УДК 343.54
 
Т.А. КОРГУТЛОВА,
старший преподаватель кафедры уголовного права и процесса юридического факультета Ульяновского государственного педагогического университета им. И.Н. Ульянова
 
В статье проводится анализ всех составов преступлений против половой свободы и половой неприкосновенности личности. Отражены последние изменения законодательства, их положительные и отрицательные стороны, а также особо выделены проблемы теоретического и практического характера, требующие дальнейшего разрешения. Предложены основные направления по предупреждению, выявлению и раскрытию половых преступлений. 
 
The article deals with the analysis of all kinds of corpus delicti of sexual freedom and sexual inviolability of a person. It reflects the latest changes in the legislation, their positive and negative sides as well as the problems of theoretical and practical value, requiring further solution. The main tendencies of prevention, revelation and reveal of sexual crimes are suggested.
 
В  соответствии с Конституцией РФ каждому человеку и гражданину гарантируется защита его прав и свобод, в том числе права на половую свободу и половую неприкосновенность. Любое цивилизованное общество оберегает честь и достоинство женщин как символ собственной чести, а эффективность этой защиты выступает показателем его культуры.
Анализ криминогенной обстановки в Российской Федерации отражает внутреннее неблагополучие нашего общества. Несмотря на то что статистические данные свидетельствуют о сокращении преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы личности, действительный уровень преступности на сексуальной почве определить довольно сложно, так как огромное число таких деяний не регистрируется или остается вне поля зрения правоохранительных органов. Конечно, в структуре преступности сексуальные преступления менее распространены и не идут ни в какое сравнение, например, с кражами и убийствами. Но даже относительно небольшое количество подобных преступлений не может не вызвать тревоги в силу повышенной общественной опасности, необратимости последствий, глубоких физических, моральных и психологических травм.
Некоторые процессы последних лет, в том числе и негативные, сдерживают рост половых преступлений, однако действительное положение дел еще далеко от статистического благополучия. Дестабилизация обстановки в стране, рост тяжких насильственных преступлений, безнаказанность многих преступлений, свидетельствующая о неэффективности обращений потерпевших с заявлениями в правоохранительные органы, боязнь мести со стороны преступников — все это свидетельствует о том, что реальное количество таких тяжких половых преступлений, каким является изнасилование, в два-три раза больше их официально зарегистрированного. Многие потерпевшие опасаются скомпрометировать свое имя и избегают огласки. Все это делает цифры статистики относительными.
Раскрытие сексуальных преступлений представляет значительную трудность. Это связано с тем, что преступление совершается, как правило, без свидетелей, и потерпевшие, из-за чувства стыда, сообщают о совершенном преступлении спустя некоторое время, когда трудно зафиксировать следы преступления и использовать их в дальнейшем как доказательство. Не следует забывать, что уголовное дело об изнасиловании, совершенном без отягчающих обстоятельств, относится к уголовным делам частно-публичного обвинения и может быть возбуждено только по заявлению потерпевшей (ч. 3 ст. 20 УПК РФ).
Уголовное право не составляет позитивного регулятора половых (сексуальных) отношений, оно лишь устанавливает запрет совершать деяния, которые явно противоречат сложившимся в обществе принципам, так называемой половой морали, и естественным правилам человеческого общежития. Вместе с тем установление уголовной ответственности за совершение деяний, посягающих на половую неприкосновенность и половую свободу личности, в конечном итоге выполняет важную роль регулятора сексуальных отношений.
До сих пор мы не научились исправлять сексуальных преступников. Это связано с тем, что половые преступления еще мало исследованы с широким привлечением современных достижений социологии, психиатрии и в первую очередь, сексологии, сексопатологии и психологии.
Еще одним важным обстоятельством, определяющим необходимость изучения половых преступлений, является их сравнительно недостаточный теоретический анализ. Такое «невнимание» со стороны исследователей вызвано во многом тем, что для изучения такого рода преступлений требуются не только специальные знания и навыки применения тонких методик, но что подобные преступления сами по себе, в силу своего характера и тяжести последствий, нередко отталкивают от себя исследователя.
