УДК 343.13(479.24) 

Страницы в журнале: 145-149

 

А.Г. ГУСЕЙНОВ,

аспирант отдела Уголовного права и уголовного процесса Национальной академии наук Азербайджана veliev.i@rambler.ru

 

Рассматриваются особенности формулирования объективной стороны состава привлечения заведомо невиновного к уголовной ответственности; вносятся предложения по ее изменению с учетом положений Уголовного и Уголовно-процессуального кодексов Азербайджанской Республики.

Ключевые слова: привлечение, уголовная ответственность, заведомо невиновный, уголовное преследование.

 

Features of a legislative regulation attraction obviously innocent to criminal liability under the laws of the Republic of Azerbaijan

 

Guseynov A.

 

The features of the formulation of the objective side of attraction obviously innocent to criminal responsibility, makes proposals for its amendment, subject to the Criminal and Criminal Procedure Codes of the Republic of Azerbaijan.

Keywords: attraction, criminal responsibility, obviously innocent, criminal prosecution.

 

Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности охарактеризовано в ст. 290 Уголовного кодекса Азербайджанской Республики 1999 года. Как справедливо отмечается в доктринальной литературе, общественная опасность анализируемого преступления заключается в том, что в результате данного злоупотребления причиняется весьма существенный вред различным правоохраняемым интересам. Во-первых, подрывается авторитет органов дознания, следствия и прокуратуры, следствие направляется по ложному пути. Недоверие граждан к правоохранительным органам усиливается, в обществе укрепляется мнение, что беззаконие — это имманентная черта деятельности правоохранительных органов. Во-вторых, привлечение невиновного к уголовной ответственности приводит к тяжким, порой необратимым последствиям для потерпевшего. Ущерб, который в этом случае причиняется, — физический, материальный и особенно моральный — так велик, что не всегда может быть заглажен ни прекращением уголовного дела в отношении незаконно обвиненного, ни вынесением оправдательного приговора. И все же, несмотря на весьма серьезный вред, причиняемый личным правам граждан рассматриваемым деянием, законодатель относит его именно к преступлениям против правосудия, а не к преступлениям против личности[1].

Одним из наиболее дискуссионных в теории уголовного права является вопрос об объективной стороне состава данного преступления. Объективная сторона преступления формулируется как «привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности». Как справедливо отмечает проф. И.В. Велиев, к основным недостаткам формулирования объективной стороны состава преступления следует отнести существующие в УК Азербайджана пробелы, избыточность и противоречивость законодательных формулировок либо их устарелость[2].

Авторы одного из учебников уголовного права утверждают: «Привлечение в качестве обвиняемого слагается из двух процессуальных мер: вынесения следователем, прокурором, лицом, производящим дознание, постановления о привлечении в качестве обвиняемого и предъявления ему обвинения. Эти меры могут осуществляться в разное время, что чаще всего и бывает на практике (постановление о привлечении в качестве обвиняемого должно быть предъявлено лицу в течение 48 часов после его вынесения).

Нам представляется (хотя в доктринальной литературе существует и иное мнение), что данное преступление следует считать оконченным с момента предъявления обвинения, так как в период между вынесением постановления и предъявлением обвинения со стороны работников правоохранительных органов еще возможен добровольный отказ»[3]. Аналогичного мнения придерживаются и другие ученые. В частности, в одном из курсов уголовного права указывается: «Привлечение к уголовной ответственности заведомо невиновного считается оконченным преступлением с момента вынесения соответствующим должностным лицом постановления о привлечении в качестве обвиняемого. Именно с этого момента… лицо становится обвиняемым и его правовое и процессуальное положение качественно меняются, в частности, к нему могут быть применены процессуальные формы принуждения. Последующие отмена постановления прокурором, прекращение дела, вынесение оправдательного приговора не исключают ответственности за данное преступление. Фактические последствия (моральный, материальный, физический и пр. ущерб) учитываются судом при назначении наказания в пределах санкции рассматриваемой нормы»[4].

Другие авторы полагают, что преступление можно считать оконченным только в момент предъявления заведомо невиновному постановления о привлечении его к ответственности в качестве обвиняемого[5].

Лицо может быть привлечено к уголовной ответственности лишь на основаниях и в порядке, установленных уголовно-процессуальным законодательством Азербайджанской Республики. В соответствии со ст. 3 УК Азербайджана единственным основанием уголовной ответственности является совершение деяния (действия или бездействия), содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного УК Азербайджана.

