УДК 347.72.031 

Страницы в журнале: 60-66

 

И.И. ХУЗИН,

соискатель кафедры частного права Российского государственного гуманитарного университета, заместитель директора правового центра ГУП «Мосавтотранс» autotrans-r@mail.ru

 

Исследуется вопрос охраны прав миноритарных участников хозяйственных обществ при распределении прибыли (выплате девидендов).  Дается ряд рекомендаций по совершенствованию законодательства.

Ключевые слова: права участника, меньшинство, акционер, участник общества, акция, капитал, дивиденды, прибыль.

 

Protection of the rights of minority members of the companies by the distribution of dividends (income)

 

Khuzin I.

 

The question of protection of the rights of minority participants of economic societies is investigated at profit distribution (payment of dividends). It is given a few recommendations to improve the legislation.

Keywords: rights of member, minority, shareholder, member of company, share, capital, dividends, income.

 

Российское законодательство (п. 2 ст. 31, п. 2 ст. 32 Федерального закона от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее — Закон об АО), ст. 28 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — Закон об ООО)) рассматривает право на получение дивидендов или части прибыли от деятельности хозяйственного общества как одно из основных прав его участника.

Это право исследуется в ряде работ отечественных ученых (например, В.В. Долинской), однако необходимость последовательного его анализа с учетом современной судебной практики сохраняется, поскольку остается проблема более действенной защиты в этой части прав миноритарных участников хозяйственных обществ. Цель настоящей работы — выявление имеющихся проблем по предмету изучения и выработка рекомендаций, направленных на их разрешение, позволяющих улучшить законодательство России.

Значительный вклад в анализ природы правоотношения по выплате дивидендов сделан одним из ведущих современных российских специалистов в акционерном праве В.В. Долинской. Ею изучены сложившиеся у российских исследователей основные концепции по этому вопросу и выделены следующие:

1) модель «удвоения» акционерных прав, авторы которой (Д.В. Ломакин, Е.В. Пестерева и др.) считают, что дополнительные юридические факты являются условиями возникновения обязательственных акционерных прав, появляющихся в дополнение к одноименным корпоративным акционерным правам, ранее возникшим в силу факта приобретения членства;

2) концепция разграничения общерегулятивного и конкретного корпоративных правоотношений (В.С. Кононов, Е.И. Никологорская), закрепляющая, что право на участие в прибыли корпораций возникает в момент формирования корпоративного правоотношения. Это право является бессрочным, в отличие от конкретного корпоративного права на получение части прибыли, и выступает примером реализации правила, согласно которому наличие индивидуализированных корпоративных прав есть реализация общерегулятивных прав;

3) концепция основного и дополнительного акционерных правоотношений, определяющая, что к условиям возникновения акционерных прав относятся дополнительные юридические факты, до наступления которых некорректно говорить о наличии у конкретного акционера каких-либо прав (О.Р. Жеругов и др.);

4) концепция, согласно которой дополнительные юридические факты являются условиями реализации уже возникших акционерных прав (Г.В. Цепов, П.В. Степанов и др.). В.В. Долинская указывает, что с позиций классического гражданского права стоит говорить об основаниях возникновения, изменения и прекращения субъективных прав, а также об условиях их реализации. Реализация взаимосвязи одних прав акционеров с другими правами может играть важную роль не только с позиции эффективности («качества») осуществления прав, но и в аспекте обусловленности появления у акционера тех или иных правовых возможностей от осуществления иного права[1].

Согласно п. 1 ст. 42 Закона об АО «общество вправе по результатам первого квартала, полугодия, девяти месяцев финансового года и (или) по результатам финансового года принимать решения (объявлять) о выплате дивидендов по размещенным акциям, если иное не установлено настоящим Федеральным законом. Решение о выплате (объявлении) дивидендов по результатам первого квартала, полугодия и девяти месяцев финансового года может быть принято в течение трех месяцев после окончания соответствующего периода». Аналогичная норма содержится в п. 1 ст. 28 Закона об ООО: «Общество вправе ежеквартально, раз в полгода или раз в год принимать решение о распределении своей чистой прибыли между участниками общества».

