Д.Ю. КРАЕВ,
аспирант юридического института г. Санкт-Петербурга (филиала)   Академии Генеральной прокуратуры РФ
 
Изучение зарубежного законодательства с точки зрения регламентации ответственности за убийство, сопряженное с другими преступлениями, необходимо для совершенствования отечественного уголовного законодательства.
В законодательстве абсолютного большинства государств так называемая сопряженность убийства с иными преступлениями является основанием для усиления мер уголовной репрессии. Однако вопросы, связанные с дифференциацией уголовной ответственности, определением «сопряженных» с убийством преступлений, индивидуализацией наказания,
зачастую обусловлены представлениями законодателя того или иного государства в частности. Многообразие позиций по этим проблемам свидетельствует об актуальности и значимости такого исследования для современного уголовного права.
 
Анализ уголовного законодательства зарубежных государств позволяет выявить наличие принципиально различных подходов к решению рассматриваемых проблем.
Следует отметить, что сопряженность убийства с иными преступлениями более четко регламентируется в уголовных кодексах стран бывшего СССР и законодательствах стран Восточной Европы. Чаще всего сопряженность устанавливается за связь убийства с половыми преступлениями, преступлениями против общественной безопасности и собственности. Однако в ряде стран объектами таких посягательств являются и иные отношения.
На наш взгляд, в уголовном законодательстве зарубежных стран по способу правовой регламентации убийства, сопряженного с другими преступлениями, можно выделить следующие шесть групп:
· первая группа включает в себя уголовное законодательство Республики Польша, Латвийской Республики, штата Техас (США), Эстонской Республики, Республики Узбекистан и некоторых других стран, где способ юридического закрепления признака сопряженности применительно к убийству имеет максимальные сходства с российским уголовным законодательством (отличие составляют только количество или конкретные виды преступлений, сопряженных с убийством). Уголовные кодексы Эстонской Республики и Республики Узбекистан можно отнести к отдельной подгруппе по признаку сопряженности убийства только с половыми посягательствами;
· ко второй группе относятся уголовные кодексы Республики Казахстан, Кыргызской Республики, Азербайджанской Республики, Республики Таджикистан и ряда иных стран, полностью совпадающие с УК РФ как по способу юридического закрепления признака сопряженности, так и по количеству и видам сопряженных с убийством преступлений;
· в третью группу входит уголовное законодательство Республики Болгария, Китайской Народной Республики и других стран, где дается лишь общее понятие убийства без указания на его сопряженность с иными преступлениями. Непосредственное закрепление признака сопряженности происходит в рамках отдельных видов преступлений, когда убийство выступает в роли их отягчающего обстоятельства;
· к четвертой группе относится уголовное законодательство Республики Беларусь — в статье об убийстве предусмотрена его сопряженность с иными преступлениями (тождественно УК РФ), между тем убийство одновременно выступает в роли отягчающего обстоятельства ряда отдельных составов преступлений;
· пятую группу составляют уголовные кодексы Швеции, Швейцарии и иных стран, в которых не предусмотрено повышенной ответственности за убийство, совершенное наряду с иными посягательствами, т. е. сопряженность преступлений фактически отсутствует;
· в шестую группу входят уголовные законодательства таких государств как, например, Франция, где закреплено общее понятие убийства, сопряженного с другими преступлениями вне зависимости от их видов. По времени совершения убийство должно предшествовать другому преступлению, сопровождать его или следовать за ним.
Теперь остановимся более подробно на особенностях уголовного законодательства каждой из перечисленных стран. Начнем с первой группы.
В п. 2 § 2 ст. 148 УК Республики Польша предусмотрена ответственность за сопряженность убийства только с тремя составами преступлений: захватом заложника, изнасилованием или разбоем. Указанный пункт — единственный, где предусмотрен данный признак. Интересен тот факт, что законодателем вместо термина «сопряженное» употреблено «в связи» с конкретным преступным посягательством. На наш взгляд, это верная формулировка признака сопряженности, указывающая на обусловленность убийства совершением данных преступлений. Аналогичная формулировка рассматриваемого признака приведена в п. 7 постановления Пленума Верховного суда РФ от 27.01.1999 № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» применительно к сопряженности убийства с похищением человека либо захватом заложника. В нем говорится, что ответственность согласно п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ «наступает не только за умышленное причинение смерти самому похищенному или заложнику, но и за убийство других лиц, совершенное виновным в связи (выделено нами. — Д.К.) с похищением человека либо захватом заложника».
