УДК 343.625.3

Страницы в журнале: 96-99 

 

М.М. ЗЕЙНАЛОВ,

кандидат юридических наук, преподаватель Дагестанского государственного института народного хозяйства при Правительстве Республики Дагестан marjust@yandex.ru

 

Р.З. ШАБАНОВА,

соискатель кафедры уголовного права и криминологии Дагестанского государственного университета

 

Вопросы, посвященные объекту уголовно-правовой охраны злостного уклонения от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей, требуют конкретного теоретического осмысления и изучения. В настоящем исследовании делается попытка проанализировать современные взгляды на сущность объекта рассматриваемого преступления, а также предлагается авторское решение наиболее сложных, малоизученных вопросов, касающихся данной проблемы.

Ключевые слова: объект уголовно-правовой охраны, злостное уклонение, средства на содержание детей, средства на содержание нетрудоспособных родителей.

 

Features of the object of criminal law protection in the crime under article 157 of the Criminal Code of the Russian Federation “Malicious evasion of maintenance children or disabled parents”

 

Zeynalov M., Shabanova R.

 

Questions on the object of criminal law protection of the fraudulent evasion of child support or disabled parents require a particular theoretical understanding and learning. The present article attempts to analyze the current views on the nature of the object of the crime, besides the authors proposes solutions to the most complex and little-studied issues related to the problem.

Keywords: object of criminal law protection, malicious evasion, money for child support, funds for the disabled parents.

 

Насущной проблемой для любого государства является бедность большей части его населения. В 1998 году средний мировой показатель подушевого дохода составил около 5000 долл. в год, а в России — 2200 долл. После августовского финансового кризиса 1998 года, сопровождавшегося обвальным падением курса рубля, он составил всего 500 долл. в год. По итогам 2006 года ежемесячный среднедушевой доход населения России составлял 9911 руб., а среднемесячная заработная плата — 10736 руб. Сегодня, когда примерно треть жителей России живут за чертой бедности, размеры детских пособий и пенсий ничтожно малы, государство обязано заботиться о своих гражданах, принимать меры по обеспечению детей и нетрудоспособных родителей средствами на содержание.

Одной из правовых гарантий, направленных на обеспечение защиты интересов детей и нетрудоспособных родителей, является ст. 157 УК РФ, устанавливающая уголовную ответственность за злостное уклонение родителей от уплаты по решению суда средств на содержание детей, а также злостное уклонение совершеннолетних трудоспособных детей от уплаты по решению суда средств на содержание нетрудоспособных родителей. Для нас наибольший интерес представляет объект посягательства, который и послужил основанием выделения данной статьи в отдельную правовую норму.

Как известно из курса уголовного права, объектом преступления признаются охраняемые уголовным законом общественные отношения, которые нарушаются или ставятся под угрозу нарушения в результате преступного посягательства. В юридической литературе акценты, связанные с представлением о видовом объекте преступного посягательства, наиболее четко расставил А.В. Наумов. В частности, он пишет, что трехступенчатая классификация объектов преступлений (общий, родовой и непосредственный) соответствовала структуре ранее действующих УК РСФСР 1926 года и УК РСФСР 1960 года, особенные части которых делились только на главы. Однако принципиально новая структура УК РФ 1996 года с делением особенной части не только на главы, но и на разделы, объединяющие отдельные главы, позволяет вспомнить о нетрадиционной четырехступенчатой классификации, не получившей в свое время общего признания в юридической науке. Исходя из структуры нового УК РФ, родовым объектом являются интересы, на которые посягают преступные деяния, нормы об ответственности за совершение которых объединены в единый раздел. Соответственно, видовым объектом являются интересы, на которые посягают преступления, нормы об ответственности за совершение которых располагаются в пределах одной главы[1].

Под родовым объектом преступления, как правило, понимается совокупность (группа) однородных общественных отношений, взятых под охрану специально предусмотренной группой (обособленным комплексом) норм уголовного закона[2]. Родовой объект преступления традиционно выступает критерием формирования системы Особенной части УК РФ.

