Д.П. СТРИГУНОВА
(кафедра частного права ГУУ)
 
Одной из разновидностей внешнеэкономических сделок, заключаемых в сфере международного туризма, является договор возмездного оказания гостиничных услуг, исполнителем в котором выступает гостиница. Гостиница, с одной стороны, понимается как субъект гражданского и частного права, и тогда речь идет о гостиничной организации или индивидуальном предпринимателе, с другой — как объект права в виде имущественного комплекса.
В качестве объекта права гостиница выступает одним из многих видов средств размещения. В экономической литературе гостиницы справедливо признаются главным, классическим типом предприятий размещения туристов[1]. 
 
Особенно велико значение гостиниц в сфере организованного туризма, в том числе международного, поскольку, вступая в договоры с туристскими фирмами (туроператорами), гостиницы способствуют разрешению важнейшего вопроса, связанного с организацией группового (массового) размещения туристов.
Несмотря на общепризнанность термина «гостиница», его однозначное определение до настоящего времени отсутствует, а попытки Всемирной туристской организации (ЮНВТО) и других организаций разработать единую мировую классификацию гостиниц до настоящего времени не увенчались успехом[2]. По определению ЮНВТО, гостиница относится к коллективным средствам размещения, в котором количество мест, предлагаемых туристам для ночевки, должно превышать установленный минимум, объект размещения должен иметь единое руководство; управление им строится на коммерческой основе[3]. 
Основное назначение гостиницы — прием и обслуживание гостей. Гостиницы классифицируют по ряду признаков, в зависимости от расположения, набора  предоставляемых услуг и уровня предлагаемого обслуживания. В настоящее время, по мнению специалистов, насчитывается более тридцати систем классификации гостиниц. Самой распространенной классификацией гостиниц является система звезд, применяемая в России, Австрии, Франции и других странах. Однако гостиницы, относящиеся даже к одной категории, но расположенные в разных государствах, имеют существенные различия[4].
В отечественном законодательстве легальное определение гостиницы отсутствует. В ст. 1 Федерального закона от 24.11.1996 № 132-ФЗ «Об основах туристской деятельности» (в ред. от 05.02.2007) гостиницы лишь упоминаются наряду с другими объектами гражданских прав и субъектами предпринимательской деятельности; в совокупности все они отнесены к туристской индустрии.
Большинство положений относительно гостиниц и иных средств размещения содержится в различных ГОСТах и общероссийских классификаторах услуг; отраслей народного хозяйства, видов экономической деятельности, однако, как отмечают исследователи туризма, искомые понятия «средства размещения», «гостиница» трактуются в подобных документах по-разному[5].  Помимо указанных документов в Российской Федерации действует утвержденное приказом Минэкономразвития России от 21.06.2003 № 197 Положение о государственной системе классификации гостиниц и других средств размещения, которое в свете Федерального закона от 27.12.2002 № 184-ФЗ «О техническом регулировании» является, по сути, положением о добровольной сертификации гостиниц и в целом оценивается российскими специалистами положительно[6]. 
Определение понятия «гостиница» содержится в Правилах предоставления гостиничных услуг в Российской Федерации (утверждены постановлением Правительства РФ от 25.04.1997; далее — Правила), где гостиница понимается как имущественный комплекс (здание, часть здания, оборудование и иное имущество), предназначенный для предоставления услуг. Исполнителем, т. е. лицом, предоставляющим услуги, здесь называются организация независимо от организационно-правовой формы, а также индивидуальный предприниматель, оказывающий услуги потребителям по возмездному договору.
Интересно, что, например, в ст. 1 проекта нового Закона о туризме используется термин «коллективное средство размещения», к которому здесь отнесены гостиница, мотель и т. д. Кроме того, в проекте впервые в отечественном законодательстве дается определение гостиничной деятельности, под которой понимается предпринимательская деятельность субъектов туристской индустрии по оказанию гостиничных услуг. Гостиничными услугами здесь называются действия (операции) по размещению и временному проживанию потребителей (постояльцев), а также иные действия (операции). Таким образом, в проекте Закона о туризме учитывается, что гостиничная деятельность по своей природе является предпринимательской.
