УДК 343.116
 
Л.Д. КАЛИНКИНА,
кандидат юридических наук, доцент, зав. кафедрой уголовного процесса, правосудия и прокурорского надзора Мордовского госуниверситета, Почетный адвокат России
 
Процессуальными средствами защиты прав и законных интересов сторон на стадии судебного разбирательства являются их заявления и ходатайства. И те, и другие — это судебные обращения, с помощью которых участники судебного разбирательства отстаивают права, свободы и законные интересы. Каждое из указанных судебных обращений может быть заявлено повторно, если это диктуется желаемым для стороны результатом (ст. 271 УПК РФ).
 
Procedural means of protection of the rights and legitimate interests of the parties at the stage of proceeding are their applications and petitions. Both these — judicial recourse which help participants of proceeding defend rights, freedom and legitimate interests. Each of mentioned judicial recources can be declared again if it is dictated by result wished for the party (item 271 of the Сode of criminal procedure of the Russian Federation).
Ключевые слова (keywords): ходатайство (petition), заявление (application), судебное разбирательство (proceeding), адвокат (lawyer).
 
Повторение заявлений, ходатайств — это процессуальное усложнение, которое замедляет (и нередко — весьма существенно) процесс судопроизводства. Однако законом это допускается, хотя УПК РФ, как правило, не предусматривает ни оснований, ни условий для того, что приводит, например, к медленному темпу судебного разбирательства. А в некоторых случаях судебное разбирательство при разновариантных формах повторения действий на этой стадии процесса может принять настолько затяжной характер, что превращается в процесс, длящийся нескончаемо. Самого несчетного повторения одних и тех же объемных ходатайств достаточно для подобных проволочек, поскольку УПК РФ ничем не ограничивает возможность их заявления. В этой связи следует иметь в виду, что оценка повторения на стадии судебного разбирательства тех или иных процессуальных действий может быть разной. Результаты такой оценки должны предопределяться как тем, какие цели преследуются повторением судебных действий, так и тем, что служит основанием для повторного витка ранее проведенных процессуальных действий. На наш взгляд, однозначно допустимы формы повторения процессуальных действий на стадии судебного разбирательства, преследующие цели восстановления законного режима, состояния и обеспечение прав, свобод и законных интересов участников уголовного судопроизводства. С учетом указанных целей должны, по нашему мнению, предусматриваться в УПК РФ также и основания для повторения тех или иных процессуальных действий. Такое повторение должно допускаться всегда, несмотря на то, что оно займет много времени. Права, свободы и законные интересы участников уголовного судопроизводства, законный режим — это более высокие ценности, чем скорость судопроизводства. Именно в таких случаях необходимо помнить, что быстрота судебных процедур — это далеко не самое главное для правосудия[1].
Статья 244 УПК РФ, закрепляя равенство прав сторон, устанавливает равные права стороны обвинения и стороны защиты на заявление отводов и ходатайств, представление доказательств, участие в их исследовании, выступление в судебных прениях, представление суду письменных формулировок по вопросам, указанным в пунктах 1—6 ч. 1 ст. 299 УПК РФ, на рассмотрение иных вопросов, возникающих в ходе судебного разбирательства.
 Равенством прав сторон, состязательностью уголовного судопроизводства и назначением уголовного судопроизводства обусловлено предусмотренное УПК РФ повторение в ходе судебного разбирательства любых действий.
Часть 3 ст. 271 УПК РФ предоставляет сторонам возможность повторить в любой части стадии судебного разбирательства любое ходатайство, в том числе о вызове новых свидетелей, экспертов, специалистов, об истребовании вещественных доказательств и документов или об исключении доказательств, полученных с нарушением требований УПК РФ.
