УДК 343.13 

Страницы в журнале: 102-107

 

Л.Д. КАЛИНКИНА,

кандидат юридических наук, доцент, зав. кафедрой уголовного процесса, правосудия и прокурорского надзора Мордовского государственного университета им. Н.П. Огарева, заслуженный юрист Республики Мордовия, почетный адвокат России,

 

Е.И. ФАДЕЕВА,

аспирант кафедры уголовного процесса, правосудия и прокурорского надзора Мордовского государственного университета им. Н.П. Огарева

 

Анализируются проблемные аспекты заявления и рассмотрения отводов судьям коллегии при рассмотрении уголовных дел, порядок замены судьи, а также процедура совещания при вынесении итоговых и промежуточных решений коллегией судей по уголовному делу в суде первой инстанции.

Ключевые слова: коллегия судей, отвод судье, самоотвод судьи, замена судьи, совещание судей, приговор, определение.

 

In the article are considerated problem aspects to state and consideration challenges judges of collegium to consideration of criminal cases, order to changing of judges and also procedure conference to passing final and intermediate sentences by the court chamber on criminal cases in the first instance.

Keywords: collegiate court, challenges judges, withdrawal of judges, changing of judges, conference judges, court decision, sentence.

 

Коллегиальный порядок рассмотрения уголовных дел в российском уголовном процессе предусмотрен в судах первой, кассационной и надзорной инстанций и представлен в следующих формах:

1) рассмотрение в суде первой инстанции в составе судьи федерального суда общей юрисдикции и коллегии из двенадцати присяжных заседателей — по ходатайству обвиняемого в уголовном деле о преступлениях, указанных в ч. 3 ст. 31 УПК РФ (п. 2 ч. 1 ст. 30 УПК РФ);

2) рассмотрение в суде первой инстанции коллегией из трех судей федерального суда общей юрисдикции — при уголовных делах о преступлениях, предусмотренных частями 2—4 ст. 205, частями 2—4 ст. 206, ч. 1 ст. 208, ч. 1 ст. 212, статьями 275, 276, 278, 279, 281 УК РФ, а при наличии ходатайства обвиняемого, заявленного до назначения судебного заседания в соответствии со ст. 231 УПК РФ, — при уголовных делах об иных тяжких и особо тяжких преступлениях (п. 3 ч. 2 ст. 30 УПК РФ);

3) рассмотрение уголовных дел в кассационном порядке судом в составе трех судей федерального суда общей юрисдикции (ч. 4 ст. 30 УПК РФ);

4) рассмотрение уголовных дел в порядке надзора судом в составе не менее трех судей федерального суда общей юрисдикции (ч. 4 ст. 30 УПК РФ).

Наиболее эффективной формой коллегиальности при рассмотрении уголовных дел представляется коллегия профессиональных судей. Коллегиальность при осуществлении правосудия в литературе определяется как «принцип, согласно которому судебные дела рассматриваются и разрешаются равноправными членами судейской коллегии, действующими совместно, в условиях независимости от влияния извне, а также от давления внутри коллегии и принимающими решение как по делу в целом, так и по отдельным возникающим в ходе его рассмотрения вопросам единогласно или в соответствии с мнением большинства членов коллегии»[1].

Как предполагается, рассмотрение уголовных дел данным составом обеспечит высокий уровень профессионализма при отправлении правосудия по уголовным делам и усилит правовые гарантии для вынесения законных, обоснованных, мотивированных и справедливых судебных решений, которые принимаются большинством голосов после коллективного обсуждения. Такой порядок обсуждения создает все предпосылки для принятия наиболее правильных, глубоко и всесторонне продуманных решений. Важно учитывать, что коллегиальность не обезличивает судей, а, напротив, предполагает моральную индивидуальную ответственность каждого из них за правильное разрешение уголовного дела, обусловливает практическую значимость участия судей коллегии в осуществлении правосудия.

УПК РФ недостаточно подробно регламентирует особенности судебного разбирательства при рассмотрении уголовных дел коллегией судей-профессионалов. В частности, вопросы возникают относительно порядка заявления отвода судье (судьям) коллегии, порядка осуществления замены судьи в случае невозможности его дальнейшего участия в рассмотрении уголовного дела, порядка вынесения итоговых и промежуточных решений коллегией судей.