Деятельность гостиничных организаций и индивидуальных предпринимателей по предотавлению размещения, а также оказанию сопутствующих размещению услуг следует относить к деятельности по возмездному оказанию услуг; отношения, связанные с оказанием таких услуг, подлежат регулированию нормами главы 39 ГК РФ.
В соответствии с Правилами услуги гостиниц образуются из услуг по размещению, перечень которых определяется гостиницей самостоятельно (п. 12), а также обязательных услуг, указанных в п. 15 (например, вызов скорой помощи, побудка к определенному времени и др.), услуг, связанных с хранением (п. 17), и  различных дополнительных услуг. Последние услуги оказываются за плату и, следуя п. 11 Правил, не должны предоставляться без согласия потребителя (туриста).
Гражданско-правовые договоры, заключаемые гостиницами в целях предоставления указанных выше услуг, можно разделить как минимум на два вида: договор, заключаемый между гостиницей и туристом о предоставлении гостиничного обслуживания, и договор оказания гостиничных услуг, выступающий в качестве предпринимательской, а в некоторых случаях — и внешнеэкономической сделки. Критериями классификации в данном случае выступают субъект, участвующий в договоре, а также такой признак, как наличие или отсутствие предпринимательского (внешнеэкономического) характера заключаемого договора.
Легальное понятие договора, заключаемого между гостиницей и туристом, в отечественном законодательстве отсутствует. Однако упоминание гостиничного обслуживания содержится в ст. 426 ГК РФ, где речь идет о публичном договоре. Согласно этой статье договор, заключаемый между гостиницей и туристом, именуется договором гостиничного обслуживания[7]. Определение указанного договора, а также некоторые вопросы его правового регулирования были рассмотрены, в частности, в работе Е.Л. Писаревского[8]. 
Договор оказания гостиничных услуг (вклю-чая внешнеэкономический договор) и договор гостиничного обслуживания имеют сходный предмет регулирования — определенный комплекс услуг, оказываемых гостиницей, которая выступает одной из сторон в обоих договорах. Однако вторая сторона в указанных договорах разная: в то время как в договоре гостиничного обслуживания стороной, приобретающей услуги, является турист (потребитель), в договоре оказания гостиничных услуг, заключаемом между гостиницей и туроператором, второй стороной договора выступает туроператор, приобретающий услуги гостиниц в целях формирования собственного комплекса туристских услуг.
То обстоятельство, что сторонами договора оказания гостиничных услуг являются, как правило, коммерческие организации (гостиница и туроператор), заключающие договор в предпринимательских целях, позволяет относить его к предпринимательским договорам. Внешнеэкономическим этот договор будет в тех случаях, когда его стороны (т. е. гостиница и туроператор) располагаются в различных государствах. Договор гостиничного обслуживания, заключаемый с туристом, хотя и может содержать иностранный элемент (когда он заключается с иностранным туристом), но всегда будет оставаться потребительским.
Кстати, разной является и форма обоих договоров. Так, действующие в настоящее время Правила, а также проект Закона о туризме не содержат специальных требований относительно формы договора гостиничного обслуживания, заключаемого с туристом. Не требуется специальная форма указанного договора и в соответствии с Международными гостиничными правилами 1981 года[9]. В то же время внешнеэкономический договор оказания гостиничных услуг гостиницы и туроператора, находящихся в разных странах, в соответствии с российским правом подлежит заключению в письменной форме, как и любая другая внешнеэкономическая сделка с участием российского лица.
