Л.В. БЕЛОУСОВ,
 государственный советник юстиции 2-го класса, заслуженный юрист РСФСР
 
В 2009 и 2010 годах в нашем журнале были опубликованы две статьи о праве судебного пристава-исполнителя отменить свое собственное постановление или изменить его по основаниям, помимо тех, которые указаны в ч. 3 ст. 14 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее — Закон)[1].
В одной из них А.В. Тютюнников утверждал, что при наличии ряда условий судебный пристав-исполнитель может отменить или изменить вынесенное им постановление и по иным основаниям, нежели те, которые указаны в Законе.
 
Автор другой статьи, Л.В. Белоусов, опровергал утверждения А.В. Тютюнникова  и доказывал, что Закон предоставил судебному приставу-исполнителю право лишь исправлять допущенные им в постановлении описки или явные арифметические ошибки. Л.В. Белоусов констатировал также отсутствие единства арбитражной практики по поставленному вопросу, в подтверждение чему приводил ряд судебных актов, в которых суды в одних случаях признавали за судебными приставами-исполнителями право отменять или изменять свои собственные постановления, а в других считали такие действия незаконными.
  Сознавая, насколько важна для судебных приставов-исполнителей оценка их действий судами, редакция обратилась к Л.В. Белоусову с просьбой прокомментировать практику арбитражных судов по этому вопросу за время, прошедшее после публикации его статьи. Ниже следует его комментарий.
 
Действительно, судебный контроль за соблюдением судебными приставами-исполнителями и другими должностными лицами ФССП России требований закона при выполнении ими своих обязанностей трудно переоценить. Это основная, решающая форма контроля в плане обеспечения законности в деятельности Службы во всех ее аспектах.
С этой позиции чрезвычайно важно своевременное формирование основанной на законе единой судебной практики по всем вопросам деятельности судебных приставов-исполнителей, и в частности по вопросу толкования требований ч. 3 ст. 14 Закона. Вопрос заключается в следующем: дает ли эта норма судебному приставу-исполнителю право отменять или изменять (за установленными нормой пределами) вынесенное ранее постановление?
К сожалению, трудно утверждать, что по рассматриваемому вопросу, как и по некоторым другим, касающимся деятельности судебных приставов-исполнителей, суды, в частности арбитражные, выработали устойчивую судебную практику, соответствующую Закону. С тех пор как в журнале «Практика исполнительного производства» была опубликована статья, в которой приводились примеры прямо противоположных решений арбитражными судами названного вопроса, положение почти не изменилось.
 Следует отметить, что решения, противоположные одно другому, позволяют себе принимать в отдельных случаях и кассационные суды, призванные формировать единую судебную практику в своих округах. Так, в статье были приведены три постановления ФАС Северо-Западного округа. Первым постановлением (по времени принятия) окружной суд признал правомерным вывод апелляционного суда о незаконности постановления судебного пристава-исполнителя об отмене своего собственного постановления. В двух последующих постановлениях окружного суда уже говорилось о правомерности таких действий судебного пристава-исполнителя[2].
В статье было приведено также постановление ФАС Московского округа, поддержавшего позицию Арбитражного суда г. Москвы и Девятого арбитражного апелляционного суда, признавших незаконным постановление судебного пристава-исполнителя об отмене своего собственного постановления об окончании исполнительного производства. Правда, в этом случае Закон в ч. 9 ст. 47 прямо предусмотрел, что постановление судебного пристава-исполнителя об окончании исполнительного производства отменяется старшим судебным приставом, и именно на эту норму сослался окружной суд[3].
 Познакомимся еще с двумя относительно недавними постановлениями ФАС Московского округа по обсуждаемому вопросу. Постановление от 21.10.2010 № КА-А40/10210-10  касается отмены судебным приставом-исполнителем своего постановления об отложении исполнительных действий и мер принудительного исполнения по исполнительному производству (дело № А40-43781/10-79-2435). Решением Арбитражного суда г. Москвы, оставленным без изменения Девятым арбитражным апелляционным судом, взыскателю, по ходатайству которого судебный пристав-исполнитель вынес впоследствии отмененное им же постановление об отложении до конкретной даты названных действий, было отказано в признании незаконным этого второго постановления. Окружной суд не нашел оснований к удовлетворению кассационной жалобы взыскателя и отмене упомянутых судебных актов, признав на этот раз, вслед за судом первой и апелляционной инстанций, право судебного пристава-исполнителя отменить свое же собственное постановление. Аргументирован вывод окружного суда  тем, что, во-первых, до срока, указанного в первом постановлении, отпали основания отложения исполнительных действий и мер принудительного исполнения (что к решению спорного вопроса отношения не имеет),  во-вторых, «…Федеральный закон “Об исполнительном производстве" не содержит прямых запретов судебному приставу-исполнителю принять мотивированное постановление об отмене или изменении своего ранее принятого постановления». При этом окружной суд, как и ранее многие другие суды, сослался на информационное письмо Президиума ВАС РФ от 21.06.2004 № 77 «Обзор практики рассмотрения дел, связанных с исполнением судебными приставами-исполнителями судебных актов арбитражных судов», содержащее указание на правомерность действий судебного пристава-исполнителя, отменившего ранее принятое им постановление.