Статья 266 УПК РФ предписывает необходимость в подготовительной части судебного разбирательства не только объявить состав суда, но и разъяснить сторонам их право заявлять отвод составу суда или кому-либо из судей в соответствии со статьями 65, 66, 68—72 УПК РФ. Если в ст. 61 УПК РФ предусматриваются обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу судьи, то в ст. 64 устанавливаются условия заявления отвода судье, к числу которых относится возможность его заявления до начала судебного следствия, а в случае рассмотрения уголовного дела судом с участием присяжных заседателей — до формирования коллегии присяжных заседателей. Что же касается возможности заявления отвода в ходе дальнейшего судебного заседания, то закон предусматривает такую возможность лишь в случае, когда основание для такого отвода ранее не было известно стороне. Аналогично данный вопрос разрешен и в УПК Украины. Так, в ч. 2 ст. 56 указывается, что «заявления об отводе подаются до начала судебного следствия. Последующее заявление об отводе допускается в случаях, когда основание для отвода стало известно после начала судебного следствия». Подобный порядок заявления отвода также закреплен в ч. 6 ст. 90 УПК Казахстана, в частях 2 и 3 ст. 79 УПК Республики Беларусь, в ч. 2 ст. 88 УПК Армении.

Анализ данных норм рождает ряд вопросов. В частности, о возможности повторного заявления отвода судье при одних и тех же обстоятельствах, оставленных судом без удовлетворения по тем или иным причинам, либо по надуманным основаниям, либо немотивированно, либо по основаниям, не удовлетворяющим заявителя, и т. д. Между тем повторное мотивированное и обоснованное заявление отвода судье направлено на обеспечение законности состава суда, что является гарантией вынесения правосудных судебных решений по уголовным делам. Следующий вопрос — о том, почему заявление об отводе судье должно быть ограничено лишь подготовительной частью стадии судебного разбирательства, тем более что такая законодательная регламентация указанного вопроса не согласуется и с положениями ст. 271 УПК РФ, в соответствии с которой стороне дается право на повторное заявление ходатайств на любой части стадии судебного разбирательства. Кроме того, представляется, что заявление об отводе — это то же ходатайство, адресованная суду просьба вывести из состава суда того или иного судью при наличии предусмотренных в законе обстоятельств, препятствующих для его участия в стадии судебного разбирательства. Подобными обстоятельствами может быть объяснено то, что на практике заявленные отводы в любой момент производства стадии судебного разбирательства реализуются без выяснения установленного в законе расплывчатого ограничения об известности или неизвестности заявившей отвод стороне основания для его заявления ранее, до судебного следствия. Осуществление отводов во всех случаях их заявления на практике происходило в порядке, предусмотренном ст. 65 УПК РФ.

Согласно ч. 1 ст. 64 УПК РФ при наличии обстоятельств, предусмотренных статьями 61 и 63 УПК РФ, судье может быть заявлен отвод участниками уголовного судопроизводства. Требует уточнения вопрос о возможности судьи, входящего в состав коллегии судей, заявить отвод судье (судьям), являющемуся членом этой же коллегии. Считаем, что УПК РФ не устанавливает препятствий для этого, и потому при заявлении судьей, входящим в состав коллегии, отвода другому судье этой же коллегии вопрос об отводе должен быть рассмотрен, в связи с чем предлагаем ч. 1 ст. 64 УПК РФ изложить в следующей редакции: «При наличии обстоятельств, предусмотренных статьями 61 и 63 настоящего Кодекса, судье может быть заявлен отвод участниками уголовного судопроизводства, в том числе и судьями, входящими в состав коллегии, при коллегиальном рассмотрении уголовного дела».

Отдельно следует остановиться на особенностях процедуры самоотвода судьи. Как предусмотрено ч. 1 ст. 62 УПК РФ, при наличии оснований для отвода судья обязан устраниться от участия в производстве по уголовному делу, т. е. судья сам себя устраняет от участия в деле. При этом УПК РФ не конкретизирует, в какой форме происходит самоустранение и в каком документе это отражается. С целью обеспечения обоснованного устранения судьи от участия в рассмотрении дела полагаем, что вопрос о самоотводе судьи нужно рассматривать остальным судьям в его отсутствие, в связи с чем предлагаем части 1 и 2 ст. 62 УПК РФ изложить в следующей редакции:

«1. При наличии оснований для отвода, предусмотренных настоящей главой, судья, прокурор, следователь, дознаватель, секретарь судебного заседания, переводчик, эксперт, специалист, защитник, а также представители потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика обязаны заявить о наличии таких оснований.

