О.А. СТЕПАНОВ,

кандидат юридических наук, доцент Академии управления МВД России

 

Необходимость должного осмысления различных террористических проявлений и характер реагирования на них в процессе создания в России «электронного государства» предполагают возникновение новых взглядов на такие базисные явления, как государство, право и безопасность.

Следует заметить, что функционирование любого государства есть следствие взаимодействия множества человеческих интересов (экономических, политических, нравственных и т.п.), которые представляют собой естественную движущую силу на пути достижения наиболее гармоничного состояния общества, оптимально сочетающего интересы отдельной личности, социальных групп и государства. Идея реализации проекта «электронного государства» путем обеспечения доступа населения к официальной информации посредством электронных каналов связи (телепроцедур), интерактивных опросов, публичных дискуссий (электронных дебатов), оплаты налогов и квитанций, доступа к правовым базам данных весьма перспективна. Ее воплощение предполагает дальнейший прогресс не только в государственно-правовых отношениях, но и в развитии культуры участия в общественных процессах граждан, которые непосредственно вовлекаются в процесс выработки и принятия требований, решений при помощи использования сети Интернет.

Вместе с тем реалии, связанные с обеспечением безопасного развития современного российского общества, как в технологическом, так и в теоретическом аспекте далеко не в полной мере допускают возможность воплощения процедуры электронного управления государством. Например, факты проявления высокотехнологичных террористических действий (подобных вирусной атаке MyDoom в 2004 году) не позволяют рассматривать российское государство в качестве гаранта свободы и безопасности человека в различных юридически значимых ситуациях.

Вместе с тем государство и Интернет — тема весьма чувствительная для современной России, где еще 19 декабря 1999 г. разгорелся скандал в связи с публикациями на одном интернет-сайте во время проведения выборов информации о предварительных итогах голосования по партийным спискам депутатов Государственной думы. Кроме того, для нашей страны использование интерактивного общения с населением с целью выявления его мнения является весьма привлекательным с точки зрения не только оперативности получения результатов, но и фактической оценки деятельности государственных органов или конкретных должностных лиц, а также решения наиболее важных вопросов общественной жизни путем проведения электронных референдумов. Например, в декабре 2000 года российские пользователи Интернета приняли участие в составлении новогоднего обращения российского народа к Президенту РФ. А в марте 2001 года Президент РФ провел интернет-конференцию, в ходе которой ответил на часть (из 16 тыс.) вопросов и дал самооценку первого года своего правления. Кроме того, десятки тысяч вопросов по Интернету направлялись Президенту РФ во время подготовки его диалогов с россиянами в прямом эфире 24 декабря 2001 г., 19 декабря 2002 г. и 18 декабря 2003 г. Используя такую форму связи с избирателями, руководитель государства получает возможность более результативно проводить в жизнь свои предвыборные обещания. Поэтому следует ожидать, что наметившаяся тенденция общения российского президента с избирателями получит свое развитие и в дальнейшем. Перспективность электронной формы для связи личности и власти учитывается в положениях таких федеральных целевых программ, как «Электронная Россия (2002—2010 годы)» и «Развитие единой образовательной информационной среды на 2002—2006 гг.».

При этом нельзя не обращать внимания и на то, что расширение рынка информационных технологий в сфере управления затрагивает область внешней и внутренней безопасности России. Именно поэтому с теоретических позиций в качестве характерной особенности структурной модели электронного управления государством следует рассматривать дополнение блока ключевых функций современного государства (экономическая, политическая, социальная, идеологическая) охранительной функцией. Под ней следует понимать взаимосвязанную деятельность государственных институтов, направленную на всестороннюю защиту как законных интересов личности от противоправного вмешательства в ее жизнь, вредного влияния на ее физическое и психологическое состояние, так и интересов общества, если действия отдельной личности, группы лиц или другого государства ставят под угрозу его безопасное функционирование или развитие.

