М.С. АЛЕКСАНДРОВ,
специалист отдела убытков СОАО «НСГ» (Челябинск)
 
Федеральный закон от 25.04.2002 № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (далее — Закон об ОСАГО) закрепляет право регрессного требования страховщика к лицу, причинившему вред, а не к лицу, ответственному за него. Согласно ст. 14 страховщик имеет право предъявить регрессное требование к причинившему вред лицу (страхователю, иному лицу, риск ответственности которого застрахован по договору обязательного страхования) в размере произведенной страховщиком страховой выплаты, по следующим основаниям.
 
Вследствие умысла лица причинен вред жизни или здоровью потерпевшего. Это требование связано с п. 2 ст. 963 ГК РФ, согласно которому страховщик не освобождается от выплаты страхового возмещения по договору обязательного страхования гражданской ответственности водителей транспортных средств (далее — ОСГОВТС) за причинение вреда жизни или здоровью, если вред причинен по вине ответственного за него лица. Однако определение умысла ни в Законе об ОСАГО, ни в Правилах обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утвержденных постановлением Правительства РФ от 07.05.2003 № 263 (далее — Правила об ОСАГО), не содержится.
Причинение вреда жизни или здоровью других лиц всегда образует состав преступления. Формальным основанием для возникновения регрессного требования со стороны страховой компании должен быть официальный документ следственных органов или суда, в котором зафиксирован факт именно умышленных противоправных и вредоносных действий соответствующего лица.
Вред причинен лицом при управлении транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного). Наличие только документов, выданных органами ГИБДД, например протокола о направлении на медицинское освидетельствование и протокола, в котором содержится запись сотрудника ГИБДД о наличии у лица признаков опьянения, не является достаточным основанием для предъявления регрессного требования. Такие документы не могут признаваться надлежащими доказательствами, так как фиксирование факта управления лицом транспортным средством в состоянии опьянения должно осуществляться с соблюдением определенных процедур (ст. 60 ГПК РФ).
Надлежащим доказательством управления лицом транспортным средством в состоянии опьянения, дающим страховщику право предъявить регрессное требование, является акт медицинского освидетельствования, приложенный к протоколу о направлении на медицинское освидетельствование. Требуется постановление мирового судьи по делу об административном правонарушении о привлечении к ответственности лица, находящегося в момент дорожно-транспортного происшествия (ДТП) в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или
иного).
Иначе обстоит дело в случае отказа лица, управлявшего транспортным средством, от прохождения медицинского освидетельствования. Основанием привлечения к административной ответственности по ст. 12.26 КоАП РФ является зафиксированный в протоколе об административном правонарушении отказ лица от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения, заявленный как непосредственно должностному лицу ГИБДД, так и медицинскому работнику. Однако эти обстоятельства должны быть отражены в постановлении мирового судьи, вынесшего решение о привлечении лица, отказавшегося от прохождения медицинского освидетельствования, к ответственности по ст. 12.26.
Лицо не имело права на управление транспортным средством, при использовании которого им был причинен вред. Президиум Верховного суда РФ в очередной раз высказал свою позицию, указав в Обзоре законодательства и судебной практики Верховного суда Российской Федерации за второй квартал 2006 года, утвержденном постановлением от 27.09.2006, что согласно п. 1 ст. 6 Закона об ОСАГО объектом ОСГОВТС являются имущественные интересы, связанные с риском гражданской ответственности владельца транспортного средства по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевших при использовании транспортного средства на территории России (п. 25). В соответствии с абзацем четвертым ст. 1 владельцем транспортного средства признается собственник транспортного средства, а также лицо, владеющее им на праве хозяйственного ведения или оперативного управления либо на ином законном основании (право аренды, доверенность на право управления транспортным средством, распоряжение соответствующего органа о передаче этому лицу транспортного средства и т. п.). Не является владельцем транспортного средства лицо, управляющее им в силу исполнения своих служебных или трудовых обязанностей, в том числе на основании трудового или гражданско-правового договора с собственником или иным владельцем транспортного средства (п. 26).
