 № 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок». В соответствии со ст. 1 граждане Российской Федерации, иностранные граждане, лица без гражданства, российские, иностранные и международные организации, являющиеся в судебном процессе сторонами или заявляющими самостоятельные требования относительно предмета спора третьими лицами, взыскатели, должники, в предусмотренных федеральным законом случаях другие заинтересованные лица при нарушении их права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта, предусматривающего обращение взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации, в разумный срок могут обратиться в суд, арбитражный суд с заявлением о присуждении компенсации за такое нарушение в порядке, установленном данным законом и процессуальным законодательством Российской Федерации. Таким образом, мы видим, что законодатель предусматривает для субъектов, являющихся в судебном процессе сторонами, возможность защитить свои права в случае их нарушения. Данная новелла в гражданском процессуальном законодательстве должна иметь положительный и действенный результат. Совершенно очевидно, что соблюдение сроков дает гарантию быстрого и эффективного рассмотрения гражданских дел, от этого будет зависеть качество и результат работы суда над рассматриваемыми делами.

Нужно упомянуть и об упрощенных процедурах, которые приобретают актуальность в условиях чрезмерной нагрузки судов. Гражданское процессуальное законодательство предлагает такие виды упрощенных процедур, как заочное и приказное производство. Обычный ход рассмотрения гражданского дела предполагает вынесение судебного решения после всестороннего, полного, объективного и непосредственного исследования всех доказательств, представленных участвующими в судопроизводстве лицами и истребованных судом в указанных законом случаях. Однако общее правило иногда не реализуется по причине неявки на судебное заседание ответчика, что не является препятствием для отправления правосудия по гражданским делам. ГПК РФ позволяет органу правосудия при неявке ответчика, извещенного о времени и месте судебного заседания, не сообщившего об уважительных причинах неявки и не просившего рассматривать дело в его отсутствие, а также при наличии согласия истца выносить решение в рамках заочного производства (гл. 22 ГПК РФ).

Приказное производство — это урегулированная нормами гражданского процессуального права деятельность суда вне рамок судебного разбирательства по упрощенному разрешению дел, не обусловленных спором о праве, круг которых четко определен законом (гл. 11 ГПК РФ)[7].

Мы видим, что упрощенные процедуры на практике играют существенную роль в разрешении споров, что экономит время и суда, и лица, чье право было нарушено.

Что касается исполнения судебного решения, то данная проблема является одной из основных в современных условиях. Это подтверждается постановлением Правительства РФ от 21.09.2006 № 583 «О федеральной целевой программе “Развитие судебной системы России” на 2007—2011 годы», в котором ясно выделены задачи данной программы. Одна из них — повышение уровня исполнения судебных актов. В документе говорится: «Ввиду того что 48% судебных решений не исполняются, эффективность работы судебной системы снижается практически вдвое. Указанные обстоятельства требуют всестороннего изучения вопроса о реформировании системы исполнения судебных актов с учетом зарубежного опыта организации исполнительного производства, разработки соответствующих законопроектов и иных нормативных правовых актов, направленных на повышение эффективности государственной системы исполнения судебных актов...» С данными суждениями сложно не согласиться.

Выделение стержневых направлений развития гражданской процессуальной политики позволяет сделать вывод о том, что данные аспекты являются в настоящее время очень актуальными и важными. Без их совершенствования говорить о формировании эффективного гражданского процессуального законодательства не имеет смысла.

 

Библиография

1 См.: Концепция судебной реформы в Российской Федерации. — М., 1992. С. 108—109.

2 См.: Миронов С. Нельзя жить по законам кризиса // Парламентская газета. 2005. 2 марта; Доклад Совета Федерации ФС РФ от 25.02.2005 «О состоятельности законодательства в Российской Федерации».

3 См., например: Фокина М.А. Гражданская процессуальная политика: понятие и разновидность // Правовая политика и правовая жизнь. 2002. № 2; Афанасьев С.Ф. Судебно-правовая политика в сфере гражданского судопроизводства // Российская правовая политика / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. — М., 2003; Зайцев А.И. Судебно-правовая политика в сфере третейского судопроизводства // Там же; Терехин В.А., Афанасьев С.Ф. Судебно-правовая политика // Правовая политика России: теория и практика / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. — М., 2006.

4 См.: Алексеев Н.С., Даев В.Г. Уголовно-процессуальная политика Советского государства на современном этапе // Правоведение. — Л., 1977. С. 96.

5 Калашникова С.И. Медиация в сфере гражданской юрисдикции: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Екатеринбург, 2010. С. 4.

6 Там же. С. 4.

7 Подробнее об этом см.: Терехин В.А., Афанасьев С.Ф. Указ. раб.