Страницы в журнале: 8-10

 

М.Ю. ОСИПОВ,

кандидат юридических наук, научный сотрудник НОУ ВПО «Полицейская академия»

 

В статье анализируются основные формы и способы реализации права, а также их соотношение.

Ключевые слова: основные формы и способы, реализация права, соотношение, теория права.

 

In offered article the basic forms and ways of realization of the right and also parity between them are analyzed.

Keywords: the basic forms and ways, realization of the right, parity, the theory of the right.

 

Одним из актуальных вопросов в теории права является проблема понятия реализации права. Значимость этой темы для правового регулирования общественных отношений вызвана тем, что именно реализация права выступает критерием, который показывает эффективность или неэффективность правового регулирования. В юридической литературе не существует однозначного ответа на вопрос, что следует понимать под реализацией права. Так, по мнению В.В. Лазарева, реализация права — это «с одной стороны, следование праву со стороны органов государства и должностных лиц, а с другой стороны, осуществление права в поступках граждан, в деятельности их организаций и объединений»[1]. Иными словами, под реализацией права В.В. Лазарев понимает «деятельность, согласную с выраженной в законе волей»[2].

При этом к числу форм реализации права он относит законодательствование, которое рассматривается в качестве исходной формы реализации права; принятие подзаконных нормативных правовых актов; толкование нормативных актов государством и гражданами; применение правовых норм, содержащихся в законах и подзаконных нормативных актах; а также иные формы воплощения правовых предписаний в жизнь[3].

Далее В.В. Лазарев предлагает следующую классификацию форм реализации права. По уровню (глубине) реализации выделяются:

1) применение общих установлений, содержащихся в преамбулах законов, в статьях, фиксирующих общие задачи и принципы права и правовой деятельности;

2) выполнение (вне правоотношений) общих норм, устанавливающих правовой статус и компетенцию;

3) использование в конкретных правоотношениях конкретных правовых норм[4].

По субъекту реализации права В.В. Лазарев выделяет две формы: индивидуальную и коллективную[5]. По характеру правореализующих действий — четыре формы: соблюдение, исполнение, использование и применение права[6].

Позиция В.В. Лазарева достаточно интересна, хотя в ней имеется, на наш взгляд, несколько спорных моментов. Во-первых, законодательствование никак не может являться формой реализации права — ни базовой, ни исходной. Дело все в том, что законодательствование, равно как и утверждение подзаконных нормативных правовых актов, направлено на принятие, изменение или отмену правовых норм. Целью же реализации права является воплощение правовых предписаний в жизнь. Таким образом, если рассматривать данную проблему с позиций позитивного права, то законодательствование, включая подзаконное нормотворчество, никак не может быть формой реализации позитивного права, поскольку у этих видов деятельности разные цели; если с точки зрения естественного права, то как будто бы законодательствование можно рассматривать в качестве формы реализации естественного права. Но на самом деле это заблуждение. Естественное право для своей реализации нисколько не нуждается в законодателе, ибо оно «записано в сердцах людей». Более того, естественное право воплощается в жизнь так же, как и позитивное: в поступках людей. Позитивация естественного права ничего не прибавляет к естественному праву и никак не влияет на его юридическую силу. Таким образом, выделение в качестве формы реализации права законотворчества, включая принятие подзаконных нормативных правовых актов, неоправданно ни с точки зрения позитивного, ни с точки зрения естественного права.

Что касается классификации форм реализации права по уровню (глубине), то данная позиция достаточно интересна, хотя в ней имеется ряд спорных моментов. Реализация общих установлений, содержащихся в преамбулах законов, в статьях, фиксирующих общие задачи и принципы права и правовой деятельности, осуществляется не изолированно, а системно, наряду с конкретными правовыми установлениями. Нормы общего характера, равно как и общие правовые предписания, сами по себе реализованы быть не могут, но они определяют во многом применение конкретных норм, содержащих правовые предписания. Точно так же претворение в жизнь норм, устанавливающих правовой статус и компетенцию (вне правоотношений), не осуществляется[7].

Что касается группирования форм реализации права по субъекту, то необходимо отметить, что поскольку субъекты права в настоящее время не делятся на индивидуальных и коллективных, а классифицируются по иным основаниям, то и градирование данных форм реализации права представляется нам малоубедительным.

М.Н. Марченко под реализацией права понимает, во-первых, строго обусловленный процесс осуществления правовых предписаний как воплощение этих предписаний в поведении людей[8]; во-вторых, конечный результат правового регулирования как достижение полного соответствия между требованием совершить определенный поступок или воздержаться от его совершения и суммой фактических действий[9].