Страховщик имеет право предъявить регрессное требование к причинившему вред лицу (страхователю, иному лицу, риск ответственности которого застрахован по договору ОСГОВТС) в размере произведенной страховщиком страховой выплаты, если лицо не имело права на управление транспортным средством, при использовании которого им был причинен вред (ст. 14 Закона об ОСАГО).
Согласно статьям 25, 27 Федерального закона от 10.12.1995 № 196-ФЗ «О безопасности дорожного движения» право на управление транспортным средством предоставляется гражданам, достигшим определенного возраста, после соответствующей подготовки и сдачи квалификационных экзаменов и подтверждается водительским удостоверением. Под фразой «лицо не имело права управлять транспортным средством» следует понимать отсутствие у лица водительского удостоверения в связи с тем, что оно не прошло соответствующую подготовку и не сдало квалификационный экзамен. Кроме того, к лицам, не имеющим права на управление транспортным средством, приравниваются лица, управлявшие автомобилем не той категории, на которую они имеют право управления, а также лица, лишенные такого права вследствие совершения ими правонарушения.
Лицо, управлявшее автомобилем без законных оснований, не является владельцем транспортного средства, поэтому его ответственность не застрахована по договору ОСГОВТС (см. Обзор законодательства и судебной практики Верховного суда Российской Федерации за первый квартал 2006 года, утвержденный постановлением Президиума Верховного суда РФ от 07.06.2006, 14.06.2006).
Лицо скрылось с места ДТП. Необходимо подтвердить факт оставления водителем места ДТП соответствующими официальными документами. Доказательством может быть постановление мирового судьи или должностного лица ГИБДД, вынесшего решение о признании лица виновным в совершении правонарушения, предусмотренного п. 2 ст. 12.27 КоАП РФ, в котором зафиксирован факт оставления водителем места ДТП, участником которого он являлся.
Страховщик, заключивший договор ОСГОВТС и осуществивший страховую выплату за лицо, причинившее вред и застраховавшее свою ответственность, но скрывшееся с места ДТП, имеет право на регрессное требование к такому лицу. При этом возникает вопрос: кем является такое лицо — страхователем-работодателем или «иным лицом, риск ответственности которого застрахован по договору ОСГОВТС» (водителем, скрывшимся с места ДТП)?
ФАС Волго-Вятского округа пришел к выводу о возложении ответственности на страхователя-работодателя (см. постановление от 21.06.2005 № А79-9426/2004-СК2-8858). Вынося свое решение, суд руководствовался нормами статей 1068 и 1064 ГК РФ, а также исходил из положений ст. 2 Закона об ОСАГО, позволяющих применять другие федеральные законы, в частности Трудовой кодекс РФ.
Согласно ст. 22 ТК РФ работодатель обязан возмещать вред, причиненный работником в связи с исполнением им трудовых обязанностей, а поскольку ответственность работодателя как владельца транспортного средства застрахована в обязательном порядке, суд посчитал, что следует признать страховой случай наступившим.
Лицо не включено в договор ОСГОВТС в качестве лица, допущенного к управлению транспортным средством (при заключении договора ОСГОВТС с условием использования транспортного средства только указанными в договоре ОСГОВТС водителями). Распространено мнение, что вред, причиненный имуществу потерпевшего в результате ДТП, не признается страховым случаем по договору ОСГОВТС, если в момент совершения ДТП транспортным средством управляло иное, кроме страхователя и лиц, названных в страховом полисе как допущенные к управлению транспортным средством, лицо безотносительно к наличию у водителя доверенности на управление транспортным средством.
Однако это ошибочное мнение. Так, согласно п. 2 ст. 931 ГК РФ лицо, риск ответственности которого за причинение вреда застрахован, должно быть названо в договоре страхования. Если это лицо в договоре не названо, считается застрахованным риск ответственности самого страхователя. Поэтому лицо, не названное в договоре ОСГОВТС, не соответствует признакам застрахованного лица и им не является.
