УДК 347.9 

Страницы в журнале: 107-110

 

Т.Т. АЛИЕВ,

доктор юридических наук, профессор, зав. кафедрой правосудия и процессуального права Саратовского государственного социально-экономического университета tta70@mail.ru

 

Рассматривается вопрос о защите прав участников арендных отношений. Исследуются понятия «форма защиты», «юрисдикционная форма», «неюрисдикционная форма», «меры защиты». Утверждается, что для эффективной защиты прав участников арендных отношений законодателем должна быть правильно выстроена система правовых норм, обеспечивающих полноценное использование средств и условий, необходимых для защиты, а также важна активная правовая позиция самих участников.

Ключевые слова: защита прав участников арендных отношений, формы защиты.

 

Peculiarities of the protection of the rights of the participants of leasing relations in the law enforcement practice

Aliev T.

The question of the protection of human participants in the lease. Explores the concept of “a form of protection”, “jurisdictional shape”, “nonjurisdictional shape”, “protection”. Argues that to effectively protect the rights of participants of the lease by the legislator should be to build up the system of rules to ensure full use of the resources and conditions necessary to protect, as well as important legal position of the active participants themselves.

Keywords: protection of the rights of the participants of leasing relations, forms of protection.

 

В  настоящее время в связи с развитием экономики происходит переосмысление основных идеологических приоритетов арендных отношений. Потребность в переосмыслении обусловлена тем, что с помощью арендных отношений в экономическом обороте задействовано большое количество имущества без привлечения значительных затрат. Для экономической деятельности участников арендных отношений очень важным является вопрос защиты прав и законных интересов в случае нарушения их третьими лицами.

Чтобы обеспечить эффективную защиту прав участников арендных отношений, законодателем должна быть правильно выстроена система правовых норм, регулирующих использование средств и условий, необходимых для защиты. Участники арендных отношений на практике сталкиваются с тем, что существующее законодательство в сфере арендных отношений не может в полной мере гарантировать реализацию права на защиту. Это связано с несколькими причинами: во-первых, существует конкуренция способов защиты, предусмотренных ст. 12 ГК РФ и закрепленных в специальных нормах об аренде, и участникам арендных отношений сложно выбрать тот или иной способ защиты; во-вторых, участникам арендных отношений для защиты своих прав в отдельных видах аренды может требоваться применение специальных форм и способов защиты, закрепление которых отсутствует в нормах права; в-третьих, участники отдельных видов арендных отношений, реализуя свое право на защиту, могут столкнуться с отсутствием нормативного правового акта, регулирующего отдельные виды аренды. Все перечисленное непосредственным образом отражается на эффективности защиты прав участников арендных отношений.

Однако для защиты прав участников арендных отношений необходима также активная правовая позиция самих участников, которая заключается в умении своевременно обеспечить использование существующих приемов и навыков для восстановления нарушенных прав. Немаловажную роль играет и умение участниками арендных отношений использовать имеющийся комплекс средств и способов защиты.

Говоря о деятельности участников арендных отношений, нельзя забывать о том, что защита гражданских прав и охраняемых законом интересов осуществляется в предусмотренном законом порядке путем применения надлежащих средств и способов защиты. Участники арендных отношений применяют способы защиты в соответствии с определенным процессуальным порядком, т. е. используют формы защиты гражданских прав.

 Существует два порядка защиты арендных отношений: юрисдикционный и неюрисдикционный. Под юрисдикционной формой защиты понимают деятельность уполномоченных государством органов по защите оспариваемых или нарушенных прав участников арендных отношений. Государственные органы и компетентные лица принимают необходимые меры для пресечения правонарушения и восстановления нарушенного права. В рамках юрисдикционной формы прежде всего говорят о защите арендных прав судом. Судебный порядок применяется во всех случаях, за исключением изъятий, прямо предусмотренных в законе. Защита арендных отношений осуществляется судами общей юрисдикции, арбитражными судами, которые разрешают споры  между гражданами, а также споры, возникающие в процессе предпринимательской и иной экономической деятельности (ст. 1 АПК РФ).

Административный порядок защиты арендных прав именуется специальным юрисдикционным порядком защиты гражданских прав. Он применяется только в прямо предусмотренных законом случаях в виде исключения. Примером защиты арендных прав, осуществляемых в административном порядке, является жалоба, подаваемая в соответствующий управленческий орган участником арендных отношений, права и законные интересы которого пострадали в результате правонарушения.

