УДК 343.1

Страницы в журнале: 158-160

 

Рецензия на: Калинкина Л.Д. Повторное производство в российском уголовном процессе: Моногр. — Саранск: Мордовское книжное издательство, 2010. — 304 с.

 

А.А. ВАСЯЕВ,

кандидат юридических наук, адвокат Адвокатской палаты г. Москвы,

 

М.А. УСТИМОВ,

кандидат юридических наук, доцент, судья Верховного суда Республики Мордовия

 

Рецензируемая монография Л.Д. Калинкиной обращает на себя внимание уже своим названием. До сих пор в уголовно-процессуальной науке не было работ, посвященных целостному анализу видов и форм повторного производства в российском уголовном процессе. Анализировались лишь те или иные аспекты повторения производства по уголовным делам. Между тем только системный подход к исследованию повторного уголовного процесса позволяет определить его сущность, значение, цели и задачи, основания, особенности порядка производства, увидеть и осмыслить законодательные пути и средства их решения и проблемы практического применения. В этой связи работа Л.Д. Калинкиной о повторном производстве как о едином уголовно-процессуальном механизме представляет не только теоретический, но и практический интерес. В монографии по существу с авторских позиций разработано учение о повторном производстве в российском уголовном процессе. В нем, в частности, обосновывается, почему те или иные формы повторения законодатель использует, другие запрещает, а возможность применения многих уголовно-процессуальных средств повторного производства УПК РФ оставляет на усмотрение участников уголовного судопроизводства. При этом при характеристике механизма повторного производства отмечается, что с его помощью, во-первых, искореняются неправосудные судебные решения как судов первой, так и судов кассационной, надзорной инстанций.

Во-вторых, посредством повторного производства обеспечиваются гарантированные законом права участников уголовного судопроизводства, чем достигается назначение уголовного судопроизводства.

В-третьих, повторение производства по уголовному делу — это путь восстановления законного порядка и учреждения законного режима при производстве по уголовному делу.

Автор, анализируя позитивные стороны повторного характера производства по уголовному делу, не оставляет без внимания и его негативные последствия: затяжной характер производства по уголовному делу; издержки материального и морального плана и т. д.

Изучение и анализ обширной эмпирической базы дал возможность рассмотреть в проблемном ключе уголовно-процессуальные средства повторного процесса на каждой стадии российского уголовного судопроизводства, выработать обоснованные предложения по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства. Рекомендации автора — адвоката с большим стажем адвокатской деятельности — относительно того, как следует поступить в той или иной ситуации «долгоиграющего» повторного производства, полезны не только адвокатам, но и судьям, прокурорам, следователям, ученым, поскольку они касаются назначения повторного производства — служить в качестве того запасного, резервного пути, к которому вынуждены прибегать участники процесса, когда закон, материальный и процессуальный, существенным образом нарушается.

Круг рассматриваемых в работе вопросов широк: восстановление утраченных материалов уголовного дела; запреты и порядок проведения повторных и дополнительных процессуальных действий; возвращение уголовного дела прокурором для производства дополнительного расследования; основания для принятия прокурором постановления о возвращении уголовного дела для производства дополнительного расследования с указанием того, какие из них и в каком случае влекут за собой возвращение уголовного дела для производства нового расследования; условия и регламент рассмотрения повторных ходатайств и заявлений, отводов и возражений на действия председательствующего в ходе судебного разбирательства в суде первой инстанции; перечень безусловно существенных и несущественных нарушений уголовно-процессуального и иных законов; повторные действия и решения в ходе кассационного и надзорного производства по уголовным делам; перечень заключений, принимаемых судом кассационной инстанции; затяжные судебные производства по уголовным делам как последствия повторения производства в уголовном судопроизводстве и т. д. Выводы по каждому из исследуемых вопросов основаны на глубоком изучении прежнего и действующего уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, правовых позициях КС РФ, Пленума ВС РФ, данных изучения опубликованной и неопубликованной судебной, следственной, прокурорской и адвокатской практики. По всем обсуждаемым проблемам автор аргументирует собственную позицию.

Основной составляющей работы является перечень нарушений закона, влекущих производство повторных и дополнительных процессуальных действий. Этот перечень может стать большим подспорьем в деятельности любого процессуалиста.

Исследователь не боится анализировать и обосновывать свой взгляд по дискуссионным проблемам, предлагая собственные варианты их решения. К числу таких следует отнести авторскую концепцию относительно программы и критериев оценки характера и степени тяжести нарушений уголовно-процессуального закона, о существенном нарушении уголовно-процессуального закона как универсальном основании для всех видов повторения производства по уголовным делам. Не отрываясь, а наоборот, будучи связанной с данными изучения судебных практик (достаточно обратить внимание на ту часть работы, где формулируется перечень существенных нарушений по данным Бюллетеня ВС РФ за 2001—2009 гг.), Л.Д. Калинкина формулирует свою позицию при разработке учения о нарушениях уголовно-процессуального закона и их правовых последствиях.