Изнасилования, совершенные с особой жестокостью, насилие над детьми и причинение им тяжких увечий, различного рода сексуальные извращения всегда вызывали естественное от-
вращение, а следовательно, и нежелание заниматься непосредственным изучением столь омерзительных злодеяний.
В нашей стране даже в прошлом сфера изучения половой преступности была идеализированной. Более того, эти преступления исследовались как-то стыдливо, а публикации этих исследований были недоступны широкому кругу читателей, так как охранялись почти наравне с военными секретами. Однако и в наши дни серьезных научных и научно-популярных работ о сексуальной жизни и отношениях между полами все еще очень мало. Если сексуальные преступления еще как-то описываются, то объясняются очень плохо.
Половая неприкосновенность и половая свобода личности — это часть прав и свобод личности, установленных и гарантированных Конституцией РФ (статьи 28, 45, 46). Половая свобода относится к жизнедеятельности лиц, достигших по общему правилу совершеннолетия, или, по крайней мере, шестнадцати лет. Каждый человек, достигший этого возраста, реализует половую свободу по собственному усмотрению. Половая свобода любого человека (от рождения и до старости) во всех случаях защищается государством. Нарушение половой неприкосновенности есть нарушение половой свободы.
Преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности получили законодательное закрепление в главе 18 УК РФ. Следует отметить, что действующий УК РФ, по сравнению с УК РСФСР 1960 года, заметно усилил защищенность интересов личности в сексуальной (половой) сфере. Так, уточнены признаки изнасилования (ч. 1 ст. 131 УК РФ) и более четко сформулированы и дифференцированы присущие этому наиболее опасному половому преступлению отягчающие обстоятельства. Наряду с изнасилованием установлена ответственность за любые иные насильственные действия сексуального характера
(ст. 132 УК РФ) и, что очень важно, за понуждение к действиям сексуального характера с использованием материальной или иной зависимости потерпевшего (потерпевшей) (ст. 133 УК РФ). (Статья 118 УК РСФСР 1960 года предусматривала ответственность за «понуждение женщины к вступлению в половую связь или к удовлетворению половой страсти в иной форме лицом, в отношении которого женщина являлась материально или по службе зависимой»); конкретизирован возраст потерпевших в составах, где этот признак имеет определяющее значение (п. «б» ч. 4 ст. 131, статьи 134, 135 УК РФ). Таким образом, предусмотрена равная уголовно-правовая защита прав и свобод лиц обоего пола в сексуальной сфере; усилена защищенность личности несовершеннолетних (малолетних) жертв сексуальных преступлений.
Уголовное законодательство не закрепляет само понятие «половые преступления», различные варианты этого понятия лишь предлагаются отдельными авторами. Рассматривая понятия преступлений против половой свободы и половой неприкосновенности личности, можно привести отдельные примеры предлагаемых понятий преступлений этой группы в современной научной литературе.
Итак, половые преступления — это умышленные действия субъекта против охраняемых уголовным законом половой неприкосновенности и половой свободы личности, а также действия, направленные против нравственного и физического развития несовершеннолетних. Заслуживает внимания и следующее определение: преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности (в теории и на практике их часто именуют «половыми») — это предусмотренные уголовным законом общественно опасные деяния, грубо нарушающие сложившийся в обществе уклад сексуальных отношений путем посягательства на половую неприкосновенность и половую свободу личности.
Проведем анализ преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы личности и постараемся выделить проблемные вопросы, которые создают сложности при квалификации преступлений этой группы.
I. Изнасилование (ст. 131 УК РФ). Одно из наиболее тяжких преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы личности. Среди других однородных преступлений изнасилования составляют 85—90%. В соответствии со ст. 15 УК РФ изнасилования, предусмотренные ч. 1 и ч. 2 ст. 131 УК РФ, относятся к категории тяжких преступлений, а предусмотренные ч. 3 ст. 131 УК РФ — к категории особо тяжких.
