К.В. МИХАЙЛОВ,
кандидат юридических наук, доцент, начальник кафедры уголовного права и криминологии Челябинского юридического института МВД России
 
Отсрочка отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей, предусмотрена ст. 82 УК РФ. По своему содержанию отсрочка — это перенос начала исполнения наказания с момента вступления обвинительного приговора суда в законную силу на более поздний срок, поэтому такая отсрочка является освобождением осужденных женщин от реального отбывания наказания до достижения ребенком 14-летнего возраста, после чего осужденная либо вообще избавляется от отбывания назначенного срока или оставшейся его части, либо  оставшаяся часть заменяется более мягким видом наказания.
 
Освобождение от отбывания наказания беременной женщины или женщины, имеющей ребенка в возрасте до 14 лет, обусловливается тем, что, во-первых, такие женщины представляют меньшую общественную опасность, так как предполагается, что все время они отдают детям и у них нет ни времени, ни сил, ни желания совершать новые преступления; это, в свою очередь, свидетельствует о возможности достижения цели исправления осужденной без реального отбывания назначенного наказания.
Во-вторых, отсрочка отбывания наказания является реализацией уголовно-правового принципа гуманизма, а также основывается на заботе государства о малолетних детях, нормальное развитие которых пострадает, если матери не будут заниматься их воспитанием. Нельзя не согласиться и с тем, что и для женщины, и для ребенка намного лучше находиться в привычных домашних условиях, чем в условиях места отбывания наказания[1].
Проявление заботы о собственном ребенке является нормой поведения любой матери и именно поэтому, как справедливо отмечает Л.В. Яковлева, положение об отсрочке направлено на создание благоприятных условий для рождения и воспитания детей[2].
Таким образом, наличие в УК РФ ст. 82, предусматривающей предоставление отсрочки беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей, продиктовано гуманным отношением к женщине и направлено на поощрение материнства и охрану младенчества.
Поэтому отсрочка применяется в целях обеспечения осужденным женщинам возможности воспитывать своих детей, заботиться о физическом и нравственном их развитии в полноценной семье.
Вместе с тем пробелом уголовного законодательства является отсутствие определения в нем возможности отсрочить отбывание наказания осужденному мужчине (отцу), имеющему малолетнего ребенка, в случае если мать этого ребенка лишена родительских прав или умерла. Хотя с точки зрения теории уголовного права, а также социальной обусловленности и целесообразности препятствий для законодательного закрепления отсрочки отбывания наказания мужчинам, имеющим малолетних детей, не имеется.
Основания для предоставления отсрочки мужчинам в этом случае аналогичны основаниям предоставления такой отсрочки женщинам: реализация уголовно-правового принципа гуманизма и приоритет заботы о физическом и нравственном развитии детей, получающих возможность воспитываться собственным родителем, а также исправление осужденного без реального отбывания наказания, подтверждаемое определенным позитивным посткриминальным поведением осужденного. При наличии такого поведения, которое можно охарактеризовать не только как правопослушное, выражающее уважительное отношение к обществу, нормам, правилам и традициям человеческого общежития, но и прежде всего как положительное в отношении собственного малолетнего ребенка, заключающееся, как закрепляет ст. 63 СК РФ, в заботе о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии ребенка, можно с уверенностью сказать, что осужденный мужчина исправился, т. е. цель наказания достигнута.
Аргументом в пользу законодательного установления в УК РФ возможности применения отсрочки отбывания наказания в отношении осужденных мужчин, имеющих малолетних детей, является закрепленное в Конституции РФ и других нормативных правовых актах равенство прав мужчины и женщины. В частности, ч. 3 ст. 19 Конституции РФ определяет, что мужчина и женщина имеют одинаковые права, свободы и возможности для их реализации, а в ч. 2 ст. 38 Конституции РФ сказано, что забота о детях, их воспитание — равное право и обязанность родителей.
Кроме того, ч. 1 ст. 61 СК РФ также декларирует идентичность прав и обязанностей родителей в отношении своих детей, что позволяет сделать вывод о равенстве прав и обязанностей обоих родителей в отношении их детей как об одном из основных принципов семейного законодательства. Законодатель в указанных правовых нормах подчеркивает, что воспитание и забота о детях — равное право и обязанность родителей, причем речь идет не только о нравственном долге каждого родителя, но и о его законных и конституционных правах и обязанностях. Как отмечается в исследованиях, родителям в отношении их несовершеннолетних детей при реализации родительских прав предоставляется возможность совершать одобряемые государством действия и поступки, направленные на благо ребенка[3].
Таким образом, обоснованно возникает вопрос: почему уголовным законодательством не предусмотрена отсрочка отбывания наказания осужденному мужчине, имеющему малолетнего ребенка, а в отношении осужденной женщины применение такой отсрочки возможно, в то время как конституционные нормы и семейное законодательство закрепляют равенство прав и обязанностей родителей ребенка по его воспитанию? По всей видимости, ответить на этот вопрос можно через указание на сложившийся в нашем обществе стереотип, что воспитанием ребенка преимущественно и по большей части занимаются в семье все же матери, а не отцы. Быть может, в большинстве случаев это и так, поэтому в уголовном законе и предусмотрена отсрочка отбывания наказания только в отношении женщин беременных или имеющих малолетних детей. Но в ситуации, когда у малолетнего ребенка есть только один родитель — его отец, который совершил какое-либо преступление, законодатель, как следует из ст. 82 УК РФ, не считает допустимым отсрочить ему наказание, не позволяя тем самым такому осужденному заниматься воспитанием ребенка.
Думается, что подобный подход к вопросам отсрочки отбывания наказания в зависимости от половой принадлежности осужденного лица является не только не логичным, но и противоречащим содержанию и целям отсрочки отбывания наказания, применяемой, как уже было указано, для предоставления осужденным возможности воспитывать своих детей и самим заботиться о физическом и нравственном их развитии, реализуя свое преимущественное право на воспитание своих детей перед всеми другими лицами (ч. 1 ст. 63 СК РФ).
На основании изложенного предлагаем дополнить ст. 82 УК РФ частью пятой следующего содержания: «С учетом личности осужденного суд может применить положения настоящей статьи к мужчинам, имеющим малолетних детей в возрасте до 14 лет, в случае смерти или лишения родительских прав матери ребенка».
 
Библиография
1 См.: Буяткевич Т.С. Институт отсрочки отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей, как гарантия соблюдения конституционных прав этой категории осужденных // Совершенствование законодательства и практики учреждений, исполняющих наказания, на основе Конституции Российской Федерации. — М., 1995. С. 100—101.
2  См.: Яковлева Л.В. Институт освобождения от наказания в российском праве. — М., 2002. С. 102.
3 См., например: Беспалов Ю.Ф. Семейно-правовое положение ребенка в Российской Федерации. — Владимир, 2000. С. 29; Пчелинцева Л.М. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации. — М., 2002. С. 284.