Большинство российских правоведов отмечают невозможность понуждения хозяйственного общества к распределению части чистой прибыли, даже если она получается обществом регулярно. Условием выплаты дивидендов или части прибыли является принятие соответствующего решения общим собранием участников хозяйственного общества. При отсутствии такого решения суды отказывают в удовлетворении требований участников общества о выплате прибыли (п. 15 постановления Пленума ВС РФ № 90 и Пленума ВАС РФ № 14 от 09.12.1999 «О некоторых вопросах применения Федерального закона “Об обществах с ограниченной ответственностью”»; п. 16 постановления Пленума ВАС РФ от 18.11.2003 № 19

«О некоторых вопросах применения Федерального закона “Об акционерных обществах”»). В этих случаях страдают, как правило, миноритарные участники хозяйственного общества. Д.В. Ломакин пишет в связи с этим, что имущественное право участника общества на получение части прибыли фактически подменяется правом самого общества на отказ в предоставлении участнику указанного права. В случаях, когда хозяйственное общество при наличии чистой прибыли регулярно уклоняется от принятия решения об ее распределении среди участников, за участниками такого общества следует признать право на обращение в суд за защитой своих прав[2] (т. е. с требованием о понуждении хозяйственного общества произвести распределение и выплату прибыли).

С учетом сказанного О.Р. Жеругов приравнивает право на получение дивидендов к абстрактным правам[3].

Такому утверждению дает основание и сложившаяся судебная практика федеральных арбитражных судов округов. Суды исходят из того, что выплата дивидендов является правом, а не обязанностью акционерных обществ[4]. (Та же практика складывается и в отношении обществ с ограниченной ответственностью.)

Даже если вопрос о выплате дивидендов включен в повестку дня общего собрания акционеров, но решение по нему не было принято, акционерное общество не обязано выплачивать дивиденды[5]. Владельцам привилегированных акций при отсутствии решения общего собрания акционеров о выплате дивидендов не поможет и закрепление их права на получение годовых дивидендов в уставе общества; возмещение им убытков в размере невыплаченных

дивидендов также невозможно[6]. Не допускается выплата владельцам привилегированных акций дивидендов в размере, превышающем закрепленный в уставе, даже если решение общего собрания акционеров об этом будет принято[7].

Еще одним способом блокирования распределения дивидендов является непринятие советом директоров акционерного общества или его отказ в принятии рекомендаций о размере дивидендов, необходимость которых установлена п. 3 ст. 42 Закона об АО. Как указывает ФАС Поволжского округа, решение о выплате дивидендов принимает общее собрание акционеров, однако размер дивидендов при этом не может быть больше рекомендованного советом директоров (наблюдательным советом) акционерного общества. Поэтому, если совет директоров акционерного общества не рекомендовал обществу выплачивать дивиденды, общее собрание акционеров не может принять решение об их выплате[8]. Соответственно, акционер не обладает и правом требовать включения в повестку дня общего собрания акционеров вопроса о размере выплачиваемых дивидендов, поскольку этот вопрос не относится к компетенции последнего[9].

Неполучение акционером дивидендов в ожидаемом размере не может быть признано нарушением его прав и не является основанием для оспаривания решений или сделок акционерного общества[10].

В то же время если решение о выплате дивидендов общим собранием акционеров в установленном порядке принято, суд обяжет выплатить их даже по ничтожным сделкам, если они не были признаны таковыми на момент принятия решения о выплате дивидендов, поскольку записи по счетам ДЕПО в этот момент подтверждали наличие у владельцев спорных акций статуса акционеров[11].

Согласно п. 4 ст. 42 Закона об АО список лиц, имеющих право получения дивидендов, составляется на дату составления списка лиц, имеющих право участвовать в общем собрании акционеров, на котором принимается решение о выплате соответствующих дивидендов. Для составления списка лиц, имеющих право получения дивидендов, номинальный держатель акций представляет данные о лицах, в интересах которых он владеет акциями. Поэтому дивиденды выплачиваются из расчета количества акций, принадлежащих акционеру на дату принятия решения, а не в период, за который они выплачиваются[12].

Как известно, при наличии нескольких наследников акций, если они не согласны на совместное подписание передаточного распоряжения либо на заключение соглашения о разделе имущества, до вынесения судом решения о выделе доли в акциях в натуре ВАС РФ соответствующие наследники акционерами не признаются[13]. Как обстоит дело с получением наследниками акций дивидендов? Пока судебная практика на их стороне: наследник акций вправе получить дивиденды, начисленные за период со смерти наследодателя до момента включения наследника в реестр владельцев именных ценных бумаг акционерного общества, поскольку акции принадлежат наследнику с момента открытия наследства[14]. В то же время есть примеры, когда суды, исходя из того что законный владелец акций в силу отмененного в дальнейшем судебного решения, признавшего недействительным договор о продаже ему в собственность акций, не был включен в реестр акционеров на момент принятия решения о выплате дивидендов, отказывают в восстановлении его права на получение дивидендов[15].