Объективная сторона изнасилования состоит в половом сношении с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшей или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшей.
В судебной и следственной практике сложности возникают при решении вопроса, имело ли место беспомощное состояние потерпевшей и воспользовался ли виновный таким состоянием жертвы при совершении изнасилования. Однако в любом случае следует учитывать, что для квалификации изнасилования, совершенного с использованием беспомощного состояния потерпевшей, не имеет значения, привел ли сам виновный потерпевшую в такое состояние (например, напоил спиртными напитками, предоставил наркотики) или воспользовался тем, что она находилась в таком состоянии независимо от его действий.
Спорным в литературе является вопрос об отнесении состояния естественного сна к беспомощному. На практике дел об изнасиловании женщин во время их сна почти не встречается. Спящая женщина, подвергшаяся нападению со стороны преступника, почти всегда просыпается до того, как ему удалось совершить половой акт. По утверждению судебных медиков, изнасиловать женщину так, чтобы она не проснулась, можно лишь в тех случаях, когда женщина уже дефлорирована и перед сном была чрезвычайно утомлена работой и необыкновенно крепко спит.
Сложным на практике является вопрос квалификации действий виновного при изнасиловании потерпевших, не достигших возраста 14 лет. Это связано с тем, что не совсем точно считать совершение изнасилования потерпевших, не достигших 14-летнего возраста, как с использованием их беспомощного состояния, так как девушки в возрасте 12—14 лет вполне могут ориентироваться в вопросах сексуальных взаимоотношений полов. Поэтому юридически значимое соотношение «возраст — беспомощное состояние» должно решаться в каждом конкретном случае с учетом степени умственного и физического развития потерпевших и степени их осведомленности в вопросах половой жизни.
Определенные трудности в судебно-следственной деятельности возникают при решении вопроса о привлечении лица к уголовной ответственности за изнасилование, повлекшее иные тяжкие последствия (п. «б» ч. 3 ст. 131 УК РФ). «Иные» тяжкие последствия не вошли в перечень названных ч. 3 ст. 131 УК РФ, в связи с чем возможность отнесения их к особо квалифицирующим признакам суд определяет исходя из указания в законе о тяжести последствий и наличия их в конкретном уголовном деле.
Однако исходным мотивом во всех случаях решения этого вопроса должно быть обязательное условие: тяжкие последствия наступают от изнасилования или покушения на него, т. е. от выполнения действий, входящих в объективную сторону состава данного преступления, причинно связаны с ним и совершены виновно (умышленно или неосторожно). Кроме того, тяжкие последствия могут быть вызваны действиями как обвиняемого, так и самой потерпевшей. Ее действия по причинению себе вреда, сопряженного с изнасилованием, могут быть совершены до начала полового акта с целью избежать его, а после полового акта как реакция на совершившееся.
К тяжким последствиям изнасилования судебная практика относит самоубийство потерпевшей или покушение на него. Однако это последствие может быть вменено насильнику лишь при доказанности косвенного умысла или неосторожности с его стороны, повлекшее самоубийство потерпевшей. Если виновный не предвидел такого варианта поведения потерпевшей, не должен был и не мог его предвидеть, вменение ему п. «б» ч. 3 ст. 131 УК РФ по этому признаку исключается (например, изнасилована была женщина, неоднократно вступавшая в сексуальные отношения с различными мужчинами, в том числе и с применением насилия, и не предпринимавшая при этом попыток самоубийства). Нельзя вменять в вину насильнику и самоубийство потерпевшей, если непосредственной причиной самоубийства послужило жестокое отношение к ней со стороны мужа или других близких родственников, упрекавших ее в безнравственном поведении, якобы послужившим поводом для изнасилования.