Гражданское и торговое законодательство многих зарубежных стран не содержит специальных норм о договоре оказания гостиничных услуг, заключенном между гостиницей и туроператором (включая внешнеэкономический договор). В этой связи при моделировании рассматриваемого договора в соответствии с зарубежным правом, в частности, Франции и Германии, следует руководствоваться прежде всего общими положениями гражданского и торгового законодательства государств о сделках и договорах. В соответствии с английским правом такой договор регулируется судебными прецедентами, а также нормами Закона о поставке товаров и услуг 1982 года (в ред. от 2002 года), где поставке услуг посвящена часть 2: «Supply of Services»[10].  Согласно американскому праву, будучи торговой сделкой, указанный договор подпадает под регулирование ЕТК США 1962 года[11].
В российском гражданском законодательстве также отсутствуют специальные нормы, посвященные договору оказания гостиничных услуг, заключаемому между туроператором и гостиницей (включая внешнеэкономический договор). Определение рассматриваемого договора впервые было предложено разработчиками проекта Закона о туризме (п. 1 ст. 51). Речь здесь идет не обо всех договорах между туроператором и гостиницей, а о тех, которые заключаются при необходимости систематического осуществления гостиничного обслуживания туристов и имеют долгосрочный характер. Подобные договоры в соответствии с п. 1 ст. 51 указанного проекта именуются, как и в работе Е.Л. Писаревского, договорами об организации гостиничного обслуживания. По договору об организации гостиничного обслуживания гостиница обязуется в установленные сроки и/или в соответствии с заранее определенной программой пребывания осуществлять гостиничное обслуживание туристов, а туроператор обязуется направлять группы туристов в оговоренном количестве[12]. 
По мнению Е.Л. Писаревского, договоры об организации гостиничного обслуживания:
· заключаются гостиницей и туроператором при необходимости систематического осуществления обслуживания туристов;
· относятся к типу договоров возмездного оказания услуг (гл. 39 ГК РФ);
· могут строиться по модели договора об исполнении третьему лицу;
· являются предпринимательскими сделками, в связи с чем на отношения между туроператором и гостиницей не распространяются нормы законодательства о защите прав потребителей. В договоре об организации гостиничного обслуживания определяются количество туристов, перечень и виды предоставляемых услуг, количество и категории номеров, сроки и порядок расчетов между сторонами, а также другие условия обслуживания, предусмотренные соглашением сторон[13]. 
Сравнительный анализ договора оказания гостиничных услуг и договора оказания туристских услуг, заключаемого между принимающим и отправляющим туроператорами[14],  показывает, что оба они имеют сходные конструкции, обусловленные объектом своего регулирования, а также участвующими в них лицами. В этой связи следует отметить, что определение договора туристского обслуживания, сделанное еще А.П. Ивановым[15], с мнением которого мы во многом согласны, не предусматривает в качестве обязательного условия систематическое осуществление деятельности между сторонами, носящей к тому же долгосрочный характер. Кстати, понятия «систематическое осуществление гостиничного обслуживания» и отношения, носящие «долгосрочный характер», в проекте Закона о туризме не раскрываются. Занимавшийся  этим вопросом Е.Л. Писаревский также не дает пояснения этим терминам.
Полагаем, что договор оказания гостиничных услуг может заключаться между гостиницей и туроператором не только для оформления отношений, имеющих систематический и долгосрочный характер, но и для оформления отношений, имеющих разовый характер. Вместе с тем представляется возможным долгосрочные договоры между гостиницами и туроператорами именовать договорами об организации гостиничного обслуживания, тем самым подчеркивая их долгосрочный характер.
С учетом изложенного выше, предлагается следующее определение внешнеэкономического договора оказания гостиничных услуг: это договор, по которому одна сторона (гостиница), выступающая в качестве принимающей стороны, обязуется предоставить гостиничные услуги другой стороне (направляющему туроператору), оказывая их непосредственно туристам, являющимся клиентами указанного туроператора на основании договоров, заключенных между последними, а туроператор обязуется направить согласованное между ним и гостиницей количество туристов и оплатить предоставленные гостиницей услуги.