Если же акционер был включен в реестр акционеров, то невключение его в список лиц, имеющих право на получение дивидендов, не повлечет за собой отказ в выплате ему дивидендов[16]. Акционер, сведения о котором были включены в список лиц, имеющих право участвовать в общем собрании акционеров, где должен был решаться вопрос о выплате дивидендов, имеет право на получение дивидендов, даже если он продал принадлежащие ему акции до принятия указанного решения[17]. Продажа акционером своих акций после принятия обществом решения о выплате дивидендов также не освобождает общество от обязанности их выплаты такому акционеру[18].

Таким образом, суды признают право на получение дивидендов за лицами, которые имели право быть включенными в список лиц, имеющих право на получение дивидендов, на дату составления списка лиц, имеющих право участвовать в общем собрании акционеров, на котором принимается решение о выплате соответствующих дивидендов, вне зависимости от того, были ли они фактически включены в первый список, и от того, продали ли они после их включения во второй список свои акции.

В соответствии с п. 2 ст. 42 Закона об АО «источником выплаты дивидендов является прибыль общества после налогообложения (чистая прибыль общества). Чистая прибыль общества определяется по данным бухгалтерской отчетности общества. Дивиденды по привилегированным акциям определенных типов также могут выплачиваться за счет ранее сформированных для этих целей специальных фондов общества». Согласно п. 1 ст. 28 Закона об ООО распределению подлежит также чистая прибыль. Буквальное толкование этих норм предполагает, что отсутствие чистой прибыли и утвержденной в установленном порядке бухгалтерской отчетности исключает выплату дивидендов. В части бухгалтерской отчетности этот вывод подтверждается судебной практикой: решение о выплате дивидендов в отсутствие утвержденных годового отчета и годовой бухгалтерской отчетности признано незаконным[19]; но в части довода об отсутствии чистой прибыли некоторые суды проявляют либерализм: поскольку выплата части дивидендов из-за недостатка чистой прибыли за счет иных активов общества не повлекла за собой негативных последствий для акционерного общества, суд не признал незаконным решение общего собрания акционеров о выплате дивидендов[20]. Дивиденды, начисленные в отсутствие чистой прибыли, признаются налоговым органом безвозмездно полученным акционером-организацией имуществом в составе внереализационных доходов, а не дивидендами[21]. Этот вывод относится и к промежуточным дивидендам, в том числе когда их размер превышает размер чистой прибыли — в части отрицательной разницы[22]. Если налогоплательщик—российская организация имеет непогашенную задолженность по долговому обязательству, признаваемую контролируемой задолженностью (например, если кредитором является иностранная организация, владеющая 100% акций должника), то положительная разница между начисленными и предельными процентами, исчисленными в соответствии с порядком, установленным п. 2 ст. 269 НК РФ, приравнивается в целях налогообложения к дивидендам, уплаченным иностранной организации, в отношении которой существует контролируемая задолженность[23].

Дискуссионным является вопрос о возможности выплаты дивидендов за счет нераспределенной чистой прибыли прошлых лет. Многие исследователи сходятся во мнении, что запрета на такую выплату законом не установлено, поэтому она допускается[24]. Но есть и другие мнения. А. Талаш считает, что решение вопроса о правомерности выплаты дивидендов за счет нераспределенной чистой прибыли прошлых лет не является однозначным: решение о распределении прибыли должно приниматься ежегодно, поэтому так называемой нераспределенной прибыли прошлых лет не должно быть. Если, например, два года назад акционеры решили реинвестировать полученную обществом прибыль в производство, то не логично будет распределять ее второй раз, спустя два года, уже на выплату дивидендов. Соответственно, если общество соблюдает нормы законодательства, ежегодному распределению подлежит именно чистая прибыль текущего года. Вопрос о направлении нераспределенной прибыли прошлых лет на выплату дивидендов может встать, если общее собрание акционеров не проводилось либо проводилось, но решение о распределении прибыли не принималось[25].