В литературе высказано мнение о признании квалифицирующим и особо квалифицирующим признаком последующую в результате изнасилования беременность потерпевшей. Поскольку беременность является дополнительной травмой для потерпевшей, Т.А. Кондрашова предлагала закрепить законодательным путем такое последствие. По мнению А.П. Дьяченко, «во всех случаях беременность малолетних, несовершеннолетних и лиц, не достигших половой зрелости, следует признать тяжким последствием изнасилования». Полагаем вполне обоснованным и справедливым законодательное закрепление в ст. 131 УК РФ такого квалифицирующего признака, как «изнасилование, повлекшее беременность потерпевшей», поскольку такое последствие при изнасиловании может наступить, что приведет к трудностям в квалификации действий преступника. Вряд ли будет правильным в такой ситуации квалифицировать действия лица по признаку «изнасилование, повлекшее иные тяжкие последствия».
Кроме того, в практике встречаются случаи совершения сексуальных преступлений с детьми, родственниками и иными близкими лицами, в том числе и изнасилования. В этой связи мы считаем, что необходимо дополнить ст. 131 УК РФ таким квалифицирующим признаком, как «изнасилование, совершенное родителем, усыновителем, педагогом или иным лицом, на которых законом возложена обязанность по воспитанию несовершеннолетнего», который будет иметь место при изнасиловании несовершеннолетнего.
Значительные трудности вызывает на практике юридическая оценка «добровольного» полового сношения совершеннолетнего мужчины с малолетней девочкой. В ряде случаев суды относили такие сексуальные девиации (отклонения от половой морали) к изнасилованию. Однако сам по себе малолетний возраст девочки не может служить основанием для квалификации полового акта с ней при ее согласии на вступление в половую связь как изнасилование с использованием беспомощного состояния потерпевшей. Как насильственный половой акт вопреки видимой «добровольности» следует рассматривать только такие случаи, когда ввиду своего малолетнего возраста, умственной отсталости и т. п. потерпевшая заведомо для виновного не могла понимать характера совершаемых с нею действий. В остальных случаях содеянное образует состав преступления, предусмотренный ст. 134 УК РФ.
В случаях, когда имело место изнасилование потерпевшей, не достигшей 14-летнего возраста, а в дальнейшем совершение с ее согласия последующих половых актов, действия виновного подлежат квалификации по совокупности ст. 131 и ст. 134 УК РФ.
II. Насильственные действия сексуального характера (ст. 132 УК РФ). Это новый состав преступления, введенный в УК РФ 1996 года. В отличие от изнасилования, данное деяние посягает на половую свободу не только женщин, но и мужчин. В качестве дополнительного объекта посягательства может быть и жизнь человека. Учитывая повышенную опасность для общества, законодатель приравнял по степени тяжести насильственные действия сексуального характера к изнасилованию.
Новая редакция ст. 132 УК РФ предусматривает ответственность за любые действия сексуального характера, совершенные с применением насилия, с угрозой его применения или с использованием беспомощного состояния потерпевшего (потерпевшей).
Закон предусматривает ответственность за насильственные мужеложство или лесбиянство или иные действия сексуального характера, то есть реализацию полового влечения к лицам своего пола, а также за совершение иных действий сексуального характера, т. е. уголовная ответственность связывается с насильственным способом удовлетворения половой страсти, а не с извращенностью или аморальностью способа ее удовлетворения. В случае добровольного согласия партнеров при мужеложстве, лесбиянстве и иных действиях сексуального характера состав данного преступления не образуется.
Введение в УК РФ данной нормы способствовало равной защите половой свободы как мужчин, так и женщин, поскольку потерпевшими по этой статье могут быть лица обоих полов. Насильственные действия сексуального характера являются общей нормой по отношению к изнасилованию. К этому выводу приводит сопоставительный анализ этих норм, а также диспозиция ст. 133 УК РФ, в которой устанавливается ответственность за понуждение к половому сношению, мужеложству, лесбиянству или совершению иных действий сексуального характера. Следовательно, половое сношение является видом действий сексуального характера, а изнасилование — видом насильственных действий сексуального характера, при котором специализация происходит по виду насильственного сексуального действия.
В литературе обоснованно отмечается сложность привлечения к уголовной ответственности за лесбиянство, так как ни уголовный закон, ни толковые словари не дают криминального понятия этой формы женского гомосексуализма. По мнению Ю. Трунцевского и И. Уварова, за насильственное лесбиянство вообще не может быть уголовной ответственности, так как гомосексуальные ласки лесбиянок предполагают взаимное половое влечение.
