Н.П. АФАНАСЬЕВА,

председатель Гагаринского районного суда г. Москвы

 

В  период действия ГПК РСФСР 1964 года основной стадией судопроизводства бесспорно считалось судебное разбирательство. Оно и теперь остается решающей и наиболее открытой и зрелищной стадией. Именно в этой стадии действует гласность, присутствует публика, участвуют свидетели, эксперты, прокурор, адвокаты, именно в данной стадии принимаются судебные решения.

ГПК РФ И АПК РФ, действующие уже 3 года, весьма существенно отличаются от предыдущих. В частности, и тем, и другим кодексом введено предварительное судебное заседание (ст. 136 АПК РФ, ст. 152 ГПК РФ).

Предварительное судебное заседание  — процессуальный межотраслевой институт, представляющий собой один из наиболее интересных итогов последней кодификации гражданского процессуального законодательства. Если до последней кодификации заседание не имело модификаций и непременно было связано с судебным разбирательством (судебное заседание рассматривалось как процессуальная форма судебного разбирательства), то теперь наряду с традиционной формой появилось судебное заседание, предваряющее стадию судебного разбирательства. Судебное разбирательство по исковому делу непременно проводится в форме судебного заседания, т.е. можно сказать, что судебное заседание — обязательная форма судебного разбирательства. Предварительное судебное заседание не является формой, обязательной для подготовительной стадии; подготовка может осуществляться и в форме собеседования.

В связи с этим необходимо определить основания, по которым следует проводить предварительное судебное заседание. Однако сразу хотелось бы предостеречь от отождествления понятий «предварительное судебное заседание» и «подготовительная стадия» гражданского процесса. Подготовительная стадия процесса обязательна, но из ее обязательности не вытекает обязательность предварительного судебного заседания как процессуальной формы, присущей второй стадии. Сам термин «предварительное судебное заседание» указывает на период действия процессуального института — это вторая стадия; ни на каком другом этапе гражданского или арбитражного процесса предварительного судебного заседания по действующему законодательству быть не может.

Подготовка дела в соответствии со ст. 148 ГПК РФ означает решение ряда задач, в числе которых:

· уточнение фактических обстоятельств дела;

· определение регулирующего закона;

· решение вопроса о составе лиц, участвующих в деле, в том числе выявление ненадлежащего ответчика, замена его надлежащим, решение вопроса о третьих лицах, экспертах, переводчиках и свидетелях;

· представление сторонами доказательств, истребование доказательств судом;

· принятие обеспечительных мер, назначение экспертизы;

· примирение сторон.

Широкий круг действий судьи предусмотрен нормами ст. 150 ГПК РФ — это открытый перечень. На практике предварительное судебное заседание в отдельных случаях подобно репетиции будущего судебного разбирательства. В рамках предварительного судебного заседания обсуждаются, кроме предусмотренных непосредственно законом, следующие вопросы: цена иска; обоснование размера компенсации морального вреда, заявленного истцом; генезис спорных правоотношений и др.

Предварительное судебное заседание имеет много общего с судебным заседанием, но есть и ряд отличий. Так, предварительное судебное заседание не проводится в третьей стадии; в предварительном судебном заседании не решается дело, за исключением случаев, указанных в ч. 6 ст. 152; в предварительном судебном заседании не заслушиваются ни свидетели, ни эксперты, не проводятся прения. Решение принимается лишь по единственному основанию, в то время как обычно принимаемое решение в аспекте юридического основания не ограничено — теоретически и практически существует открытое множество потенциально допустимых оснований судебного решения.

В гражданском процессе, так же как в арбитражном и уголовном, обязательно последовательное, постадийное движение дела. Объявление судебного разбирательства непосредственно после возбуждения гражданского дела недопустимо. И первая стадия судебного разбирательства (возбуждение производства по делу), и вторая (подготовка дела к судебному разбирательству) обязательны.

Об обязательности подготовительной стадии ни в ГПК РСФСР 1923 года, ни в ГПК РСФСР 1964 года не упоминалось. Этот пробел был восполнен п. 2 Постановления 52-го Пленума Верховного суда СССР: «досудебная подготовка гражданских дел (ст. 80 ГПК РСФСР) является обязательной во всех случаях, за исключением тех, когда ввиду ясности обстоятельств дела и полноты доказательств судья находит предварительную подготовку излишней»[1]. Такое исключение уместно, например, в случае, когда исковое заявление написано безупречно, к нему приложен пакет требуемых документальных доказательств, письменных заявлений и ходатайств с приложением их копий для другой стороны. Иначе говоря, когда стороной выполнено то, что обычно делает судья в порядке подготовки дела к судебному разбирательству.