Согласно ст. 208 Уголовно-процессуального кодекса Азербайджанской Республики 2000 года «непосредственное обнаружение дознавателем, следователем или прокурором данных о совершенных или подготовляемых преступлениях становится поводом к возбуждению уголовного дела в следующих случаях:

208.0.1. обнаружение дознавателем, следователем или прокурором обстоятельств, указывающих на совершение преступления, либо следов и последствий преступления немедленно после его совершения;

208.0.2. получение дознавателем сообщения о преступлении от сотрудников органа дознания, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, либо при выполнении им своих полномочий во время производства дознания по другому преступлению в соответствии со статьей 86 настоящего Кодекса;

208.0.3. получение следователем сообщения о преступлении при выполнении своих полномочий во время следствия по другому преступлению в соответствии со статьей 85 настоящего Кодекса;

208.0.4. получение прокурором сообщения о преступлении во время предварительного разбирательства или судопроизводства по другому преступлению в соответствии со статьей 84 настоящего Кодекса, а также при выполнении своих полномочий в соответствии с законодательством Азербайджанской Республики;

208.0.5. получение судом сообщения о преступлении при выполнении им своих полномочий во время осуществления правосудия по какому-то производству».

Доказательства виновности могут считаться достаточными, если лицом, производящим следствие или дознание, либо судьей получены такие данные, которые приводят к твердому убеждению, что именно это лицо совершило преступление.

Согласно ст. 209 УПК Азербайджана «дознаватель, следователь или прокурор, осуществляющий процессуальное руководство предварительным расследованием, должны немедленно возбудить уголовное дело». Привлечение к уголовной ответственности заведомо невиновного означает предъявление обвинения лицу, в действиях которого нет состава преступления либо не установлено событие преступления. Невиновным лицо следует считать не только в случаях, когда оно не совершило никакого преступления, но и тогда, когда оно совершило преступление, отличное от того, за которое привлекалось к ответственности.

УК Азербайджана достаточно широко использует термин «уголовная ответственность», в частности, в статьях 3 (основание уголовной ответственности), [6] (принципы уголовного кодекса и уголовной ответственности), 19 (общие условия уголовной ответственности), 20 (возраст уголовной ответственности). Оперирует этой дефиницией и уголовно-процессуальное законодательство, например, об уголовной ответственности говорится в статьях 1.2.1, 8.0.4, 10.2, 28.4.2, 28.4.3, 32.2.3, 32.2.4, 37.5.5, 38.4 УПК Азербайджана.

Несмотря на то что понятие «уголовная ответственность» достаточно широко используется и в законодательстве, и в правоприменительной практике, в законе оно не раскрывается. Нет единства мнений по вопросу об определении уголовной ответственности и в правовой литературе. Так, высказано мнение, что уголовная ответственность включает в себя «все меры уголовно-правового воздействия, применяемые к лицу, совершившему преступление»[8]. Согласно другой точке зрения, под уголовной ответственностью следует понимать «неблагоприятные последствия, возникающие в связи с осуждением лица, виновного в совершении преступления»[9]. По мнению А.И. Рарога, уголовная ответственность — это сложное социально-правовое последствие совершения преступления, которое включает четыре элемента: во-первых, основанную на нормах уголовного закона и вытекающую из факта совершения преступления обязанность лица дать отчет в содеянном перед государством в лице его уполномоченных органов; во-вторых, выраженную в судебном приговоре отрицательную оценку (осуждение, признание преступным) совершенного деяния и порицание (выражение упрека) лица, совершившего это деяние; в-третьих, назначенное виновному наказание или иную меру уголовно-правового характера; в-четвертых, судимость как специфическое правовое последствие осуждения с отбыванием назначенного наказания[10].

Дискуссионным является также вопрос о дефиниции «привлечение к уголовной ответственности». Ряд процессуалистов приравнивают суть термина «привлечение к уголовной ответственности» к содержанию понятия «привлечение в качестве обвиняемого»[11]. Отдельные авторы полагают, что с предъявлением обвинения можно связывать лишь создание условий установления уголовной ответственности[12]. Под привлечением к уголовной ответственности понимается также растянутый во времени процесс, начинающийся с момента вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого и завершающийся судебным приговором[13]. Некоторые теоретики подчеркивают: «привлечь к уголовной ответственности должно означать: осудить поведение лица путем вынесения обвинительного приговора»[14]. Рядом исследователей высказана точка зрения, что именно в обвинительном приговоре суда находит свое выражение право государства подвергнуть конкретное виновное лицо порицанию и наказанию; именно с момента вступления приговора в законную силу можно говорить о начале реализации уголовной ответственности[15].

По нашему мнению, уголовную ответственность следует понимать как обязанность лица, виновного в совершении преступления, подвергнуться уголовному преследованию и понести за него наказание. Уголовным преследованием следует считать деятельность соответствующих органов по выявлению, изобличению и наказанию лица, виновного в совершении преступления. Отметим, что понятие «уголовное преследование» раскрывается в ст. 7.0.4 УПК Азербайджана следующим образом: «Уголовное преследование — уголовно-процессуальная деятельность, осуществляемая в целях установления события преступления, изобличения лица, совершившего деяние, предусмотренное уголовным законом, предъявления ему обвинения, поддержания этого обвинения в суде, назначения наказания, обеспечения при необходимости мер процессуального принуждения».