Формулировка рассматриваемого договора ставит  вопрос об отнесении его к модели договора в пользу третьего лица, получившего правовую регламентацию в гражданском законодательстве России и многих зарубежных стран.  В соответствии с п. 1 ст. 430 ГК РФ договором в пользу третьего лица признается договор, в котором стороны установили, что должник обязан произвести исполнение не кредитору, а указанному или не указанному в договоре третьему лицу, имеющему право требовать от должника исполнения обязательства в свою пользу.  Вместе с тем в литературе высказывается мнение, в соответствии с которым договор об оказании туристских услуг строится не по модели договора в пользу третьего лица, а по модели договора об исполнении третьему лицу[16],  которая не нашла пока законодательного закрепления.
Разграничение указанных моделей договоров на первый взгляд выглядит сложным.  Очевидно, что при решении вопроса об отнесении договора к модели договора в пользу третьего лица или к модели договора об исполнении третьему лицу решающим является, наделяется или нет третье лицо самостоятельным правом требования к должнику. Как отмечает
Н.С. Ковалевская, условие о предоставлении права третьему лицу требовать исполнения договора от должника является центральным среди всех существенных условий договора в пользу третьего лица, ибо без предоставления данного права не может быть и договора в пользу третьего лица[17].  С приведенным мнением солидаризируется М.И. Брагинский, считающий, что основной смысл конструкции договора в пользу третьего лица состоит в предоставлении третьему лицу права самостоятельного требования к стороне по договору, в заключении которого третье лицо участия не принимало[18]. Аналогичного мнения придерживается А.М. Кухарев[19]. В отличие от этого договора договор об исполнении третьему лицу не предоставляет третьему лицу никаких субъективных прав. Поэтому требовать исполнения таких договоров третье лицо не может[20].
Следуя нашему определению договора оказания гостиничных услуг, заключаемому между гостиницей и туроператором, третьим лицом в нем выступает турист (группа туристов). На наш взгляд, турист может требовать от гостиницы исполнения обязательства, т. е. непосредственного оказания определенного набора услуг, однако основанием такого требования является не договор между гостиницей и туроператором, а договор, заключенный туроператором и туристом, в котором непосредственным исполнителем услуг называется данная гостиница. Возможность возложения исполнения своего обязательства на гостиницу по заключенному между туристом и туроператором договору предоставляется  в силу норм п. 1 ст. 313 ГК РФ.
Учитывая это, требование об исполнении указанного договора могут заявлять друг другу контрагенты указанного договора, т. е. применительно к договору оказания гостиничных услуг — гостиница и туроператор. В то же время по договору в пользу третьего лица такое требование может заявлять именно третье лицо, т. е.  турист (например, при заключении договора о туристском обслуживании какой-либо организацией в пользу своих сотрудников). Гипотетически нельзя исключать случаи, когда турист требует в рассматриваемом нами договоре непосредственного оказания услуг от гостиницы, однако гостиница в отсутствие заключенного между ней и туристом договора вправе туристу в этом отказать. Поэтому в таких случаях турист вынужден обращаться с требованием к туроператору. Последний, возлагая исполнение своего обязательства перед туристом на гостиницу (ст. 313 ГК РФ), в отношениях с самой гостиницей «переадресует» исполнение обязательства последней указанному им лицу, т. е. туристу, однако остается ответственным за исполнение обязательства гостиницы (по размещению) перед ним. Турист же никаких самостоятельных прав требования к гостинице не приобретает.
Таким образом, представляется, что рассматриваемый нами договор оказания гостиничных услуг должен строиться по модели договора об исполнении третьему лицу.