В условиях широкого использования в органах государственного управления информационно-электронных технологий охранительная функция государства будет приобретать все большее значение. И вполне объяснимо, например, что расходы бюджета США на информационную безопасность увеличились с 4,2 млрд долл. в 2003 году до 10 млрд долл. в 2004 году.

Принимая во внимание данное отношение к проблеме, следует отметить, что реализация идеи «электронного государства» в России изначально должна быть связана с постановкой и решением теоретико-правовых вопросов, касающихся развития информационно-электронной сферы. Это предполагает, в частности, не только отожествление права со справедливостью и нормативными установлениями, определяющими меру свободы человека, но и проецирование его потенциала на обеспечение общественной безопасности, т.е. на сохранение структуры и функциональных качеств организованных систем, а также на поддержание должного режима их жизнедеятельности. В данном случае важно понимать, что уровень безопасности определяется результатами коллективных действий людей, а уровень правового регулирования зависит от возможности обеспечения компромисса различных интересов в рамках реализации этих действий.

Поэтому норма права как признаваемая государством мера свободы человека (стандарт поведения личности в обществе) должна быть востребованной при осознании потребности не только в правовом урегулировании, но и в безопасности определенных общественных отношений, которые все в большей степени оказываются связанными с развитием информационно-электронной среды. В рамках рассматриваемой проблемы важно представлять, что реализация проекта «электронного государства» в России, основная цель которого заключается в максимальном упрощении процедур получения гражданами, организациями услуг от органов власти и обеспечении возможности контроля (оценки) за действиями этих органов, должна сопровождаться упреждающей разработкой конкретных правовых установлений.

Обеспечение безопасности личности и общества в целом в рамках телекоммуникационных взаимодействий может быть связано с сознательным, волевым, соответствующим правовым установлениям воздействием определенных элементов системы государственной безопасности на общественные и на личностные отношения. Право в данной системе призвано фиксировать не только статус личности, меру ее прав и ответственности, границы ее свободы, но и статус государственных органов, пределы и возможности осуществления их деятельности. Именно поэтому право в своем воздействии на общественные отношения может выступать в качестве нормативного регулятора, определяющего общеобязательные правила поведения личности, общества, государства. Тогда норма права становится востребованной в случае осознания потребности не просто в правовом урегулировании, но и в безопасности конкретных общественных отношений в информационно-электронной сфере.

В связи с этим важно обратить внимание на тот факт, что право призвано не просто согласовывать деятельность и поведение отдельных индивидов, социальных групп, объединений, а сводить их в некоторое единство, обеспечивая их взаимодействие на основе формального равенства субъектов права. Особую актуальность это приобретает, когда речь заходит об информационно-электронных взаимодействиях. Правовые установления, регулирующие такие взаимодействия, вполне допустимо рассматривать в качестве конкретной программы поведения, направленной не просто на сохранение структурно-функциональной устойчивости современного общества, а на обеспечение его безопасности.

Формой практической реализации установленного в норме правила поведения выступает правоотношение, являющееся диалектической противоположностью норме права как явлению «возможному». Связь нормы права и правоотношения вполне можно охарактеризовать как возможность и действительность.

Правоотношение в условиях использования личностью возможностей информационно-электронных технологий призвано выражать особый вид связи права с безопасностью — как явление, в котором аккумулируется абстрактность нормы с конкретностью жизненных обстоятельств. Подобного рода отношения возникают, изменяются или прекращаются на основе юридического факта. В качестве наглядных примеров допустимо рассматривать обстоятельства незаконного снятия денежных средств с электронного банковского счета или внесения изменений в программу управления тем или иным технологическим процессом при помощи средств телекоммуникации.

Юридическая природа подобных обстоятельств состоит в том, что с учетом характера их общественной опасности они влекут за собой вполне конкретные правовые последствия. Однако в настоящее время практически очень сложно доказать причастность личности к таким обстоятельствам. Поэтому использование правовых норм является более целесообразным для установления пределов возможного поведения субъектов права и процедур снятия разногласий между ними. Это обеспечит при минимальном вмешательстве государства (гарантирующего результативность своих действий) в поведение участников общественных отношений большую свободу их действий на основе стимулирования использования разрешенных процедур.