Уголовный кодекс Латвийской Республики (пункты 5—7 ст. 117) признает убийством при отягчающих обстоятельствах, выделенным отдельной статьей, убийство, сопряженное с тремя видами посягательств: изнасилованием, разбоем и, что примечательно, надругательством над трупом, ответственность за которое по основному составу предусматривает лишение свободы на срок до 6 лет (ч. 1 ст. 228). Следует отметить, что в УК Латвийской Республики убийство, сопряженное с иными преступлениями, не входит в категорию убийств при особо отягчающих обстоятельствах, также предусмотренных отдельной статьей. К последним относятся убийство, совершенное лицом, отбывающим пожизненное заключение, убийство двух и более лиц и т. д. (ст. 118).
Напротив, согласно УК штата Техас, к самому опасному виду убийств — тяжкому убийству, караемому смертной казнью, относится убийство «во время совершения или покушения на похищение человека, берглэри, ограбления, полового нападения при отягчающих обстоятельствах, поджога или воспрепятствования или из мести» (ст. 19.03(а)(2) и убийство «во время побега или попытки побега из пенитенциарного учреждения» (ст. 19.03(а)(4)). Как можно заметить, особенностями правовой регламентации ответственности за убийство, сопряженное с иными преступлениями, в уголовном законодательстве штата Техас являются не только специфический «набор» сопряженных с убийством преступлений, но и прямое указание в тексте закона на время совершения убийства и четкое положение о сопряженности преступлений в случае совершения убийства во время покушения на соответствующий вид преступления.
В уголовных кодексах Эстонской Республики и Республики Узбекистан предусмотрена уголовная ответственность за убийство, сопряженное только с половыми преступлениями: изнасилованием (п. 3 ст. 101) и изнасилованием или насильственным удовлетворением половой потребности в противоестественной форме (п. «з» ч. 2 ст. 97) соответственно. Как было указано выше, это отражает специфику законодательной мысли каждого отдельно взятого государства, зависящую напрямую от его национальных и исторических традиций, геополитических и культурных особенностей.
Отнесение уголовных законодательств Республики Казахстан, Кыргызской Республики, Азербайджанской Республики, Республики Таджикистан ко второй группе, где наличествует полное совпадение признака сопряженности с указанным в УК РФ, обосновано следующим.
Во-первых, в уголовных кодексах этих государств предусмотрена ответственность за сопряженность убийства с теми же семью преступлениями, которые предусмотрены в УК РФ:
похищением человека, захватом заложника, разбоем, вымогательством, бандитизмом, изнасилованием, насильственными действиями сексуального характера (насильственным удовлетворением половой страсти в иных формах — по УК Кыргызской Республики). Во-вторых, в них, как и в УК РФ, на законодательном уровне использован термин «сопряженность» убийства с этими преступлениями. В-третьих, совпадает даже количество пунктов статьи, где они предусмотрены (пункты «в», «з», «к» ч. 2 ст. 96 УК РК, пункты 7, 8, 11 ч. 2 ст. 97 УК КР, пункты 120.2.6, 120.2.9, 120.2.11 ст. 120 УК АР, пункты «г», «к», «м» ч. 2 ст. 104 УК РТ). При этом необходимо особо отметить, что формулировка пунктов «в»,«з»,«к» ч. 2 ст. 96 УК Республики Казахстан идентична формулировке пунктов «в»,«з»,«к» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Среди специфических особенностей уголовного законодательства Республики Таджикистан следует выделить наличие сопряженности с названными преступлениями не только убийств, но и умышленного причинения тяжкого вреда здоровью (пункты «г», «к»,«м» ч. 2 ст. 110). Это свидетельствует о стремлении законодателя усилить ответственность за сопряженность преступлений.
В уголовном законодательстве Республики Болгария, Китайской Народной Республики и ряда иных стран общественные отношения в области охраны жизни рассматриваются через призму имущественных благ, посягательств на половую свободу, свободу личности и т. д. Таким образом, признак сопряженности предусматривается в рамках конкретного преступления, сопровождающегося причинением смерти, а охрана жизни человека осуществляется наряду с другим объектом уголовно-правовой охраны, выступая в качестве дополнительного блага.
