УДК 342.56
 
И.В. ВОРОНЦОВА,
кандидат юридических наук, доцент, докторант кафедры гражданского процесса Саратовской государственной академии права
 
Признание и исполнение решений о присуждении осуществляется по общему правилу в рамках специальной правовой процедуры, в которой рассматриваются заявление (ходатайство) взыскателя и возражения должника (система экзекватуры). Международным договором могут быть предусмотрены иные правила. 
 
Отказ в принудительном исполнении решения иностранного суда согласно положениям ст. 412 ГПК РФ допускается в случаях, если:
«1) решение по праву страны, на территории которой оно принято, не вступило в законную силу или не подлежит исполнению;
2) сторона, против которой принято решение, была лишена возможности принять участие в процессе вследствие того, что ей не было своевременно и надлежащим образом вручено извещение о времени и месте рассмотрения дела;
3) рассмотрение дела относится к исключительной подсудности судов в Российской Федерации;
4) имеется вступившее в законную силу решение суда в Российской Федерации, принятое по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям, или в производстве суда в Российской Федерации имеется дело, возбужденное по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям до возбуждения дела в иностранном суде;
5) исполнение решения может нанести ущерб суверенитету Российской Федерации или угрожает безопасности Российской Федерации либо противоречит публичному порядку Российской Федерации;
6) истек срок предъявления решения к принудительному исполнению и этот срок не восстановлен судом в Российской Федерации по ходатайству взыскателя».
В качестве примера применения п. 2 ч. 1 ст. 412 можно привести следующий случай из практики. Решением Красноармейского районного суда Донецкой области Украины от 13.07.2005 удовлетворено заявление Т. об установлении факта родственных отношений между ею и ее умершей сестрой М. 17.05.2007  Т. обратилась в Ростовский областной суд с ходатайством о признании на территории Российской Федерации решения Красноармейского районного суда Донецкой области Украины, так как наследственное имущество (квартира) находится на территории России.
Определением Ростовского областного суда от 22.06.2007 прекращено производство по названному ходатайству и Т. разъяснено, что данное решение иностранного суда подлежит исполнению на территории Российской Федерации и не требует его признания.
Определением Ростовского областного суда от 01.10.2007 указанное выше определение Ростовского областного суда отменено по вновь открывшимся обстоятельствам, так как заинтересованным лицом К., которая оспаривает родство Т. и умершей М., были поданы в Ростовский областной суд возражения относительно признания решения Красноармейского районного суда Донецкой области Украины об установлении факта их родственных отношений. Возражения К. поступили в Ростовский областной суд 01.12.2006, т. е. до поступления в этот же суд  ходатайства Т. о признании на территории Российской Федерации данного иностранного судебного решения.
Определением Ростовского областного суда от 18.10.2007 отказано в удовлетворении ходатайства Т. о признании на территории Российской Федерации вышеназванного решения Красноармейского районного суда Донецкой области Украины.
В частной жалобе представитель Т. просил об отмене определения Ростовского областного суда от 18.10.2007 как вынесенного с нарушением норм процессуального права и о принятии нового определения о признании решения иностранного суда.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ 18.12.2007 определение суда отменила по следующим основаниям.
В соответствии с ч. 1 ст. 409 ГПК РФ решения иностранных судов признаются и исполняются в России, если это предусмотрено международным договором Российской Федерации.
Российская Федерация и Украина являются участниками Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22.01.1993, заключенной странами—членами СНГ в г. Минске (далее — Конвенция).
Как указано в п. 1 ст. 52 Конвенции, вынесенные учреждениями юстиции каждой из договаривающихся сторон и вступившие в законную силу решения, не требующие по своему характеру исполнения, признаются на территориях других договаривающихся сторон без специального производства при условии, если:
— учреждения юстиции запрашиваемой договаривающейся стороны не вынесли ранее по этому делу решения, вступившего в законную силу;
— дело согласно данной Конвенции, а в случаях, не предусмотренных ею, согласно законодательству договаривающейся стороны, на территории которой решение должно быть признано, не относится к исключительной компетенции учреждений юстиции этой договаривающейся стороны.
В силу ст. 413 ГПК РФ решения иностранных судов, которые не требуют принудительного исполнения, признаются без какого-либо дальнейшего производства, если со стороны заинтересованного лица не поступят возражения относительно этого. Заинтересованное лицо по месту его жительства или месту нахождения в течение месяца после того, как ему стало известно о поступлении решения иностранного суда, может заявить в верховный суд республики, краевой, областной суд, суд города федерального значения, суд автономной области или суд автономного округа возражения относительно признания этого решения. Возражения заинтересованного лица относительно признания решения иностранного суда рассматриваются в открытом судебном заседании с извещением этого лица о времени и месте рассмотрения возражений.