Можно согласиться с тем, что насильственное лесбиянство в такой форме действительно трудно представить, что свидетельствует о необходимости дополнительной законодательной доработке норм об уголовной ответственности за лесбиянство. Иными действиями сексуального характера являются любые способы удовлетворения полового влечения между мужчинами или между мужчиной и женщиной, за исключением естественного полового сношения, мужеложства и лесбиянства. Следует отметить, что законодатель точного определения понятию «иные действия сексуального характера» не дает, к ним можно отнести те действия, за которые лица, их совершившие, были осуждены и которые определены как таковые исходя из устоявшейся судебной практики.
III. Понуждение к действиям сексуального характера (ст. 133 УК РФ). Как говорилось выше, ст. 118 УК РСФСР 1960 года предусматривала ответственность за понуждение женщины к вступлению в половую связь или к удовлетворению половой страсти в иной форме лицом, в отношении которого женщина являлась материально или по службе зависимой. Количество лиц, осужденных за это преступление, оставалось незначительным.
В связи с тем, что не все случаи понуждения к половому сношению подпадали под признаки указанной нормы, в юридической литературе высказывались предположения о целесообразности дополнить ст. 118 УК РСФСР 1960 года указанием на использование иной зависимости потерпевшей, а также включением таких форм понуждения женщины к вступлению в половую связь, как угроза применения насилия в будущем, угроза истреблением имущества или разглашением позорящих сведений. Кроме того, встречались случаи понуждения к вступлению в половое сношение не только женщин, но и мужчин. Некоторые из этих предложений были учтены в ст. 133 УК РФ 1996 года, предусматривающей ответственность за понуждение лица к половому сношению, мужеложству, лесбиянству или совершению иных действий сексуального характера путем шантажа, угроз уничтожением, повреждением или изъятием имущества либо с использованием материальной или иной зависимости потерпевшего (потерпевшей). Изменения в законодательстве привели к увеличению числа дел этой категории.
Данное преступление посягает на два непосредственных объекта: прежде всего оно посягает на половую свободу женщины или мужчины, второй непосредственный объект — это честь и достоинство личности — при понуждении путем шантажа либо с использованием материальной или иной зависимости потерпевшего или потерпевшей; при угрозе уничтожения, повреждения или изъятия имущества, т. е. собственности.
Характер угрозы отличает это преступление от изнасилования. При изнасиловании виновный угрожает физическим насилием, а в данном преступлении — разглашением позорящих сведений, уничтожением, повреждением или изъятием имущества или ущемлением материальных или иных интересов потерпевшего (потерпевшей). При изнасиловании угроза является непосредственной, а в данном преступлении осуществление ее возможно в будущем. При понуждении лицо вступает в половую связь вынужденно, находясь под давлением. Подобная ситуация затрудняет, но не лишает потерпевшего избирательности поведения, не ставит в безвыходное положение, не создает состояние беспомощности, как при изнасиловании.
От понуждения следует отличать соблазнение на совершение сексуальных действий, разновидностью которого является обещание за это различных льгот и преимуществ (например, обещание жениться, повысить в должности, пригласить в путешествие). При этом согласие на вступление в половую связь основывается на личном выборе потерпевшего, который ожидает обещанных благ. При таких обстоятельствах лицо не может считаться потерпевшим.
В литературе высказаны различные точки зрения по вопросу о том, угрозу каким интересам представляет использование материальной или иной зависимости потерпевшего (потерпевшей). Так, А.А. Пионтковский считал, что «понуждение женщины может быть совершено и путем применения угроз, и путем обещания каких-либо выгод». Такой позиции обоснованно возражает А.Н. Игнатов, по мнению которого «в данном случае имеет место не понуждение женщины, а склонение к вступлению в половую связь».
