УДК 343.139

Т.А. ЕРМАКОВА,

аспирант МГЮА, кафедра уголовного процесса

 

В статье рассматриваются понятие и значение перекрестного допроса в судебном следствии. Автор анализирует действующее законодательство, складывающуюся судебную практику и обосновывает дополнение российского уголовно-процессуального законодательства статьей, регулирующей порядок проведения в суде перекрестного допроса.

Ключевые слова: перекрестный допрос; суд; свидетель; прокурор.

 

T.A. Ermakova. Notion and meaning of the counter-interrogation in the judicial investigation

 

The article envisages the notion and the meaning of the counter-interrogation in the judicial investigation. The author analyses the current legislation, the existing judicial practice and justifies the addition of the Criminal procedure code by the article regulating the order of passing of the counter-interrogation in the court.

Keywords: the counter-interrogation; the court; the witness, the prosecutor.  

 

Порядок уголовного судопроизводства подразумевает применение сторонами наиболее эффективных методов и приемов ведения судебного следствия.

Судебная практика судов районного звена нашей судебной системы в последние годы свидетельствует о том, что в ходе судебного следствия государственными обвинителями и защитниками используется перекрестный допрос, хотя прямого указания о правилах такой формы допроса в УПК РФ нет. В результате проведенного нами анкетирования выяснилось также, что половина опрошенных гособвинителей и около 80% адвокатов положительно относятся к возможности дополнения УПК РФ нормой о перекрестном допросе в суде. О применении перекрестного допроса  в суде свидетельствуют и данные других процессуалистов. Например, В.Д. Капустянский отмечает, что «42% опрошенных работников прокуратуры и адвокатуры при допросе в судебном разбирательстве уголовных дел кроме прямого допроса прибегали к методу перекрестного допроса»[1].

Если в УПК РСФСР 1960 года не было предусмотрено проведение перекрестного допроса, так как допрос осуществлял суд, а прокурор (сторона обвинения) вообще мог не присутствовать в суде, то в настоящее время порядок судебного следствия существенно изменился. Оно проводится при активном участии сторон в состязательном процессе, где каждая сторона стремиться представить перед судом обстоятельства дела в значимом для своей позиции аспекте. Поэтому закрепление в Конституции РФ (ч. 3 ст. 123) и УПК РФ (ст. 15) принципа состязательности и равноправия сторон непосредственно обусловило право сторон на исследование доказательств в суде путем перекрестного допроса.

В УПК РФ 2001 года впервые после Устава уголовного судопроизводства 1864 года (ст. 724) ограничено право суда на участие в допросе. Согласно ч. 3 ст. 275, ч. 3 ст. 278 УПК РФ судья вправе задавать вопросы свидетелю после его допроса сторонами, но не вправе вести допрос свидетеля вместо стороны или задавать ему вопросы в любой момент допроса. Порядок допроса, предусмотренный в УПК РФ, свидетельствует о том, что законодатель в допросе на судебном следствии на первое место ставит активность сторон, предоставляет им возможность убеждать суд в правильности своей точки зрения. В этой связи применение перекрестного допроса обеспечивает стороне возможность повлиять на убеждение суда в нужном для нее аспекте.

Институт перекрестного допроса давно известен зарубежных странах. Впервые перекрестный допрос стал применяться в английском процессе как допрос, проводимый защитником свидетеля обвинения; перекрестный допрос приобрел большое значение по той причине, что «защитник раньше всего там был допущен к судебному следствию и получил право допроса свидетеля противника, не имея еще права устной речи и представления своих свидетелей. Естественно, что все заботы защитников направлялись на развитие того права, которое им было предоставлено»[2].  К настоящему времени в состязательном процессе зарубежных стран каждая сторона имеет право на перекрестный допрос свидетеля другой стороны для защиты своих прав и законных интересов.

Порядок проведения и методика перекрестного допроса в зарубежных странах исследовались в работах американских авторов: Ф.Л. Бэйли, Ф.Л. Вельмана, Д. Кастлера, Г. Росблата, Д.Н. Яннуцци и других.

Методики перекрестного допроса анализируются в работах и наших процессуалистов А.С. Александрова и С.П. Гришина, Л.Е. Ароцкера, Л. Е. Владимирова, С.К. Питерцева и А.А. Степанова, Н.И. Порубова, К В. Пронина и других.