Неюрисдикционная форма защиты (иногда ее называют исключительной) представляет собой действия граждан и организаций по защите арендных прав, совершаемые ими самостоятельно, без обращения к государственным и иным компетентным органам.

Базовые положения, касающиеся защиты своих прав и свобод, закреплены в Конституции РФ. Согласно ч. 2 ст. 45 Конституции РФ каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Однако в ст. 12 ГК РФ содержится положение, отличающееся от конституционного: «Защита гражданских прав осуществляется… иными способами, предусмотренными законом». Заметим: что законом не запрещено, не всегда им предусмотрено.

По мнению Е.В. Вавилина, ст. 45 Конституции РФ прежде всего направлена на закрепление основного принципа отечественного права — гарантированной государственной защиты прав и свобод граждан[1].

Таким образом, Конституция РФ не запрещает проявление инициативы по совершению действий по защите арендных прав, которые не предусмотрены законом.

Вышесказанное подтверждается и судебной практикой. Так, КС РФ в постановлении от 21.04.2003 № 6-П «По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан О.М. Мариничевой, А.В. Немировской, З.А. Скляновой, Р.М. Скляновой и В.М. Ширяева» пояснил: «Гражданский кодекс Российской Федерации — в соответствии с вытекающими из Конституции Российской Федерации основными началами гражданского законодательства (пункт 1 статьи 1 ГК Российской Федерации) — не ограничивает гражданина в выборе способа защиты нарушенного права и не ставит использование общих гражданско-правовых способов защиты в зависимость от наличия специальных, вещно-правовых, способов; граждане и юридические лица в силу статьи 9 ГК Российской Федерации вправе осуществить этот выбор по своему усмотрению»[2].

Для защиты своих прав участники арендных отношений могут воспользоваться установленными в ст. 12 ГК РФ способами защиты. Однако не все перечисленные способы позволяют достичь основной цели — формального и фактического восстановления нарушенных субъективных гражданских прав[3]. Во-первых, сфера применения тех или иных способов защиты зависит от существа правоотношения[4]. Во-вторых, указанные способы защиты закреплены в хаотичном порядке и не имеют никакой классификации и научной обоснованности, некоторые даже перекрывают друг друга[5]. Подобное изложение ст. 12 ГК РФ охватывается универсальностью, под которой в гражданско-правовой доктрине понимается применение указанных способов для защиты любого субъективного гражданского права[6]. Необходимо отметить, что универсальные способы защиты являются лишь ориентиром для субъектов защиты и в обязательном порядке используются лишь в том случае, если это прямо предусмотрено законом.

Способы защиты, предусмотренные ст. 12 ГК РФ, по мнению большинства ученых, в зависимости от юридической природы и выполняемых функций можно разделить на две группы:  меры защиты и меры ответственности.

В научной литературе проходят дискуссии по поводу определения понятия «меры защиты»[7]. Рассмотрим основные свойства, выделяемые большинством современных ученых-цивилистов. Во-первых, меры защиты являются первичными правоохранительными средствами, направленными на предотвращение правонарушения, ряд мер применяются и при отсутствии правонарушения (виндикация имущества у добросовестного приобретателя)[8]. Во-вторых, основной функцией мер защиты является восстановление[9]. В-третьих, это меры государственно-принудительного характера, не обладающие признаками гражданско-правовой ответственности[10]. Отметим, что меры защиты — это правовые средства правоохранительного характера, не относящиеся к мерам юридической ответственности, мерам оперативного воздействия, мерам фактического характера (самозащита), установленным в законодательстве и направленным на восстановление права, обеспечение его исполнения, на пресечение и предупреждение правонарушения.

Меры защиты гражданских прав принято делить на меры предупредительного характера и меры регулятивного характера (восстановительно-некомпенсационные меры)[11].

Меры превентивного (предупредительного) характера являются мерами государственно-принудительного воздействия и имеют целью либо непосредственное предупреждение возникновения возможных правонарушений, либо их устранение лицами, допустившими не соответствующее требованиям закона поведение.

Особенность государственно-принудительных мер регулятивного характера состоит в том, что они принимаются государственными органами.

Выделим три основные группы гражданско-правовых мер регулятивного характера[12].

Первую группу составляют меры, направленные на устранение разногласий между участниками гражданских правоотношений, возникших при определенных обстоятельствах. К ним относится, в частности, прекращение или изменение договора (статьи 619, 620, п. 2 ст. 621 ГК РФ).