Охрана личности, ее прав и свобод от преступных посягательств является одной из приоритетных задач российского уголовного законодательства. Нормы, охраняющие права и свободы человека и гражданина как совокупность провозглашенных ст. 2 Конституции РФ ценностей, закреплены в разделе VII «Преступления против личности», имеющем первостепенное значение в системе Особенной части УК РФ[3].

Родовым объектом преступлений против семьи и несовершеннолетних являются общественные отношения, обеспечивающие существование человека как личности в его социальном и биологическом понимании, как физического существа, наделенного правом на жизнь, здоровье, личную свободу и неприкосновенность, честь, достоинство, обладающего иными личными, социальными и политическими правами[4].

Установление уголовной ответственности за посягательства против семьи и несовершеннолетних является гарантией исполнения провозглашенных международными документами норм, направленных на защиту детства. Декларация прав ребенка 1959 года гласит: «Ребенок ввиду его физической и умственной незрелости нуждается в специальной охране и заботе, включая надлежащую правовую защиту, как до, так и после рождения».

Статья 27 Конвенции о правах ребенка 1989 года (далее — Конвенция) закрепляет право ребенка (несовершеннолетнего) на уровень жизни, необходимый для физического, умственного, духовного, нравственного и социального развития. Ответственными за осуществление указанного права ребенка согласно частям 2 и 3 ст. 27 Конвенции являются родители и государство. В свою очередь, государство, как отмечено в ч. 4 ст. 27 Конвенции, принимает все необходимые меры для обеспечения восстановления содержания ребенка родителями или другими лицами, несущими финансовую ответственность за ребенка.

Положения  этих международных документов конкретизируются в Федеральном законе от 24.07.1998 № 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации».

В основе деления разделов Особенной части УК РФ на главы лежит видовой объект, под которым подразумеваются общественные отношения, обеспечивающие как материальные, так и нематериальные условия для нормального физического, интеллектуального и нравственного формирования личности несовершеннолетнего, а также нормального существования совершеннолетних, но нетрудоспособных детей и нетрудоспособных родителей.

В результате осмысления понятия объекта и его деления на родовой и видовой можно проанализировать раздел 7 «Преступления против личности» и главу 20 «Преступления против семьи и несовершеннолетних» Особенной части УК РФ.

Непосредственный объект — это часть видового (специального) объекта, или, иными словами, определенные общественные отношения, которым причиняется вред или которые поставлены в условия реальной опасности. В отличие от родового и видового объектов, которым опосредованно причиняется вред конкретного преступления, непосредственный объект всегда терпит ущерб от преступления. На уровне видового и родового объектов социальный вред причиняется только посредством повреждения или угрозы повреждения непосредственного объекта. Видовой, родовой объекты страдают лишь в той части, в которой вред причиняется непосредственному объекту[5].

Представляется, что ст. 157 УК РФ выделена в самостоятельную норму в связи со значимостью непосредственного объекта посягательства. Преступное деяние, предусмотренное данной статьей, посягает на условия нормального развития несовершеннолетнего, совершеннолетних нетрудоспособных детей и нетрудоспособных родителей, а также ставит под угрозу жизненное благополучие этих лиц.

Как отмечает А.И. Рарог, непосредственным объектом могут быть конкретные общественные отношения, складывающиеся по поводу формирования личности несовершеннолетних либо нормального существования нетрудоспособных родителей или взрослых детей, а также по поводу материального и нематериального благополучия семьи, ее устоев и коренных интересов[6]. Таким образом, непосредственным объектом охраны рассматриваемой уголовно-правовой нормы, на наш взгляд, являются общественные отношения, связанные с нормальными материальными условиями жизненного благополучия, развития несовершеннолетних или существования совершеннолетних нетрудоспособных детей, а также нетрудоспособных родителей виновного. При этом под нормальным развитием несовершеннолетнего подразумевается его физическое, интеллектуальное, духовное и нравственное развитие, определяемое темпами развития современного общества, которое в определенной степени обусловлено материальным достатком семьи.