В другом постановлении — от 28.10.2010 № КА-А40/12615-10 ФАС Московского округа высказался за точное выполнение  требований ч. 3 ст. 14 Закона (дело № А40-34779/10-122-237). Как было установлено по этому делу, судебный пристав-исполнитель, получив на исполнение исполнительный лист, вынес постановление о возбуждении исполнительного производства. В нем он обязал должника возвратить взыскателю денежные средства в размере, указанном в исполнительном листе, и предупредил о возможности взыскания исполнительского сбора в  сумме 5000 руб. в случае, если требования исполнительного листа не будут исполнены добровольно.
В дальнейшем постановлением ВАС РФ в надзорном порядке сумма, подлежащая взысканию с должника, была уменьшена. В связи с этим судебный пристав-исполнитель вынес два постановления: одно — со  ссылкой на ч. 3 ст. 14 Закона — о внесении изменений в постановление о возбуждении исполнительного производства, а второе — о взыскании с должника исполнительского сбора. В постановление о возбуждении исполнительного производства были внесены следующие изменения: сумма, подлежащая взысканию с должника, была уменьшена в соответствии с постановлением ВАС РФ; был указан новый размер исполнительского сбора, значительно превышающий прежний (вначале исполнительский сбор был исчислен как с исполнительного документа неимущественного характера, а затем — изменен из расчета 7% от скорректированной суммы взыскания). В постановлении о взыскании исполнительского сбора была указана эта уточненная сумма.
Должник обратился в суд с заявлением о признании незаконными двух последних постановлений: постановления о внесении изменений в постановление о возбуждении исполнительного производства и постановления о взыскании исполнительского сбора.
Арбитражный суд г. Москвы в удовлетворении заявленных требований отказал. Девятый арбитражный апелляционный суд по жалобе должника решение суда частично отменил: признал незаконным постановление о взыскании исполнительского сбора, а в остальном оставил постановление  без изменений.
Рассмотрев дело по кассационной жалобе судебного пристава-исполнителя, ФАС Московского округа оставил без изменений постановление апелляционного суда и вместе с тем, не имея возможности отменить постановление судебного пристава-исполнителя о внесении изменений в постановление о возбуждении исполнительного производства, отметил в своем постановлении незаконность произведенных изменений.
Окружной суд указал, что, согласно ч. 3 ст. 14 Закона, вносимые в постановление изменения, исправляющие допущенные описки и явные арифметические ошибки, «не должны касаться существа дела, т. е. не могут быть изменены принцип расчета, сумма взыскания, нормы права, на основании которых произведен расчет, и т. д. <...> В любом случае судебный пристав-исполнитель не имел права под видом исправления описки или явной арифметической ошибки вносить изменения в части суммы взыскания и определять от измененной суммы исполнительский сбор... Таким образом, принятое судебным приставом-исполнителем решение об изменении суммы взыскания… и определение новой суммы исполнительского сбора противоречит действующему законодательству Российской Федерации».
Ну а что же ВАС РФ?
Были ли обращения к нему с надзорными жалобами на судебные акты, так или иначе решившие обсуждаемые вопрос?
Да, были. Передо мной три определения коллегий судей ВАС РФ за сентябрь—ноябрь 2010 года, и все три — об отказе в передаче дел в Президиум ВАС РФ по таким надзорным жалобам. Между тем по двум делам суды признали право судебного пристава-исполнителя отменить предыдущее постановление, а по третьему в обжалованных судебных актах утверждалось, что судебный пристав-исполнитель не имеет права изменять ранее принятое постановление, если этими изменениями не исправлялись описки или явные арифметические ошибки.
Так, из первого определения коллегии судей ВАС РФ от 27.09.2010 № ВАС-12450/10 явствует, что взыскатель обратился в суд с заявлением о признании незаконными действий судебного пристава-исполнителя, выразившихся в вынесении постановления об отмене постановления другого судебного пристава-исполнителя об обращении взыскания на дебиторскую задолженность, и бездействия судебного пристава-исполнителя по исполнению исполнительного документа. Решением Арбитражного суда Удмуртской Республики, оставленным без изменения постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда, в удовлетворении заявленных требований отказано. ФАС  Уральского округа указанные судебные акты оставил без изменений.