Основания для отказа в признании и принудительном исполнении решения иностранного суда перечислены в ст. 55 Конвенции и статьях 412 и 414 ГПК РФ.
Так, в соответствии со ст. 55 Конвенции в признании предусмотренных ст. 52 Конвенции решений и в выдаче разрешения на принудительное исполнение может быть отказано в случаях, если: ответчик не принял участия в процессе вследствие того, что ему или его уполномоченному лицу не был своевременно и надлежащим образом вручен вызов в суд; дело относится к исключительной компетенции учреждения юстиции договаривающейся стороны, на территории которой решение должно быть признано и исполнено.
Согласно положениям статьи 414 ГПК РФ, допускается отказ в признании решения иностранного суда, которое не подлежит принудительному исполнению, при наличии оснований, перечисленных в пунктах 1—5 ч. 1
ст. 412 ГПК РФ.
В частности, согласно п. 2 ч. 1 ст. 412 ГПК РФ допускается отказ в принудительном исполнении решения иностранного суда (соответственно и признание решения иностранного
суда) в случае, если сторона, против которой принято решение, была лишена возможности принять участие в процессе вследствие того, что ей не было своевременно и надлежащим образом вручено извещение о времени и месте рассмотрения дела.
Рассматривая ходатайство Т. о признании на территории Российской Федерации решения Красноармейского районного суда Донецкой области Украины, суд, руководствуясь п. 2 ч. 1 ст. 412 ГПК РФ, пришел к выводу об отсутствии предусмотренных законом оснований для удовлетворения ходатайства, поскольку К., являясь заинтересованным лицом по делу об установлении факта родственных отношений (утверждает, что является единственной родственницей умершей М.), была лишена возможности принять участие в процессе вследствие того, что ей не было своевременно и надлежащим образом вручено извещение о времени и месте рассмотрения дела в иностранном суде.
Суд также исходил из того, что установление факта родственных отношений между Т. и М. необходимо для получения наследственного имущества в виде квартиры, находящейся на территории Российской Федерации. В отношении данного имущества Каменским районным судом Ростовской области был рассмотрен иск К. к Т. Разрешение же спора, связанного с правами на наследование недвижимого имущества, находящегося на территории Российской Федерации, в силу ст. 48 Конвенции, п. 1 ч. 1 ст. 403 ГПК РФ относится к исключительной подсудности судов Российской Федерации, что в соответствии со ст. 55 Конвенции, п. 3 ч. 1 ст. 412 ГПК РФ является основанием для отказа в признании решения иностранного суда.
Другим примером применения норм ГПК РФ по делам о признании и исполнении решений иностранных судов, в частности норм ч. 3 ст. 409, где закреплен 3-годичный срок для предъявления решения иностранного суда к принудительному исполнению, является следующий случай из практики Верховного суда Республики Марий Эл.
Решением Измаильского районного суда Одесской области Украины от 24.01.2006 с Г. в пользу Н. взысканы алименты на содержание дочери, 1 апреля 1990 года рождения, и сына, 20 мая 1992 года рождения, в размере 1/3 части доходов ежемесячно, начиная с 15 ноября 2004 г. до 1 апреля 2008 г., а затем в размере 1/4 части всех видов доходов, начиная с 1 апреля 2008 г. до 29 мая 2010 г. Решение суда на территории Украины не исполнялось. Н. обратилась в Верховный суд Республики Марий Эл с ходатайством о признании и разрешении принудительного исполнении решения на территории Российской Федерации, так как Г. проживает в пос. Краснооктябрьский. Судья ВС РМЭ посчитал заявленное ходатайство подлежащим удовлетворению в соответствии со ст. 54 Конвенции[1].
В другом случае Е. обратилась в Верховный суд РМЭ с ходатайством о признании и разрешении принудительного исполнения решения суда Московского района г. Бреста Республики Беларусь от 15.02.1994. Данным решением с Р. в пользу Е. взысканы алименты на содержание дочери, 4 августа 1991 года рождения, в размере 1/4 со всех видов заработка ежемесячно, начиная с 26 января 1994 г. и до ее совершеннолетия. Е. также указала, что данное решение исполнялось на территории России до декабря 1995 года включительно и Р. проживает в г. Йошкар-Ола Республики Марий Эл. Пункт 6 ч. 1 ст. 412 ГПК РФ предусматривает отказ в принудительном исполнении решения иностранного суда, если истек срок предъявления решения к принудительному исполнению и этот срок не восстановлен судом в Российской Федерации по ходатайству взыскателя. Согласно ч. 3 ст. 409 ГПК РФ решение иностранного суда может быть предъявлено к принудительному исполнению в течение 3 лет со дня вступления в законную силу решения иностранного суда. Из материалов дела следует, что постановление вступило в законную силу 15.02.1994, а с ходатайством Е. обратилась 28.12.2006. Таким образом, 3-летний срок для предъявления данного постановления к принудительному исполнению истек и ходатайство не подлежит удовлетворению[2].