В практике международного туристского бизнеса встречаются случаи, когда в одном договоре, заключаемом между гостиницей и турфирмой, содержатся условия, характерные и для договоров оказания услуг, и для посреднических договоров. Как отмечает Н.П. Куракина, с одной стороны, гостиница обязуется по договору с турфирмой по заявкам последней предоставлять гостиничные услуги для туристов, а турфирма обязуется «выбирать» определенное количество номеров, производить оплату за предоставленные услуги. С другой стороны, гостиница по этому же договору обязуется выплачивать турфирме вознаграждение за «предоставленных туристов». В этой связи Н.П. Куракина полагает, что указанные два условия не могут быть совмещены в одном договоре, т. е. если стороны хотели заключить договор на оказание гостиничных услуг, то гостиница — это лицо, оказывающее услуги, а турфирма — это лицо, которое заказывает услуги и платит за них; со своей стороны гостинице не за что платить турфирме. Если же стороны хотели заключить посреднический договор (например, комиссии), то, наоборот, турфирма оказывает услугу гостинице, находя клиентов и заключая с ними договор на оказание гостиничных услуг. Тогда турфирма действительно имеет право на комиссионное вознаграждение, а гостиница обязана его заплатить, однако  у гостиницы нет обязательств по оказанию каких-либо услуг турфирме, а турфирме не за что платить гостинице. Турфирма должна только перечислить гостинице средства, поступившие ей от «найденных» клиентов[21].
Соглашаясь в целом с позицией указанного автора, отметим, что подобная смешанная конструкция договора оказания гостиничных услуг предусматривается некоторыми международными актами, в частности Практическим кодексом отношений между гостиницами и турагентами 1999 года[22] (далее — Кодекс 1999 года), где содержатся нормы о так называемом гостиничном контракте[23]. Под гостиничным контрактом в ст. 7 Кодекса
1999 года понимается соглашение, по которому гостиница (отельер) соглашается с турагентом за определенную плату предоставить гостиничные услуги туристу или группе туристов, являющихся клиентами турагента[24].  Приведенное определение, в принципе, дает все основания полагать, что договор, заключаемый между гостиницей и турагентом (туроператором), рассматривается здесь в качестве разновидности договора возмездного оказания услуг.
Однако помимо определения гостиничного контракта Кодекс 1999 года содержит нормы относительно выплаты турагенту комиссионных, что в российском праве является характерным для договоров, оформляющих посредническую деятельность туристской фирмы по отношению к гостинице, но не деятельность по возмездному оказанию гостиничных услуг, регулируемую главой 39 ГК РФ.
Прежде всего, в соответствии со ст. 14 («Ясное представление о выплате комиссионных») Кодекса 1999 года отношения, складывающиеся между гостиницей и турагентом, могут предусматривать выплату комиссионных. Помимо этого, Кодексом 1999 года предусматривается случай, в котором выплата комиссионных турагенту гарантируется гостиницей, т. е. выплачивается в безусловном порядке: когда оплата услуг гостиницы осуществляется клиентом (туристом) самостоятельно (ст. 13)[25]. В Международной гостиничной конвенции 1979 года выплата комиссионных турагенту являлась безусловной (ст. 17). Из этого можно заключить, что деятельность турфирмы по отношению к гостинице носила здесь посреднический характер.
Исходя из приведенных положений статей 13 и 14 Кодекса 1999 года, можно сделать вывод, что отношения между гостиницей и турагентом могут строиться не только по модели договора возмездного оказания услуг (как это следует из определения гостиничного контракта — ст. 7), но и по модели смешанного договора, сочетающего в себе признаки договора возмездного оказания услуг и посреднического договора, а также по чисто посреднической модели договора.
Между тем, как уже указывалось, российское законодательство проводит четкую границу между двумя рассмотренными видами договора. Поэтому в соответствии с российским правом отношения между гостиницей и турфирмой должны строиться либо по модели посреднического договора, либо по модели договора возмездного оказания гостиничных услуг, в котором не должны быть условия, характерные для посреднического договора (в частности, условия выплаты комиссионных турагенту).
