УДК 342.4
 
М.В. ВАРЛЕН,
кандидат юридических наук,  ректор Первого Московского юридического института
 
Автор рассматривает  конституционно-правовой статус парламентария (депутата) как совокупность его прав и обязанностей (государственно-властных полномочий), закрепленных конституцией, федеральными законами и регламентными нормами и обеспеченных соответствующими гарантиями.
Ключевые слова: конституционно-правовой статус депутата, статус депутата, мандат депутата.
 
Конституционный институт народного представительства неразрывно связан с конституционно-правовым статусом парламентария. При исследовании юридической природы депутатского мандата принято акцентировать внимание на его квалификации в качестве императивного или свободного, из чего обычно следуют выводы о допустимости или недопустимости наказов, поручений избирателей, а также о возможности или невозможности досрочного отзыва депутата.
В науке конституционного права правовой статус субъекта понимается как «совокупность общих прав, определяющих правоспособность, и основных прав и обязанностей, неотделимых от лиц, органов и организаций»[1]. Ряд авторов разграничивают категории «статус» и «правовое положение». Так, А.Ю. Якимов использует категорию «правовое положение» для характеристики субъективного права одного из субъектов административного правоотношения при наличии юридического факта[2]; другие авторы, например, А.Г. Братко, определяют правовое положение организаций, понимая под ними коллективные субъекты права как сумму общего и конкретного правового статуса. Общий статус, по его мнению, — это нормы объективного права, а конкретный статус, например, народа, «связан со вступлением народа в конкретные правоотношения»[3].
Следовательно, в самом общем плане категория «статус субъекта права» обозначает правовое положение данного субъекта по отношению к другим субъектам, с которыми он может вступать в правовое общение. В этом случае содержание статуса — совокупность прав и обязанностей субъекта права, устанавливающих его правовое положение[4].
Нормативный конституционно-правовой статус следует отличать от фактического статуса, под которым понимается реальное положение субъекта конституционно-правовых отношений в связи с применением норм конституционного права в конкретных социально-политических условиях.
Устойчивость характеристик фактического статуса во многом зависит от внешних условий, а также от степени разработанности и эффективности механизма реализации нормативного статуса. Именно поэтому фактический статус субъекта конституционного права часто становится проблемой практической политики, хотя оценки реального состояния результатов применения конституционно-правовых норм имеют важное значение для совершенствования нормативного статуса.
Статус — это теоретическая конструкция, соединяющая нормативные характеристики, теоретические представления и реальную практику реализации правовых установлений[5].
В принятых в Российской Федерации за последние годы нормативных правовых актах, устанавливающих статус отдельных субъектов права, статус обычно понимается как совокупность прав, гарантий их реализации, обязанностей, ответственности субъекта права. Примерно такое же юридическое определение рассматриваемого понятия было заложено в содержание статуса субъектов права в Федеральном законе от 08.05.1994 № 3-ФЗ «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной думы Федерального собрания Российской Федерации» (в редакции федерального закона от 05.07.1999 г. с изм. и доп.) (далее — Закон о статусе), а также в законах о статусе депутатов законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов Российской Федерации. Анализ законодательства ряда субъектов Российской Федерации показывает, что, в целом, статус субъекта права (применительно к депутату) определяется аналогично федеральному законодателю.
Сфера исследования науки конституционного права — не столько сущностные и функциональные характеристики государства (эта область относится к теории государства), сколько институциональные стороны его устройства. Прежде всего, изучаются институты государства, закрепленные нормами позитивного конституционного права. Однако в отличие от политологии и социологии данная отрасль знания как юридическая наука исследует лишь те стороны устройства общества, которые опосредованы в нормах конституционного права либо требуют такого опосредования ввиду теоретически обоснованной практической необходимости[6].
Носители конституционно-правового статуса — субъекты конституционного права[7], к которым относятся социальные и национальные общности (народ, социальные слои, нации, народности, этнические группы), государство в целом, его составные части (государственные образования — субъекты Федерации, административно-территориальные единицы), государственные органы и должностные лица, органы местного самоуправления, человек и гражданин, функциональные и территориальные объединения и общности (коллективы).
Термин «статус» определяется в праве как оформленное нормативным актом положение (отсюда — правовое положение) органа, организации, объединения, должностного лица, личности (гражданина). Статус характеризует их природу, место в системе общественных отношений и субъектов права, важнейшие права и обязанности, формы (порядок) их реализации и принимаемые при этом акты или совершаемые действия[8].