По мнению К.В. Пронина, «перекрестный допрос — еще одна разновидность судебного допроса, на котором стороны участвующие в деле, могут поочередно задавать вопросы допрашиваемому об одном и том же обстоятельстве, чтобы проверить, уточнить или дополнить его показания»[3].  Л.Е. Ароцкер считал, что перекрестным допросом «называют допрос одного лица по одному и тому же обстоятельству дела, проводимый судом, обвинителем и защитниками, а также другими участниками процесса»[4].

Однако эти определения требуют корректировки: очень важно отметить, что перекрестный допрос всегда проводится противоположной стороной, а не одновременно, поочередно двумя сторонами. По утверждению Л.Е. Владимирова, «перекрестным допросом называется допрос свидетеля, вызванного одною стороною, производимый противною стороной»[5].  В этом определении перекрестного допроса отсутствует указание на другое важное правило, предусматривающее проведение перекрестного допроса противоположной стороной после того, как свидетель был допрошен на прямом допросе.

Более точно определяют перекрестный допрос А.С. Александров и С.П. Гришин: «Допрос юристом лица, чьи показания представляются в качестве доказательства противной стороной, для критического исследования и проверки содержащихся в них сведений, представленных в ходе прямого допроса, их источника и носителя, а также для получения новых данных от лица, допрошенного на прямом допросе»[6].  Однако это определение также требует уточнения. Думается, что не только юрист, но и подсудимый, потерпевший, его законные представители и представители в силу равенства прав сторон и состязательности процесса также вправе провести перекрестный допрос в суде свидетеля противоположной стороны.

Полагаю, что перекрестный допрос следует определить как особую форму судебного допроса свидетеля, потерпевшего, эксперта, специалиста, гражданского истца, гражданского ответчика, подсудимого (при согласии его давать показания), который проводится после прямого допроса стороной, противоположной той, по чьей инициативе он был вызван. На перекрестном допросе допрашиваемому лицу могут быть заданы вопросы по тем же обстоятельствам дела, что и на прямом допросе, вопросы, направленные на разъяснение или дополнение ранее данных показаний, а также вопросы, касающиеся доверия к показаниям допрашиваемого. 

За перекрестным допросом должна предусматриваться возможность проведения повторного прямого допроса. Повторный прямой допрос — допрос в суде свидетеля, потерпевшего, эксперта, специалиста, гражданского истца, гражданского ответчика, подсудимого, который проводится после перекрестного допроса той стороной, по чьей инициативе был вызван свидетель, и в связи с теми вопросами, которые были заданы в ходе перекрестного допроса. Повторный прямой допрос позволяет вернуться к началу исследования показания с целью выяснения важных для стороны обстоятельств, в случае если позиция стороны была поколеблена или опровергнута перекрестным допросом. Повторный допрос необходим, как правильно отмечает И.Л. Петрухин, «для того, чтобы вызвавшая свидетеля сторона могла сгладить впечатление от перекрестного допроса и получить информацию, на которую она рассчитывала»[7]. 

Учитывая, что среди практических работников не сложилось пока единого мнения о понятии перекрестного допроса в суде, а также что перекрестный допрос в нашей судебной практике применяется недавно, полагаем, необходимо рассмотреть некоторые важные процессуальные признаки этой формы судебного допроса, требующие, на наш взгляд, правовой регламентации.

1. Перекрестный допрос является особой формой именно судебного допроса, где фактически в допрос лица вовлечены обе стороны, присутствующие в суде. В стадии предварительного расследования уголовного дела перекрестный допрос возможно применять в тех случаях, когда обе стороны присутствуют на допросе. Например, следователь допрашивает в присутствии защитника обвиняемого, но здесь адвокат ограничен в праве задавать вопросы, так как на основании ч. 2 ст. 53 УПК РФ для этого требуется разрешение следователя. Нельзя согласиться с предложением о применении перекрестного допроса подозреваемого, обвиняемого или потерпевшего и свидетеля в ходе предварительного расследования «попеременно двумя допрашивающими (двумя следователями, следователем и оперативным работником, следователем и прокурором)»[8]. Перекрестный допрос всегда подразумевает постановку вопросов допрашиваемому лицу сторонами, поэтому допрос, проводимый двумя следователями или следователем и прокурором, которые представляют сторону обвинения, является приемом усиления допроса, но не перекрестного допроса. Надо иметь в виду и то, что сторона защиты на предварительном следствии не может быть готова к допросу, направленному на опровержение или уточнение данных в показаниях обвиняемого или свидетеля, поскольку она не располагает достаточной информацией об исследуемом обстоятельстве, ввиду того, что ознакомление стороны защиты со всеми материалами уголовного дела и данными, которыми располагает сторона обвинения, допускается только после окончания предварительного расследования.