Минфин России в некоторых письмах высказывал мнение, что дивиденды могут быть выплачены только за счет чистой прибыли организации отчетного года, поскольку показатели «чистая прибыль» и «нераспределенная прибыль» формируются на различных счетах бухгалтерского учета и имеют разное значение. Показатель чистой прибыли формируется на балансовом счете 99 «Прибыли и убытки» к концу отчетного года и представляет собой конечный финансовый результат деятельности организации за отчетный период. Нераспределенная прибыль прошлых лет представляет собой остаток прибыли, оказавшейся в распоряжении организации по результатам работы за прошлый отчетный год и принятых решений по ее использованию (направление в резервы, образуемые в соответствии с законодательством или учредительными документами, на покрытие убытков, на выплату дивидендов и пр.). Исходя из этого, чистая прибыль формируется на балансе организации только к концу текущего (отчетного) года, т. е. речь идет об отражении операций организации на счетах бухгалтерского учета за текущий период[26]. В дальнейшем, однако, Минфин России либо уклонялся от пояснений по этому вопросу, ссылаясь на отсутствие компетенции, либо признавал возможность выплаты дивидендов за счет прибыли прошлых лет, основываясь на ст. 43 НК РФ[27].

Судебная практика идет по пути признания возможности выплаты дивидендов за счет нераспределенной прибыли прошлых лет. ФАС Поволжского округа отмечал, что ст. 42 Закона об АО в прежней редакции содержала норму о том, что дивиденды выплачиваются из чистой прибыли общества за текущий год. Однако в эту статью внесены изменения Федеральным законом от 07.08.2001 № 120-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон “Об акционерных обществах”». Согласно ст. 42 Закона об АО в этой редакции дивиденды выплачиваются из чистой прибыли общества (т. е. исключены слова «за текущий год»). Следовательно, в настоящее время законодательного запрета на выплату дивидендов за счет прибыли прошлых лет не имеется[28]. ФАС Северо-Кавказского округа указывает, что по смыслу ст. 42 Закона об АО при наличии нераспределенной прибыли прошлых лет и чистой прибыли за текущий год дивиденды могут выплачиваться как за прошлый год, так и за предшествующие ему годы[29]. Тем не менее для полного устранения неясности в этом вопросе следует внести соответствующие уточнения как в Закон об АО, так и в Закон об ООО.

В соответствии с п. 4 ст. 42 Закона об АО срок и порядок выплаты дивидендов определяются уставом общества или решением общего собрания акционеров о выплате дивидендов. Срок выплаты дивидендов не должен превышать 60 дней со дня принятия решения об их выплате. В случае если срок выплаты дивидендов уставом или решением общего собрания акционеров не определен, он считается равным 60 дням со дня принятия решения о выплате дивидендов. Аналогичная норма закреплена в п. 3 ст. 28 Закона об ООО. Общество не вправе предоставлять преимущество в сроках выплаты дивидендов отдельным владельцам акций одной категории (типа). Выплата объявленных дивидендов по акциям каждой категории (типа) должна осуществляться одновременно всем владельцам акций данной категории (типа). В соответствии с п. 5 ст. 42 Закона об АО требование о выплате объявленных дивидендов может быть предъявлено к обществу в течение 3 лет с момента истечения срока для их выплаты, если уставом общества не предусмотрен более продолжительный срок, но не более 5 лет. Аналогичная норма закреплена в п. 4 ст. 28 Закона об ООО.

Ограничения на принятие решения о выплате дивидендов установлены ст. 43 Закона об АО: «Общество не вправе принимать решение (объявлять) о выплате дивидендов по акциям:

— до полной оплаты всего уставного капитала общества;

— до выкупа всех акций, которые должны быть выкуплены в соответствии со статьей 76 настоящего Федерального закона;

— если на день принятия такого решения общество отвечает признакам несостоятельности (банкротства) в соответствии с законодательством Российской Федерации о несостоятельности (банкротстве) или если указанные признаки появятся у общества в результате выплаты дивидендов;

— если на день принятия такого решения стоимость чистых активов общества меньше его уставного капитала, и резервного фонда, и превышения над номинальной стоимостью определенной уставом ликвидационной стоимости размещенных привилегированных акций либо станет меньше их размера в результате принятия такого решения;

— в иных случаях, предусмотренных федеральными законами».

Фактически те же основания для ограничения распределения или выплаты прибыли установлены для обществ с ограниченной ответственностью ст. 29 Закона об ООО.