 Коллегия ВАС РФ согласилась с мнением судов, принимавших участие в рассмотрении дела, что судебный пристав-исполнитель вправе отменить предыдущее постановление по исполнительному производству. В определении коллегии судей, в частности, указано: «Довод заявителя о незаконности действий судебного пристава-исполнителя по отмене постановления, вынесенного другим приставом-исполнителем, отклонен судами, поскольку отсутствует законодательно установленный запрет судебному приставу-исполнителю вынести мотивированное постановление об отмене ранее принятого необоснованного постановления».        
Вторым определением коллегии судей ВАС РФ от 29.09.2010 № ВАС-12640/10 также было отказано в передаче в Президиум ВАС РФ дела по заявлению о признании недействительным постановления судебного пристава-исполнителя об отмене постановления, вынесенного ранее другим судебным приставом-исполнителем. Коллегия и в этом случае согласилась с аналогичным суждением Арбитражного суда Костромской области, Второго арбитражного апелляционного суда, ФАС Волго-Вятского округа, рассмотревших данное дело в первой, апелляционной и кассационной инстанциях. Выяснив, что первое постановление не соответствует закону, суды по этой причине признали правомерным постановление об его отмене, не обратив внимания на то, что  это постановление об отмене вынес также судебный пристав-исполнитель.
 В третий раз коллегия судей ВАС РФ определением от 26.11.2010 № ВАС-15725/10 вновь отказала в передаче дела в Президиум ВАС РФ, согласившись с мнением судов, отстаивающих необходимость точного выполнения требований ч. 3 ст. 14 Закона. Определение было вынесено по надзорной жалобе судебного пристава-исполнителя по приведенному выше делу Арбитражного суда г. Москвы № А40-34779/10-122-237. В нем коллегия судей подчеркнула, что ФАС Московского округа «правильно указал на незаконность внесения судебным приставом-исполнителем изменений в постановление о возбуждении исполнительного производства, поскольку соответствующие изменения не могут быть квалифицированы как исправление описок (опечаток) и арифметических ошибок, а внесение иных изменений в ранее вынесенное постановление Законом об исполнительном производстве не предусмотрено».
Итак, налицо достаточно четко выраженные решения спорного вопроса судебной практикой арбитражных судов: первое — Закон не дает судебным приставам-исполнителям права отменять ранее вынесенное постановление; второе, дважды поддержанное коллегиями судей ВАС РФ, — Закон не содержит запрета на отмену судебными приставами-исполнителями ранее вынесенных постановлений, т. е. разрешает такие действия. В конечном счете эти противоположные позиции основываются на толковании одной и той же нормы — ч. 3 ст. 14 Закона.
На наш взгляд, коллегии судей ВАС РФ с небольшой разницей во времени продемонстрировали различный подход к оценке действий судебного пристава-исполнителя, регламентированных во всех случаях ч. 3 ст. 14 Закона, причем  в первых двух случаях они сочли правомерной не основанную на Законе позицию судов, признающих право судебных приставов-исполнителей отменять ранее вынесенные постановления.
Можно возразить, что отмена судебным приставом-исполнителем ранее вынесенного постановления, которая все-таки прямо не запрещена Законом, и изменение им постановления с нарушением установленных Законом пределов изменений — действия отнюдь не идентичные,  поэтому ВАС РФ в лице судейских коллегий в приведенных случаях своей позиции по исследуемому вопросу не изменял.
Но это не так. В статье, опубликованной в № 1’2010, приведена аргументация, почему норма ч. 3 ст. 14 Закона должна одновременно рассматриваться и как запрещающая судебному приставу-исполнителю отменять ранее вынесенное постановление.
Если же исходить из того, что ч. 3 ст. 14 Закона только запрещает судебному приставу-исполнителю изменять ранее принятое постановление вне установленных в ней пределов, а запрета отменить само это постановление Закон не содержит, то мы придем к довольно абсурдному выводу: с одной стороны, законодатель не возражает против того, чтобы судебный пристав-исполнитель во всех случаях, когда в постановлении искажены фактические обстоятельства или допущено иное нарушение закона, сам отменил это свое постановление или постановление другого судебного пристава-исполнителя, а с другой стороны, одновременно запрещает ему в этих  же случаях изменять постановление. Он может это сделать только в случае описки или явной арифметической ошибки.
