А.Э. ДЕНИСОВ, 

старший помощник Одинцовского городского прокурора Московской области,  аспирант Академии Генеральной прокуратуры РФ

 

Одно из важнейших направлений развития законодательства об использовании специальных знаний в уголовном судопроизводстве связано с обоснованием необходимости существования и развития такой формы использования специальных знаний, как допрос специалиста. Анализ процесса становления института сведущих лиц в отечественном уголовном процессе наглядно показывает, что с самого начала появления сведущих лиц они выполняли не только функции, сходные с функциями современных экспертов и специалистов, но и осуществляли функции сведущего свидетеля.

В условиях развития научно-технического прогресса как в процессе осуществления предварительного расследования, так и в суде часто возникает потребность в получении сведений справочного характера, разъяснений ряда профессиональных терминов, процессов, закономерностей, присущих конкретной сфере деятельности, отрасли науки. Зачастую эти сведения необходимы не только следователю, но и не менее важны для обвиняемого, потерпевшего и других участников процесса. Подобные сведения позволят уяснить, почему расследование должно двигаться в том или ином направлении, почему нет необходимости в назначении экспертизы, почему следует отказаться от той или иной версии, либо наоборот, почему и какую следует назначить экспертизу, какие сведения следует выяснить, какие документы необходимо истребовать. Такого рода сведения дают основания для проведения различного рода следственных действий: обыска и выемки, допросов, освидетельствования. Разъяснение специфических вопросов лицом, обладающим специальными знаниями, позволяет не производить безрезультатных следственных действий, не направлять ненужных запросов. Далеко не всегда можно обойтись истребованием справок и других документов, так как часто следователи не знают, где находятся нужные им сведения, в каком объеме и для чего они должны быть получены, как понимать те или иные специальные термины, показатели. Зачастую нужны не только и не столько сами документальные данные, сколько профессиональные комментарии к ним лиц, обладающих специальными знаниями в конкретной области, разъяснения положений, правил и инструкций по технике безопасности, сущности технологических процессов. Это связано с тем, что в документах и иных материальных носителях определенный факт, как правило, не разъясняется, а только удостоверяется, в то время как следователю, дознавателю, суду нужны разъяснения, исходящие от лица, незаинтересованного в деле, но обладающего соответствующими специальными знаниями. Это обусловливает необходимость допроса лица, обладающего соответствующими специальными знаниями, — специалиста.

Как верно отмечается в научной литературе, необходимость в допросах сведущих лиц возникает по делам о нарушении правил по технике безопасности, безопасности движения и эксплуатации автотранспорта, о хищениях, совершенных при выпуске неучтенной продукции, полученной при «экономии» в результате нарушения технологии производства[1]. Однако в отечественном уголовно-процессуальном законодательстве упоминания о возможности допроса специалиста не было до 2003 года, несмотря на то, что многие исследователи вопросов участия специалиста в уголовном судопроизводстве, как и практические работники правоохранительных органов, высказывались за введение подобного положения в процессуальное законодательство. Так, в период действия УПК РСФСР, за то, чтобы предусмотреть в законе допрос сведущих лиц, не заинтересованных в деле, для ответов на вопросы, не требующие исследований с использованием специальных знаний, ответили при анкетировании более 83,3% следователей (противоположное мнение у 5,8%, остальные воздержались от ответа); около 83% прокуроров, 72% экспертов (против лишь 8%)[2]. При этом большинство противников введения в уголовно-процессуальное законодательство положений, позволяющих производить допрос лиц, обладающих специальными знаниями, не видели необходимости в подобных нововведениях лишь потому, что ошибочно считали нормальной практику постановки справочных вопросов экспертам.

Только Федеральным законом от 4 июля 2003 г. № 92-ФЗ часть 2 ст. 74 УПК РФ была дополнена пунктом 3.1, включившим в перечень доказательств заключение и показания специалиста. С учетом нововведения была изменена и редакция ст. 80 УПК РФ, в которой появилось определение показаний специалиста — это сведения, сообщенные им на допросе об обстоятельствах, требующих специальных знаний, а также разъяснения своего мнения в соответствии с требованиями ст. 53, 168 и 271 УПК РФ. Таким образом, ст. 80 УПК РФ, во-первых, предусмотрела способ получения показаний специалиста — допрос и, во-вторых, определила особый предмет допроса — сведения об обстоятельствах, требующие специальных знаний.

Следует отметить, что и в настоящее время, когда нормы отечественного процессуального законодательства предусматривают возможность допроса лица, обладающего специальными знаниями, для получения справочной информации, большинство практических работников по-прежнему предпочитают получать информацию справочного характера иными способами. Так, по данным проведенного анкетирования большинство следователей (43,5 %) при ответе на вопрос «каким образом вы получаете справочную информацию из области специальных знаний, необходимую для проведения предварительного расследования» подтвердили, что предпочитают получить неофициальные консультации лиц, обладающих специальными знаниями; 22,7 % по-прежнему ставят вопросы справочного характера перед экспертом в постановлении о назначении экспертизы.

Так, наряду с вопросами, требующими производства различного рода исследований, перед экспертами зачастую ставятся вопросы, не требующие проведения каких-либо исследований, например: какие телесные повреждения характерны для лиц, сидевших за рулем во время дорожно-транспортного происшествия, какую предельную скорость может развить машина определенной марки и модели, какова предельная дальность полета снаряда, выпущенного из того или оружия, сколько времени требуется для того, чтобы полностью сгорел труп, облитый бензином, каковы фармакологические свойства того или иного лекарственного средства и т.д.; 20,9%  опрошенных следователей отметили, что для получения необходимых сведений самостоятельно изучают специальную литературу; 5,3% выясняют такого рода информацию посредством допроса эксперта по данному им заключению; 4,9 % формулируют вопросы специалисту и получают его заключение и лишь 2,7% производят допрос специалиста для выяснения необходимой справочной информации.