Президиум Верховного суда РФ разъяснил в Обзоре судебной практики Верховного суда Российской Федерации за второй квартал 2005 года (по гражданским делам), утвержденном постановлением от 10.08.2005, следующее. При наступлении гражданской ответственности лица, не включенного в договор ОСГОВТС с условием использования транспортного средства только указанными в нем водителями, страховщик на основании ст. 14 Закона об ОСАГО имеет право предъявить регрессное требование к этому лицу в размере произведенной страховщиком страховой выплаты (п. 26).
Независимо от того, на каких условиях заключен договор ОСГОВТС, страховая сумма подлежит выплате потерпевшему (одному из участников ДТП), которому вред причинен в результате повреждения его автомобиля по вине лица (другого участника ДТП), не включенного в договор ОСГОВТС в качестве водителя, допущенного к управлению транспортным средством, в случае, если такое лицо управляло автомобилем на законных основаниях (например, на основании письменной доверенности).
Конституционный суд РФ в своем определении от 12.07.2006 № 377-О «По жалобе гражданина Кузнецова Евгения Анатольевича на нарушение его конституционных прав абзацем одиннадцатым статьи 1, пунктом 2 статьи 15 и статьей 16 Федерального закона “Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств”» указал, что взаимосвязанные положения абзаца одиннадцатого ст. 1, п. 2 ст. 15 и ст. 16 Закона об ОСАГО в их конституционно-правовом истолковании в системе нормативно-правового регулирования не исключают владельцев, использующих транспортное средство на законном основании, но не указанных в страховом полисе, из числа лиц, чей риск гражданской ответственности является застрахованным по договору ОСГОВТС, и не предполагают право страховщика отказать в осуществлении страховой выплаты при причинении такими владельцами транспортных средств вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевших.
Аргументы, на которых основываются противоположные судебные решения, строятся на одних и тех же нормах ст. 1, п. 1 ст. 4, ст. 16 Закона об ОСАГО. Фактически спор сводится к тому, предусматривают ли нормы Закона об ОСАГО при заключении договора ОСГОВТС неограниченный круг лиц, которые владеют транспортным средством на законном основании, или страхование следует признать только в отношении юридического лица, заключившего договор.
ФАС Волго-Вятского округа при рассмотрении гражданского дела от 11.01.2006 № А43-6583/2005-22-157 занял такую же позицию, что и Президиум Верховного суда РФ. Суд указал, что Закон об ОСАГО устанавливает  обязанность страховщика выплатить страховое возмещение выгодоприобретателю (истцу) независимо от того, указан виновный в полисе в качестве лица, допущенного к управлению транспортным средством, или нет.
Аналогичной позиции придерживается и ФАС Поволжского округа. В своем постановлении от 16.03.2006 № А65-8879/05-СГ3-28 он отметил, что потерпевший вправе предъявить требование непосредственно страховщику, заключившему договор ОСГОВТС, на основании статей 1064, 1079, п. 4 ст. 931 ГК РФ, п. 1 ст. 13 Закона об ОСАГО. При этом согласно п. 4 ст. 4 Закона об ОСАГО обязанность по страхованию гражданской ответственности не распространяется на владельца транспортного средства, риск ответственности которого застрахован иным лицом. Согласно подп. «з» п. 33 Правил об ОСАГО договор ОСГОВТС прекращается досрочно только в случае, если после его заключения выяснится, что страхователь при заключении договора страхования предоставил заведомо ложные сведения, имеющие существенное значение для определения степени страхового риска, но таких обстоятельств по делу не установлено (ранее ФАС Поволжского округа в постановлении от 11.10.2005 № А12-2272/05-С20 придерживался иной позиции).
ФАС Московского округа в постановлении от 05.07.2005, 28.06.2005 № КГ-А41/5168-05 посчитал, что действие договора ОСГОВТС, заключенного с собственником, распространяется и на лицо, арендующее транспортное средство, указанное в страховом полисе. В мотивировочной части суд указал следующее. В соответствии с п. 4 ст. 931 ГК РФ в случае, когда ответственность за причинение вреда застрахована в силу того, что ее страхование обязательно, а также в других случаях, предусмотренных законом или договором страхования такой ответственности, лицо, в пользу которого считается заключенным договор страхования, вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы.
