УДК 347.132 

Страницы в журнале: 77-79

 

Е.Ж. ОСПАНОВ,

старший преподаватель кафедры гражданско-правовых дисциплин Казахского гуманитарно-юридического инновационного университета, соискатель Российской академии правосудия ergali.06@mail.ru

 

Рассматриваются некоторые особенности гражданско-правовой ответственности за причинение вреда. Анализируется соотношение договорной и деликтной ответственности, наступающей в результате причинения вреда.

Ключевые слова: гражданско-правовая ответственность, договорная ответственность, деликтная ответственность, обязательственные правоотношения.

 

Especially civil liability for injury

 

Ospanov E.

 

Some peculiarities of civil law responsibility for damage caused are considered in the paper. Also a correlation of contracted and delicted responsibilities in a case of a damage is analysed.

Keywords: civil law responsibility, contracted responsibility, delicted responsibility, liability legal relations.

 

Действующее законодательство не содержит прямого указания на применение тех или других норм об ответственности. Решать вопрос приоритета норм о деликтной или договорной ответственности следует исходя из того, насколько полно защищаются имущественные интересы потерпевшего и третьих лиц, чьи интересы пострадали вследствие преступного деяния. При этом надо иметь в виду, в какой связи находится и правонарушение, и причиненный ущерб. Для установления причинно-следственной связи между правонарушением и возникшим договорным ущербом можно рекомендовать метод, который применяется в германском гражданском праве. Например, Ян Шапп пишет: «Причинная связь (казуальность) между действием и наступившим последствием определяется по формуле conditio sine qua. Согласно этой формуле любое условие является причинным для наступившего результата, если оно так связано с результатом, что в случае отсутствия такого условия отпадает и сам результат»[1]. Такую казуальность называют эквивалентной, и она выступает как казуальность в естественно-научном смысле. Несомненно, положение об эквивалентной казуальности является исходным и ориентирующим, а также одновременно возникает возможность учитывать адекватные причинные связи. В теории гражданского права содержатся критичные взгляды ученых-юристов в отношении теории причинности[2].

Приравнивание преступного действия к нарушению договора в отношении потерпевшего в определенных случаях может сделать возможным взыскание неустойки (штрафа, пени), что сохранит все его имущественные права. Если же речь идет о правах по договору третьего лица, с которым связан потерпевший, то можно будет, распространяя, например, режим ответственности по договору, совершенному при осуществлении предпринимательской деятельности, на оценку последствий преступного деяния, взыскать убытки в пользу такого лица даже при отсутствии вины преступника в причинении вреда. Безвиновная ответственность такого рода, конечно, допустима только в случаях, когда очевидна причинная связь между преступлением и неисполнением договорного обязательства.

Например, Н. занял у М. деньги в сумме 2 тыс. долл. CШA, обещая вернуть в скором времени. Спустя некоторое время М. попросила Н. отвезти ее в г. N. По дороге Н. с целью избавления от долга и завладения вещами и деньгами М. убил ее[3].

Учитывая ситуацию такого рода, Г. Жайлин вносит предложение предусмотреть в Особенной части Гражданского кодекса Республики Казахстан норму об ответственности за вред, причиненный преступными действиями, следующего содержания: «Вред, причиненный преступными действиями, возмещается на общих основаниях, при этом на лицо, причинившее вред, может быть возложена ответственность за возникшую вследствие его действий невозможность исполнения обязательства стороной, которой являлся потерпевший»[4]. В целом это предложение своевременно, однако в нем была допущена неточность, выражающаяся в том, что предлагалось ввести ответственность преступника только за возникшую вследствие его действий невозможность исполнения обязательства. Ясно, что на преступника должна быть возложена ответственность за вызванные вследствие его действий убытки от любого ненадлежащего исполнения обязательств потерпевшим. Считаем, что норма, аналогичная приведенной, позволит привлечь преступника к ответственности как перед потерпевшим, так и перед его кредиторами и, таким образом, в целом усилит механизм гражданско-правовой ответственности[5].

Уяснив основные черты и особенности ответственности, перейдем к определению ее роли в отрасли гражданского права и проведем анализ ее структуры. На наш взгляд, несостоятельными выглядят попытки некоторых авторов представить имущественную ответственность, наступающую за нарушение частных интересов, в качестве только межотраслевого образования (особенно если речь идет об ответственности за вред, причиненный административными, уголовными, экологическими правонарушениями). Гражданско-правовая ответственность, безусловно, имеет межотраслевое значение, поскольку, как уже было отмечено, играет роль, которую не могут нести нормы других отраслей права, однако сама она при этом остается отраслевой[6].

Применение мер гражданско-правовой ответственности встречается чаще всего при нарушении обязательственных правоотношений. Из этого, однако, не следует, что ответственность в гражданском праве связана только с нарушением обязательств, хотя в учебной литературе по гражданскому праву укоренилась традиция восприятия ее только в этом качестве. Она применяется и в случае нарушения иных гражданских прав и обязанностей, поэтому правильнее говорить об ответственности по гражданскому праву.