При этом к числу форм реализации права он относит использование, исполнение, соблюдение и применение правовых норм[10].

На наш взгляд, проблематика форм реализации права требует проведения дополнительных научных исследований, поскольку на сегодняшний день в отечественной юридической науке концепция критериев выделения форм и видов реализации права недостаточно разработана.

При анализе форм и видов реализации права необходимо исходить из общего понимания формы как способа выражения содержания того или иного явления, как парной диалектической категории наряду с содержанием[11]. Следовательно, для того чтобы ответить на вопрос, какие формы реализации права существуют, необходимо определиться с тем, что представляет собой содержание реализации права и в каких формах оно может осуществляться. Поскольку все ученые согласны с тем, что реализация права есть деятельность по воплощению субъектами права правовых предписаний в жизнь, а воплощение правовых предписаний в жизнь может быть осуществлено только двумя направлениями — путем активных действий либо бездействия, следовательно, можно выделить две формы реализации права: 1) активную, при которой субъект права предпринимает активные действия; 2) пассивную, выражающуюся в воздержании субъекта права от определенных действий.

Кроме того, поскольку форма реализации права может также рассматриваться как определенный порядок реализации норм права[12], то можно выделить две формы реализации норм права: добровольную и принудительную.

Добровольная форма реализации права предполагает, что субъект права самостоятельно и добровольно реализует нормы, предоставляющие ему определенные права, возлагающие на него обязанности и запреты. Принудительная же форма реализации права состоит в осуществлении возложенных на субъекта права обязанностей в принудительном порядке.

Кроме того, можно выделить следующие способы реализации правовых норм: соблюдение, исполнение, использование. Возникает вопрос, как соотносятся между собой формы и способы реализации норм права. Ответ на данный вопрос представлен в таблице.

Из таблицы видно, что добровольная форма реализации права может осуществляться тремя способами: путем соблюдения, исполнения и использования правовых норм.

Принудительная же форма реализации права может быть осуществлена только одним способом: путем исполнения. Принудительное соблюдение правовых норм чаще всего достигается за счет применения технических и иных неюридических средств, ограничивающих или делающих невозможным нарушение запрета, предусмотренного правовой нормой (например, использование различного рода барьеров, кодов, паролей, замков и запоров).

При этом реализация права в активной форме может быть осуществлена путем исполнения и использования правовых норм, а пассивная форма реализации права — путем соблюдения и использования правовых норм. Если учесть то, что соблюдение есть способ реализации запрещающих правовых норм, исполнение — обязывающих, а использование — управомочивающих правовых норм[13], то получается, что принудительная реализация возможна только в отношении обязывающих и отчасти запрещающих норм. Тогда как добровольная реализация возможна в отношении всех норм: управомочивающих, обязывающих, запрещающих.

В свою очередь активная форма реализации права может быть осуществлена путем исполнения и использования правовых норм, а следовательно, в активной форме могут быть реализованы управомочивающие и обязывающие нормы. Соответственно, в пассивной форме возможно реализовать запрещающие и управомочивающие нормы. Таким образом, анализ основных форм и способов реализации права показывает наличие связи между видом норм и формой реализации права, а поскольку норма права содержит в себе определенный способ правового регулирования, то и наличие связи между способом правового регулирования и формой реализации права.

 

Библиография

1 Лазарев В.В. Понятие реализации права, ее формы и методы обеспечения // Общая теория государства и права / Под ред. В.К. Бабаева. — Н. Новгород, 1995. С. 355.

2 Там же. С. 357.

3 Там же. С. 355—357.

4 Там же. С. 358.

5 Там же.

6 Там же.

7 См.: Лазарев В.В. Указ. раб. С. 358.

8 См.: Общая теория государства и права / Под ред. А.С. Пиголкина. — М., 1996. С. 263.

9 См.: Теория  государства и права / Под ред. Н.А. Катаева, В.В. Лазарева. — Уфа, 1994. С. 374; Общая теория государства и права: Академический курс: В 3 т. Т. 2. — М., 2007. С. 263.

10 См.: Общая теория государства и права. Академический курс. С. 264—265.

11 См.: Сидорова Е.В. Право — феномен культуры // История государства и права. 2007. № 2. С. 4.

12 См.: Российский С.Б. Уголовно-процессуальная форма: понятие и тенденции развития // Вестник Оренбургского государственного университета / Гл. ред. проф. В.П. Ковалевский, отв. ред. проф. А.Л. Гуськова. — Оренбург, 2006. № 3(53). С. 142.

13 См.: Общая теория государства и права: Академический курс: В 3 т. Т. 2. С. 263.