Объектом ОСГОВТС являются имущественные интересы, связанные с риском гражданской ответственности владельца транспортного средства по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевших при использовании транспортного средства на территории России (п. 5 Правил об ОСАГО). Страховым случаем признается причинение в результате ДТП в период действия договора ОСГОВТС владельцем транспортного средства вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевшего, которое влечет за собой обязанность страховщика произвести страховую выплату (п. 7). При этом страховщик имеет право при определенных условиях предъявить к причинившему вред лицу (страхователю или иному лицу, риск ответственности которого застрахован по договору ОСГОВТС) регрессные требования в размере произведенной выплаты (п. 76). Доводы истца о том, что договор страхования гражданской ответственности с собственником автомашины, а не с арендатором-ответчиком, высказанные в суде кассационной инстанции, сделаны без учета положений, содержащихся в Правилах об ОСАГО, согласно которым под владельцем транспортного средства понимается не только собственник транспортного средства, но и лицо, управляющее транспортным средством на законном основании (в том числе на праве аренды).
Более конкретно высказался ФАС Западно-Сибирского округа в постановлении от 02.03.2006 № Ф04-956/2006(20368-А70-36): согласно п. 1 ст. 4 Закона об ОСАГО владельцы транспортных средств обязаны на условиях и в порядке, установленных этим Законом, и в соответствии с ним за свой счет страховать в качестве страхователей риск своей гражданской ответственности, которая может наступить вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц при использовании транспортных средств. Обязанность по страхованию гражданской ответственности не распространяется на владельца транспортного средства, риск ответственности которого застрахован в соответствии с Законом об ОСАГО иным лицом (страхователем). По договору ОСГОВТС застрахованным является риск гражданской ответственности самого страхователя, иного названного в договоре ОСГОВТС владельца транспортного средства, а также других лиц, использующих транспортное средство на законном основании владельцев (п. 2 ст. 15).
ФАС Центрального округа в постановлении от 29.07.2005 № А14-9188-2004/368/8 занял аналогичную позицию, ссылаясь на нормы ст. 6 Закона об ОСАГО и пунктов 5, 7 Правил об ОСАГО.
ФАС Уральского округа изменил свое мнение, склонившись к позиции Президиума Верховного суда РФ. В постановлении от 20.09.2006 № Ф09-7213/06-С6 он указал, что в силу п. 2 ст. 15 Закона об ОСАГО по договору ОСГОВТС застрахованным является риск гражданской ответственности самого страхователя, иного названного в договоре ОСГОВТС владельца транспортного средства, а также других лиц, использующих транспортное средство на законном основании владельцев. Статьей 16 предусмотрена возможность граждан заключать договоры ОСГОВТС с учетом ограниченного использования принадлежащих им транспортных средств. Ограниченным использованием транспортного средства признается управление им только указанными страхователем водителями. При осуществлении ОСГОВТС с учетом ограниченного использования транспортного средства в страховом полисе указываются водители, допущенные к управлению транспортным средством, в том числе на основании соответствующей доверенности.
ФАС Северо-Западного округа в постановлении от 16.06.2005 № А26-10998/04-112 указал, что в соответствии со ст. 1 Закона об ОСАГО под страховым случаем понимается наступление гражданской ответственности страхователя, иных лиц, риск ответственности которых застрахован по договору ОСГОВТС, за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевших при использовании транспортного средства, которое влечет за собой обязанность страховщика произвести страховую выплату. При рассматриваемых судом обстоятельствах такой страховой случай не наступил, поскольку вред причинен лицом, гражданская ответственность которого не застрахована. В страховом полисе оно не указано как лицо, допущенное к управлению автомобилем, следовательно, обязанность страховой компании как страхователя не наступила.