Как уже нами указывалось, ответственность наступает за причинение вреда имущественным, личным неимущественным благам при нарушении абсолютных и относительных прав, возникших по их поводу. Основанием ответственности является нарушение права собственности и иных вещных прав, абсолютных авторских прав, прав создателей и пользователей других объектов интеллектуальной собственности, наряду с нарушением обязательственных прав на имущество.

Таким образом, существует понятие ответственности, общее для различных институтов гражданского права, а саму гражданско-правовую ответственность в объективном смысле можно характеризовать как комплексный институт гражданского права, нормы которого пронизывают всю структуру отрасли. Однако наличие понятия ответственности, общего для различных институтов гражданского права, не учтено при принятии Общей части Гражданского кодекса Республики Казахстан (глава называется «Ответственность за нарушение обязательств»). Законодатель не учел современное значение и роль деликтной гражданско-правовой ответственности, которая применима в большем количестве случаев, чем это предполагается. Видимо, в определенной степени данное обстоятельство обусловливается и недостаточной развитостью рыночных отношений, которые хотя и приобрели большой удельный вес в нашем обществе, тем не менее во многом несовершенны. Наконец, договорная ответственность может заимствовать положения деликтной ответственности, поскольку не содержит так называемый арсенал средств, который заключен в нормах, предусматривающих деликтную ответственность.

По нашему мнению, нельзя упускать из виду то, что обязательство из причинения вреда — особый вид обязательства — деликтное (охранительное) и причинение вреда является отдельным основанием ответственности, наряду с нарушением договорного обязательства. Под причинением вреда понимается любое нарушение прав другого лица, выразившееся в умалении имущественных или личных неимущественных благ.

Совокупность норм, касающихся обязательств, возникающих вследствие причинения вреда, закрепленных в Гражданском кодексе РФ, охватывает круг отношений, значительно шире тех, в которых реализуется гражданско-правовая ответственность. Деликтная ответственность всегда основана на факте неправомерного причинения вреда. Обязательства по возмещению вреда могут охватывать и случаи правомерного причинения вреда, а также предусматривать обязанность возместить вред, причиненный по вине других лиц.

Несмотря на это, следует отметить, что наличие факта причинения вреда в преобладающем числе случаев обусловливает и наличие оснований ответственности за его причинение (пусть не того субъекта и (или) не в том объеме).

Именно это служит поводом для часто встречающегося и, в принципе, достаточно обоснованного утверждения, что гражданско-правовая ответственность — это очень сложная и трудная для полного анализа область отрасли гражданского права.

Не содержится в нормах гражданского права предпосылок к тому, чтобы субъекты правоприменения проводили сопоставительный, пространственно-временной, фактологический анализ правомерных действий и проходящих на их фоне преступных действий, а также комплексную оценку наступивших в результате последствий.

Одним из общих условий, являющихся основанием ответственности субъекта, служит виновность в причинении вреда. Таким образом, неправомерное, виновное причинение вреда является безусловным и общим основанием применения ответственности. Следует добавить, что презюмирование виновности, применяемое в области деликтной ответственности, в жизненных ситуациях может придать ответственности причинителя вреда практически неоспоримый характер.

На этих положениях строятся и деликтные обязательства со специальным субъектным составом, к которым относится ответственность за вред, причиненный:

— работником юридического лица или гражданина;

— государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами;

— незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда;

— несовершеннолетним в возрасте до 14 лет;

— несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет;

— гражданином, признанным недееспособным;

— гражданином, не способным понимать значение своих действий;

— деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих (источником повышенной опасности);

— совместно.

Исходя из изложенного, следует отметить:  так как действующим законодательством гражданско-правовая ответственность отграничивается от иных видов имущественной ответственности (что повышает эффективность восстановления прав граждан), это необходимо учитывать в процессе правоприменения.

В настоящее время отсутствует специальный нормативный правовой акт по вопросам возмещения вреда, причиненного преступлениями против личности. На наш взгляд, необходимость его принятия является безусловной.

В связи с переводом в разряд частного обвинения части преступлений против личности необходимо изменить процессуальный порядок привлечения к гражданско-правовой ответственности за вред, наступивший как следствие их совершения.

Следует пересмотреть сложившиеся в теории отрасли взгляды о соотношении договорной и деликтной ответственности, так как без этого полноценная защита прав и охраняемых законом интересов личности от преступных посягательств корыстного характера невозможна.

Ответственности за причинение вреда должны быть присущи базовые признаки гражданско-правовой ответственности.

Развитие теории гражданско-правовой ответственности привело к осознанию ее комплексного характера и ответственности за причинение вреда как ее составной части.

 

Библиография

1 Шапп Я. Система германского гражданского права: учеб. — М., 2006.

2 См.: Матвеев Ю.Г. Англо-американское деликтное право. — М., 1973. С. 23.

3 См.: Белякова А.М. Гражданско-правовая ответственность за причинение вреда: теория и практика. — М., 1986. С. 21—37.

4 Жайлин Г.А. Гражданско-правовая ответственность за вред, причиненный преступлением против личности: дис. ... канд. юрид. наук. — Алматы, 1999. С. 19—20.

5 Там же.

 

6 См.: Смирнов В.Г., Собчак А.А. Общее учение о деликтных обязательствах в советском гражданском праве. — Л., 1983. С. 108.