2. В случае, если лица, указанные в части первой настоящей статьи, не заявили о наличии оснований для отвода, предусмотренных настоящей главой, отвод им может быть заявлен…» (далее по тексту).

Вопрос об отводе, как и любое другое решение, выносимое коллегиальным составом суда, должен решаться большинством голосов. Нарушение данного положения является безусловным основанием для отмены решения суда. Так, приговором Дзержинского районного суда г. Нижнего Тагила от 03.04.2007 Т. был осужден за совершение двух эпизодов преступления, предусмотренного п. «в» ч. 3 ст. 132 УК РФ. На стадии разрешения отводов подсудимым Т. заявлен отвод председательствующему С. и судье М. Однако вопреки требованию закона отвод судьям С. и М. разрешен не полным составом суда, а единолично судьей И.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда от 04.07.2007 по делу № 22-6854/2007 было решено: «Допущенное нарушение процессуального закона является существенным, влекущим признание коллегии из указанных судей незаконным составом суда. Согласно п. 2 ч. 2 ст. 381 УПК РФ постановление приговора незаконным составом суда является безусловным основанием для его отмены»[2].

Также практике известен случай, когда постановлением президиума Самарского областного суда от 06.04.2006 № 0703/111 было отменено постановление судьи Приволжского районного суда Самарской области. Одним из оснований отмены явилось то, что подсудимым был заявлен отвод всему составу Приволжского районного суда, тогда как ст. 64 УК РФ допускает заявление отвода конкретному судье[3]. Считаем, что данное решение противоречит положениям УПК РФ: в частности, ч. 3 ст. 65 и ч. 1 ст. 266 допускают возможность заявления отвода всему составу суда.

Представляется целесообразным предусмотреть в УПК РФ норму о том, что при равном количестве голосов, поданных за и против отвода судьи, входящего в состав данного суда, последний должен считаться отведенным.

Часть 2 ст. 65 УПК РФ предлагаем изложить следующим образом: «Отвод, заявленный судье, а также самоотвод, заявленный судьей, разрешается в совещательной комнате остальными судьями, если уголовное дело рассматривается судом коллегиально, в отсутствие судьи, которому заявлен отвод. Судья, которому заявлен отвод, вправе до удаления остальных судей в совещательную комнату публично изложить свое объяснение по поводу заявленного ему отвода. При равном количестве голосов, поданных за и против отвода судьи, входящего в состав данного суда, судья считается отведенным».

УПК РФ не предусматривает порядок замены судьи, входящего в состав коллегии, в случае невозможности продолжения его участия в рассмотрении уголовного дела (в случаях смерти, временной нетрудоспособности, нахождения в командировке, избрания или перевода на иную должность, отвода и т. д.). Полагаем, что такая замена должна осуществляться председателем суда или, в случае его временного отсутствия, лицом, исполняющим обязанности председателя суда, путем вынесения постановления, в котором следует указывать все обстоятельства замены. В связи с этим предлагаем дополнить ст. 242 УПК РФ частью 3 следующего содержания:

«3. Замена одного судьи другим производится председателем суда или лицом, исполняющим обязанности председателя суда в период временного отсутствия председателя суда, о чем выносится постановление, в котором указываются:

1) дата и место вынесения постановления;

2) наименование суда, фамилия и инициалы судьи, вынесшего постановление;

3) фамилия, имя, отчество лица (лиц), привлекаемого (привлекаемых) к уголовной ответственности, дата и место его (их) рождения;

4) формулировка обвинения с указанием пункта, части, статьи Уголовного кодекса Российской Федерации;

5) фамилия, имя, отчество судьи, не имеющего возможности продолжать участие в дальнейшем рассмотрении уголовного дела (с обоснованием причин такой невозможности);

6) фамилия, имя и отчество судьи, заменяющего выбывшего судью».

При постановлении приговора коллегиальным составом суда возникают затруднения, касающиеся порядка совещания судей по вопросам, подлежащим разрешению при постановлении приговора. Требует уточнения то, кем из судей, входящих в состав коллегии, должен быть изготовлен (написан) приговор. Имеются также вопросы о реквизитах, структуре и содержании особого мнения судьи.

