УДК 341:343.122 

Страницы в журнале: 143-146

 

В.В. ПОЛЯНСКИЙ,

аспирант кафедры  уголовно-правовых дисциплин юридического факультета Института управления, бизнеса и права

научный руководитель:

Н.П. МЕЛЕШКО,

кандидат юридических наук, профессор, зав. кафедрой уголовно-правовых дисциплин юридического факультета Института управления, бизнеса и права

 

Рассматривается категория потерпевшего и ее отражение в уголовном законодательстве зарубежных стран; особое внимание уделяется праву стран, принадлежащих к правовым семьям общего и континентального права.

Ключевые слова: потерпевший, уголовное право, общее право, континентальное право, прощение, уголовный кодекс.

 

Reflection of legal status of the victim in the criminal legislation of foreign countries

 

Poljansky V.

The category of the victim and its reflection in the criminal legislation of foreign countries is considered; the special attention is given to the right of the countries belonging to legal families of the general and continental right.

Keywords: the victim, criminal law, a general law, the continental right, a pardon, the criminal code.

 

Без учета и изучения категории «потерпевший» невозможно выявить все пороки преступности, дать всестороннюю характеристику данному явлению, показать его социальную обусловленность. Ведь эта обусловленность, как и последствия преступности, тесно связана с поведением не только тех, кто нарушает закон, но и тех, в отношении кого совершаются уголовно наказуемые деяния.

В уголовном законодательстве зарубежных стран потерпевший традиционно является одной из ключевых фигур. Обычно выделяют две основные правовые семьи: общего и континентального права.

В странах общего права (США, Великобритании и других) статус потерпевшего связан с установленными в нормах материального права понятиями, а именно совершением уголовно-правового деликта и непосредственным причинением вследствие последнего какого-либо вреда лицу. При анализе дефиниции потерпевшего в уголовном праве США и Великобритании необходимо помнить, что в этих государствах материальное право и процедура (процесс) не разделены так четко, как в странах континентального права (в том числе и в России). Поэтому многие положения процессуального характера, касающиеся потерпевшего, закреплены в источниках материального права.

Ярким примером определения правового статуса потерпевшего в странах общего права является требование претворения надлежащей правовой процедуры в Великобритании. Правило надлежащей правовой процедуры включает в себя право потерпевшего в определенных случаях самому установить, совершено по отношению к нему преступление или нет. В этом случае обвинительный акт не составляется, а само обвинение поддерживает потерпевший (его представитель). При этом в компетенцию потерпевшего входит его согласие на прекращение уголовного преследования.

В соответствии со смыслом ст. 2-1 английского Закона об уголовном праве 1967 года (ликвидировавшим традиционное деление преступлений на фелонии и мисдиминоры) к преступлениям, допускающим применение правила надлежащей правовой процедуры, относятся все деликты, за которые виновный не может быть приговорен к тюремному заключению на срок более 5 лет. При этом суд короны либо магистратский суд обязан учитывать мнение потерпевшего при применении отсрочки приговора о размере возмещенного ему ущерба со стороны преступника (ст. 1-1 Закона о полномочиях уголовных судов 1973 года)[1].

Таким образом, в английском уголовном праве потерпевший (жертва) рассматривается как субъект материального правоотношения ответственности, имеющий свои права.

Аналогичную ситуацию можно увидеть в положениях американского федерального уголовного законодательства.

Жертве преступления в США не требуется специального процессуального признания. В связи с этим обстоятельством было высказано мнение о презюмировании причинения вреда потерпевшему в законодательстве США[2]. Американской правовой традицией является признание жертвами разного рода деликтов не только физических, но и юридических лиц. Несмотря на различное определение правового положения потерпевшего в федеральном законодательстве и законодательстве отдельных штатов, отмечается тенденция к унификации статуса жертвы правонарушений на всей территории США. Это выразилось в принятии в 1982 году специального Федерального закона «О защите потерпевшего и свидетеля», а также в проекте принятия соответствующей поправки к Конституции США.

Тем не менее в США материально-правовой статус потерпевшего в той или иной мере уже определен в федеральном законодательстве, а именно в разделе 18 «Преступления и уголовный процесс» Свода законов США.

Так, в соответствии с § 3563 этого правового акта суд обязан учитывать мнение потерпевшего, которому возмещается вред, при назначении виновному пробации.

В отличие от федерального законодательства США, в действующих уголовных кодексах некоторых штатов прямо определено понятие потерпевшего. Например, п. «b» § 60.27 Уголовного кодекса штата Нью-Йорк 1967 года называет потерпевшим любое лицо, которому посягательством причинен вред, а также представителя такого лица.

Следовательно, можно говорить о тенденции к формальному закреплению в законодательстве стран общего права не только материально-правовых полномочий потерпевшего, но и определения последнего.

