М.С. НАБЗДОРОВА,

сотрудник научного отдела Центра исследований проблем российского права «Эквитас»

 

В статье поднимаются вопросы правомерности применения отстранения от управления транспортным средством как меры обеспечения производства по материалам о дисциплинарном проступке.

 

The article raises questions of the legality of the temporary suspension of the right to control the vehicle in order to ensure the disciplinary case procedure.

 

Ключевые слова:  меры обеспечения (measures to ensure), отстранение от управления транспортным средством (suspension from driving).

 

В соответствии со ст. 28.7 Федерального закона  от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» отстранение от управления транспортным средством[1] является мерой обеспечения производства по материалам о дисциплинарном проступке.

Отстранение от управления транспортным средством представляет собой запрещение лицу осуществлять действия, которыми транспортное средство может быть приведено в движение. Отстранение от управления транспортным средством выражается в изъятии ключа из замка зажигания, освобождении лицом места водителя в кабине транспортного средства соответствующего вида. Применяется оно к военнослужащему или гражданину, призванному на военные сборы (далее — военнослужащие), если имеются достаточные основания полагать, что военнослужащий находится в состоянии опьянения либо совершил иной грубый дисциплинарный проступок, связанный с управлением транспортным средством или его эксплуатацией.

Должностными лицами, обладающими правом применения рассматриваемой меры обеспечения производства по материалам о дисциплинарном проступке в соответствии со ст. 51 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Российской Федерации, являются: дежурный по воинской части — к военнослужащим, младшим или равным ему по воинскому званию, проходящим военную службу в одной с ним воинской части, в случаях, не терпящих отлагательства; начальник гарнизона, военный комендант гарнизона, дежурный по гарнизону — к военнослужащим при несении гарнизонной и (или) караульной служб; временно находящимся в гарнизоне; находящимся вне расположения воинской части, места службы (за пределами гарнизона, в котором они проходят военную службу) без документов, удостоверяющих личность и (или) право пребывания вне расположения воинской части, места службы (в данном гарнизоне); начальники военных сообщений на видах транспорта, начальники военно-автомобильных дорог и военные коменданты железнодорожного (водного) участка и станции (порта, аэропорта) — к военнослужащим во время следования по путям сообщения; старший военнослужащий — к младшему военнослужащему; а так же должностные лица военной автомобильной инспекции гарнизона — к военнослужащим — водителям транспортных средств воинских частей, совершивших дисциплинарный проступок и (или) нарушение требований нормативных правовых актов в области обеспечения безопасности дорожного движения.

На основании данных положений можно сделать вывод о том, что все вышеперечисленные должностные лица имеют право отстранять военнослужащих от управления как служебным[2], так и личным транспортным средством как на территории воинской части, так и вне нее и это является мерой обеспечения производства по материалам о дисциплинарном проступке.

Однако Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях содержит норму, в которой закреплено, что отстранение от управления транспортным средством является мерой обеспечения производства по делу об административном правонарушении.

В статье 27.12 КоАП РФ говориться о том, что отстранение от управления транспортным средством соответствующего вида, освидетельствование на состояние алкогольного опьянения, направление на медицинское освидетельствование на состояние опьянения осуществляются должностными лицами, которым предоставлено право государственного надзора и контроля за безопасностью движения и эксплуатации транспортного средства соответствующего вида, а в отношении водителя транспортного средства Вооруженных Сил РФ, внутренних войск Министерства внутренних дел РФ, войск гражданской обороны, инженерно-технических и дорожно-строительных воинских формирований при федеральных органах исполнительной власти (далее — транспортное средство воинской части) — также должностными лицами военной автомобильной инспекции в присутствии двух понятых.

Также в статье 27.12 КоАП РФ закреплено положение о том, что лицо, которое управляет транспортным средством, может быть отстранено от управления транспортным средством до устранения причин отстранения в случае, если оно:

—находится в состоянии опьянения;

—не имеет при себе документов на право управления транспортным средством, регистрационных документов на транспортное средство, а равно документов, подтверждающих право владения, пользования или распоряжения управляемым им транспортным средством в отсутствие его владельца;

—управляет транспортным средством с заведомо неисправными тормозной системой (за исключением стояночного тормоза), рулевым управлением;

—не имеет права управления транспортным средством (за исключением учебной езды);

—лишено права управления транспортным средством.

Таким образом, отстранение от управления транспортным средством должностным лицом военной автомобильной инспекции будет являться мерой обеспечения производства по делу об административном правонарушении.

В ч. 2 ст. 2.5 КоАП РФ говориться о том, что военнослужащие за административные правонарушения предусмотренные главой 12 кодекса (административные правонарушения в области дорожного движения), несут административную ответственность на общих основаниях.