2. Перекрестный допрос всегда проводится после прямого допроса той стороной, по чьей инициативе был вызван допрашиваемый, например, прокурор-гособвинитель может перекрестно допрашивать свидетеля защиты ранее этой стороной допрошенного. «Такая последовательность позволяет более полно выяснить факты, подлежащие уточнению перекрестным допросом»[9]. 

3. Особым отличительным признаком перекрестного допроса является его предмет. Следует отметить, что предмет перекрестного допроса должен соответствовать предмету прямого допроса, например, перекрестный допрос свидетеля стороны защиты прокурор-гособвинитель должен вести по тому же обстоятельству, о котором допрашивала свидетеля эта сторона на прямом допросе, что «способствует выяснению этого обстоятельства с разных сторон»[10] . Поэтому перекрестный допрос — это не дополнительные вопросы по обстоятельствам, о которых свидетеля еще не спрашивали, или вопросы с целью уточнить, конкретизировать что-либо в показаниях свидетеля, а способ проверки показаний свидетеля, данных во время прямого допроса. Сначала на прямом допросе по вопросам вызвавшей его стороны, а потом на перекрестном допросе, отвечая на вопросы другой стороны, свидетель должен рассказать все, что ему известно об обстоятельствах дела.

Однако перекрестный допрос не может быть замкнут пределами темы прямого допроса. «Перекрестный допрос осуществляется в развитие основного допроса»[11], в ходе его проведения могут выясняться любые обстоятельства, относящиеся к предъявленному подсудимому обвинению, а также вопросы, касающиеся доверия к свидетелю. Например, свидетелю могут быть заданы вопросы о его судимости, о роде его занятий, об образе жизни, об его физических качествах и др. Такие вопросы позволяют выяснить обстоятельства, которые доказывают важные для дела факты; например, путем перекрестного допроса можно обнаружить невозможность наблюдения свидетелем события, о котором он рассказывает, или выявить заинтересованность свидетеля в исходе дела, или обратить внимание суда на плохую характеристику свидетеля, что подтверждает сомнение в правдивости его показаний.

4. В перекрестном допросе вправе принимать участие стороны, то есть гособвинитель, защитник, обвиняемый, потерпевший, законные представители и представители. Суду следует задавать вопросы допрашиваемому лицу только после окончания его допроса (прямого и перекрестного) сторонами. Это защищает от перехода судьи на позицию той или иной стороны, что в состязательном процессе не допустимо. Если помимо гособвинителя в перекрестном допросе намерены принять участие потерпевший или его представитель, то в этих случаях гособвинитель вправе задать свои вопросы первым, а потерпевший или его представитель — после окончания допроса гособвинителем.

5. При перекрестном допросе не запрещается задавать наводящие вопросы. По мнению американских авторов, «наводящие вопросы не просто допускаются, но — как считают многие адвокаты — правильная тактика ведения дела в суде требует, чтобы все вопросы были бы наводящими. Большинство вопросов при перекрестном допросе будут к тому же “закрытыми” — свидетель не сможет давать пространные объяснения, и отвечать на такие вопросы придется только с помощью “да” или “нет”»[12]. Если свидетель собирается дать разъяснение в ответе, например, отвечая «да, но…», допрашивающая сторона тут же может заявить, что ответ не требует пояснений. Использование наводящих вопросов во время перекрестного допроса позволяет ведущему перекрестный допрос выявить только ту информацию, которая имеет ценность для позиции его стороны. Однако наводящие вопросы на перекрестном допросе недопустимы, когда лицо допрашивается об обстоятельствах, которые не были еще предметом прямого вопроса.