Кроме того, в науке уголовного права применяется классификация объектов преступления по горизонтали. Суть этого вида классификации заключается в выявлении различий основного, дополнительного и факультативного объектов. Необходимость применения такого рода классификации вызвана тем, что всякое преступление причиняет вред не только в сфере одного отдельно взятого объекта, но и одновременно в границах нескольких смежных общественных отношений. Эта особенность преступного деяния вызвала необходимость различать основные и второстепенные (дополнительные) объекты посягательства[7]. Полагаем, что в качестве дополнительного объекта злостного уклонения от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей выступает жизнь и здоровье несовершеннолетних или совершеннолетних нетрудоспособных детей, а также нетрудоспособных родителей.

Среди исследователей данной темы бытует мнение, что поскольку неоказание материальной помощи детям угрожает их физическому развитию, то появляется реальная почва для отнесения преступления, предусмотренного ст. 157 УК РФ, к числу преступлений, ставящих в опасность жизнь и здоровье. А.И. Парышев предлагает перенести данный вид преступления в гл. 16 УК РФ «Преступления против жизни и здоровья»[8].

На наш взгляд, нельзя не согласиться с мнением А.И. Парышева о том, что неуплата средств на содержание несовершеннолетних, совершеннолетних нетрудоспособных детей, а также нетрудоспособных родителей угрожает здоровью указанных лиц, однако переносить данный вид преступления в другую главу нет необходимости, поскольку основным объектом посягательства выступают интересы семьи и детей и лишь в исключительных случаях данное преступление может угрожать их жизни.

В работах некоторых исследователей указывается также дополнительные объект — общественные отношения в сфере правосудия, обеспечивающие законное исполнение судебных решений[9]. Поскольку уплата средств на содержание несовершеннолетних, совершеннолетних нетрудоспособных детей, а также нетрудоспособных родителей производится по решению суда, бесспорно, виновное лицо уклоняется и от исполнения судебного акта.

В современном российском обществе такие социальные ценности, как детство, материнство, отцовство, к сожалению, значительно девальвированы. Отсюда и вопиюще многочисленные факты уклонения родителей (обычно отцов) от уплаты алиментов на собственных детей. Конечно, с помощью права, в том числе уголовного, вряд ли можно обязать родителей заботиться о своих несовершеннолетних детях и любить их. Тем не менее, учитывая, что право на содержание выступает важнейшей юридической составляющей права на развитие, следует установить эффективные гарантии его надлежащего осуществления в современном российском праве. Конституционное положение об обязанности родителей заботиться о детях нуждается в дальнейшей отраслевой конкретизации.

 

Библиография

1 См.: Российское уголовное право. Общая часть: учеб. / под ред. В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумова. — М., 1997. С. 96.

2 См.: Уголовное право России. Общая часть: учеб. / под ред. В.П. Ревина. 2-е изд., испр. и доп. — М., 2009. С. 122.

3 См.: Гаммаев В.М. Особенности объекта уголовно-правовой охраны в составе торговли людьми // Юриспруденция в современной России: материалы Всерос. заочн. науч.-практ. конф. — Новосибирск, 2011. URL: http://sibac.info/files/ 2011_03_05_Urisprydenciya/Gammaev.pdf.

4 См.: Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть: учеб. / под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, А.И. Рарога, А.И. Чучаева. 2-е изд., испр. и доп. — М., 2009. С. 96.

5 См.: Уголовное право России. С. 123.

6 См.: Уголовное  право России. Особенная часть:  учеб. / под ред. А.И. Рарога. — М., 2004. С. 138.

7 См.: Уголовное право России. С. 125.

8 См.: Парышев А.И. Злостное уклонение от уплаты алиментов: уголовно-правовой и криминологический аспекты: дис. … канд. юрид. наук. — Киров, 2006. С. 68.

 

9 См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / под ред. А.И. Чучаева. — М., 2010. С. 1032.