Согласимся, что в таком случае норма, закрепляющая  право отмены постановления с одновременным ограничением права его изменения была бы изложена совершенно иначе. Однако в такой норме отсутствовала бы внутренняя логика: зачем вводить ограничение на право изменять постановление, предоставляя в то же время право неограниченной отмены постановления? Ведь если судебный пристав-исполнитель имеет право сам отменить постановление, он может отменить его и в определенной части, т. е. изменить его!
Думается, что некоторые суды, а в их числе оказались и две коллегии судей ВАС РФ, не очень заботит, каким путем в исполнительном производстве достигается восстановление законности постановлений судебных приставов-исполнителей. Главное, чтобы постановление было законным! Этим, а также заботой о стабильности судебных актов, очевидно, и объясняется их позиция в части правомерности отмены судебными приставами-исполнителями ранее вынесенных постановлений.
Во всяком случае, остается лишь сожалеть, что коллегии судей ВАС РФ сочли невозможной  передачу на рассмотрение Президиума ВАС РФ одного из первых двух дел при наличии иного толкования судами спорного правомочия судебных приставов-исполнителей, чем то, которое коллегии сочли правомерным.
А как же поступать судебным приставам-исполнителям? То ли выполнять указания тех судов, которые не признают за ними права на отмену ранее вынесенных постановлений, то ли следовать за судами, в том числе и  двумя коллегиями судей ВАС РФ, считающими, что Закон не запрещает им совершать такие действия, т. е. разрешает их?
А как поступать руководителям судебных приставов-исполнителей? При проверках и оценке работы судебных приставов-исполнителей считать отмену ими самими вынесенных ранее постановлений нарушениями Закона или, наоборот, его выполнением?
Представляется, что после 3 лет действия Закона в его нынешней редакции все заинтересованные в этом лица вправе ожидать прекращения зигзагов практики  судебных приставов-исполнителей и судов в данном вопросе.
Кто и каким путем это может, а вернее,  должен сделать? Очевидно — руководство ФССП России и ВАС РФ (лучше с Верховным судом РФ (практика общих судов по обсуждаемому вопросу нами не исследовалась)).
Каким путем? Им виднее!
Впрочем, несколько советов руководителям ФССП России можно было бы дать. Первый: внимательно еще раз изучить нормы действующего и прежнего законов об исполнительном производстве в этой части и определить, можно ли применять в настоящее время все положения информационного письма Президиума ВАС РФ от 21.06.2004 № 77, разъясняющего особенности применения прежнего Закона, в частности положения п. 8 о том, что Закон не запрещает судебному приставу-исполнителю принять мотивированное постановление об отмене или изменении своего ранее принятого необоснованного постановления.
Второй: оценить складывающуюся судебную практику, наряду с практикой выполнения судебными приставами-исполнителями  положений ч. 3 ст. 14 Закона, и на основе сложившегося собственного убеждения дать судебным приставам-исполнителям соответствующие рекомендации.
Третий: сделать то же самое, но перед  вынесением соответствующих рекомендаций обратиться в ВАС РФ и ВС РФ с просьбой высказать свое мнение по данному вопросу и обеспечить по нему единство судебной практики, а затем обеспечить единую практику выполнения судебными приставами-исполнителями требований ч. 3 ст. 14 Закона.
Вместе с тем, думается, что, если судебным приставам-исполнителям в свое время было бы разъяснено, что понимать и применять норму ч. 3 ст. 14 Закона следует не только как ограничение в праве изменять ранее вынесенное постановление, но и как запрещение самим отменять постановления, тогда и у судов не было бы поводов к  различному толкованию данной нормы.
И конечно, только тогда, когда руководители ФССП России, а не сами судебные приставы-исполнители, в соответствии с Законом будут отменять неправомерные и необоснованные постановления судебных приставов-исполнителей, качество постановлений повысится и их законность будет бесспорной.
Насколько известно, на это и рассчитывали разработчики проекта действующего Закона, вводя нормы ч. 3 ст. 14 и ч. 3 ст. 127 и предусматривая в новой редакции статей 8—10 Закона о судебных приставах право руководства судебных приставов-исполнителей отменять и изменять постановления судебных приставов-исполнителей.
 
Библиография
1 Тютюнников А.В. Право отмены или изменения судебным приставом-исполнителем вынесенных им постановлений // Практика исполнительного производства. 2009. № 3. С. 14; Белоусов Л.В. Вправе ли судебный пристав-исполнитель отменить или изменить свое постановление? Требуется ли отмена постановления при признании его судом незаконным? // Там же. 2010. № 1. С. 39.
2 Постановления ФАС Северо-Западного округа от 12.08.2009 № КА-А40/7233-09, от 15.10.2009 № А56-15419/2009, от 20.11.2009 № А56-12817/2009.
3 Постановление ФАС Московского округа от 12.08.2009 № КА-А40/7233-09.