В связи со сказанным следует согласиться с А.В. Корнеевой, полагающей, что понуждение имеется лишь в тех случаях, когда виновный угрожает ущемлением законных интересов потерпевшего, например, увольнением с работы, а не обещает предоставить льготы и преимущества. Такой же позиции придерживались М.Д. Шаргородский и П.П. Осипов, некоторые авторы считают это пробелом законодательства.
Преступление имеет формальный состав и является оконченным с момента понуждения к действиям сексуального характера. Совершения самих действий сексуального характера не требуется. Понуждение может осуществляться как в собственных интересах, так и в интересах третьего лица. Действия третьего лица, совершившего сексуальный акт с потерпевшим, если это лицо не является организатором, подстрекателем или пособником понуждения, не образуют состава преступления.
Такое положение вряд ли справедливо. Представляется целесообразной иная формулировка ст. 133 УК РФ, например: «Половое сношение, мужеложство, лесбиянство или совершение иных действий сексуального характера, совершенные с использованием материальной или иной зависимости, шантажа, угрозы уничтожением, повреждением или изъятием имущества потерпевшего (потерпевшей)». При такой формулировке и лицо, воздействовавшее на потерпевшего, и лицо, вступившее с ним в половую связь, если его сознанием охватывалось, что действия потерпевшей не являются добровольными, отвечали бы как соисполнители. Если бы психическое воздействие на потерпевшую не достигло цели, действия виновного квалифицировались бы как покушение на преступление.
IV. Половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста (ст. 134 УК РФ). До 1996 года в Уголовном кодексе России существовала норма об уголовной ответственности лиц, вступающих в половое сношение с потерпевшими женского пола, не достигшими половой зрелости. Применение закона в судебной практике нередко влекло ошибки из-за сложности в установлении факта достижения половой зрелости. Случались и факты объективного вменения: виновный подчас не мог определить, достигла ли потерпевшая половой зрелости.
В большинстве союзных республик Союза ССР, в отличие от РСФСР, была предусмотрена уголовная ответственность за половое сношение с лицом, не достигшим 16-летнего либо брачного возраста, что более четко определяло предел уголовно-правовой охраны несовершеннолетних от насильственных сексуальных посягательств и резко сокращало вероятность объективного вменения.
Объективная сторона состоит в ненасильственном совершении полового сношения, мужеложства или лесбиянства лицом, достигшим 18-летнего возраста, с лицом, заведомо не достигшим 16 лет. При этом потерпевшие должны понимать характер и значение совершаемых с ними действий. Моментом окончания преступления является начало полового сношения, акта мужеложства или лесбиянства.
Включение в ст. 134 УК РФ возрастного критерия следует считать положительным явлением. При этом следует отметить, что данная статья не предусматривает ответственности за иные действия сексуального характера, что некоторыми авторами обоснованно отмечается как недостаток. Следует обратить внимание, что название ст. 134 УК РФ говорит о половом сношении и иных действиях сексуального характера, а диспозиция — о половом сношении, мужеложстве и лесбиянстве. Таким образом, диспозиция ст. 134 УК РФ уже, чем ее название, следовательно, иные действия сексуального характера, не являющиеся половым сношением, мужеложством или лесбиянством, не подпадают под действие ст. 134 УК РФ, что, по мнению кандидата юридических наук Г.А. Есакова, «является пробелом закона, наличие которого едва ли можно считать оправданным».
Это приводит к тому, что ответственность по ст. 134 УК РФ не могут нести лица, совершившие такие общественно опасные деяния с лицом, не достигшим возраста 16 лет, как оральный или анальный секс, и другие действия сексуального характера. Подобные деяния при отсутствии какого-либо насилия могут быть квалифицированы только по ст. 135 УК РФ, предусматривающей более мягкое наказание, не соответствующее степени опасности содеянного.
При разграничении полового сношения с лицом, не достигшим 16-летнего возраста
(ст. 134 УК РФ), и изнасилования потерпевшей, заведомо не достигшей 14 лет (п. «б» ч. 4 ст. 131 УК РФ) или заведомо несовершеннолетней, необходимо установить, могла ли потерпевшая в силу своего возраста и развития понимать характер и значение совершаемых с нею действий. Если потерпевшая в силу малолетнего возраста или, например, умственной отсталости не могла понимать характера и значения совершаемых с нею действий, содеянное следует рассматривать как изнасилование, совершенное с использованием беспомощного состояния потерпевшей.
