УДК 347.6 

Страницы в журнале: 88-91

 

К.Д. ГАЙБАТОВА,

кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права Дагестанского государственного университета info@dgu.ru

 

М.К. МАМЕДОВА,

кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права Дагестанского государственного университета info@dgu.ru

 

Статья посвящена проблемам, возникающим в имущественной сфере у лиц, состоящих в фактических брачных отношениях. Анализируется законодательство европейских государств по регулированию имущественных отношений сожителей. Рассматриваются возможности разрешения этой проблемы в законодательстве Российской Федерации.

Ключевые слова: фактические брачные отношения, режим имущества, совместно нажитое имущество, партнерство.

 

Features of legal regulation property relations of roommates

 

Gaibatova K., Mamedova M.

 

The article is devoted to the problems arising in the property sphere in persons, consisting in a de facto relationship. Analyses the legislation of the European States for the regulation of property relations of the partners. Discusses the possibility of resolving this problem in the legislation of the Russian Federation.

Keywords: actual marital relations, the regime of property, jointly acquired property, partnership.

 

Изменения в социально-демографической структуре населения, которые произошли в результате значительных общественно-экономических модификаций, привели к тому, что все больше людей предпочитают жить вне брака. Так, по данным переписи населения Российской Федерации, в 2010 году число супружеских пар, состоящих из лиц в возрасте 16 и более лет, достигло 33 млн. Из общего числа супружеских пар 4,4 млн (13%) состоят в незарегистрированном браке. В 2002 году число супружеских пар составляло 34 млн. Из них не состояли в браке 3,3 млн, или 9,7% от общего числа супружеских пар[1].

Фактические брачные отношения представляют собой совместное проживание и ведение общего хозяйства мужчиной и женщиной. Cо стороны эти отношения выглядят как обычный супружеский союз, и единственное, что отличает их от брака, — это отсутствие государственной регистрации.

Семейное законодательство Российской Федерации устанавливает, что права и обязанности, в том числе в отношении имущества, возникают только у супругов, т. е. у лиц, состоящих в зарегистрированном браке (п. 2 ст. 10 СК РФ). Определение правового режима имущества супругов в предмете правового регулирования семейных отношений занимает большое место. Как отмечал Г.Ф. Шершеневич, «юридический элемент необходим и целесообразен в области имущественных отношений членов семьи»[2].

Данные последней переписи населения свидетельствуют об увеличении незарегистрированных отношений во всех регионах Российской Федерации. В Дагестане, как и в других республиках, получило распространение заключение брака по религиозным обрядам, которое часто не сопровождается регистрацией брака в органах ЗАГС. Регистрировать или не регистрировать свои отношения в органах ЗАГС — личное дело граждан. Однако при длительном совместном проживании у такой пары возникает немало проблем, требующих правового регулирования, так как при сожительстве появляется общее имущество, растут совместные дети, кто-то из сожителей может потерять трудоспособность и нуждаться в помощи. Семейное законодательство эти вопросы не регулирует.

Особенно много трудностей возникает при регулировании имущественных отношений сожителей. По действующему законодательству такие имущественные отношения регламентируются нормами гражданского права об общей долевой собственности. Людей, состоящих в фактических отношениях, как правило, связывают доверительные отношения. Они практически не заключают между собой письменных соглашений, определяющих порядок владения, пользования и распоряжения имуществом, приобретенным в период совместной жизни.

Далеко не всегда женщина в семье экономически независима, она ведет хозяйство, воспитывает детей и не имеет самостоятельного заработка. Отсутствие соответствующих правовых норм приводит к вынесению российскими судами явно несправедливых решений.

В федеральный суд одного из районов Дагестана обратилась женщина пенсионного возраста с требованием о разделе дома с мужем, с которым она состояла в браке по шариату (религиозный брак) в течение 14 лет. Несколько лет они строили дом на участке, принадлежавшем мужу, она вложила в строительство все свои средства, продала имевшийся у нее земельный участок. В строительстве личным трудом помогал ее брат. По окончании строительства муж выгнал ее из дома. Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска. Верховный суд Республики Дагестан решение отменил и направил дело на новое рассмотрение, при котором предлагалось возместить истице расходы, понесенные ею при строительстве. В судебном заседании стороны заключили мировое соглашение, договорившись о выплате ответчиком в пользу истицы определенной суммы, однако только частично покрывшей эти расходы[3].

В других аналогичных случаях суды часто отказывают в удовлетворении подобных исков, что, конечно, не справедливо. Нередки ситуации, когда женщина, не сумев или не захотев реализоваться на профессиональном поприще, посвятила себя фактическому супругу, детям. Через какое-то время супруг решил ее оставить, причем нередко это происходит тогда, когда женщина практически не может преодолеть свои образовательные, профессиональные и другие проблемы. А в результате нет даже возможности получить содержание от бывшего фактического мужа на законном основании.

В связи с этим трудно не согласиться с мнением М.В. Антокольской, которая признает, что фактический брак не следует приравнивать к зарегистрированному, но за ним целесообразно было бы признать ряд правовых последствий в области имущественных отношений.[4].