Это, равно как и отсутствие необходимости процессуального признания лица потерпевшим, свидетельствует о том, что потерпевший считается в англосаксонских странах изначальным субъектом уголовно-правового правоотношения.

Законодательство стран континентального права нередко определяет материально-правовой статус потерпевшего непосредственно в общегосударственном законе зачастую без четкой дефиниции, но с указанием юридически значимых черт, присущих потерпевшему в уголовном праве (так сделано, например, в ч. 2 ст. 111-2, ст. 133-8 Уголовного кодекса Франции 1992 года (далее — УК Франции) и § 46а Уголовного кодекса Федеративной Республики Германия 1949 года)[3].

В странах, где в уголовном законодательстве так или иначе определено положение потерпевшего, можно выделить следующие общие его характеристики:

а) статус потерпевшего связан только с фактом причинения ему вреда в результате уголовного деликта, никакого процессуального решения для этого, как правило, не требуется;

б) общеправовой статус потерпевшего основан на конституционном законодательстве того или иного государства;

в) законодательство зарубежных стран практически не приводит перечень специфических обязанностей потерпевшего — и в этом отношении проявляется забота законодателя как раз в первую очередь о потерпевшем как о личности, пострадавшей от деликта.

Необходимо отметить, что международное право обычно вместо термина «потерпевший» использует понятие «жертва». Декларация ООН об основных принципах отправления правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью от 29 декабря 1985 г. в статьях 1, 18 под жертвами понимает не только лиц, ставших объектом причинения физического, материального или морального вреда, но и тех, которым содеянное доставило моральные страдания либо каким-либо иным образом ущемило основные права личности. Само заявление лица о совершенном в его отношении правонарушении считается равносильным признанию его потерпевшим[4].

Это особенно важно, так как в настоящее время в подавляющем большинстве стран существует положение о прямом действии международно-правовых норм во внутригосударственном законодательстве, в том числе и в уголовном. Более того, как правило, международное право обладает приоритетом над предписаниями внутреннего права цивилизованных государств[5].

Задача первоочередной охраны прав потерпевших стала одной из ведущих тенденций в развитии как материального, так и процессуального права. Таким образом, Н.Н. Апостолова отмечает, что в развитых странах права потерпевших были резко расширены[6].

В первую очередь это затронуло механизм защиты и реализации прав потерпевших. В то же время отчетливо прослеживается параллельная тенденция к большей детализации способов возмещения вреда потерпевшему от правонарушений. Речь идет о компенсации вреда со стороны самого правонарушителя через процедуру его примирения с потерпевшим. В теории уголовного права считается, что примирение с потерпевшим является мерой компромисса в борьбе с преступностью, альтернативной мерой уголовной юстиции[7].

Но такое примирение начинает носить все в большей мере не рекомендательный, а обязательный для судов характер. Это свидетельствует о возрастании роли потерпевшего как субъекта уголовного правоотношения и расширяет сам круг таких правоотношений, где потерпевший является самостоятельным субъектом.

В странах континентального права примирение правонарушителя с потерпевшим обычно оформляется в виде публичного договора. Так, в Нидерландах, Бельгии, Франции такое примирение получило название трансакции, под которой понимается соглашение между правонарушителем и потерпевшим, сопровождаемое взаимными уступками[8].

Бельгийский закон от 10 февраля 1994 г. установил, что достаточно письменного признания вины правонарушителем, чтобы потерпевший получил бесспорное возмещение вреда в гражданском порядке, а производство по делу о преступлении было прекращено. Полагаем, что подобная процедура ставит под сомнение абсолютность презумпции невиновности.

В странах общего права при незначительных нарушениях уголовного закона применяется примирение с потерпевшим в виде процедуры фиксированных штрафов. В связи с этим производство по такого рода нарушениям продолжается, только если правонарушитель отказывается добровольно уплатить штраф в доход государства.

Кроме системы фиксированных штрафов, в континентальном и англосаксонском праве с 1970-х годов применяется еще одна разновидность примирения правонарушителя с потерпевшим, получившая название медиации. Суть этого вида примирения состоит в полном разрешении конфликта между нарушителем и жертвой.

Медиация четко не закреплена в законодательстве зарубежных стран в силу широких диспозитивных начал в праве. Тем не менее можно выделить следующие ее разновидности:

а) простая медиация. Прокурор вправе до вынесения решения по публичному иску и с согласия сторон принять решение о медиации, если он считает, что такая мера способна обеспечить возмещение вреда, причиненного потерпевшему. Прокурор может также прибегнуть к помощи какой-либо общественной организации в улаживании конфликта между потерпевшим и правонарушителем;

б) комбинированная медиация, в которой соединены черты простой медиации и трансакции. Так, в германском законодательстве установлено, что прокурор может прекратить публичное преследование, если правонарушитель не только загладит причиненный потерпевшему вред, но и внесет определенную сумму в доход общеполезного учреждения или в казну.