Посвященная убийствам при отягчающих обстоятельствах ст. 116 УК Республики Болгария не содержит данного признака, однако он присутствует в ряде таких составов, как, например, вымогательство или грабеж в отношении движимой вещи, когда они соединены с убийством или покушением на убийство (п. 2 ч. 4 ст. 213а и п. 2 ч. 2 ст. 199). Следует особо отметить два обстоятельства: болгарским законодателем для обозначения рассматриваемого признака сопряженности используется термин «соединенное», вместе с тем нормативно закреплено положение о сопряженности преступлений не только с фактом убийства, но и покушением на него. В последнем случае есть определенное сходство с УК штата Техас, в котором прямо указано наличие сопряженности в случае совершения убийства во время соответствующего преступления или покушения на него.
Определенный интерес для изучения рассматриваемых проблем представляют результаты анализа уголовного законодательства Китайской Народной Республики. Как и уголовный кодекс Республики Болгария, УК КНР в ст. 232 не упоминается признак сопряженности убийства с другими преступлениями. Однако в таких статьях, как, например, похищение человека с целью вымогательства у него имущества или захват его в качестве заложника (ч. 1 ст. 239), организация нелегального пересечения государственной границы (границы приграничного района) (ч. 2 ст. 318) или нелегальная перевозка третьих лиц через государственную границу (границу приграничного района) (ч. 3 ст. 321), предусмотрена повышенная ответственность за случаи, когда они сопровождаются убийством. При этом в приведенных статьях даны четкие характеристики потерпевших лиц: похищаемый или захватываемый в качестве заложника человек; лица, организованные для пересечения границы либо сотрудники контрольных органов; перевозимые лица либо сотрудники контрольных органов. Формулировка «сопровождающееся убийством» позволяет сделать вывод, что, по мысли законодателя, время совершения убийства и время совершения данных посягательств должно совпадать. Другой особенностью китайского уголовного законодательства является применение к описанным составам преступлений разных правил назначения наказания: так, по ч. 1 ст. 239 УК КНР предусмотрено безальтернативное наказание в виде смертной казни и конфискации имущества, а в санкциях ч. 2 ст. 318 и ч. 3 ст. 321 содержится прямое указание на назначение наказания по совокупности преступлений.
Выделение уголовного законодательства Республики Беларусь в отдельную группу вызвано тем, что в УК РБ наряду со статьей об убийстве, сопряженном с иными преступлениями (пункты 4, 7, 12 ч. 2 ст. 139), предусмотрена ответственность за терроризм, измену государству и заговор с целью захвата государственной власти, сопряженные с убийством (ч. 3 ст. 289, ч. 2 ст. 356 и ч. 3 ст. 357). Таким образом, необходимо отметить особый способ конструирования белорусским законодателем норм о сопряженности преступлений. С одной стороны, он схож со способом, используемым в УК РФ, — закрепление нормы об убийстве, совершенном наряду с упомянутыми выше семью преступлениями. С другой стороны, способ конструирования норм частично совпадает с положениями законодательства Республики Болгария, Китайской Народной Республики: речь идет о формулировании отдельных составов преступлений, сопряженных с убийством.
В относящихся к пятой группе уголовных кодексах Швеции и Швейцарии не предусмотрена повышенная ответственность за убийство, совершенное наряду с иными посягательствами, и отсутствуют составы преступлений, сопряженных с убийством. В ст. 1 гл. 3 ч. 2 УК Швеции закреплено лишь понятие «тяжкое убийство», а ст. 112 УК Швейцарии содержит только общую формулировку об отнесении к тяжкому убийству случаев, когда лицо «действует особо бессовестно, а именно его мотивы совершения преступного деяния или вид исполнения являются особо упречными». Иначе говоря, усиление мер карательного воздействия при совершении лицом убийства и любого другого посягательства осуществляется посредством формулирования правил о совокупности преступлений и специальных правил назначения наказания.
Уголовное законодательство Франции, представляющее шестую группу, характеризуется наличием закрепленного в уголовном кодексе общего понятия убийства, сопряженного с другими преступлениями вне зависимости от их видов (ч. 1 ст. 221-2). При этом по времени убийство должно предшествовать другому преступлению, сопровождать его или следовать за ним. 
Как представляется, указанный подход к решению проблем в области правового регулирования сопряженности убийства с иными посягательствами является одним из наиболее приоритетных, поскольку устраняет сложности в квалификации преступлений с подобным признаком, вносит ясность и позволяет снять ряд вопросов, прежде всего правоприменительного характера.