Следует отметить, что ст. 134 УК РФ не содержит квалифицированных признаков. При этом уголовное законодательство некоторых субъектов Российской Федерации предусматривает в качестве квалифицирующих обстоятельств полового сношения и иных действий сексуального характера совершение указанных действий педагогом, родителем, лицом с использованием служебного положения, т. е. тех лиц, на которых возложены обязанности по воспитанию детей. Мы полагаем, что есть необходимость дополнить ст. 134 УК РФ частью второй, которая будет предусматривать положения об уголовной ответственности за деяния, предусмотренные ч. 1 ст. 134 УК РФ специальным субъектом — лицами, на которых возложена обязанность по воспитанию несовершеннолетних.
V. Развратные действия (ст. 135 УК РФ). В отличие от ст. 120 УК РСФСР 1960 года, предусматривавшей ответственность за развратные действия в отношении несовершеннолетних, ст. 135 УК РФ предусматривает ответственность за совершение развратных действий без применения насилия в отношении лица, заведомо не достигшего шестнадцатилетнего возраста. Из всех половых преступлений развратные действия являются третьим по распространенности преступлением после изнасилования и насильственных действий сексуального характера.
Субъектом преступлений, предусмотренных статьями 134, 135 УК РФ, может быть только лицо, достигшее восемнадцатилетнего возраста. Из этого следует, что если указанные деяния совершают лица, не достигшие восемнадцати лет, то уголовная ответственность исключается. Однако на практике возможны ситуации, когда в половые отношения добровольно вступают лица, не достигшие возраста восемнадцати лет, и, возможно, один из них или оба не достигли шестнадцати лет. Можно ли квалифицировать их действия как преступные, если они не достигли возраста уголовной ответственности? Известны случаи, когда лица, не достигшие 18-летнего возраста, живут вместе, фактически создав семью, и между ними складываются очень хорошие отношения или же фактические семейные отношения возникают между лицами, один из которых достиг совершеннолетия, а другой не достиг шестнадцати лет, то вряд ли будет уместным в такой ситуации привлечение лиц к уголовной ответственности по ст. 134 УК РФ.
В заключение необходимо отметить, что в отношении преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы личности Уголовный кодекс России является «удачным». И это не только в смысле четкости, последовательности и полноты описания основных и квалифицированных признаков каждого состава преступления сексуального характера, но и с точки зрения использованных законодателем принципов конструирования всей системы такого рода деяний.
Следуя логике УК РФ, в качестве отправного, системообразующего признака в данном случае нужно рассматривать насильственный и ненасильственный характер посягательства.
На теоретическом уровне разработано несколько видов классификаций половых преступлений, однако наиболее удачной мы считаем разделение этих преступлений на две большие группы:
1) преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности, совершаемые путем насилия, к которым относятся: изнасилование (ст. 131 УК РФ); насильственные действия сексуального характера (ст. 132 УК РФ); понуждение к действиям сексуального характера (ст. 133 УК РФ);
2) преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности, совершаемые ненасильственным путем, к которым относятся: половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста (ст. 134 УК РФ); развратные действия (ст. 135 УК РФ).
Завершая сказанное, хотелось бы заметить, что половые преступления достаточно часто остаются неочевидными, особенно если виновный не известен потерпевшему, реже такие деяния предупреждаются. Многие потерпевшие даже не признаются в совершенном над ними половом надругательстве. Наилучшим способом предупреждения и раскрытия сексуальных действий, запрещенных УК РФ, нам кажется, можно назвать создание и действие центров психологической помощи как для потерпевших, так и для лиц, которые психически предрасположены и настроены на совершение преступлений в половой сфере. Большую помощь могут оказать и широко распространенные в наше время телефоны доверия.  Нужно больше внимания обращать на нравственное воспитание, обучение подрастающего поколения, на повышение уровня правовой грамотности россиян. Ведь если сознание людей будет настроено на поведение, соответствующее нормам закона и морали, если каждый будет уверен, что может рассчитывать на чью-то помощь, что есть кому высказать свои страхи и сомнения, только тогда уровень преступности станет падать.