Опыт советского правосудия по гражданским делам, насколько об этом можно судить по литературе и критическому вниманию к судопроизводству в постановлениях Пленума Верховного суда СССР, убеждает, что подготовка дел была уязвимым этапом гражданского процесса, явно недооценивалась и потому, случалось, проводилась поверхностно и формально. В связи с этим особенно важно, чтобы в законе не было «щели», через которую могло бы вернуться небрежное отношение ко второй стадии процесса гражданского судопроизводства.

Процессуальные новеллы ставят перед судьей новые вопросы, порой достаточно сложные. К таким новеллам относится и процессуальный институт предварительного судебного заседания. Отсутствие необходимой исходной ясности обусловлено слишком общим характером процессуального регламента. Можно спорить о том, должен ли закон носить характер общих правил. Бесспорно одно: закон, образно говоря, рождается дважды — в первый раз — в момент принятия, во второй — с началом применения, внедрения в судебную практику. И судья в этом случае выступает в роли акушера, от которого в известной степени зависит приемлемость и жизнеспособность закона.

Опыт первых трех лет действия ГПК РФ показал, что к новой процессуальной форме у судей отношение настороженное. М.К. Треушников в комментарии к ст. 152 ГПК РФ пишет: «Известно, что 20% гражданских дел завершается без вынесения решения. Доводить процесс до обычной стадии судебного разбирательства при единоличном рассмотрении и разрешении дел нет смысла»[2].

Бесспорно, нет смысла откладывать возможность достижения мирного решения спора по соглашению сторон: судебный процесс — не игра, и чем скорее дело разрешается или мировым соглашением, или решением суда, воспринятым сторонами позитивно, тем ближе итог процесса к оптимальному. Другое дело, можно ли понимать тезис «доводить процесс до обычной стадии судебного разбирательства при единоличном рассмотрении и разрешении дел нет смысла» буквально? Думается, вряд ли: М.К. Треушников известен как ученый, соединяющий в науке традиционализм и развитие на основе преемственности, и понимать этот тезис надо так: доводить процесс до стадии судебного разбирательства при единоличном рассмотрении и разрешении дел нет смысла, если есть реальная возможность урегулирования спора на предыдущем, подготовительном этапе.

В случае, когда шанс такого урегулирования был невелик или упущен либо стороны так и не пришли к единому мнению, вопрос поиска нормального по оценке обеих сторон решения естественно переходит в следующую стадию — судебное разбирательство.

В то же время автор комментария не случайно акцентирует внимание на моменте единоличного процесса. Народная мудрость «одна голова — хорошо, а две — лучше» остается в силе и в условиях, когда дело решает «одна голова». Наиболее вероятно, что положение с единоличным процессом стабилизировалось, и потому вопрос вопросов — это личность судьи, его профессиональный уровень, непрерывное самосовершенствование, подтверждаемое качеством процесса и актов правосудия.

Непрерывное самосовершенствование судьи — и требование, и следствие перманентного обновления законодательства. И если обратиться к процессуальным новеллам, то в них не только ответы на запросы судебной жизни. Тем не менее нетрудно понять, что назначенное без подготовительной работы судебное заседание будет явно перегружено. Помимо собственно судебного разбирательства суду придется обращаться к вопросам о субъектах процесса (лицах, участвующих в деле, надлежащем и ненадлежащем ответчике, третьих лицах); о достаточности или недостаточности требуемых доказательств; о возможности примирения или о причинах, ему препятствующих; о возможности изменения иска, его предмета или основания; о том, насколько соответствует реальным намерениям истца заявленное им требование; о возможном встречном иске; о фактах, свидетельствующих о злоупотреблении правом материальным или процессуальным, и др.

Предварительное судебное заседание — процессуальная форма решения судьи совместно с участниками дела и их представителями комплекса задач по оптимальной всеобъемлющей подготовке к концентрированному своевременному судебному разбирательству, в ходе которого, как правило, возникает необходимость возвращаться к вопросам пройденной стадии.