Данный вопрос также обсуждался Судебной коллегией по гражданским делам  Верховного суда РФ (определение по делу № 78Г-98-40). Ранее судом было отказано К. в удовлетворении ее ходатайства об исполнении в России решения иностранного суда от 15.01.1993 о взыскании алиментов на ребенка 1991 года рождения по тем мотивам, что К. обратилась за разрешением принудительного исполнения решения только в 1998 году, т. е. по истечении установленного законом 3-летнего срока. Верховный  суд РФ определение суда отменил, направив ходатайство на новое рассмотрение и указав, что судом не учтен характер и смысл решения о взыскании алиментов. По таким делам право истицы, указал ВС РФ, 3-летним сроком не ограничено[3].
Верховный суд РФ позднее вернулся к этой теме, и уже 23.03.2004 Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ отменила аналогичное решение Мурманского областного суда и указала, что суд неправильно применил российское законодательство, определяющее срок давности принудительного исполнения. Ссылка на ч. 3 ст. 409 ГПК РФ в данном случае является неправильной, так как была сделана без учета особенностей алиментных обязательств, а также характера и смысла решения суда о взыскании алиментов на несовершеннолетнего ребенка. Исполнение названного решения и обращение с ходатайством о разрешении его принудительного исполнения — право заявительницы, и оно не ограничено 3-летним сроком. Данное право может быть реализовано в любое время, на которое присуждены алименты, т. е. до совершеннолетия ребенка[4].
Анализ судебной практики позволяет проявить значимость и важность еще одной проблемы — судебной практики как источника гражданского процессуального права. Однако в связи с тем, что судебная практика в российской правовой системе не признана источником права, мы можем сделать вывод только о том, что у судов не сложилось единого понимания соответствующих норм ГПК РФ, следствием чего является различное толкование и разрешение практически аналогичных правовых ситуаций.
В контексте изучения данной проблемы следует также учесть положения Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее — Закон об исполнительном производстве), в ст. 11 которого присутствует указание на то, что «порядок исполнения в Российской Федерации решений иностранных судов и арбитражей устанавливается соответствующими международными договорами Российской Федерации, процессуальным законодательством Российской Федерации и настоящим Федеральным законом». Статья 409 ГПК РФ устанавливает, как было отмечено выше, 3-летний срок для предъявления решения иностранного суда к принудительному исполнению. В ч. 4 ст. 21 Закона об исполнительном производстве  указано, что исполнительные документы, содержащие требования о взыскании периодических платежей, могут быть предъявлены к исполнению в течение всего срока, на который присуждены платежи, а также в течение 3 лет после окончания этого срока.
Данные нормативные предписания, установленные законодательно, выявляют правовую коллизию, которая в настоящее время должна, на наш взгляд, разрешаться следующим образом. В ч. 2 ст. 3 Закона об исполнительном производстве закреплено: «Нормы федеральных законов, регулирующие условия и порядок принудительного исполнения судебных актов, актов других органов  и должностных лиц, должны соответствовать настоящему Федеральному закону». Таким образом, Закон об исполнительном производстве определяет необходимость применения норм по вопросам принудительного исполнения данного  Закона на том основании, что этот нормативный правовой акт принят позднее ГПК РФ, что и обусловливает применение в исследуемом случае ст. 21 Закона об исполнительном производстве.
Помимо этого, по нашему мнению, следует внести изменения в ГПК РФ либо принять разъясняющее данные нормы постановление ВС РФ. Такая необходимость назрела и в связи с тем, что наряду с ростом количества дел в судах России о признании и исполнении решений иностранных судов, а также ростом научных публикаций, посвященных данной проблеме, этот вопрос остается все же без внимания высшей инстанции. На наш взгляд, при разрешении перечисленных вопросов судьям необходимо ориентироваться на обзоры судебной практики, которые, к сожалению, на сегодняшний день отсутствуют. Единственным правовым документом, регулирующим данный вопрос, остается Указ Президиума ВС СССР от 21.06.1988 № 9131-ХI «О признании и исполнении в СССР решений иностранных судов и арбитражей» (с изменениями от 24.07.2002). Необходимо совершенствование законодательства и деятельности правоприменительных органов в данной сфере, четкое определение позиции Верховного суда РФ по вопросу о признании и исполнении иностранных судебных решений при отсутствии международного договора с государством, суд которого вынес решение, а также позиции о применении принципа взаимности в гражданском процессе.
 
Библиография
1 Определение ВС РМЭ от 10.05.2006 // Архив ВС РМЭ.
2 Определение ВС РМЭ от 23.04.2007 // Там же.
3 БВС РФ. 1999. № 7. С. 16.
4 Там же. 2004. № 10.