Значение перекрестного допроса в суде состоит в том, что он является одним из наиболее эффективных методов проверки показаний свидетеля противника и установления фактических обстоятельств дела. Цель перекрестного допроса, как отмечает в этой связи В.А. Лазарева, —  «проверка правдивости свидетеля, выявление личной заинтересованности и степени ее влияния на показания»[13].

На практике зачастую возникает необходимость проверки свидетельских показаний и убеждения суда в недостоверности показаний свидетеля, данных на прямом допросе. Известно, что суд и участники процесса часто сталкиваются со лжесвидетельством[14]. В правоприменительной практике имеются даже случаи привлечения недобросовестных свидетелей к уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний по ст. 307 УК РФ[15].  Причинами заведомо ложных показаний свидетеля являются: личная заинтересованность свидетеля, элементарный страх, боязнь расправы со стороны преступников, фантазирование[16].  Ложные показания могут ввести в заблуждение относительно истинной картины происшедшего, в результате чего не будут полно установлены обстоятельства дела или они будут установлены не такими, какими были в действительности. Опираясь в процессе доказывания на такие показания свидетелей, прокурор-гособвинитель может отказаться от обвинения в отношении лица, нарушившего закон, или, наоборот, подвергнуть уголовному преследованию невиновных лиц, что противоречит назначению уголовного судопроизводства. Это обязывает, прежде всего, прокурора-гособвинителя как сторону, на которую возложено бремя доказывания обвинения (ч. 2 ст. 14 УПК), проводить тщательную проверку показаний свидетелей защиты и подсудимых, исследуемых в суде.

«Все собранные по делу доказательства подлежат тщательной, всесторонней и объективной проверке»[17] в соответствии со способами проверки доказательств, изложенными в ст. 87 УПК РФ. Чтобы изобличить свидетеля или подсудимого во лжи, гособвинители часто ходатайствуют в суде об оглашении письменных протоколов допросов, полученных в ходе предварительного расследования, а также применяют перекрестный допрос.

Так, по данным А.С. Есиной и М.Э. Семененко, в связи с необходимостью устранения противоречий в доказательствах гособвинители прибегали к ходатайству об оглашении ранее данных показаний. К этому способу проверки показаний  «прибегали почти все (96%) опрошенные прокуроры, причем подавляющее большинство — неоднократно; 3/4 хотя бы по одному разу использовали метод перекрестного допроса»[18].

Однако оглашение показаний, как способ проверки нарушает принцип непосредственного исследования доказательств судом (ч. 1 ст. 240 УПК РФ) и зачастую  проводится в суде с нарушением ч. 1 ст. 281 УПК РФ, то есть по ходатайству стороны обвинения без получения согласия на оглашение показаний стороны защиты. Следовательно, этот прием не дает равных возможностей для обвинения и защиты. Поэтому с точки зрения принципа состязательности преимущество в выяснении правдивости сведений имеет перекрестный допрос.

Применение перекрестного допроса в практической деятельности гособвинителей обусловлено также во многом тем, что он оказывает большее убеждающее воздействие на суд, чем оглашение показаний для установления в достоверности одних показаний и недостоверности других. Перекрестный допрос позволяет прокурору-гособвинителю в ходе судебного следствия наиболее быстро и эффективно провести проверку показаний свидетеля защиты, вскрыть несостоятельность позиции стороны защиты в целом, и одновременно укрепить свою позицию.

 А.С. Александров и С.П. Гришин отмечают: «Мы считаем торжество правосудия неполным, если в зале суда лжесвидетель не был раздавлен и изобличен публично обвинителем. Надо учиться это делать нашим прокурорам»[19]. 

Значение перекрестного допроса в уголовном судопроизводстве подчеркивается в решениях Европейского суда по правам человека. Так, рассматривая жалобу гражданина Российской Федерации Александра Куприякова, Европейский суд по правам человека в своем Решении от 2 марта 2006 г., ссылаясь на п. 1 ст. 6 Конвенции, еще раз обращал внимание на необходимость применения перекрестного допроса для целей справедливого разбирательства дела. В частности, Суд отметил следующее: «Что касается жалобы заявителя на то, что свидетельские показания потерпевшего и свидетеля были зачитаны, следует отметить, что допустимость этих показаний без возможности перекрестного допроса может привести к несправедливому судебному разбирательству в нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции, если обвинение преимущественно основывается на таких доказательствах»[20]. 

