Страницы в журнале: 48-50

 

С.В. РОТКО,

кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданско-правовых дисциплин  Российской академии правосудия (Ростовский филиал),председатель третейского суда при Межрегиональной общественной организации «Врачебная палата Южного федерального округа»,

 

Д.А. ТИМОШЕНКО,

ответственный секретарь третейского суда при Межрегиональной общественной организации «Врачебная палата Южного федерального округа»

 

В статье рассматривается паевой инвестиционный фонд (ПИФ) как одна из финансовых конструкций, направленных на привлечение инвестиций. В настоящее время остаются неурегулированными многие вопросы правовой природы ПИФа, по некоторым из которых авторы статьи высказывают свои предложения.

 

Share investment foundation: some problems of the legal nature

Rotko S.,  Timoshenko D.

 

In given article authors pay attention to consideration of share investment fund as by one of the designs, directed on attraction of investments. Now remain many questions of the legal nature of share investment fund are not settled, on one of which authors express the opinion.

Ключевые слова (keywords): доверительное управление (confidential steering), паевой инвестиционный фонд (share investment foundation), инвестиционный пай (the investment share), ценная бумага (security), общая долевая собственность (the common property).

 

«…мы видим именно ту ситуацию, когда право должно следовать за реальностью, а не перестраивать ее под те или иные конструкции…»[1]

 

В  настоящее время продолжается процесс совершенствования как всего гражданского законодательства, так и правовых норм, регламентирующих институт ценных бумаг, о чем свидетельствуют направленная на обсуждение Концепция развития законодательства о ценных бумагах и финансовых сделках[2] и Концепция развития гражданского законодательства[3].

Развитие российского рынка ценных бумаг во многом определено международными стандартами, и именно исходя из необходимости соответствовать этим стандартам на отечественном рынке ценных бумаг появляются новые институты, правовое регулирование которых пока еще далеко от совершенства. Одним из таких институтов и стал институт доверительного управления.

А.М. Соловьев в отношении доверительного управления на рынке ценных бумаг указывает, что оно представляет собой исключительно эффективную форму привлечения в экономику дополнительных инвестиций[4]. Автор верно отмечает, что «…одна из важнейших тенденций современного рыночного хозяйства в России — это обособление “функции собственности” от “функции эффективного управления” капиталом. Для успешного сотрудничества собственника и управляющего необходим баланс их интересов, который может быть достигнут путем правового регулирования — заключением договора доверительного управления. Собственнику нужен профессионал, обладающий знаниями и умением эффективного управления, а управляющему нужна имущественная база для осуществления предпринимательской деятельности»[5]. Рассматривая организационно-правовые формы доверительного управления, А.М. Соловьев отмечает существование трех различных схем: доверительное управление в качестве профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг; доверительное управление посредством общих фондов банковского управления; доверительное управление по схеме паевых инвестиционных фондов (ПИФов)[6].

С приходом в нашу экономику ПИФа в законодательстве появились новая разновидность имущественного комплекса и новая ценная бумага (инвестиционный пай)[7]. Мы в очередной раз стали свидетелями внедрения в нашу (континентальную) правовую систему института зарубежной (американской) правовой системы.

В этой связи М.В. Плющев заметил: «…внедрение паевых инвестиционных фондов в российскую правовую действительность было осуществлено без сколько-нибудь существенного их юридического анализа. Задействованные в рамках американской модели таких фондов правовые конструкции security, trust’а были восприняты как безусловные аналоги российских ценных бумаг доверительного управления, невзирая на очевидные для любого грамотного юриста серьезные различия между ними»[8].

Введение ПИФа и инвестиционного пая еще раз подтверждает поговорку: «Хотели как лучше, а получилось как всегда». Вспомним историю появления ПИФов в российской правовой действительности. Их введение было определено Указом Президента РФ от 26.07.1995 № 765 «О дополнительных мерах по повышению эффективности инвестиционной политики Российской Федерации»[9], в п. 1 которого определялось, что «инвестиционная деятельность в Российской Федерации может осуществляться путем приобретения… физическими и юридическими лицами… инвестиционных паев паевых инвестиционных фондов, являющихся имущественным комплексом без создания юридического лица, доверительное управление имуществом которых осуществляют управляющие компании паевых инвестиционных фондов… в целях прироста имущества соответствующих паевых инвестиционных фондов».