Повторению данных ходатайств не препятствует и то обстоятельство, что судом ранее было отказано в их удовлетворении. «Лицо, которому судом отказано в удовлетворении ходатайства, вправе заявить его вновь в ходе дальнейшего судебного разбирательства» (ч. 3 ст. 271 УПК РФ). Согласно УПК Украины (ч. 4 ст. 296), отклонение ходатайства также не лишает права заявлять те же ходатайства, но лишь на протяжении судебного следствия, а не всего судебного разбирательства, как это предусматривает УПК РФ. УПК Казахстана, как и УПК РФ, также не ограничивает возможность повторного заявления ходатайств лишь судебным следствием. «Лицо, которому судом отказано в удовлетворении ходатайства, вправе заявить его в дальнейшем», — гласит ч. 5 ст. 343 УПК Казахстана. Так же данный вопрос разрешает и УПК Республики Беларусь в ч. 4 ст. 322 о заявлении и разрешении ходатайств. В ч. 2 ст. 331 УПК Армении о возбуждении и разрешении ходатайств сказано: «Отклонение судом ходатайства не ограничивает права возбудившего ходатайство лица возбудить то же ходатайство в дальнейшем».
По данным изучения 1000 протоколов судебных заседаний по уголовным делам, рассмотренным Ленинским, Октябрьским, Пролетарским районными судами г. Саранска; Верховным судом Республики Мордовия; Ковылкинским, Кочкуровским, Рузаевским, Ардатовским, Атяшевским районными судами Республики Мордовия за 2001 — апрель 2009 г., ходатайства, заявляемые участниками уголовного судопроизводства, были разнообразны — о допросе дополнительных свидетелей, о назначении тех или иных экспертиз, об истребовании письменных документов, имеющих значение по делу, о приобщении к материалам дела тех или иных документов, об оглашении показаний в ходе предварительного следствия. Повторными из них были: ходатайства о допросе свидетелей, уже допрошенных в ходе судебного следствия; о назначении повторных, дополнительных экспертиз; об отказе от защитника; о признании доказательств недопустимыми и т. д. Наиболее распространенными из числа изученных были повторные ходатайства об исключении доказательств (38%); о повторном допросе свидетелей, потерпевших (24%); об отводе судьи, прокурора (15%). Их доля в процентном отношении определялась к общему числу изученных повторных ходатайств, обнаруженных в результате проведенного нами исследования. Согласно полученным нами данным, заявляемые повторные ходатайства носили в основном устный характер, доля письменных повторных ходатайств составила 11% от общего числа изученных. Письменными были чаще всего повторно заявляемые ходатайства об исключении доказательств, об отводе судьи и о назначении повторных и дополнительных экспертиз. При этом в большинстве соответствующих протоколов судебных заседаний отсутствовали обоснования заявлений повторных ходатайств. И дело не только в том, что такого обоснования не было, но и в том, что, к сожалению, нередко указанные протоколы далеки от реального отражения всего, что происходило в ходе судебного заседания. Причин тому множество, и на данное обстоятельство уже обращалось внимание в юридической литературе. Хотя неполнота протоколов судебных заседаний и предопределила высказанные в литературе предложения о том, что «будет правильно на протяжении всего судебного процесса все ходатайства стороны защиты не заявлять суду устно, а приобщать их к материалам дела только в письменной форме и в этом случае в постановлении или определении суда будет видно, обоснованно ли отклонено или удовлетворено заявленное ходатайство»[2], однако письменный характер ходатайств, в первую очередь повторных, конечно же, дисциплинирующе будет воздействовать на сторону, заявляющую ходатайство, требуя от нее доводов и аргументов для удовлетворения просьбы, адресованной суду. С другой стороны, письменные ходатайства облегчат подготовку и вынесение по ним законных, обоснованных и мотивированных судебных решений. Вместе с тем, учитывая устность и непосредственность судебного разбирательства, нельзя вводить запрет на повторные устные ходатайства и заявления. «Начало непосредственности представляет собою принцип более широкий, чем начало устности, им обнимаемое. Оно заключается в требовании, чтобы все данные дела, с которым суд может ознакомиться путем непосредственного восприятия, были восприняты судом непосредственно»[3].
