Страницы в журнале: 80-83

 

Е.Г. ШАДРИНА,

кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права юридического факультета РГПУ им. А.И. Герцена

 

По данным Судебного департамента при Верховном суде РФ, в 2008 году судами Российской Федерации было постановлено оправдательных приговоров в отношении 10 027 человек. Данный факт влечет за собой усиление личной ответственности государственного обвинителя за порученное ему уголовное дело, повышение требований к качеству поддержания государственного обвинения.

Ключевые слова: государственный обвинитель, обвинительный тезис, поддержание обвинения, потерпевший, прокурор, свидетель обвинения, тактика представления доказательств.

 

According to the Judicial department at the Supreme court of the Russian Federation 10 027 people were acquitted by courts of the Russian Federation in 2008. This fact entails intensification of the state accuser’s private responsibility for the criminal case charged to him and increase in requirements of quality of maintenance official prosecution.

Keywords: the state accuser, the accusatory thesis, charge maintenance, the victim, the public prosecutor, the witness of charge, tactics of representation of proofs.

 

Вопрос о повышении качества поддержания государственного обвинения является актуальным для современной науки уголовно-процессуального права. Ученые выдвигают различные предложения по совершенствованию процессуальных и тактических аспектов деятельности государственных обвинителей. По нашему мнению, предварительная подготовка к судебному разбирательству — залог качества их работы.

В соответствии с п. 2 приказа Генеральной прокуратуры РФ от 20.11.2007 № 185 «Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства» (далее — Приказ № 185) государственные обвинители должны тщательно готовиться к участию в судебном разбирательстве; до начала судебного заседания детально изучать материалы уголовного дела, объективно оценивая в совокупности все собранные доказательства — как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого; своевременно вырабатывать тактику представления суду доказательств и опровержения доводов стороны защиты.

Как показывает практика, к самостоятельной подготовке к поддержанию государственного обвинения прокуроры относятся без должного внимания. Данное обстоятельство порождается в основном двумя причинами. Во-первых, загруженностью прокурора, вследствие чего ему просто не хватает времени для подготовки к судебному разбирательству. Во-вторых, субъективным игнорированием значения данной стадии. Зачастую прокуроры надеются изучить все обстоятельства преступления и проведенного расследования с помощью материалов, имеющихся в надзорном производстве, в перерывах между судебными заседаниями. При этом не следует  забывать, что в силу принципа состязательности сторон бремя доказывания обвинения лежит на стороне обвинения, следовательно, деятельность прокурора становится решающим фактором в обеспечении неотвратимости наказания за совершенное преступление, законности и обоснованности судебных решений. Данное обстоятельство влечет за собой усиление личной ответственности государственного обвинителя за порученное ему уголовное дело, повышение требований к его профессиональным качествам.

Важность предварительного и тщательного ознакомления с материалами уголовного дела заключается в следующем.

Во-первых, от знания материалов уголовного дела зависит активность государственного обвинителя по доказыванию обвинительного тезиса и быстрота реагирования на ходатайства стороны защиты, особенно об исключении доказательств. В конечном итоге активная деятельность прокурора в стадии судебного разбирательства влияет на законность, обоснованность и справедливость приговора.

Во-вторых, тщательное предварительное ознакомление с материалами уголовного дела должно сформировать у государственного обвинителя убеждение в виновности обвиняемого. В противном случае государственный обвинитель не имеет законного и морального права поддерживать обвинение в суде. На данный факт обращается внимание в п. 1.8 Приказа № 185, в соответствии с которым считается ненадлежащим исполнением служебного долга требование о вынесении обвинительного приговора при отсутствии доказательств виновности подсудимого.

На наличие убежденности в виновности обвиняемого как необходимое условие для поддержания обвинения в суде обращали внимание еще дореволюционные процессуалисты и процессуалисты советского периода. Так, А.Ф. Кони писал: «Ознакомясь с делом, я приступал прежде всего к мысленной постройке защиты, выдвигая перед собой резко и определенно все возникающие и могущие возникнуть по делу сомнения, и решал поддерживать обвинение лишь в тех случаях, когда эти сомнения бывали путем напряженного раздумья разрушены и на развалинах их возникало твердое убеждение в виновности» [1, с. 64]. В.М. Савицкий отмечал, что, если письменные материалы в силу их фрагментарности и односторонности не дают основания для вывода о виновности обвиняемого, прокурор не вправе идти в суд, иначе он окажется там в ложном, двусмысленном положении [2, с. 199]. М.Л. Шифман считал недопустимым, чтобы вышестоящий прокурор имел право, например, предложить подчиненному прокурору выступить по делу в суде первой инстанции и отстаивать обвинительный тезис, требовать осуждения подсудимого, тогда как подчиненный прокурор в результате изучения дела пришел к выводу о невиновности подсудимого [3, с. 50, 65].