УПК РФ в ст. 301 предусматривает порядок совещания судей при коллегиальном рассмотрении уголовного дела. Однако, обратившись к содержанию данной статьи, можно обнаружить, что законодатель процедуру совещания судей сводит лишь к голосованию по вопросам, подлежащим разрешению при постановлении приговора. Между тем понятия «совещание» и «голосование» неравнозначны. Голосование судей — это подача судьями голосов по вопросам, подлежащим разрешению судом при постановлении приговора. Совещание же судей включает в себя не только голосование, но и обсуждение судьями, входящими в состав коллегии, вопросов, подлежащих разрешению судом.

Часть 1 ст. 301 УПК РФ регламентирует, что при постановлении приговора в совещательной комнате председательствующий ставит на разрешение вопросы в порядке, установленном ст. 299 УПК РФ. Процесс обсуждения судьями, входящими в состав коллегии, вопросов, подлежащих разрешению судом при постановлении приговора, считаем, следует разделить на два этапа. На первом происходят выступления судей по вопросам, подлежащим разрешению при постановлении приговора, а на втором ведется дискуссия среди состава суда по данным вопросам.

УПК РФ не регламентирует последовательность выступлений судей при постановлении приговора. Часть 2 ст. 301 УПК РФ лишь устанавливает, что председательствующий голосует последним. С целью более четкого закрепления предлагаем последовательность выступления и голосования судей определять составом суда, рассматривающим дело, большинством голосов. При этом в случае расхождения мнений судей голос председательствующего должен иметь решающее значение.

После выступления судей по вопросам, указанным в ст. 299 УПК РФ, суд переходит к процедуре голосования, о чем объявляет председательствующий по делу. В части 3 ст. 301 УПК РФ закреплено положение о том, что если мнения судей по вопросам о квалификации преступления или мере наказания разошлись, то голос, поданный за оправдание, присоединяется к голосу, поданному за квалификацию преступления по уголовному закону, предусматривающему менее тяжкое преступление, и за назначение менее сурового наказания. При этом УПК РФ не содержит ответа на вопрос о том, как быть, если при установлении отдельных аспектов (квалификация преступления, мера наказания, гражданский иск и т. д.) мнения судей разойдутся так, что ни одно из них не получит простого большинства голосов (например, судьи пришли к выводу о том, что подсудимый виновен и его надо приговорить к лишению свободы, но один из них предлагает 9 лет, другой —5 лет, а третий — 3 года). И.Д. Перлов высказывал мнение о том, что «образование простого большинства при наличии разных мнений, не образующих большинства, должно быть подчинено требованию принятия решения, наиболее благоприятного для подсудимого»[4]. Данная позиция представляется не вполне соответствующей принципу справедливости назначения наказания. Голос, поданный за квалификацию преступления как менее тяжкого и за назначение менее сурового наказания (по сравнению со всеми поданными голосами), должен присоединяться к аналогичным голосам (за снижение суровости наказания).

После окончания голосования суд переходит к составлению приговора. Данный этап можно разделить на две составляющие: написание (изготовление) приговора и подписание приговора судьями, входящими в состав коллегии. Согласно ч. 2 ст. 303 УПК РФ приговор должен быть написан (изготовлен) одним из судей, участвующих в его постановлении. Приговор подписывается всеми судьями, в том числе и судьей, оставшимся при особом мнении. Несоблюдение данного требования закона влечет безусловную отмену приговора. Так, определением Судебной коллегии по уголовным делам Московского окружного военного суда от 17.04.2007 № КУ-122 был отменен приговор Владимирского гарнизонного военного суда от 15.02.2007 в связи с тем, что данный приговор не подписан судьей, председательствовавшим на судебном заседании[5].

В УПК РФ не разрешен вопрос о том, кем именно из судей должен быть написан приговор, и не определен порядок назначения такого судьи. С.И. Прокопьева считает, что судья, который пишет приговор, должен разделять коллегиальное мнение по вопросам, излагаемым в приговоре, т. е. не быть автором особого мнения. В противном случае судья занимался бы изложением аргументов, противоречащих его собственным[6].

Обязанность по написанию приговора, в том числе отражению и обеспечению соблюдения требований законности, обоснованности и мотивированности выносимого решения, должна быть возложена на председательствующего по делу — как на лицо, руководящее судебным заседанием, в связи с его особым статусом, налагающим на него дополнительные обязанности. Представляется, что и в случае, если председательствующий не разделяет мнения большинства судей, написание приговора именно им не будет нарушать его права на изложение особого мнения. Предлагаем первое предложение ч. 2 ст. 303 УПК РФ изложить следующим образом: «Приговор должен быть написан от руки или изготовлен с помощью технических средств председательствующим по делу». При написании приговора председательствующий должен руководствоваться тем, что решение принимается большинством голосов, поэтому при изложении мотивов выносимого решения он должен исходить из позиции (в том числе в части мотивации), выраженной большинством судей коллегии.