Решение задач подготовительной стадии является обязательным, но предварительное судебное заседание — не единственная форма подготовки дела, и потому оно проводится не по каждому гражданскому делу. Другая форма подготовки дела — собеседование (иногда не одно) судьи с участниками дела — отличается меньшей степенью формальной строгости.

В связи с этим возникает немало практических, организационных и организационно-процессуальных вопросов.

1. Можно ли выделить одну из этих форм как приобретенную?

2. Сочетаемы ли эти формы, или применением одной исключается другая?

3. Может ли после предварительного судебного заседания возникнуть необходимость в собеседовании?

4. Проводится ли судьей предварительное судебное заседание в отсутствие не явившихся участников дела и их представителей?

5. Возможно ли не одно, а два и более предварительных судебных заседания?

6. Можно ли считать предварительное судебное заседание предпочтительнее собеседования?

7. Возможно ли предварительное судебное заседание после проведения обычного судебного заседания (т.е. в процессе судебного разбирательства)?

С подобными вопросами к судьям иногда обращаются теоретики гражданского процесса.

На последний вопрос можно сразу ответить отрицательно. На 4-й и 6-й вопросы с точки зрения судебного правоприменения можно также дать достаточно определенные ответы, практическая обоснованность которых будет проверена по мере накопления опыта предварительных судебных заседаний: предварительное судебное заседание вполне сочетается с неформализованными способами подготовки дела. На нормативном уровне этот тезис подтверждается правилами пунктов 5, 8, 13 ч. 1 ст. 150 ГПК РФ в связи с другими нормами ч. 1 той же статьи и ст. 152.

Положительно можно ответить и на 5-й вопрос. Частный случай проведения двух предварительных судебных заседаний по одному делу — приостановление производства в предварительном судебном заседании (правило ч. 4 ст. 152). Не существует в дальнейшем противопоказаний к возобновлению производства с обсуждением вопроса в новом предварительном судебном заседании, когда между сторонами нет согласия: одна сторона — за возобновление, а другая — за прекращение производства или за то, чтобы не прерывать режим приостановленного производства.

Вместе с тем следует исходить из предпочтительности выполнения всей подготовки в рамках одного заседания, но без того, чтобы решать процессуальные вопросы, прежде чем появятся законные основания. Было бы абсурдно под предлогом рационализации в предварительном судебном заседании рассматривать в одном пакете и вопрос приостановления, и вопрос возобновления производства. Скорее подход должен быть следующим: судья выясняет, есть ли необходимость в предварительном судебном заседании; при отсутствии таковой проводится обычная подготовка дела (статьи 147— 151, 153 ГПК РФ).

Факт проведения предварительного судебного заседания — не препятствие для выполнения в последующем иных процедур при подготовке. Поскольку их выполнение не требует предварительного судебного заседания, при необходимости судья вправе провести и собеседование, причем желательно с обеими сторонами.

Ответ на 4-й вопрос содержится в абзаце втором ч. 1 ст. 136 АПК РФ, применяемой в гражданском процессе по аналогии: «При неявке в предварительное судебное заседание надлежащим образом извещенных истца и (или) ответчика, других заинтересованных лиц, которые могут быть привлечены к участию в деле, заседание проводится в их отсутствие».

В следующей норме (ч. 3 ст. 152) появляется оценочный критерий «сложное дело». Критерий сложности дела не зависит напрямую ни от характера дела, ни от категории спора.

Юридически однотипные дела в действительности значительно различаются по степени сложности. Тем не менее к сложным, насколько можно рассматривать данный вопрос в общем, мы отнесли бы дела о признании лица недееспособным; споры об усыновлении; авторские споры; споры, связанные с компьютерными правонарушениями, с Интернетом; споры о детях; о лишении родительских прав; о наследовании.

Нормативная весомость предварительного судебного заседания более всего подтверждается правилами частей 4—7 ст. 152 ГПК РФ. Но можно ли утверждать, что предварительное судебное заседание — существенный резерв экономии судебного времени, способ предупреждения медлительности, переходящей в злостную волокиту? Существующий опыт еще не дает оснований для утвердительного ответа. Новая форма, представляется, требует больших затрат судебного времени без реальной отдачи.

Практический выход из этой ситуации, возможно, в том, чтобы проведение предварительного судебного заседания поручить помощнику судьи. Но тогда это будет не более чем «черновая» (предварительная) подготовка.