В-третьих, предварительное ознакомление с материалами уголовного дела позволит государственному обвинителю уточнить свою позицию по делу с прокурором, утвердившим обвинительное заключение (обвинительный акт). В случае расхождения их позиций государственный обвинитель обязан доложить об этом прокурору, поручившему поддерживать государственное обвинение. Время, имеющееся до начала судебного разбирательства, позволит совместными усилиями названных субъектов процесса выработать стратегию по усилению доказательственной базы в ходе судебного следствия, например, путем заявления ходатайства о допросе дополнительного свидетеля или производстве судебных действий, предусмотренных статьями 283, 287—290 УПК РФ.

В-четвертых, тщательное изучение материалов уголовного дела — необходимое условие в планировании очередности представления и исследования доказательств.

Управлением по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами прокуратуры Санкт-Петербурга проанализированы причины постановления оправдательных приговоров судами г. Санкт-Петербурга. В качестве таковых были отмечены в том числе неизучение и поверхностное изучение государственными обвинителями материалов уголовного дела. В 2008 году из 56 оправдательных приговоров без изучения государственным обвинителем остались 5 уголовных дел. По указанным делам была допущена серьезная неполнота расследования, которую можно было устранить при изучении государственными обвинителями материалов уголовных дел.

Кроме того, выявлены факты поверхностного изучения уголовных дел, когда, соглашаясь с направлением дела в суд, обвинители не вскрывали ошибки и упущения следствия и дознания либо составляли немотивированные рапорты, в которых выявленные нарушения и основания, по которым дело не может быть направлено в суд, не указывали [4, с. 24—25].

 «Если можно, — писал П. Сергеич, — Вы должны знать дело лучше всех, если нельзя — не хуже председателя и обвинителя. Если Ваш противник будет настоящий прокурор, Вы увидите, что он знает дело именно вдоль и поперек, помнит не только страницы, но и внешний вид каждой бумажонки, знает, сколько раз и когда допрошен каждый свидетель, где встречаются недомолвки и где попадаются описки в актах следователя. Вот опасный противник...» [5, с. 387]. Эти слова известного юриста были адресованы стороне защиты, но именно данное обстоятельство еще раз подчеркивает важность подготовительных действий прокурора перед судебным заседанием.

Полномочия государственного обвинителя на этапе подготовки дела к судебному разбирательству на законодательном уровне не определены. Сторона защиты, готовясь к судебному заседанию, ведет работу и с обвиняемым, и со свидетелями защиты, а также использует любые средства, не запрещенные законом. Данная практика соответствует ст. 53 УПК РФ и Федеральному закону от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Вправе ли государственный обвинитель вне судебного заседания встретиться с потерпевшим, свидетелями обвинения и проработать с ними их показания, единую линию поведения?

В соответствии с Приказом № 185 государственный обвинитель должен своевременно вырабатывать план представления суду доказательств и опровержения доводов стороны защиты. От правильно выработанной тактики зависит исход разрешения обвинительного тезиса. Ни для кого не секрет, что на практике имеют место встречи государственного обвинителя с потерпевшими и свидетелями обвинения. Так, государственные обвинители Республики Коми «ориентированы на тщательную подготовку к рассмотрению судами уголовных дел, оказание судам помощи в обеспечении явки в судебные заседания потерпевших и свидетелей обвинения, проведение в необходимых случаях предварительных бесед с потерпевшими и свидетелями и разъяснение им необходимости дачи в суде правдивых показаний» [6]. При поддержании государственного обвинения в г. Санкт-Петербурге используются новые формы работы: по наиболее актуальным и сложным делам создается штаб, в который входят государственные обвинители, криминалисты, следователи, оперативные работники; до судебного заседания проводится психологическая подготовка потерпевших и свидетелей обвинения [4, с. 25]. В процессуальной литературе приветствуется подобная практика. Как отмечает Е.В. Сидоренко, гособвинители беседуют и с работниками оперативно-розыскных служб, но такие встречи проводятся конфиденциально и по небольшому количеству уголовных дел [7]. В руководстве для государственных обвинителей признается оптимальным решением получение необходимой информации от лица, ответственного за проведение оперативно-розыскных мероприятий по конкретному уголовному делу [8, с. 91]. Е.А. Ганичева считает необходимым оперативное сопровождение уголовного дела вплоть до вынесения приговора [9]. Личная беседа государственного обвинителя с работниками органов оперативно-розыскной деятельности позволит узнать информацию, которая не была отражена в материалах уголовного дела. Естественно, такие сведения нельзя использовать как доказательства, но они могут помочь гособвинителю в планировании тактики допроса лиц, оценки достоверности показаний и т. п.