Тем самым, благодаря данному Указу Президента РФ, хозяйственный оборот России обогатился еще одним имущественным комплексом, правовое положение инвесторов которого оставалось не вполне ясным, как и сама правовая природа комплекса, а также новой ценной бумагой, суть которой в качестве ценной до сих пор ставится под сомнение.

Сейчас правовому регулированию инвестиционных фондов посвящен Федеральный закон от 29.11.2001 № 156-ФЗ «Об инвестиционных фондах» (далее — Закон), в соответствии с абзацем вторым ст. 1 которого инвестиционный фонд закреплен как находящийся в собственности акционерного общества либо в общей долевой собственности физических и юридических лиц имущественный комплекс, пользование и распоряжение которым осуществляются управляющей компанией исключительно в интересах акционеров этого акционерного общества или учредителей доверительного управления. Согласно п. 1 ст. 10 Закона ПИФ представляет собой обособленный имущественный комплекс, состоящий из имущества, переданного в доверительное управление управляющей компании учредителем (учредителями) доверительного управления с условием объединения этого имущества с имуществом иных учредителей доверительного управления, и из имущества, полученного в процессе такого управления, доля в праве собственности на которое удостоверяется ценной бумагой, выдаваемой управляющей компанией.

Следует признать, что конструкция ПИФа, указанная в Законе, представляется небезупречной и была заслуженно подвергнута критике в юридической литературе. Однако позиции критиков разделились в отношении правовой природы отношений между пайщиками ПИФа, а также правовой природы имущества, находящегося у пайщиков.

Например, М.В. Плющев в процессе своих исследований установил, что «ПИФ — находящийся в общей долевой собственности физических и юридических лиц… обособленный имущественный комплекс, доля в праве собственности на имущество которого удостоверяется бездокументарной ценной бумагой. Ядро гражданско-правовых отношений, возникающих в процессе функционирования ПИФа, составляют обязательственные отношения по доверительному управлению имуществом… и вещно-правовые отношения общей долевой собственности, опосредуемые специальным видом бездокументарных ценных бумаг»[10].

Более обоснованными, на наш взгляд, являются выводы В.А. Белова о том, что ПИФ несопоставим с рамками института общей собственности. Автор верно отметил, что, во-первых, не существует такого способа образования общей долевой собственности, как заключение каждым пайщиком в отдельности договора доверительного управления имуществом с управляющей компанией, внесенным в качестве пая в ПИФ; во-вторых, нарушается принцип добровольности участия в общем праве собственности, ведь не допускается раздел имущества, составляющего ПИФ, а также выделение из ПИФа доли в натуре; в-третьих, пайщики не имеют преимущественного права приобретения доли в праве собственности на общее имущество; в-четвертых, пайщики не связаны никакими юридическими отношениями друг с другом[11]. Как указывает В.А. Белов, «…законодательная квалификация отношений пайщиков друг к другу и к другим лицам по поводу сформированного ими паевого инвестиционного фонда в качестве правоотношений общей долевой собственности несколько не соответствует признакам данного понятия»[12].

Весьма интересен вопрос правовой квалификации паевого инвестиционного фонда именно как предприятия, являющегося имущественным комплексом. По нашему мнению, невозможно распространять на ПИФы законодательно установленное понятие предприятия как объекта прав, признаваемого имущественным комплексом, используемым для осуществления предпринимательской деятельности (ст. 132 ГК РФ). Общеизвестно, что предприятие в целом как имущественный комплекс признается недвижимостью. В состав же имущества ПИФа входят денежные средства, ценные бумаги, что позволяет нам отвергать природу ПИФа как недвижимого имущества и указывать на существование особого рода имущественного комплекса, не являющегося предприятием.

В настоящее время и законодатель, и ученые-цивилисты отказываются от понимания предприятия исключительно как недвижимого имущества. В Концепции развития гражданского законодательства отмечено, что практика показала: положения ст. 132 ГК РФ, в силу которой предприятие как имущественный комплекс следует рассматривать в качестве недвижимой вещи (недвижимости), фактически не применяются. Входящие в состав предприятия здания, строения, сооружения регистрируются как отдельные объекты недвижимости, а регистрация предприятия в качестве недвижимости порождает трудно разрешимые вопросы, какое именно имущество входит в состав этой недвижимости. Именно поэтому предприятие практически выбыло из оборота недвижимости.