Полагаем, что в случаях, когда к внешнеэкономическому договору между гостиницей и турфирмой применимы нормы российского права, указанный договор, в целом подпадающий под выведенное нами определение внешнеэкономического договора возмездного оказания гостиничных услуг, должен четко следовать модели договора возмездного оказания услуг, предусмотренного главой 39 ГК РФ. В случаях, когда предметом заключаемого между гостиницей и туроператором (турагентом) внешнеэкономического договора являются посреднические услуги, договор подпадает под собственное регулирование нормами гражданского законодательства Российской Федерации — главы 49 («Поручение»), 51 («Комиссия») или 52 («Агентирование») ГК РФ. Поскольку зарубежное законодательство тоже отграничивает посреднические договоры от иных договоров, думается, что и в самом Кодексе 1999 года должно быть введено раздельное регулирование договоров возмездного оказания гостиничных услуг и посреднических договоров международного характера, заключаемых между гостиницами и турфирмами. Это обеспечит более широкое применение указанного документа, который, как известно, не является международным правовым актом и в целом может расцениваться в качестве торгового обычая, сформировавшегося в сфере международного туризма.
 
Библиография
1 См.: Александрова А.Ю. Международный туризм: Учеб. —  М., 2002. С. 237.
2 Подробнее см.: Ходорков Л.Ф. Мировое гостиничное хозяйство. — М., 1991. С. 7.
3 См.: Александрова А.Ю. Указ. раб. С. 237.
4 См.: Рашкин Л.А. Развитие туризма и гостиничного бизнеса. — М., 2002. С. 20, 23, 26.
5 См.: Чудновский А.Д., Жукова М.А., Сенин В.С. Управление индустрией туризма: Учеб. пособие. — М., 2004. С. 206.
6 См.: Парций Я. О стандартизации и сертификации в области туристской деятельности // Туризм: практика, проблемы, перспективы. 2003. № 11. С. 23; Умнов А. Если звезды зажигаются, значит это кому-то нужно // Там же. № 10. С. 29.
7 В п. 17 Правил указанный договор именуется договором на предоставление услуг, а в ст. 50 проекта Закона о туризме он  называется договором оказания гостиничных услуг.
8 См.: Писаревский Е.Л. Туристская деятельность: Проблемы правового регулирования. — Владивосток, 1999. С. 205—206.
9 См.: Международный туризм: Правовые акты // Сост. Н.И. Волошин. — М., 2002. С. 303—304.
10 Сайт законодательства Великобритании: http://www.opsi.gov.uk
11 Единообразный торговый кодекс: Официальный текст// Науч. ред. и авт. введ. С.Н. Лебедева. — М., 1996. 
12 См.: Писаревский Е.Л. Правовая природа туроператорской деятельности //  Туризм: право и экономика. 2004. № 2. С. 12.
13  См.: там же.
14 См., например: Иванов А.П. Правовое регулирование международных туристских отношений: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. — М., 1974. С. 21; Ошноков А.Н. Гражданско-правовые договоры в сфере международного туризма: Дис. ... канд. юрид. наук. —  М., 2002. С. 71.
15 См.: Иванов А.П. Указ. раб. 
16 См.: Писаревский Е.Л. Правовая природа туроператорской деятельности // Туризм: право и экономика. 2004. № 2. С. 12.
17 См.: Ковалевская Н.С. Договор в пользу третьих лиц-граждан: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. — Л., 1988. С. 13.
18 См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 1: Общие положения. 2-е изд. — М.: Статут, 2005. С. 363.
19 См.: Кухарев А.М. Некоторые вопросы договора в пользу третьего лица // Гражданское право. 2004. № 2. С. 31.
20 См.: Гражданское право: Учеб.: В 3 т. Т. 1. 6-е изд., перераб. и доп./ Отв. ред. А.П. Сергеев, Ю.К. Толстой. — М., 2005. С. 597.
21 Правовые аспекты деятельности гостиничных предприятий. Охрана труда / Н.П. Куракина и др. — М., 2003. С. 30—31.
22 Документ принят совместно Всемирной федерацией ассоциаций турагентств (ФУАВВ) и Международной ассоциацией гостиниц и ресторанов (МГРА).
23 В одном из предшествовавших ему документов — Международной гостиничной конвенции 1979 года —  определение гостиничного контракта отсутствовало.
24 Аналогичное определение гостиничного контракта содержалось в ст. 7 Кодекса 1991 года.
25  Аналогичные нормы содержали статьи 13 и 14 Кодекса 1991 года.