Фактически ФАС Северо-Западного округа указал лишь квалифицирующие признаки, по которым можно судить: застрахована гражданская ответственность конкретного водителя или нет; указан ли он как лицо, допущенное к управлению транспортными средствами, принадлежащими гражданам (п. 3 страхового полиса ОСГОВТС, приложение № 2 к Правилам об ОСАГО). Оценку же нормам статей 1, 6, 14 и п. 2 ст. 15 Закона об ОСАГО и п. 2 ст. 931 ГК РФ суд в очередной раз не дал.
Не до конца определились в этом вопросе и ФАС Восточно-Сибирского округа (см. постановления от 18.01.2005 № А74-2641/04-К1-Ф02-5631/04-С2 и от 05.03.2005 № А19-9561/04-17-Ф02-687/05-С2), ФАС Западно-Сибирского округа (см. постановление от 11.08.2005 № Ф04-4524/2005).
ФАС Дальневосточного округа, удовлетворяя исковое требование, руководствовался п. 2 ст. 931 ГК РФ. Вывод суда был сделан без учета норм главы 59, определяющей основания возникновения ответственности вследствие причинения вреда. При этом суд указал не неправомерное применение п. 2 ст. 931 к рассматриваемым им правоотношениям, так как «к спорным правоотношениям применим п. 4 ст. 931 ГК РФ в связи с тем, что иск предъявлен к страховщику на основании Закона об ОСАГО». Суд пришел к выводу, что договором ОСГОВТС не предусмотрено страхование ответственности владельца транспортного средства, если водитель, виновный в ДТП, не указан в страховом полисе в качестве лица, допущенного к управлению транспортным средством (постановление от 16.05.2006, 10.05.2006 № Ф03-А59/06-1/167). В дальнейшем ФАС Дальневосточного округа изменил выработанную им ранее позицию (см. постановление от 15.08.2006, 08.08.2006 №Ф03-А51/06-1/2873), склонившись к позиции Президиума Верховного суда РФ.
В постановлении Президиума ВАС РФ от 19.12.2006 № 9045/06 разъяснено следующее. В соответствии со ст. 16 Закона об ОСАГО договор ОСГОВТС может быть заключен на условии ограниченного использования транспортного средства. Ограничения возможны по кругу лиц, допущенных к управлению транспортным средством, и по сроку его использования. Последствия несоблюдения страхователем установленного в договоре ограничения предусмотрены Законом об ОСАГО и одновременно являются гарантиями прав страховщика: изменение размера страховой премии соразмерно увеличению страхового риска (п. 3 ст. 16), реализация права на регрессное требование (ст. 14). Пунктом 2 ст. 6 Закона об ОСАГО наступление гражданской ответственности за причинение вреда лицом, не названным в договоре ОСГОВТС в качестве водителя, допущенного к управлению транспортным средством, из страховых рисков по обязательному страхованию не исключается.
Таким образом, позиции судов по одному и тому же вопросу постепенно сближаются. Причинение вреда лицом, не указанным в полисе ОСГОВТС, не влечет за собой отказ в страховой выплате, но позволяет страховщику решать с лицом, допустившим отступление от установленного договором ограничения, вопрос о последствиях нарушения этого ограничения.
Страховой случай наступил при использовании лицом транспортного средства в период, не предусмотренный договором ОСГОВТС (при заключении договора ОСГОВТС с условием использования транспортного средства в период, предусмотренный договором ОСГОВТС). Согласно Закону об ОСАГО и Правилам об ОСАГО граждане вправе заключать договор ОСГОВТС с учетом ограниченного использования принадлежащих им транспортных средств. Период использования транспортного средства в течение года действия договора ОСГОВТС указывается в заявлении о заключении договора. В период действия договора ОСГОВТС страхователь обязан в письменной форме сообщать страховщику об увеличении срока использования транспортного средства по сравнению с указанным в договоре ОСГОВТС сроком. Нарушение страхователем этих правил в последующем, при причинении вреда потерпевшему в результате ДТП, может повлечь за собой соответствующее регрессное требование страховщика как к самому страхователю, так и к иному лицу, риск ответственности которого застрахован по договору ОСГОВТС.