«Общество не вправе принимать решение (объявлять) о выплате дивидендов (в том числе дивидендов по результатам первого квартала, полугодия, девяти месяцев финансового года) по обыкновенным акциям и привилегированным акциям, размер дивидендов по которым не определен, если не принято решение о выплате в полном размере дивидендов (в том числе накопленных дивидендов по кумулятивным привилегированным акциям) по всем типам привилегированных акций, размер дивидендов (в том числе дивидендов по результатам первого квартала, полугодия, девяти месяцев финансового года) по которым определен уставом общества. Общество не вправе принимать решение (объявлять) о выплате дивидендов по привилегированным акциям определенного типа, по которым размер дивиденда определен уставом общества, если не принято решение о полной выплате дивидендов (в том числе о полной выплате всех накопленных дивидендов по кумулятивным привилегированным акциям) по всем типам привилегированных акций, предоставляющим преимущество в очередности получения дивидендов перед привилегированными акциями этого типа» (пункты 2—3 ст. 43 Закона об АО).

Одним из наиболее распространенных оснований для запрета принятия решения о выплате дивидендов является наличие признаков банкротства у акционерного общества на день принятия этого решения или возникновение таких признаков у акционерного общества в результате выплаты дивидендов. Однако и при наличии этого условия суд может отказать в признании решения о выплате дивидендов незаконным.

Такое решение принял, например, ФАС Московского округа, указавший, что при наличии формальных признаков несостоятельности акционерное общество тем не менее осуществляет текущие платежи, имеет чистую прибыль, часть задолженности перед бюджетом оспаривается, и поэтому акционерное общество вправе выплачивать дивиденды[30]. Получение обществом кредита для выплаты дивидендов, введение сокращенной рабочей недели, сокращение рентабельности организации не свидетельствуют о наличии признаков банкротства, препятствующих выплате дивидендов[31]. В то же время суд может признать наличие признаков банкротства, препятствующих выплате дивидендов, если бухгалтерские балансы общества подтверждают отсутствие источников для выплаты дивидендов, наличие возбужденных исполнительных производств, задолженность перед бюджетом и иными кредиторами[32]. Доказательством наличия признаков банкротства может быть финансово-экономическая экспертиза, назначенная судом[33].

После прекращения действия обстоятельств, препятствующих получению объявленных дивидендов, акционер вправе получить их. При невыплате этих девидендов в разумный срок акционер вправе обратиться в суд с иском об их взыскании с начислением на причитающуюся ему сумму процентов за просрочку исполнения денежного обязательства (ст. 395 ГК РФ) за период со дня, когда наступила обязанность общества выплатить их, до дня погашения задолженности (п. 17 постановления Пленума ВАС РФ от 18.11.2003 № 19).

Таким образом, основными проблемными моментами в регулировании вопроса о выплате дивидендов являются невозможность влияния миноритарных акционеров на решение вопроса о выплате дивидендов и спорность выплаты дивидендов за счет нераспределенной прибыли прошлых лет. Судебная практика также непоследовательна в защите прав лиц, наследующих акции, и лиц, права которых были нарушены в результате злоупотреблений реестродержателей, депозитариев и прочих третьих лиц. Между тем существующие в настоящее время решения судов вышестоящих инстанций, влияющие на практику низовых судов, приводят к тому, что включение вышеуказанных лиц в реестр акционеров может занимать время, превышающее срок, установленный в п. 5 ст. 42 Закона об АО.

Полезным для защиты прав миноритарных акционеров может оказаться опыт Скандинавских стран: согласно законодательству Швеции (§ 12 Закона о компаниях 1975 года) и Финляндии (§ 12 Закона о компаниях 1978 года) 1/10 акционеров, если меньший процент не предусмотрен уставом общества, может потребовать распределения в качестве дивидендов половины прибыли, но не более 5% от активов общества. Очевидно, законодательство Скандинавских стран исходит из того, что мажоритарии в общем случае не заинтересованы в распределении прибыли в форме дивидендов, а следовательно, их голосование будет заведомо предвзятым[34].

На основании вышеизложенного рекомендуется:

1) внести в ст. 67 ГК РФ п. 3 и изложить его в следующей редакции: «В случаях, когда хозяйственное общество при наличии чистой прибыли регулярно уклоняется от принятия решения о ее распределении среди участников, участники общества, владеющие не менее 10% доли в уставном капитале общества, если меньший процент не предусмотрен уставом общества, имеют право на обращение в суд с требованием о понуждении общества к распределению половины чистой прибыли, но не более 5% от активов общества»;

2) дополнить п. 2 ст. 42 Закона об АО предложением следующего содержания: «Выплата дивидендов за счет чистой прибыли предыдущих лет (ее части) допускается, если решение о ее распределении ранее не принималось либо если она была распределена не в полном размере»;

3) дополнить п. 1 ст. 28 Закона об ООО предложением следующего содержания: «Распределение чистой прибыли предыдущих лет (ее части) допускается, если решение о ее распределении ранее не принималось либо если она была распределена не в полном размере»;