К сожалению, Верховный суд РФ не признает законной подобную практику. Так, постановлением судьи Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 31.01.2007 принято решение об отводе государственного обвинителя помощника Якутского природоохранного прокурора Е.В. Федорова от дальнейшего участия в производстве по уголовному делу. Верховный суд РФ в кассационном определении от 03.07.2007 № 74-о07-23 указал, что «…общение прокурора Федорова Е.В. со свидетелями во внепроцессуальной форме является достаточным основанием полагать о проявлении необъективности с его стороны, а также о личной заинтересованности в исходе дела. В установленной уголовно-процессуальным законом процедуре допроса свидетеля стороны обвинения или защиты непосредственно в судебном заседании реализуется принцип состязательности сторон, предусмотренный ст. 15 УПК РФ, а также обеспечивается участникам судебного разбирательства равное право на допрос свидетеля в суде. Иная форма общения участников процесса с вызванными в суд для дачи показаний свидетелями, тем более одной из сторон (в данном случае стороны обвинения в кабинете прокурора), вызывает обоснованное сомнение в беспристрастности и объективности таких лиц.

Таким образом, по смыслу уголовно-процессуального закона прокурор в ходе судебного разбирательства дела не вправе совершать действия, не предусмотренные Уголовно-процессуальным кодексом, которые могут поставить под сомнение его объективность как должностного лица, уполномоченного в пределах его компетенции, установленной законом, осуществлять от имени государства уголовное преследование в ходе уголовного судопроизводства, а также поддерживать в суде государственное обвинение, обеспечивая его законность и обоснованность» [10].

Думается, что практика по взаимодействию государственного обвинителя с потерпевшими, свидетелями обвинения и оперативно-розыскными службами должна стать легальной, поскольку способствует тщательной подготовке государственного обвинителя к судебному разбирательству, а в конечном итоге к достижению единой для всех участников процесса цели — законному и обоснованному разрешению обвинительного тезиса. Именно в ходе таких встреч выясняется содержание показаний потерпевшего и свидетелей; их психологическое состояние и иные особенности личности, которые могут сказаться на их показаниях при допросе в судебном разбирательстве; нарушения в производстве следственных действий с их участием; их просьбы и пожелания и т. д. В зависимости от этих обстоятельств вырабатывается план представления доказательств в судебном разбирательстве, а также тактика опровержения возможных доводов защиты.

В связи с изложенным считаем целесообразным п. 2 Приказа № 185 изложить в следующей редакции: «Государственным обвинителям тщательно готовиться к участию в судебном разбирательстве. До начала судебного заседания детально изучать материалы уголовного дела, объективно оценивая в совокупности все собранные доказательства — как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого. Своевременно вырабатывать тактику представления суду доказательств и опровержения доводов стороны защиты. В необходимых случаях встречаться с потерпевшими и свидетелями обвинения, а также с лицами, проводившими предварительное расследование и оперативно-розыскные мероприятия по уголовному делу; запрашивать документы, предметы и иные сведения; истребовать справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций».

Нормативное закрепление указанных полномочий позволит решить две задачи: во-первых, обеспечить законное право государственного обвинителя тщательно готовиться к судебному разбирательству, используя все возможные средства; во-вторых, привлекать к дисциплинарной ответственности государственных обвинителей, которые недобросовестно относятся к своим профессиональным обязанностям и не выполняют приказы Генеральной прокуратуры РФ.

 

Литература

 

1. Кони А.Ф. Приемы и задачи обвинения. Уголовный процесс: нравственные начала. — М., 2000. 

2. Савицкий В.М. Государственное обвинение в суде. — М., 1971.

3.  Шифман М.Л. Прокурор в уголовном процессе (стадия судебного разбирательства). — М., 1948.

4. Об итогах работы по участию прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами Санкт-Петербурга за 2008 год // Бюллетень практики участия прокуроров в рассмотрении дел судами.

Вып. 1 / Под ред. С.П. Зайцева, Н.П. Дудина. — СПб., 2009.

5. Адвокатская деятельность: Учеб.-практ. пособие / Под общ. ред. В.Н. Буробина. — М., 2003.

6. Басманов Н., Гусаков Э. Активная роль государственного обвинителя — залог законного приговора // Законность. 2007. № 12. С. 8—10.

7. Сидоренко Е.В. Взаимодействие государственного обвинителя и оперативных работников в нейтрализации преступного противодействия осуществлению судебного рассмотрения уголовного дела // Вестник криминалистики. 2006. Вып. 3 (19). С. 75.

8. Руководство для государственных обвинителей: криминалистический аспект деятельности / Под ред. О.Н. Коршуновой. — СПб., 2003.

9. Ганичева Е.А. Проблемы взаимодействия государственных обвинителей с органами, осущест-

вляющими предварительное расследование и оперативно-розыскную деятельность // Вестник криминалистики. 2006. Вып. 3 (19). С. 95.

10. http://www.supcourt.ru