В связи с изложенным выше предлагаем исключить из ст. 132 ГК РФ признание предприятия в целом недвижимой вещью. К такому выводу о невозможности рассмотрения предприятия как недвижимости приходили и разработчики Концепции развития гражданского законодательства о недвижимом имуществе[13].

Несмотря на рассмотренное нами понимание предприятия как имущественного комплекса, а не только как недвижимого имущества, считаем невозможным распространять на ПИФ (имущественный комплекс) режим такого объекта права, как предприятие, именно исходя из положений действующего российского законодательства. В соответствии с отечественным законодательством предприятие — это объект вещного и обязательственного права, а ПИФ может рассматриваться только как объект обязательственного права.

Весьма интересен подход к рассмотрению предприятия в германском праве. Как отмечает А.В. Грибанов, «предприятие в германском праве выступает в качестве единого объекта только в обязательственном праве. С точки зрения вещного права такого объекта не существует. Правовая цель в сделках по передаче предприятия состоит в смене носителя его прав, то есть лица, управомоченного вести деятельность предприятия от своего имени. Переход вещных и иных прав при этом происходит в отношении каждого входящего в состав предприятия элемента в отдельности и в соответствии с предусмотренными для него правилами»[14].

Согласимся с Е.А. Сухановым в том, что ПИФы выступают в качестве единых имущественных комплексов только как объект договора доверительного управления, заключаемого их совладельцами с управляющей компанией[15].

Считаем необходимым рассматривать ПИФ как самостоятельный вид имущественного комплекса и предлагаем дополнить п. 1 ст. 10 Закона абзацем третьим следующего содержания: «Паевой инвестиционный фонд не является предприятием». В главу шестую ГК РФ необходимо, по нашему мнению, ввести отдельную статью, посвященную определению имущественного комплекса и возможных его видов.

 

Библиография

1 См.: Стенограмма доклада Д.И. Степанова на Четырнадцатом семинаре по актуальным проблемам гражданского права «Правовые проблемы статуса паевых инвестиционных фондов» 09.04.2004 // http: //www.ostlegal.ru/text/invest.html

2 Проект подготовлен в соответствии с Указом Президента РФ от 18.07.2008 № 1108 «О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации». См.: Проект Концепции развития законодательства о ценных бумагах и финансовых сделках // Вестн. гражданского права. 2009. № 2.

3 Концепция подготовлена в соответствии с п. 3 Указа Президента РФ от 18.07.2008 № 1108 «О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации» и одобрена решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 07.10.2009 // http://privlaw.ru/concepciya.rtf

4 См.: Соловьев А.М. Доверительное управление на рынке ценных бумаг: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Краснодар, 2004.

5 Соловьев А.М. Указ. раб.

6 Там же.

7 Следует признать, что правовая природа инвестиционного пая как ценной бумаги заслуживает критики.

8 Плющев М.В. Правовая природа паевого инвестиционного фонда и инвестиционного пая: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Ростов н/Д, 2005. С. 3—4.

9 Утратил силу в связи с изданием Указа Президента РФ от 06.06.2002 № 562.

10 Плющев М.В. Указ. раб. С. 15.

11 См.: Белов В.А. Ценные бумаги в российском гражданском праве: Учеб. пособие по спец. курсу. 2-е изд., перераб. и доп.: В 2 т. Т. II. — М., 2007. С. 567—568.

12 Там же. С. 568.

13 Концепция принята на заседании Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства 15.12.2003 (протокол № 18) // http://privlaw.ru/old/kocep_20040429.rtf

14 Грибанов А.В. Предприятие как объект гражданско-правовых отношений (по праву России и Германии): Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. — М., 2004.

15 См.: Гражданское право: В 4 т. Т. 2: Вещное право. Наследственное право. Исключительные права. Личные неимущественные права: Учеб. 3-е изд., перераб. и доп. (глава 18, автор главы — Е.А. Суханов) / Под ред. Е.А. Суханова. — М., 2008.