Показания специалиста являются важной процессуальной формой использования специальных знаний при расследовании преступлений. В то же время, как показывает практика, использование данной формы следователями минимально и зачастую сопровождается множеством ошибок, обусловленных как отсутствием в действующем законодательстве норм, детально регулирующих такое процессуальное действие, как допрос специалиста, так и «сложившейся в некоторых регионах негативной следственной и судебной практикой»[3]. В целях развития института специалиста и совершенствования практики использования специальных знаний в форме показаний специалиста следует более четко определить предмет показаний специалиста, процессуальную форму получения показаний специалиста (допрос специалиста или допрос свидетеля), а также регламентировать процедуру допроса специалиста в УПК РФ.

УПК РФ в ст. 80 в общих чертах определил предмет показаний специалиста: обстоятельства, требующие специальных знаний, и собственное мнение, которое разъясняется специалистом в соответствии с требованиями  статей 53,  168 и  271 УПК РФ. Однако законодательная формулировка не позволяет дать однозначный ответ, насколько широк круг вопросов, по которым специалист может быть допрошен.

Так, В. Божьев утверждает, что «предмет показаний специалиста сформулирован без учета общего понятия доказательства (ч. 1 ст. 74 УПК РФ); он оторван от обстоятельств, подлежащих установлению (ст. 73 УПК РФ); носит общий и отвлеченный характер»[4].

В научной литературе высказываются различные мнения о предмете допроса специалиста. Отдельные авторы полагают, что показания специалиста являются лишь логическим и не всегда необходимым продолжением заключения специалиста, не являясь самостоятельным доказательством, а предметом допроса специалиста «являются те же сведения, что были им сообщены в своем заключении»[5]. Такой вывод, по мнению И. Овсянникова, следует из положений ч. 2 ст. 74 УПК РФ, согласно которой «в качестве доказательств допускаются «заключение и показания специалиста». Законодатель употребил в данном случае союз не «или», а «и», причем расположил заключение и показания специалиста в одном пункте, а не в двух. Следовательно, показания специалиста (как и показания эксперта) в качестве самостоятельного вида доказательств не выделены»[6].

Такой подход основан во многом на аналогии закона и предполагает уравнивание процессуального статуса эксперта и специалиста. Действительно, в отношении эксперта законодатель достаточно четко определил предмет его допроса и обстоятельства, при которых допрос может быть произведен. В соответствии с ч. 2 ст. 80 УПК РФ, эксперт может быть допрошен только после того, как им будет проведена экспертиза и дано заключение, и только по вопросам, непосредственно связанными с производством экспертного исследования и подготовкой заключения. Цель допроса эксперта — получение разъяснений и уточнение экспертного заключения, что подтверждает неразрывную связь между заключением и показаниями эксперта. Тем не менее, это не дает основания утверждать, что показания эксперта не являются самостоятельным доказательством, поскольку сведения, которые могут быть сообщены экспертом в ходе допроса, хотя и являются уточнением или разъяснением данного ранее заключения, в последнем в ряде случаев и не содержатся, однако могут быть положены в основу принятия судом решения как вопроса о виновности подсудимого, так и иных принципиально важных вопросов.

Что касается допроса специалиста, то такого рода ограничения, как для допроса эксперта, законодателем вообще не установлены и никаких объективных предпосылок для применения аналогии закона для решения этого вопроса нет. Следует согласиться с мнением тех авторов, которые полагают, что буквальное толкование ч. 4 ст. 80 УПК РФ «говорит о том, что разъяснение своего мнения на основе имеющихся знаний и опыта специалист может дать по любым обстоятельствам, в которых возникнет необходимость»[7]. В отличие от показаний эксперта показания специалиста не связываются тесно с его заключением. По смыслу ч. 4 ст. 80 УПК РФ специалист может быть подвергнут допросу не обязательно после того, как им дано заключение[8], а показания специалиста по вопросам, имеющим значение для дела, отраженные в протоколе допроса, «являются доказательством независимо от оценки их содержания дознавателем или следователем, поскольку специалист может быть допрошен по вопросам, требующим специальных знаний, без проведения исследований»[9].

Е.А. Зайцева предлагает следующую структуру предмета показаний специалиста:

1) сообщенные специалистом в ходе оказания научно-технической и консультационной помощи защитнику по правилам п. 3 ч. 1 ст. 53 УПК РФ;

б) отраженные им в своем заключении по правилам ч. 3 ст. 80 УПК РФ;

в) сообщенные им сторонам и суду при участии в следственных и иных процессуальных действиях по делу;

г) касающиеся оценки заключения эксперта, данного в ходе досудебного и судебного производства[10].

Действительно, ограничение предмета допроса специалиста только данным ранее заключением необоснованно и не следует из буквального толкования положений УПК РФ. Во-первых, предшествующая допросу дача специалистом заключения не указана в ч. 4 ст. 80 УПК РФ как обязательное условие для возможности проведения допроса специалиста, в то время как для эксперта такое ограничение предусмотрено ч. 2 ст. 80 УПК РФ. Во-вторых, специалист в рамках участия в уголовном судопроизводстве реализует три самостоятельные функции: участие в производстве следственных действий, дача письменных консультаций (заключения) сторонам по вопросам, требующим применения специальных знаний, и дача показаний по вопросам, требующим применения специальных знаний. Допрос специалиста есть форма реализации одной из его функций — дачи показаний по вопросам, требующим применения специальных знаний, отличной от функции дачи письменных консультаций, которая реализуется посредством составления заключения. Основной функцией эксперта, наоборот, выступает производство экспертизы, и все остальные функции являют