Исходя из вышесказанного, отстранение военнослужащего от управления транспортным средством как служебным, так и личным является в перечисленных выше случаях мерой обеспечения производства по делу об административном правонарушении, следовательно, военнослужащий будет привлекаться к административной ответственности.

Возникает вопрос: в каких случаях отстранение от управления транспортным средством будет мерой обеспечения производства по материалам о дисциплинарном проступке, то есть в каком случае военнослужащий, отстраненный от управления транспортным средством, будет привлекаться к дисциплинарной ответственности, а не к административной?

К сожаленью, на сегодняшний день нет нормативного акта, который детально регламентировал бы производство по материалам о дисциплинарных проступках военнослужащих, в том числе и меры обеспечения данного производства.

Как уже указывалось выше, отстранение от управления транспортным средством применяется к военнослужащему, если имеются достаточные основания полагать, что военнослужащий находится в состоянии опьянения либо совершил иной грубый дисциплинарный проступок, связанный с управлением транспортным средством или его эксплуатацией.

Исходя из перечня грубых дисциплинарных проступков, предусмотренных Дисциплинарным уставом Вооруженных Сил РФ, к грубым дисциплинарным проступкам, связанным с управлением транспортным средством или его эксплуатацией можно отнести:

—исполнение обязанностей военной службы в состоянии опьянения, а так же отказ военнослужащего от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения;

—нарушение правил управления транспортными средствами или их эксплуатации, повлекшее по неосторожности:

—причинение вреда здоровью человека;

—повреждение военного имущества;

—иные вредные последствия.

По мнению С.В. Терешковича, отстранение от управления транспортными средствами воинских частей водителей и других лиц, в отношении которых имеются достаточные основания полагать, что они находятся в состоянии опьянения, является административной, а не дисциплинарной мерой пресечения, и предшествует привлечению военнослужащих к административной ответственности по правилам Дисциплинарного устава. Что же касается, нарушение правил управления транспортными средствами или их эксплуатации, повлекшее по неосторожности причинение вреда здоровью человека, то статьей 12.24 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью человека, а статьей 264 Уголовного кодекса РФ предусмотрена уголовная ответственность за  причинение тяжкого вреда здоровью человека.

Здесь же хотелось бы напомнить о том, что привлечение к административной и уголовной ответственности исключает возможность привлечения к дисциплинарной ответственности по тем же основаниям[3].

Следовательно, нарушение правил управления транспортными средствами или их эксплуатации, повлекшее по неосторожности причинение вреда здоровью человека, не может быть основанием для использования отстранения от управления транспортным средством как меры обеспечения производства по материалам о дисциплинарном проступке.

Однако, по нашему мнению, указанная мера может применяться как мера обеспечения производства по материалам о дисциплинарных проступках в отношении военнослужащего, если:

—военнослужащий, в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что он находятся в состоянии опьянения, управляет транспортным средством на территории воинской части;

—военнослужащий управляющий транспортным средством нарушил правила управления транспортным средством или его эксплуатации, повлекшее по неосторожности повреждение военного имущества;

—военнослужащий управляющий транспортным средством воинской части, либо личным транспортным средством в служебных целях, не был привлечен к административной ответственности по тем же основаниям, по которым он может быть привлечен к дисциплинарной ответственности.

В заключение хотелось бы высказать мысль о том, что, учитывая огромную важность правильного и своевременного применения мер обеспечения производства по материалам о дисциплинарных проступках в целях укрепления воинской дисциплины и наведения уставного порядка,  необходимо введение в Дисциплинарный устав Вооруженных Сил РФ  специального раздела, который более детально регулировал бы производство по материалам об дисциплинарных проступках, в том числе и  меры обеспечения данного производства.

 

Библиография

1 Под транспортными средствами следует понимать любое самоходное устройство, управляемое, в данном случае, военнослужащим или лицом, призванным на военные сборы.

2 Транспортные  средства Вооруженных Сил Российской Федерации, внутренних войск Министерства внутренних дел Российской Федерации, войск гражданской обороны, инженерно-технических, дорожно-строительных и других войск, воинских формирований, органов и воинских подразделений при федеральных органах исполнительной власти.

3 Терешкович С.В.  Меры дисциплинарного пресечения // Право в вооруженных силах.  1997.  № 4.  С. 12-15.

4 См.: Статьи 47 и 51 Дисциплинарного  устава Вооруженных Сил Российской Федерации. Утв. Указом Президента РФ от 10 ноября 2007 г. № 1495 (с изм. от 23 октября 2008 г.) //Справочно-правовая система «КонсультантПлюс».