А.В. СЕЛИВОНЧИК,

кандидат юридических наук

 

Специфика правосубъектности политических партий в силу ее сложности может быть представлена в различных контекстах, но определяющее значение при этом имеет ее обусловленность концептуальными установками как частного, так и публичного права. Однако именно здесь и возникают известные теоретические затруднения, связанные с неоднозначным отношением к проблеме демаркационного различия особенностей частного и публичного права.

Ю. Хабермас, например, выражает необходимость разработки концепции правового статуса политических партий в терминах частной и публичной автономии. По его определению, «диалектическое соотношение частной и публичной автономии ясно видится в том, что статус наделенного полномочиями правополагания гражданина демократического государства может быть институциализирован только с помощью принудительного права. Но так как это право адресовано лицам, которые никаким образом не могли бы принять статус правовых субъектов, не имей они субъективных частных прав, частная и публичная автономии взаимно предполагают друг друга»[1].

Иными словами, партия одновременно выступает и как форма реализац