С целью недопущения поверхностного отражения ходатайств в протоколах судебных заседаний представляется правильным, по нашему мнению, предложение об изготовлении протокола судебного заседания по окончании судебного следствия, но до судебных прений с предоставлением сторонам возможности именно в этот момент ознакомиться с ним, подавать замечания на него, участвовать в их рассмотрении, устраняя несоответствия в протоколе с помощью аудио- или видеозаписи[4], разрешив применение последних без каких-либо ограничений.
Направленность повторно заявляемых ходатайств на достижение той или иной задачи позволяет нам, основываясь на данных указанного исследования, выделить следующие их виды:
— ходатайства, направленные на обеспечение общих условий судебного разбирательства;
— ходатайства, направленные на восстановление законной процедуры судебного разбирательства;
— ходатайства, направленные на обеспечение прав, свобод и законных интересов участников уголовного судопроизводства;
— ходатайства, направленные на полное, объективное и всестороннее исследование доказательств в ходе судебного следствия.
Повторные ходатайства и заявления могут быть продиктованы также и иными целями, преследуемыми сторонами.
По нашему мнению, законные, обоснованные и мотивированные ходатайства, направленные на достижение указанных задач в ходе судебного разбирательства, подлежат удовлетворению. Такой подход диктуется принципами и назначением уголовного судопроизводства. Другой подход означал бы произвол и беззаконие, когда в суде позиция состязающихся сторон не слушается и не слышится арбитром, к которому обращены их доводы и который по
закону обязан слушать и слышать их для того, чтобы постановить по делу итоговое законное, обоснованное и мотивированное судебное решение.
Например, только лишь заявлением повторного ходатайства могло быть обеспечено право подсудимого Г. на защиту и непосредственность судебного разбирательства. Так, на судебное заседание по уважительной причине (в связи с болезнью) не смог явиться избранный подсудимым Г. защитник-адвокат К., что подтверждалось больничным листом. Согласно больничному листу защитник была выписана из стационара на следующий день судебного заседания, при этом подсудимый Г. не был согласен на замену защитника. Однако, не считаясь с мнением подсудимого, настаивавшего на том, чтобы его интересы защищал избранный им адвокат, суд назначил ему другого защитника, с участием которого были допрошены некоторые свидетели по делу. Письменный отказ подсудимого от данного защитника судом не был принят, в связи с чем на следующий день судебного заседания, при участии уже избранного подсудимым защитника, подсудимый повторно заявил отказ от «навязанного» ему адвоката. Явившийся на судебное заседание избранный подсудимым защитник К. заявила в суде ходатайство о повторном допросе свидетелей, допрошенных в его отсутствие. Обосновывая указанное ходатайство, защитник указала на то, что «не дожидаясь предусмотренного ч. 3 ст. 50 УПК РФ 5-ти суточного срока, лишь по истечении которого по закону могло быть принято решение о принятии судом мер по назначению другого защитника, и, не учитывая положения ч. 1 ст. 50, ст. 52 УПК РФ о необходимости учета волеизъявления подсудимого на замену защитника, судом в судебном заседании он, как защитник подсудимого Г., принудительно был заменен другим защитником, хотя Г. возражал против такой замены, в том числе письменно заявлял, что на замену не согласен.
Согласно данным аудиозаписи, которая ведется стороной защиты в соответствии с положениями ч. 5 ст. 241 УПК РФ, в ходе судебного заседания Г. однозначно было заявлено, что на замену защитника он не согласен. Кроме того, обосновывая свою позицию об отказе заменить избранного им защитника другим, Г. ссылался на то, что адвокат А., назначенный ему защитником, за час времени не могла ознакомиться и освоить огромный материал уголовного дела, по которому он проходит в качестве обвиняемого».
Несмотря на указанные возражения, судом было принято решение о производстве допроса двух свидетелей М. и С. в присутствии адвоката А. На основании указанного судебного решения Г. был лишен возможности в судебном заседании от 14 марта 2008 г. воспользоваться
услугами избранного им защитника, а избранный им защитник был лишен возможности принять участие в непосредственном допросе свидетелей стороны обвинения[5].