Характер проблемы, с которой Россия уже столкнулась, в значительной мере определяется способностью государства реагировать на вызовы времени и принимать различные меры по локализации негативных явлений, угрожающих интересам человека. Особенно актуально это в связи с последствиями использования информационно-электронных технологий в преступных целях. Достаточно отметить, что за последние пять лет количество противоправных действий, подпадающих под состав преступлений по статьям 272—274 Уголовного кодекса РФ (преступления в сфере компьютерной информации), увеличилось более чем в 50 раз. Именно поэтому в процессе реализации проекта «электронного государства» в качестве наиболее значимых следует рассматривать процессуальные связи России с другими государствами по взаимодействию правоохранительных органов в рамках защиты от высокотехнологичных террористических действий. В настоящее время, например, отсутствует возможность направления без предварительного запроса в другую страну информации, полученной в ходе собственного расследования (если это может помочь начать или завершить процессуальные действия в отношении высокотехнологичного преступления), для проведения расследований, судебного преследования либо сбора необходимых доказательств. Сегодня нельзя гарантированно рассчитывать и на производство обыска, выемки, а также обеспечение сохранности доказательств по высокотехнологичному преступлению по просьбе одного государства другим государством на своей территории.

Усиливающаяся интеграция правовых систем выдвигает и ряд других актуальных практических проблем. Так, в отношениях государств повышается роль совместных договоренностей и признания общих нормативных устоев, что определяет необходимость единства законности и правовой гармонизации на международном уровне. Такая «совместимость» в праве может рассматриваться как рациональный инструмент правового регулирования в условиях одинаковой зависимости людей от последствий террористических проявлений. В связи с этим вполне допустима известная унификация юридической терминологии, обусловленная единством протекания социально-технических процессов в рамках информационно-электронных взаимодействий, которая предполагает защиту общечеловеческих ценностей.

Оптимальное сочетание социальных и иных связей предполагает «обратную связь» итогов правового регулирования общественной безопасности (сведений о его результативности) и правотворчества. Здесь можно вести речь о цикличности процесса в рамках построения «электронного государства», которая сводится к ряду стадий, характеризующих содержание правового регулирования. Например, на первой стадии должно оцениваться фактическое состояние правового регулирования, обеспечивающего реализацию данной идеи, на второй — устанавливаться цели правового регулирования, определяющие параметры построения «электронного государства», на третьей — осуществляться корректировка нормативных положений с учетом результатов реализации проекта. Поскольку общие параметры правовых установлений в обществе получают юридическую форму и гарантии реализации от государства, то ключевое воздействие на организацию процесса правового регулирования обеспечения такой безопасности способно оказать именно государство. При взаимодействии государственные и правовые механизмы могут приобретать новые черты.

Фактическое преобразование основ государственного строительства, осуществляемое в настоящее время в России в условиях противодействия террористической угрозе, подтверждает необходимость усиления участия государства во всех важнейших процессах общественно-государственной жизни, в том числе в работе по воплощению идеи «электронного государства». При этом динамика развития российской государственности должна связываться с возможными перспективами формирования более эффективной модели государства, способной обеспечивать свою социальную ценность прежде всего через использование правовых стимулов и ограничений, приемлемых для современного общества.

Продвижение на пути построения эффективного государства и модификации права предполагает выполнение соответствующих организационных и законодательных условий для правового регулирования развития информационно-электронной среды. Реализация этих условий непосредственно связана с необходимостью проведения последовательной правовой политики, при которой государство может обеспечивать безопасность общества путем формирования особой правовой среды, характеризующейся определенным уровнем законности, правосознания, правовой культуры и правовой активности личности.

По нашему мнению, такая политика должна опираться на базовые принципы справедливости, адекватного правового реагирования на противоправные действия, координации действий правоохранительных органов, учета международных договоров.