Решения коллегии профессиональных судей выносятся в форме определений (п. 23 ст. 5 УПК РФ). УПК РФ предусматривает перечень определений, которые должны в обязательном порядке выноситься в совещательной комнате и излагаться в виде отдельного процессуального документа. Так, согласно ч. 2 ст. 256 при коллегиальном рассмотрении уголовного дела определение о возвращении его прокурору в соответствии со ст. 237 УПК РФ, о прекращении дела, об избрании, изменении или отмене меры пресечения в отношении подсудимого, о судебном разбирательстве в случае, предусмотренном ч. 5 ст. 247 УПК РФ, в отсутствие подсудимого, о продлении срока содержания его под стражей, об отводах, о назначении судебной экспертизы выносится в совещательной комнате и излагается в виде отдельного процессуального документа, подписываемого судьями.

Законодателем не учтены особенности вынесения определений коллегией судей, например, в случаях, когда среди судей возникают разногласия относительно удовлетворения или отказа в удовлетворении ходатайства, необходимости обсуждения и написания мотивировочной части определения и т. д. Представляется, что в подобных случаях определение должно выноситься в совещательной комнате.

В УПК РФ не решен вопрос о том, каким образом происходит совещание судей в зале судебного заседания и в совещательной комнате. Считаем, что при вынесении такого судебного решения как в совещательной комнате, так и в зале судебного заседания должны быть выслушаны мнения всех судей коллегии. Также каждый судья должен изложить основания и мотивы высказанного мнения. Если суд выносит определение, совещаясь на месте, то мнение каждого из судей по обсуждаемому вопросу должно быть внимательно выслушано председательствующим. Эта процедура должна проводиться таким образом, чтобы всем участникам судебного разбирательства было ясно, что вопросы принимаются судом, а не председательствующим. «Совещание» судей, заключающееся в том, что председательствующий кивает направо и налево, а все присутствующие видят, что другие судьи коллегии молчат, производит неблагоприятное впечатление. Поэтому совещание судей между собой может быть очень кратким, но во всех случаях оно должно предусматривать обмен мнениями.

При вынесении судом определения на месте, без удаления в совещательную комнату, протокол судебного заседания является своеобразной формой, в которую облекается вынесенное определение, которое согласно ч. 4 ст. 7 УПК РФ должно отвечать требованиям законности, обоснованности и мотивированности. Поэтому предлагаем в протоколе судебного заседания не только констатировать факт вынесения судом определения без удаления в совещательную комнату, но и отражать его содержание с указанием оснований и мотивов принятого решения (если решение суда содержало таковые), в связи с чем предлагаем п. 7 ч. 1 ст. 259 УПК РФ изложить в следующей редакции: «7) содержание определений или постановлений, вынесенных судом без удаления в совещательную комнату, с указанием оснований и мотивов вынесенного решения».

Законодатель не учел, что разногласия среди судей могут возникнуть не только при постановлении приговора, но и при вынесении иных судебных решений. Думается, что при вынесении определения судья, входящий в состав коллегии, в случае несогласия с мнением большинства судей вправе остаться при особом мнении, которое он обязан письменно изложить в совещательной комнате, в связи с чем представляется необходимым внести соответствующие изменения в УПК РФ.

 

Библиография

1 Асеева Е.А. Состав суда в уголовном процессе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М., 2009. С. 3.

2 Бюллетень судебной практики по уголовным делам Свердловского областного суда (III—IV кварталы 2007 года (16)) // http://www.ekboblsud.ru/sudpr_det.php?srazd=6&id=23&page=2

3 http://usd.samara.ru/jurisprudence/two/2558

4 Перлов И.Д. Приговор суда в советском уголовном процессе. — М., 1960. С. 68.

5 Судебная практика Московского окружного военного суда по уголовным делам // Вестн. Московского окружного военного суда. 2007. № 3 (http://www.movs.ru/about/vestnik/3_2007/ugolovka.php)

6 См.: Прокопьева С.И. Гносеологические, процессуальные и социально-психологические проблемы постановления приговора: Учеб. пособие. — Калининград, 1981. С. 51.