К числу повторных ходатайств, обеспечивающих общие условия судебного разбирательства, могут быть отнесены повторные ходатайства об отводе судьи и других участников уголовного судопроизводства.
Статья 266 УПК РФ предписывает необходимость в подготовительной части судебного разбирательства не только объявить состав суда, но и разъяснить сторонам их право заявлять отвод составу суда или кому-либо из судей в соответствии со статьями 65, 66 и 68—72 УПК РФ. Если в ст. 61 УПК РФ предусматриваются обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу судьи, то в ст. 64 УПК РФ устанавливаются условия заявления отвода судье, к числу которых относится возможность его заявления до начала судебного следствия, а в случае рассмотрения уголовного дела судом с участием присяжных заседателей — до формирования коллегии присяжных заседателей. Что же касается возможности заявления отвода в ходе дальнейшего судебного заседания, то закон закрепляет правило о возможности такого заявления лишь в случае, когда основание для отвода ранее не было известно стороне. Аналогично данный вопрос разрешен и в УПК Украины. Так, в ч. 2 ст. 56 УПК Украины также предусматривается, что «заявления об отводе подаются до начала судебного следствия. Последующее заявление об отводе допускается в случаях, когда основание для отвода стало известно после начала судебного следствия». Подобный порядок заявления отвода также закреплен в ч. 6 ст. 90 УПК Республики Казахстан, в частях 2 и 3 ст. 79 УПК Республики Беларусь, в ч. 2 ст. 88 УПК Республики Армения.
Повторные отводы могут быть заявлены и другим участникам уголовного судопроизводства. При этом в УПК РФ не установлены условия, ограничивающие возможность их повторного заявления в суде. Статьи 61, 66—72 УПК РФ, предусматривающие возможность отвода указанных в них, кроме судьи, участников уголовного судопроизводства, не содержат запрета заявлять об их отводе в любой момент судебного разбирательства. Нет каких-либо ограничений на отвод прокурора в суде и в УПК Республики Казахстан (ст. 91), в УПК Республики Беларусь (ст. 81), в УПК Республики Армения (ст. 91).
Хотя УПК РФ и разрешает заявление повторных ходатайств независимо от их характера и содержания, в законе, на наш взгляд, должен быть запрет на повторное заявление ходатайств о повторном оглашении письменных доказательств — протоколов и иных документов, как по ходатайству стороны обвинения, так и по ходатайству стороны защиты. Если указанные доказательства надлежаще, в соответствии с предписаниями ст. 240 УПК РФ были исследованы, т. е. были оглашены одной из сторон в полном объеме, то процессуально бессмысленно их повторное оглашение. Их повторение приводит лишь к необоснованному затягиванию судебного разбирательства. По данным нашего исследования, суды всякий раз оставляют такие ходатайства без удовлетворения.
Так, например, в ходе судебного следствия по уголовному делу в отношении С. стороной защиты многократно (10 раз) было заявлено ходатайство о повторном оглашении письменных доказательств, ранее оглашенных в суде стороной обвинения. Несмотря на то, что необходимость их повторного оглашения стороной защиты объяснялась их представлением в качестве доказательств стороны защиты, судом по таким ходатайствам неизменно выносились решения об отказе в их удовлетворении в связи с тем, что они в суде уже исследовались[6].
 
Библиография
1 Уильям Бернам. Правовая система Соединенных Штатов Америки. 3-й вып. — М., 2006. С. 222.
2 См.: Фомин М. Протокол судебного заседания: «прошу данный вопрос и ответ на него отразить дословно» // Российская юстиция. 2003. № 11. С. 24.
3 См.: Познышев С.В. Элементарный учебник русского уголовного процесса. — М., 1913 // http: //www. аllpravo. ru
4 Львова Е., Паршуткин В. Недостоверный протокол судебного заседания — не доказательство // Российская юстиция. 2003. №9. С.53.
5 См.: Уголовное дело № 24 984 // Архив Ленинского районного суда г. Саранска. 2009.
6 См.: Уголовное дело № 22120 // Архив Ленинского районного суда г. Саранска. 2009.