С учетом изложенного привлечением к уголовной ответственности следует признавать начало уголовного преследования, которое с процессуальной точки зрения есть процесс, растянутый во времени, начинающийся с момента вынесения постановления о возбуждении уголовного дела и завершающийся предъявлением указанного процессуального документа. Именно с этого момента преступление, предусмотренное ст. 290 УК Азербайджана, следует считать оконченным. Само по себе составление постановления о возбуждении уголовного дела или обвинительного акта может рассматриваться лишь как покушение на преступление. На данной стадии вполне возможен добровольный отказ, если лицо, вынесшее постановление или составившее обвинительный акт, впоследствии не станет предъявлять их обвиняемому и, к примеру, уничтожит указанные процессуальные документы.

Заметим, что в уголовно-правовой литературе уже указывалось на противоречивость формулировки данной нормы, в частности на необходимость внесения изменений, которые сегодня должны отражать как подходы уголовно-процессуальной теории, уже относительно давно начавшей оперировать термином «уголовное преследование», так и нормы нового уголовно-процессуального законодательства[16]. Аналогичное предложение по изменению названия и содержания ст. 299 УК РФ делает Б.Б. Булатов[17].

Заглавие ст. 290 «Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности» УК Азербайджана полагаем возможным сохранить. Однако диспозиция нормы вместо простой и бланкетной должна стать описательной. Объективную сторону данного деяния должны составлять не только незаконное возбуждение уголовного дела в отношении заведомо невиновного, но и продолжение производства по делу в случаях, когда закон предписывает его прекращение.

Учитывая изложенное, следует, по нашему мнению, сформулировать диспозицию ст. 290 УК Азербайджана следующим образом: «Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности прокурором, следователем или лицом, производящим дознание, то есть вынесение постановления о возбуждении уголовного дела в отношении лица, заведомо невиновного в совершении преступления, и предъявление ему соответствующего процессуального документа, а также продолжение производства по делу в случаях, когда закон предписывает его прекращение».

 

Библиография

1 См.: Преступления против правосудия / под ред. А.В. Галаховой. — М., 2005. С. 61.

2 См.: Велиев И.В. Об объективной стороне преступления. — М., 2009. С. 222.

3 Уголовное право. Особенная часть / отв. ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамова, Г.П. Новоселов. — М., 2001. С. 793.

4 Курс уголовного права: в 5 т. Т. 5: Особенная часть / под ред. Г.Н. Борзенкова, В.С. Комисарова. — М., 2002.

5 См., например: Советское уголовное право: Часть особенная. — М., 1962. С. 312; Уголовный кодекс РСФСР 1960 года: комментарий. — Л., 1962. С. 319—320; Советское уголовное право: Часть особенная. — М., 1965. С. 322; Симиненко А.Н. Некоторые вопросы привлечения заведомо невиновного к уголовной ответственности // Преступления против правосудия: уголовно-правовой и уголовно-процессуальный аспекты: материалы теоретического семинара. — Омск, 1996. С. 24; Демин Ю.М. Преступления против правосудия. — М., 2000. С. 8.

6 Наумов А.В. Российское уголовное право. — М., 1996. С. 246.

7 Курс уголовного права. Общая часть. Т. 1: Учение о преступлении / под ред. Н.Ф. Кузнецовой и И.М. Тяжковой. — М., 1999. С. 190.

8 См.: Уголовное право России. Общая часть / под ред. А.И. Рарога. — М., 2007. С. 62.

9 См., например: Карнеева Л.М. Привлечение к уголовной ответственности. — М., 1971. С. 16; Громов Н.А. Институт привлечения к уголовной ответственности. — Саратов, 1991. С. 21—22.

10 См.: Калашникова Н.Я. Гарантия права обвиняемого на защиту при изменении обвинения и наказания. — М., 1975. С. 50.

11 См.: Алексеев Н.С., Лукашевич В.З. Ленинские идеи в советском уголовном судопроизводстве. — Л., 1970. С. 70.

12 Мотовиловкер Е.Я. Об институте «привлечения к уголовной ответственности» и содержании уголовно-процессуальной деятельности // Проблемы укрепления социалистической законности и правопорядка. — Куйбышев, 1979. С. 76.

13 См.: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. — М., 1968. Т. 1. С. 89; Божьев В.П. Уголовно-процессуальные отношения. — М., 1975. С. 127.

14 Преступления против правосудия / под ред. А.В. Галаховой. С. 61.

 

15 См.: Булатов Б.Б. Государственное принуждение в уголовном судопроизводстве. — Омск, 2003. С. 256.