В отличие от России, развитие семейного права на Западе идет по пути установления правовых последствий за фактическими брачными отношениями. В законодательстве европейских государств различают свободные союзы и статутное совместное проживание. В каждой стране понятие «свободный союз» вырабатывается судебной практикой или содержится в законе. Законами определяются правовые последствия, в основном в имущественной сфере, для участников такого союза. Так, в Швеции актом семейных товариществ предусматривается раздел совместного жилья и движимого имущества, приобретенного для совместного пользования, на равные доли. В Исландии свободный союз лиц, прошедших процедуру регистрации в Национальном реестре, влечет за собой правовые последствия, схожие с правовыми последствиями брака. В Швейцарии при решении имущественных отношений сторон свободного союза судебная практика проводит аналогию с простым товариществом. Правовое регулирование имущественных отношений при статутном совместном проживании практически не отличается от имущественных отношений, возникающих в браке[5].

Поскольку имущественные отношения сожительствующих лиц определяются гражданским законодательством, такие лица вправе, основываясь на положениях о праве общей собственности, а также на общих положениях ГК РФ о договорах, заключить между собой соглашение. В таком соглашении устанавливается общая долевая собственность сожительствующих лиц на приобретаемые и имеющиеся в наличии имущественные объекты. Обязательным условием такого соглашения должно быть определение, кому и какое имущество принадлежит на праве собственности в отдельности. Если оба сожительствующих лица вкладывают денежные средства в приобретение какой-либо вещи, это значит, что каждый из них приобретает право на долю в праве собственности на вещь пропорционально внесенному вкладу. В такой ситуации совершенно не защищены права фактического супруга, занимающегося ведением домашнего хозяйства, воспитанием детей. Кроме того, практика показывает, что люди нечасто составляют такие соглашения, так как считают, что подобные соглашения являются проявлением недоверия к близкому человеку.

В рамках норм гражданского права урегулировать имущественные отношения сожительствующих лиц можно посредством заключения договора простого товарищества между сожителями. Обычно этот договор заключается в коммерческих целях. Но цели могут быть и другими (например, совместное ведение хозяйства). Объединяясь, товарищи вносят вклады, которые предполагаются равными, если иное не следует из договора или фактических обстоятельств. Вкладом являются не только деньги, но и любое другое имущество, а также профессиональные навыки, деловые связи и пр. (ст. 1042 ГК РФ). Поэтому, если фактический супруг зарабатывает, а фактическая супруга занимается домашним хозяйством, данная деятельность и будет рассматриваться ее вкладом в товарищество. Такой договор может быть заключен на определенный срок или бессрочно, а прекращается он так же, как брак — по требованию одного из товарищей или в случае его смерти. В такой ситуации второй товарищ получает половину имущества. Данная форма отношений в имущественной сфере сожительствующих лиц представляется более предпочтительной, чем определять доли каждого из сожителей в общем имуществе. Эта форма регулирования имущественных отношений фактических супругов, несмотря на свои явные преимущества, не имеет широкого распространения в силу ряда причин, одна из которых — низкая правовая культура населения.

В силу того  что фактические отношения получили широкое распространение, целесообразно и справедливо регулировать эти отношения, и прежде всего имущественные, нормами права. Факт сожительства может определяться, например, в суде, как это имеет место при установлении отцовства, исходя из таких критериев, как совместное проживание в течение определенного срока, ведение совместного хозяйства, взаимная забота, эмоциональная привязанность. Для того чтобы отличить случайные связи от фактического брака, целесообразно определить минимальный срок сожительства, как это имеет место в государствах, где фактические отношения регулируются законом. Например, согласно Закону автономного округа Мадрид «О фактических союзах» 2001 года фактическим союзом признается открытое непрерывное проживание двух лиц по меньшей мере в течение 12 месяцев при наличии эмоциональной близости[6]. А законодательство Португалии определяет, что правовые последствия возникают при условии совместного проживания пары не менее 2 лет[7].

В правовой защите имущественных интересов никому из фактических супругов не отказывается. Однако законодатель не учитывает специфику этих отношений: ни личнодоверительного их свойства, ни факта ведения совместного хозяйства, ни других обстоятельств фактического характера, определяющих особенности семейных отношений. Изменения, происходящие в представлениях о современной семье, браке, обусловливают необходимость приведения законодательства в соответствие с действительностью, в частности юридическое признание фактических супружеских союзов.

 

Библиография

1 URL: http://www.rg.ru/2011/12/16/stat.htm

2 Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изд. 1907 года). — М., 1995. С. 406—407.

3 Архив Верховного суда Республики Дагестан за 2010 год.

4 См.: Антокольская М.В. Лекции по семейному праву. — М., 1995. С. 120.

5 См.: Борминская Д. Новые тенденции развития семейного права: внебрачные союзы на примере отдельных европейских стран // Семейное и жилищное право. 2007. № 2. С. 20—21.

6 См.: Борминская Д. Указ. ст. С. 20.

 

7 См.: Косарева И.М. Международное, зарубежное и российское право о статусе лиц, состоящих в фактических супружеских отношениях // Семейное и жилищное право. 2009. № 1. С. 5.