И конечно же, неоценимую роль в борьбе с преступлениями против половой неприкосновенности и половой свободы личности сможет оказать действующее уголовное законодательство. Анализ статей этой группы позволил отразить как положительные стороны уголовного закона, так и выявить определенные противоречия и пробелы, устранение которых позволит избежать трудностей в судебно-следственной практике при расследовании и рассмотрении половых преступлений.
 
Список использованных источников
 
1. Постановление Пленума Верховного суда РФ от 10.10.03 № 3 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» // БВС РФ.  2003.  № 12.
2. Постановление Пленума Верховного суда РФ от 15.06.2004 № 11 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьей 131 и статьей 132 УК РФ» //СПС Консультант Плюс.  2008.
3. Постановление Пленума Верховного суда РФ от 14.02.2000 № 7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» // БВС РФ.  2000. № 4.
4. Постановление Пленума Верховного суда РФ от 27.01.1999 № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» // Бюллетень Верховного Суда РФ.  1999. № 8.
5. Постановление Пленума Верховного суда РФ от 05.03.2004 № 1 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // Российская газета.  2004.  25 марта.
6. Антенян Ю.М. Серийные сексуальные пре-
ступления. — М., 2000. С. 238.
7. Антенян Ю.М., Ткаченко А.А. Сексуальные преступления Чикатило и другие. — М., 1993.
С. 25—28.
8. Галиансаров Р.Р. Борьба с групповыми пре-
ступлениями. — Краснодар, 2000. С. 279.
9. Дьяченко А.П. Уголовно-правовая охрана прав граждан в сфере сексуальных отношений. — М., 1995. С. 24—34.
10. Иногамова-Хегай Л.В. Конкуренция норм уголовного права. — М., 2005. С. 130.
11. Кокурин Г.А., Долинин В.И. Половые извращения и их классификация (криминалистический анализ): Справочно-информационные материалы. — Екатеринбург. 1996. С. 15.
12. Комментарий к Уголовному кодексу Россий-
ской Федерации / Отв. ред. В.М. Лебедев. — М., 2005.
13. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред.
А.В. Смирнова. — СПб., 2004.
14. Молгачев М.И. Серийные изнасилования. — М., 2003. С. 288.
15. Скорченко П.Т. Расследование изнасилований. — М., 2004. С. 25.
16. Уголовное право России. Части общая и особенная: Учеб. / Под ред. А.И. Рарога. — М., 2008.
17. Уголовное право России. Общая и особенная части: Учеб. / Под ред.  Н.Г. Кадникова. — М., 2007.
18. Ильященко А.Н. Насильственные преступления в отношении женщин: состояние, причины, предупреждение // Российский следователь. 2001. № 1. С. 11—12.
19. Кибальник А.В. Насильственные действия сексуального характера // Российская юстиция. 2001. № 8. С. 22—24.
20. Коняхин В.В. Насильственные действия сексуального характера // Законность. 2005. № 9.
С. 13—14.
21. Марцев А.В. Общественная вредность и общественная опасность // Правоведение. 2001. № 4.
 С. 45—50.
22. Меркурьев В.А. Некоторые вопросы квалификации сексуальных преступлений // Следователь. 2001. № 5. С. 4.
23. Семернева Н.К. Половые преступления // Российская юстиция. 2001. С. 120—125.
24. Сухарев А., Арямов А. Влияние уголовно-правовой категории «зависимость» на квалификацию пре-
ступлений // Российская юстиция. 2002. № 2. С. 37.
25. Трунцевский Ю., Уваров И. Лесбиянство под страхом нового уголовного закона? // Следователь. 1997. № 4.  С. 63.