Таким образом, применение перекрестного допроса в ходе судебного следствия свидетельствует о соответствии судебного разбирательства международно-правовым стандартам организации состязательного правосудия. Поэтому и у нас в ходе проведения каждого судебного разбирательства уголовного дела стороне должно предоставляться право на перекрестный допрос свидетеля другой стороны. 

Перекрестный допрос, как следует из смысла Конвенции, служит целям защиты прав и законных интересов каждого участника судебного разбирательства уголовного дела. Пункт 1 ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод гласит: «Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела…»[21].  Право подсудимого на перекрестный допрос следует также из подп. «d» п. 3 ст. 6 Конвенции, где отмечается, что каждый обвиняемый  имеет право допрашивать показывающих против него свидетелей или право на то, чтобы эти свидетели были допрошены. Аналогичное право закреплено в подп.«е» п. 3 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах от 19.12.1966 г.

Таким образом, правовое урегулирование в УПК РФ порядка проведения перекрестного допроса в суде будет соответствовать складывающейся у нас судебной практике применения этой формы допроса прокурорами-гособвинителями и защитниками, и международно-правовым стандартам организации состязательного правосудия.

В связи с изложенным, представляется,  возникла необходимость дополнить УПК РФ статьей, регулирующей порядок проведения в суде перекрестного допроса:

Статья 278.  Перекрестный допрос. Сторона вправе провести перекрестный допрос свидетеля, потерпевшего, эксперта, специалиста, гражданского истца и гражданского ответчика сразу после его первоначального (прямого) допроса той стороной, по чьей инициативе он был вызван и допрошен в суде. Подсудимый может быть подвергнут перекрестному допросу при согласии его давать показания.

2.  На перекрестном допросе допрашиваемому лицу противоположной стороной могут быть заданы вопросы по тем же обстоятельствам дела, что и на прямом допросе, вопросы, касающиеся новых обстоятельств, которые еще не были предметом перекрестного допроса, но имеющих отношение к предъявленному подсудимому обвинению, а также вопросы доверия к показаниям допрашиваемого.

3. По окончании перекрестного допроса сторона, проводившая прямой допрос, вправе провести повторный прямой допрос, после чего возможен новый перекрестный допрос.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

 

1. Ароцкер Л.Е. Тактика и этика судебного допроса. — М., 1969. С. 20, 24.

2. Александров А. С., Гришин С.П. Перекрестный допрос в суде (объяснение его сущности, принципов и порядка проведения, а также практическое наставление к употреблению). — М., 2007. С. 8, 79.

3. Бернам У. Правовая система США / Науч. ред. В. А. Власихин. — М., 2006. С. 191.

4. Быков М. Лжесвидетельство - враг правосудия // Законность. 2006. № 5. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

5. Владимиров Л. Е. Учение об уголовных доказательствах. //Доступ из справ.-правовой системы «Гарант».

6. Гладышева О.В., Лукожев Х.М. Проблемы поддержания государственного обвинения в суде первой инстанции. — М., 2009. С. 146.

7. Дометеев В. Ответственность за заведомо ложные показания свидетелей // Законность. 2006. № 6. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

8. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод. Рим. 4 ноября 1950 г. (в ред. от 11 мая 1994  г.) // Бюллетень международных договоров. 1998. № 7. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

9. Есина А.С., Семененко М.Э. Теоретические и прикладные аспекты деятельности прокурора по поддержанию государственного обвинения в суде первой инстанции. //Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

10. Каплунов В., Широков В. Лжесвидетельство : проблемы ответственности  // Законность. 2008. № 6. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

11. Капустянский В.Д. Судебный допрос как средство доказывания в ходе судебного следствия  //  Мировой судья. 2006. № 3. /До-ступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

12. Корчагин А.Ю. О тактике допроса подсудимого, потерпевшего и свидетелей в суде // Российская юстиция. 2007. № 4. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

13. Лазарева В. А. Доказывание в уголовном процессе. М., 2009. С. 276.

14. Максимов В.С. Процессуальное обеспечение перекрестного допроса на предварительном следствии // Материалы международной научно-практической конференции, посвященной принятию нового уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. — М., 2002. С. 156.