Согласно принципу справедливости предпринимаемые в отношении конкретного лица меры по поводу его действий, связанных с результатами информационно-электронных взаимодействий, должны основываться на законе и исходить из возможности обеспечения баланса интересов личности, общества и государства. Адекватное правовое реагирование на высокотехнологичное преступление предполагает необходимость подвергать правонарушителя в обязательном порядке мерам государственного воздействия независимо от его должностного, профессионального, имущественного статуса. Координация действий правоохранительных органов требует оперативного реагирования и нейтрализации негативных факторов развития информационно-электронного взаимодействия. Учет международных договоров и норм международного права выступает в качестве важнейшего фактора осуществления деятельности по обеспечению безопасного развития информационно-электронной среды.

Практическое воплощение названных принципов связано с разработкой и совершенствованием мер государственно-правового обеспечения, служащих интересам общества и защищающих человека. В частности, на национальном уровне необходимо закрепление правовых положений, обеспечивающих предупреждение противоправных действий в сфере высоких технологий. Например, в России уже сегодня может быть поставлен вопрос о принятии федерального закона «Об основах государственной системы предупреждения преступлений в сфере высоких технологий», в котором должны закрепляться правовые и организационные основы государственной системы предупреждения преступлений в сфере высоких технологий.

Государственная система предупреждения преступлений в сфере высоких технологий может быть определена как система государственной деятельности по предупреждению противоправных проявлений, связанных с высокими технологиями, обеспечению социальной безопасности, безопасности личности на основе положений Конституции РФ, принципов и норм международного права. Такая система формируется исходя из федеративного устройства государства, отнесения Конституцией РФ к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов обязанности защиты прав и свобод человека и гражданина, обеспечения законности, правопорядка, общественной безопасности.

К субъектам государственной системы предупреждения преступлений следует относить Президента РФ, Правительство РФ, органы государственной власти Российской Федерации и ее субъектов.

В качестве основных принципов правового регулирования в области функционирования государственной системы предупреждения преступлений в сфере высоких технологий могут быть названы:

· защита личности, общества, государства от преступных посягательств, связанных с использованием высоких технологий;

· доступность информации, связанной с функционированием государственной системы предупреждения преступлений, если эта информация не содержит сведений, составляющих государственную тайну;

· участие граждан, коммерческих и некоммерческих организаций в обсуждении государственной политики предупреждения преступлений в сфере высоких технологий, проектов федеральных законов и иных правовых актов Российской Федерации, а также в практической деятельности в области функционирования государственной системы предупреждения преступлений.

Основными задачами правового регулирования отношений, возникающих в области функционирования государственной системы предупреждения преступлений, являются создание правовых основ деятельности по предупреждению преступлений в сфере высоких технологий и установление прав, обязанностей и ответственности органов государственной власти, организаций, граждан в рамках использования высоких технологий.

Необходимо на законодательном уровне закрепить, что функционирование государственной системы предупреждения преступлений в сфере высоких технологий должно обеспечиваться деятельностью специально уполномоченных на то Президентом РФ или по его поручению Правительством РФ федеральных органов исполнительной власти, направленной на организацию разработки, утверждение и введение в действие норм и правил в области функционирования государственной системы предупреждения преступлений в сфере высоких технологий, осуществление надзора за состоянием борьбы с преступностью, проведение соответствующих экспертиз и инспекций в целях контроля за разработкой и реализацией мероприятий по предупреждению преступлений в сфере высоких технологий.

Важнейшее место в обеспечении деятельности государственной системы предупреждения преступлений в сфере высоких технологий должно занимать МВД России. Основополагающими принципами его деятельности в современных условиях являются защита жизни, здоровья, прав и законных интересов человека, а также адекватность действий сотрудников органов внутренних дел в складывающейся обстановке.

Практический учет высказанных выше соображений позволит более результативно реализовать ключевые положения проекта «электронного государства» в условиях современной российской действительности.