Вторую группу составляют меры, направленные на восстановление имущественной сферы потерпевшей стороны (статьи 167, 301—305, 1102—1109 ГК РФ), среди которых особую роль играет такая мера защиты, как имущественная компенсация морального вреда. Заметим, что моральный вред невозможно оценить в имущественном эквиваленте. Поэтому данная мера защиты имеет признаки, присущие гражданско-правовой ответственности. При нарушении имущественных прав (в нашем случае — в арендных отношениях) моральный вред подлежит компенсации только тогда, когда это предусмотрено Законом РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее — Закон о защите прав потребителей), что прямо разъяснено в пунктах 1,2 постановления ВС РФ от 29.09.1994 № 7 «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей»[13], хотя в Законе о защите прав потребителей отсутствуют специальные нормы о прокате. Однако это не препятствует применению к данным отношениям общих положений, сформулированных в главе 1 Закона о защите прав потребителей, гарантирующих права потребителя на безопасность прокатного имущества (ст. 7), информацию об арендодателе и о прокатном имуществе (статьи 8—12), возмещение убытков в полном объеме, в том числе и на компенсацию морального вреда (статьи 13—15), а также право на судебную защиту (ст. 17).

К третьей группе относятся меры, направленные на обеспечение реального исполнения обязанности должником. Речь идет об исполнении обязанностей в принудительном порядке. В арендных отношениях к ним можно отнести следующие: присуждение к исполнению обязанности в натуре (п. 3 ст. 611, п. 1 ст. 612 ГК РФ); перевод прав и обязанностей на себя в связи с нарушением преимущественного права (п. 3 ст. 621 ГК РФ); понуждение к заключению договора (п. 1 ст. 618 ГК РФ).

Особую группу способов защиты составляют меры государственно-принудительного порядка, направленные на компенсацию имущественных потерь участников арендных отношений, представляющие собой определенные санкции за нарушение арендных обязательств. К ним относятся такие меры, как возмещение убытков (пункты 2, 3 ст. 611, п. 1 ст. 612, ст. 613, п. 3 ст. 615, п. 1 ст. 616, п. 1 ст. 621, ст. 622 ГК РФ); взыскание неустойки (ст. 622 ГК РФ); взыскание процентов за пользование чужими денежными средствами (ст. 395 ГК РФ); компенсация морального вреда (статьи 13—15 Закона о защите прав потребителей).

 

Библиография

1 См.: Вавилин Е.В. Осуществление гражданских прав и исполнение обязанностей. — Саратов, 2008. С. 140.

2 Вестн. КС РФ. 2003. № 3.

3 См.: Вавилин Е.В. Некоторые проблемы механизма защиты субъективных гражданских прав // Известия вузов. Правоведение. 2002. № 3. С. 178—185.

4 См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. — М., 1997. С. 628.

5 См.: Завидов Б.Д., Гусев О.Б. Защита гражданских прав по законодательству России // Арбитражный и гражданский процесс. 2000. № 1. С. 2—15.

6 См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 628.

7 Одни ученые выступают против разграничения юридической ответственности и мер защиты, так как принудительным исполнением юридической обязанности является юридическая ответственность (см., например: Общая теория права. — СПб., 2004. С. 834). Другие утверждают, что меры защиты — это самостоятельная правовая категория, цель которой восстановление права без цели наказания (см.: Алексеев С.С. Общая теория права. Т. 1. — М., 1981. С. 280—281; Малько А.В. Правовые средства как общетеоретическая проблема // Правоведение. 1999. № 2. С. 11; Тархов В.А. Гражданское право. — Чебоксары, 1997. С. 259—260).

8 См.: Шиндяпина М.Д. Стадии юридической ответственности. — М., 1998. С. 20—21.

9 См., например: Протасов В.Н. Теория права и государства. Проблемы теории права и государства. — М., 1999. С. 96; Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. — М., 2000. С. 106—107; Слюсаренко М. Понятие защиты граждан-ских прав // Юрист. 2001. № 8. С. 27; Проблемы общей теории права и государства / под общ. ред. В.С. Нерсесянца. — М., 1999. С. 491—492.

10 См.: Красавчиков О.А. Меры защиты и санкции в советском гражданском праве. — М., 1978. С. 11—12.

11 См.: Гражданское право: учеб. Т. I / отв. ред. Е.А. Суханов. — М., 2003. С. 421.

12 Там же. С. 424—425.

 

13 Вестн. ВАС РФ. 1995. № 3.