Здесь следует отметить и собственную позицию автора по поводу соотношения понятий «ошибка» и «нарушение»; виновно ли они совершаются, означают ли и те и другие игнорирование уголовно-процессуальных норм, отступление от них.

Представляется, что в каждом случае нарушения уголовно-процессуального закона следует говорить о несоблюдении определенных предписаний уголовно-процессуальных норм теми участниками уголовного судопроизводства, кому они адресованы. И как правильно отмечается в монографии, именно при существенных нарушениях не может быть признана законная сила любого состоявшегося судебного решения. Уголовное дело «откатывается назад», и в ходе повторения его производства выявленные нарушения должны быть ликвидированы, а их негативные последствия устранены или нейтрализованы. Признание тождества между ошибкой (неправильностью в действиях, мыслях) и нарушением (невыполнением чего-либо) снимает обязательства с лиц, допускающих нарушение закона, за совершение которого должна наступить ответственность. Неосознанно решения в уголовном судопроизводстве не могут выноситься. Вряд ли профессионал, прошедший квалификационные испытания, имеющий опыт работы, ошибается, когда он не соблюдает закон. Ошибка есть результат ослабленной способности суждения, незнание норм права, правил логики. Различие ошибки и нарушения закона и впрямь может привести к оправданию этой самой ошибки. Так, судья ВС РФ А.С. Червоткин утверждает, что «в любом виде деятельности невозможно избежать ошибок и заблуждений. Не является исключением и деятельность по рассмотрению уголовных дел, в процессе которой суды первой инстанции допускают ошибки не только при установлении фактических обстоятельств дела, но и при применении тех или иных норм материального или процессуального закона. Между тем проверка законности, обоснованности и справедливости судебных решений вышестоящими судебными инстанциями осуществляется не только с целью выявления ошибок, допущенных при рассмотрении и разрешении дела, но и для принятия соответствующих мер по их устранению, в том числе посредством предоставленных вышестоящим судам полномочий по пересмотру судебных решений. Выявление и устранение ошибок, допущенных в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства в судах первой или второй инстанции, направлены не только на восстановление нарушенных прав лиц, участвующих в процессе, но и на устранение нарушений норм, определяющих процессуальную форму судопроизводства»1. Очевидно, что судья, не знающий и не желающий знать закон и вследствие этого его не соблюдающий, не ошибается, а нарушает закон, причем нарушает умышленно.

В этом плане нельзя никак согласиться с отождествлением ошибки с нарушением закона, что, к сожалению, демонстрирует и ВС РФ в постановлении Пленума от 23.12.2008 № 28 «О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в судах апелляционной и кассационной инстанций», в п. 11 которого указано: «В соответствии с положениями ч. 2 ст. 360 УПК РФ во взаимосвязи с положениями ст. 6 УПК РФ суды апелляционной и кассационной инстанций вправе выйти за пределы апелляционных (кассационных) жалобы или представления и проверить производство по уголовному делу в полном объеме, если этим не будет допущено ухудшение положения осужденного, оправданного, лица, уголовное дело в отношении которого прекращено, поскольку неисправление судебной ошибки искажало бы саму суть правосудия и смысл приговора как акта правосудия».

Как правильно отмечает Л.Д. Калинкина, всякое нарушение уголовно-процессуального закона — это правонарушение, т. е. виновное и противоправное деяние, которое отрицательно сказывается на достижении цели уголовного судопроизводства. Оно может быть совершено в виде действия либо бездействия. Вина при этом выражается в форме умысла или неосторожности. За нарушение норм УПК РФ могут быть применены правовосстановительные санкции ничтожности или недействительности и другие меры воздействия. Отмена приговора или иного судебного решения в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона — это и есть одна из указанных санкций. Как отмечает Л.Д. Калинкина, назначение этой специфической уголовно-процессуальной санкции «состоит в ликвидации отрицательных последствий, в защите права, интереса», «восстановлении прежнего состояния», но этим ее содержание не исчерпывается. Она служит одновременно правовосстановительной и штрафной мерой, так как несет в себе определенные права ограничения в отношении нарушителя. А это уже свойство штрафных санкций. Право ограничения при отмене приговора по указанной причине выражается в том, что дело направляется для нового рассмотрения в суд, постановивший приговор, но в ином составе, либо в другой суд. Отмена незаконного уголовно-процессуального акта в связи с существенным нарушением означает аннулирование приговора или иного уголовно-процессуального решения. Эта санкция «недействительности» сводится, по существу, к отказу считать правомерными наступившие последствия определенного действия.

Работа Л.Д. Калинкиной несомненно будет полезна каждому, кто изучает и применяет уголовно-процессуальный закон, — от студента до авторитетного ученого. Концепция автора о повторном производстве в российском уголовном процессе предлагает по-другому взглянуть на него и признать, что пока есть беззаконие при производстве по уголовным делам, подчас в самой грубой форме, повторному производству быть, а значит, это производство следует не только изучать, но и совершенствовать его законодательный механизм и практику применения.

 

Библиография

1 Червоткин А.С. Апелляция и кассация. Пособие для судей. — М., 2010. С. 24—25.