Исследуя уголовное законодательство зарубежных государств в рамках обозначенных проблем, необходимо подробно проанализировать характер наказания за убийство, совершенное наряду с другими преступлениями. Предусмотренные в уголовных кодексах указанных выше стран санкции можно подразделить на несколько групп:
· безальтернативные (закреплены в уголовных кодексах КНР (например, ч. 1 ст. 239), штата Техас (ст. 19.03(b)), Франции (ч. 1 ст. 221-2)) и альтернативные (закреплены в уголовных кодексах других стран);
· предусматривающие смертную казнь (закреплены в уголовных кодексах КНР (например, ч. 1 ст. 239), штата Техас (ст. 19.03(b)), республик Узбекистан (ч. 2 ст. 97), Таджикистан (ч. 2 ст. 104), Беларусь (ч. 2 ст. 139, ч. 3 ст. 289, ч. 2 ст. 356, ч. 3 ст. 357), Казахстан (ч. 2 ст. 96), Кыргызской Республики (ч. 2 ст. 97)) и не предусматривающие смертную казнь (закреплены в уголовных кодексах других государств);
· не предусматривающие пожизненное (бессрочное) лишение свободы (заключение) (закреплены в уголовных кодексах КНР (например, ч. 1 ст. 239), штата Техас (ст. 19.03(b)), республик Узбекистан (ч. 2 ст. 97), Таджикистан (ч. 2 ст. 104), Кыргызской Республики (ч. 2 ст. 97)) и предусматривающие пожизненное лишение свободы (закреплены в уголовных кодексах других стран);
· не предусматривающие лишение свободы на определенные сроки (закреплены в уголовных кодексах КНР (например, ч. 1 ст. 239), штата Техас (ст. 19.03(b)), Франции (ч. 1 ст. 221-2)) и предусматривающие лишение свободы на определенные сроки (закреплены в уголовных кодексах других государств);
· предусматривающие конфискацию имущества (закреплены в уголовных кодексах КНР (например, ч. 1 ст. 239), Республики Беларусь (ч. 2 ст. 139 и ч. 2 ст. 356), Латвийской (ст. 117), Кыргызской (ч. 2 ст. 97) республик, Республики Болгария (например, ч. 4 ст. 213а и ч. 2 ст. 199), республик Таджикистан (ч. 2 ст. 104), Казахстан (ч. 2 ст. 96)) и не предусматривающие конфискацию имущества (закреплены в уголовных кодексах  других стран).
При сравнении размеров санкций за «сопряженные» убийства, предусматривающих лишение свободы на определенные сроки, можно заметить, что:
· страны с самым малым размером минимума — Республика Беларусь (ч. 2 ст. 139 и ч. 3 ст. 289 УК РБ), Эстонская Республика (ст. 101 УК ЭР) — от 8 лет;
· страны с самым большим размером минимума — республики Болгария (например, ч. 4 ст. 213а и ч. 2 ст. 199 УК РБ), Узбекистан (ч. 2 ст. 97 УК РУ), Таджикистан (ч. 2 ст. 104 УК РТ) — от 15 лет;
· страны с самым малым размером максимума — Эстонская Республика (ст. 101 УК ЭР) и Азербайджанская Республика (ст. 120.2 УК АР) — до 15 лет;
· страна с самым большим размером максимума — Республика Беларусь (ч. 2 ст. 139, ч. 3 ст. 289, ч. 2 ст. 356, ч. 3 ст. 357 УК РБ)  —  до 25 лет;
· страна, где не указан максимум и в качестве альтернативы предлагается фиксированный срок лишения свободы, — Республика Польша (§ 2 ст. 148 УК РП) — не менее 12 лет и 25 лет соответственно.
Сравнение санкций за убийства, сопряженные с иными преступлениями, в уголовном законодательстве зарубежных стран и УК РФ свидетельствует о достаточно либеральном и гуманном подходе российского законодателя к решению вопроса о размере наказания за данный вид посягательств: ч. 2 ст. 105 УК РФ содержит альтернативные виды наказания: кроме неприменяемой в настоящее время смертной казни — и пожизненное лишение свободы, и лишение свободы на определенный срок (с маленьким размером минимума — от 8 лет) без конфискации имущества.