4) дополнить абзац второй п. 4 ст. 42 Закона об АО предложением следующего содержания: «Право на получение дивидендов имеют также лица, не включенные в список лиц, имеющих право получения дивидендов, вследствие неправомерных действий (бездействия) держателя реестра акционеров и/или иных лиц, а также наследники акционеров, имевших право собственности на акции на дату составления списка лиц, имеющих право получения дивидендов»;

5) дополнить абзац первый п. 5 ст. 42 Закона об АО предложением следующего содержания: «Этот срок продлевается на время, разумно необходимое наследнику для получения свидетельства о праве на наследство на акции и включения наследника в реестр акционеров, а также на время судебного разбирательства, необходимого акционеру для подтверждения его права собственности на акции на дату составления списка лиц, имеющих право получения дивидендов, в случае его оспаривания, препятствующего получению дивидендов».

 

Библиография

1 См.: Долинская В.В., Фалеев В.В. Миноритарные акционеры: статус, права и их осуществление / отв. ред. В.В. Долинская. — М., 2010.

2 См.: Ломакин Д.В. Корпоративные правоотношения: общая теория и практика ее применения в хозяйственных обществах. — М., 2008.

3 См.: Жеругов О.Р. Акция как объект правоотношений по праву России: автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М., 2008.

4 Постановление ФАС Московского округа от 20.02.2008 № КГ-А40/269-08-П.

5 Постановление ФАС Московского округа от 17.10.2008 № КГ-А40/9040-08.

6 Постановления ФАС Уральского округа от 14.04.2005 № Ф09-821/05ГК, ФАС Московского округа от 04.03.2008 № КГ-А40/774-08-П; определение ВАС РФ от 27.12.2007 № 17122/07.

7 Постановление ФАС Северо-Западного округа от 01.10.2007 № А56-19949/2006; определение ВАС РФ от 01.12.2008 № 15084/08.

8 Постановление ФАС Поволжского округа от 07.06.2010 № А65-23974/2009.

9 Постановление ФАС Московского округа от 29.10.2008 № КГ-А40/8386-08.

10 Постановление ФАС Уральского округа от 23.03.2011 № Ф09-500/11-С4.

11 Постановление ФАС Московского округа от 07.07.2009 № КГ-А40/5071-09.

12 Постановление ФАС Центрального округа от 01.02.2006 по делу № А68-752/ГП-16-05.

13 Постановление Президиума ВАС РФ от 13.11.2008 № 4668/08 // Вестн. ВАС РФ. 2009. № 3.

14 Постановление ФАС Северо-Западного округа от 07.03.2007 № А56-14002/2006.

15 Постановление ФАС Московского округа от 14.07.2008 № КГ-А40/5994-08.

16 Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 11.11.2008 № Ф04-6792/2008.

17 Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 06.10.2003 № Ф08-3850/03.

18 Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 15.09.2009 № Ф04-5561/2009.

19 Постановление ФАС Поволжского округа от 06.12.2010 № А55-414/2009.

20 Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 28.02.2008 № Ф04-534/2008.

21 Письмо ФНС России от 19.03.2009 № ШС-22-3/210.

22 Письмо Минфина России от 24.12.2008 № 03-03-06/1/721.

23 Письмо Минфина России от 04.08.2009 № 03-03-06/1/510.

24 См.: Масленникова Л.А. Начисление и выплата дивидендов // Упрощенка. 2010. № 2.

25 См.: Талаш А. Начисление и выплата дивидендов из прибыли прошлых лет // Финансовая газета. 2009. № 2.

26 Письмо Минфина России от 23.08.2002 № 04-02-06/3/60. Не опубликовано.

27 Письмо Минфина России от 18.05.2007 № 03-08-05. Не опубликовано.

28 Постановление ФАС Поволжского округа от 10.05.2005 № А55-9560/2004-43.

29 Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 23.01.2007 № Ф08-7128/06.

30 Постановление ФАС Московского округа от 13.01.2006 № КГ-А40/13177-05.

31 Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 19.01.2010 № А43-33199/2008.

32 Постановление ФАС Московского округа от 07.03.2006 № КГ-А41/878-06.

33 Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 09.08.2007 № Ф08-4194/2007.

 

34 См.: Ущемление прав владельцев небольших пакетов акций крупными акционерами в отечественных компаниях. Аналитическое исследование Центра исследований корпоративных отношений (Украина). URL: http://www.corporativ. info/?/article/2901