15. Махмутов М. Ответственность за лжесвидетельство // Законность. 2006. №10. До-ступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

16. Новиков С. А. К вопросу о существующей практике борьбы с лжесвидетельством  // Российский следователь. 2008. № 15. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

17. Орлов Ю.К. Проблемы теории доказательств в уголовном процессе. — М., 2009.

С. 112, 143.

18. Петрухин И. Л. Оправдательный приговор и право на реабилитацию. М., 2009. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

19. Порубов Н.И. Допрос в советском уголовном судопроизводстве. — Минск, 1973. С. 296.

20. Пронин К.В. Тактика допроса в суде : процессуальные и криминалистические аспекты. — М., 2006. С. 14.

21. Уголовный закон в практике районного суда / Под ред. А.В. Галаховой. — М., 2007.

С. 928—929.

22. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства.— СПб., 1996. Т. 1. С. 443.

 

Библиография

1 Капустянский В. Д. Судебный допрос как средство доказывания в ходе судебного следствия  //  Мировой судья. 2006. № 3.

2  Фойницкий И. Я. Курс уголовного судопроизводства. —  СПб., 1996. Т. 1. С. 443.

3 Пронин К.В. Тактика допроса в суде : процессуальные и криминалистические аспекты. — М., 2006. С. 14.

4 Ароцкер Л.Е. Тактика и этика судебного допроса. — М., 1969. С. 20.

5  Владимиров Л.Е. Учение об уголовных доказательствах. // Справочно-правовая система «Гарант».

6 Александров А. С., Гришин С.П. Перекрестный допрос в суде (объяснение его сущности, принципов и порядка проведения, а также практическое наставление к употреблению). — М., 2007. С. 8.

7 Петрухин И. Л. Оправдательный приговор и право на реабилитацию. — М., 2009. // Справочно-правовая система «КонсультантПлюс».

8 Максимов В.С. Процессуальное обеспечение перекрестного допроса на предварительном следствии // Материалы международной научно-практической конференции, посвященной принятию нового уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. — М., 2002. С. 156.

9  Ароцкер Л. Е. Указ. соч.  С. 24.

10 Порубов Н. И. Допрос в советском уголовном судопроизводстве. — Минск, 1973. С. 296.

11 Гладышева О. В., Лукожев Х. М. Проблемы поддержания государственного обвинения в суде первой инстанции. — М., 2009. С. 146.

12 Бернам У. Правовая система США / Науч. ред. В. А. Власихин. — М., 2006. С. 191.

13  Лазарева В. А. Доказывание в уголовном процессе.  —М., 2009. С. 276.

14  См.: Каплунов В., Широков В. Лжесвидетельство: проблемы ответственности  // Законность.  2008.  № 6. ; Новиков С. А. К вопросу о существующей практике борьбы с лжесвидетельством  // Российский следователь. 2008. № 15; Корчагин А. Ю. О тактике допроса подсудимого, потерпевшего и свидетелей в суде // Российская юстиция. - 2007. - № 4.; Махмутов М. Ответственность за лжесвидетельство // Законность. 2006.  № 10; Быков М. Лжесвидетельство — враг правосудия // Законность.  2006.  № 5; Дометеев В. Ответственность за заведомо ложные показания свидетелей // Законность. 2006. № 6.

15  См.: Уголовный закон в практике районного суда / под ред. А.В. Галаховой. М., 2007. С. 928-929.

16  Орлов Ю .К. Проблемы теории доказательств в уголовном процессе. — М., 2009. С. 143.

17  Там же. С. 112.

18 Есина А.С., Семененко М.Э. Теоретические и прикладные аспекты деятельности прокурора по поддержанию государственного обвинения в суде первой инстанции. //Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

19 Александров А. С., Гришин С. П. Указ. соч.  С. 79.

20 Частичное решение Европейского Суда по правам человека от 2 марта 2006 г. «По вопросу приемлемости жалобы № 18792/03 Александра Куприякова (Aleksandr Kupryakov) против Российской Федерации» // Бюллетень Европейского суда по правам человека. 2007. № 6. // Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

21  Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод. Рим. 4 ноября 1950 г. (в ред. от 11 мая 1994  г.) // Бюллетень международных договоров. 1998. № 7. // Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».