Вместе с тем возникает вопрос о рациональном подходе к судебным бумагам: требуется ли для приостановления или прекращения производства в стадии подготовки дела выносить определение о предварительном судебном заседании, или достаточно определения о подготовке дела (ст. 147 ГПК РФ) с указанием на форму проведения предварительного судебного заседания?

Наш ответ — «нет» лишним процессуальным бумагам. О проведении предварительного судебного заседания следует указывать в определении, предусмотренном ст. 147. Судья как носитель здорового правового консерватизма не склонен, да и не должен экспериментировать, апробируя не вполне реально определившиеся процессуальные конструкции. Пленум Верховного суда РФ также воздерживается от толкований, опережающих достаточно симптоматичную судебную  практику разнообразных вопросов и разноречивых ответов, которые появляются в конкретных судебных делах и документах.

Законодатель достаточно логично и системно нормировал цели предварительного судебного заседания, определив, что оно проводится судьей единолично. Из этого следует, что один судья подготовит дело к судебному разбирательству по правилам ст. 152 ГПК РФ и в том случае, если оно подлежит коллегиальному рассмотрению тремя профессиональными судьями (ч. 2 ст. 7, ст. 14, ч. 3 ст. 260 ГПК РФ).

Частью 2 ст. 152 ГПК РФ установлены права сторон на участие в предварительном судебном заседании, представление доказательств, заявление ходатайств суду и др.

Революционная сущность предварительного судебного заседания проявляется в возможности решить дело в подготовительной стадии.

«В предварительном судебном заседании может рассматриваться возражение ответчика относительно пропуска истцом без уважительных причин срока исковой давности для защиты права и установленного федеральным законом срока обращения в суд.

При установлении факта пропуска без уважительных причин срока исковой давности или срока обращения в суд судья принимает решение об отказе в иске без исследования иных фактических обстоятельств по делу. Решение суда может быть обжаловано в апелляционном или кассационном порядке» (ч. 6 ст. 152 ГПК РФ).

Но судья не должен поддаваться соблазну принять судебное решение в предварительном судебном заседании в случае, когда истец представляет доказательства веской причины пропуска срока исковой давности и (или) установленного законом срока обращения за судебной защитой. Отрицательным примером тому может послужить следующий.

Гр-н Д. (истец) работал у гр-на Т. (ответчика) техником-смотрителем и был освобожден от занимаемой должности согласно подп. «а»  п. 1 ст. 81 ТК РФ (за прогул). В предварительном судебном заседании истец представил медицинские документы, подтверждающие, что он страдает серьезными заболеваниями; накануне дня, после которого последовало увольнение, к нему вызывали «скорую помощь», после чего он проходил обследование в специализированных медицинских учреждениях. Состояние его здоровья в тот момент было критическим. Участвовавший в предварительном судебном заседании прокурор высказался против ходатайства ответчика об отказе гр-ну Д в иске о признании его увольнения незаконным и восстановлении на работе. Тем не менее судья в предварительном судебном заседании выносит решение об отказе в иске со ссылкой на пропуск срока обращения в суд, установленного ст. 392 ТК РФ.

Судебные проблемы, особенно связанные с защитой трудовых прав, относятся к сугубо социальным. Нормой абзаца первого ст. 392 ТК РФ установлен срок обращения работника в суд по спорам об увольнении — всего один месяц. Скажем прямо, такой срок нелегко соблюсти.

Суд не может автоматически удовлетворить ходатайство работодателя в предварительном судебном заседании об отказе в иске на том основании, что пропущен срок обращения в суд за защитой, игнорируя возражения работника и представленные им доказательства в опровержение основания увольнения по инициативе работодателя.

Недопустимо принятие решения в предварительном судебном заседании, если истцом представлены веские доказательства пропуска срока исковой давности или срока обращения в суд. В случае спора сторон о том, является ли уважительной причина пропуска обращения в суд с представлением истцом доказательств, подтверждающих вынужденный характер пропуска срока, правило ч. 6 ст. 152 ГПК РФ не подлежит применению и суд не вправе принять решение об отказе в иске в предварительном судебном заседании. Дело подлежит рассмотрению в стадии судебного разбирательства.

 

Библиография

1 Отметим, что прежнее название второй стадии судопроизводства — предварительная подготовка — изменилось. Применительно к действующим правилам гражданского процессуального закона прежнее выражение неприемлемо.

2  Научно-практический комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации /Под ред. В.М. Жуйкова, В.К. Пучинского, М.К. Треушникова — М.: Городец. 2003. С. 347.