Уголовный кодекс Испании 1995 года закрепляет уникальное основание прекращения уголовной ответственности — прощение виновного потерпевшим (п. 4 ст. 130)[9]. При этом речь идет не о примирении либо заглаживании вреда, а о простом волеизъявлении потерпевшего, которое обязательно для суда (если это предусмотрено законом) и прекращает материальное правоотношение ответственности. При этом требования к такому прощению следующие:

а) прощение должно быть высказано в ясно выраженной форме;

б) о прощении необходимо объявить до начала исполнения наказания. Уголовный кодекс Испании 1995 года, будучи новейшим европейским уголовно-правовым документом, наиболее полно отразил основную тенденцию развития уголовно-правового статуса потерпевшего —  направленность на максимальное расширение его прав и признание в качестве самостоятельного и значимого субъекта уголовного правоотношения. Все это свидетельствует о дальнейшем углублении диспозитивных начал в уголовном праве развитых зарубежных стран, что является положительным проявлением их эволюции.

Однако надо отметить, что и новейшие уголовные законы знают случаи своеобразного регресса в регламентации статуса потерпевшего. Так, Уголовный кодекс Польши 1997 года практически не признает за потерпевшим статуса самостоятельного субъекта уголовного правоотношения даже по делам частного обвинения: примирение с потерпевшим и возмещение ему вреда является, исходя из положений ст. 66, не обязательным основанием освобождения от наказания, оставаясь таковым на усмотрение суда[10].

Таким образом, в странах как общего, так и континентального права прослеживается стремление к законодательной регламентации разрешения конфликта между преступником и потерпевшим путем различных форм их примирения. Нельзя не отметить тенденцию к сглаживанию отличий между разными формами примирения с потерпевшим в рамках уголовно-материального правоотношения в существующих правовых системах.

Изучение уголовного законодательства ряда зарубежных стран дает возможность сделать вывод, что признаки потерпевшего, отраженные в составе преступления, могут относиться к объекту, объективной и субъективной стороне преступления, значит, для удобства исследования их можно классифицировать.

Отдельную группу составляют признаки, характеризующие личность потерпевшего, включенные в объект преступления.

Это физические признаки личности: человеческое существо (ст. 210.0 Примерного Уголовного кодекса США 1962 года); женщина (ст. 313-4); несовершеннолетний (п. 1 ст. 221-4, статьи 227-5, 227-17, 227-18); физический недостаток, физический или психический дефект (п. 3 ст. 221-4; п. 2 ст. 222-29 УК Франции) и т. д.

Социальные признаки потерпевшего физического лица показывают его положение в системе общественных отношений, поставленных под охрану уголовных законодательств: судья, адвокат, должностное лицо системы правосудия, представитель государственной власти или чиновник государственной службы, свидетель, потерпевший (п. 4 ст. 222-3 УК Франции) и т. д.

Посягательство на потерпевшего в указанных случаях — форма нарушения соответствующих общественных отношений (объекта преступления), участником которых является потерпевший, а причинение вреда потерпевшим — средство причинения вреда обществу. Поэтому признаки потерпевшего существенно характеризуют степень и характер общественной опасности соответствующих преступлений. Они могут играть роль основного или квалифицирующего состава.

 

Библиография

1 См.: Уголовное законодательство зарубежных стран. Сборник законодательных материалов / Под ред. И.Д. Козочкина. — М., 1998. С. 14—15.

2 См.: Парий А.В. Потерпевший от преступления на досудебных стадиях уголовного судопроизводства США (сравнительно-правовое исследование): Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. — Волгоград, 1997. С. 7, 17.

3 См.: Уголовный кодекс Франции. — СПб., 2002; Уголовный кодекс Федеративной Республики Германии. — СПб., 2003.

4 См.: Голованова Н.А. Свидетель и потерпевший в англо-американском процессе // Законодательство зарубежных стран. Обзорная информация. Вып. 4. — М., 1991. С. 2—3.

5 См.: Лукашук И.И. Нормы международного права в правовой системе России. — М., 1997. С. 10—11.

6 См.: Апостолова Н.Н. Европейские стандарты уголовного процесса: Учеб. пособие. — Ростов н/Д, 2008.

7 См.: Анощенкова С.В. Учение о потерпевшем в российском уголовном праве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. — Саратов, 2004. С. 12.

8 См.: Словарь иностранных слов. — М., 1964. С. 649.

9 См.: Уголовный кодекс Испании. — СПб., 2003.

10 См.: Уголовный кодекс Польши. — СПб., 2003.