Исходя из сказанного, понятие «статус депутата» можно определить как правовое положение депутатов представительных органов государственной власти, определяемое совокупностью правовых норм, регулирующих общественные отношения, связанные с политико-правовой природой депутатского мандата, его возникновением, прекращением и сроком действия, полномочиями депутатов, гарантиями их деятельности, а также подотчетностью, подконтрольностью и ответственностью депутатов[9].
Что касается правового статуса депутата, то неоспорима точка зрения, согласно которой он должен быть закреплен законом. В противном случае речь может идти лишь об общественном статусе. Права и обязанности, составляющие юридический статус, регламентируются исключительно законом, поскольку именно закон не только предусматривает права и обязанности, но и устанавливает ответственность за их невыполнение либо ненадлежащее выполнение, а также регламентирует сроки их осуществления.
По нашему мнению, неотъемлемыми элементами правового статуса депутата высшего органа государственной власти Российской Федерации являются не только права и обязанности, но также гарантии деятельности депутата, его полномочия и ответственность. Мы согласны с мнением тех авторов, которые полагают, что в содержании правового статуса депутата высшего органа государственной власти Российской Федерации, помимо названных, необходимо выделять такие элементы, как срок осуществления полномочий, взаимоотношения депутата с избирателями, депутатская этика, контролирующие (контрольные) полномочия депутата, позволяющие должным образом влиять на исполнительные структуры и эффективно участвовать в процессах управления делами государства или соответствующей территории субъекта Российской Федерации. Характерной чертой правового статуса депутатов является наделение правами, обеспеченными реальными гарантиями их осуществления.
Следует обратить внимание на следующую особенность прав и обязанностей депутатов. В своей совокупности, объединяясь, права и обязанности депутата высшего органа государственной власти Российской Федерации образуют его полномочия, которые в свою очередь формируют компетенцию законодательного (представительного) органа государственной власти Российской Федерации, выражающуюся в его властных полномочиях, составляющих суть публичного права депутата, его так называемого политического права. Такие политические права, как право избирать и быть избранным, право на объединение, право на обращение в органы государственной власти и органы местного самоуправления и ряд других принадлежат, в соответствии с Конституцией РФ, всем российским гражданам. Однако политический статус депутата — особая категория.
Понятия «статус депутата высшего органа государственной власти Российской Федерации», «правовой статус депутата», «конституционный статус депутата» различны по своему объему и содержанию.
Если статус депутата определяется как правовыми, так и не правовыми нормами, то правовой статус урегулирован только нормами юридическими. Понятие же конституционного статуса депутата значительно более узкое, чем предыдущие два. Очевидно, что фактическое положение депутата не может не отличаться от его юридического статуса. Все социальные нормы определяют возможное, должное, социально-полезное поведение депутата, соответствующее интересам избирателей и государства. Полагать, что только нормы права определяют его статус, значит, считать, что все общественные отношения, субъектами которых являются депутаты, осуществляющие свою депутатскую деятельность, есть правовые отношения, что, с нашей точки зрения, неверно.
Для выявления сущности социально-политической природы статуса депутата немаловажны основание и срок действия депутатского мандата, а также демократизм его возникновения, что является одной из значимых характеристик сущности социально-политической природы статуса депутата.
Источник полномочия депутата — волеизъявление его избирателей, которому корреспондирует добровольность принятия гражданами депутатского мандата.
Специфика конституционного статуса депутата обусловлена самой Конституцией РФ, призванной закреплять основополагающие, руководящие начала организации государства и общества, регулировать наиболее существенные общественные взаимосвязи. Именно поэтому при закреплении статуса депутата конституционные нормы представляют собой ядро, предопределяющее содержание регламентов палат, правил поведения и других нормативных актов, детально регулирующих отношения, возникающие в ходе осуществления депутатами своих представительных функций. Кроме того, конституционно закрепленный статус депутатов достаточно постоянен, так как основные законы изменяются лишь при весьма серьезных переменах в обществе и государстве[10].
Во многом по аналогии с федеральной базовой законодательной моделью строятся и механизмы юридического регулирования статусных отношений депутатского корпуса органов законодательной (представительной) власти на региональном уровне. Подобно тому, как в Основном законе страны определены нормы, закрепляющие правовой статус депутатов Государственной думы и членов Совета Федерации, практически в каждом из субъектов Российской Федерации существуют региональные нормативные акты, содержащие четкую и развернутую систему правовых положений, регламентирующих различные аспекты статуса депутатов законодательных (представительных) органов государственной власти этих субъектов.
Конституционно-правовая категория «мандат депутата» нуждается, на наш взгляд, в особом исследовании и толковании. Принято считать, что императивный мандат — это «форма взаимоотношений депутата с его избирателями, при которой депутат считается юридически ответственным перед теми, кто его избрал»[11].
Осуществление мандата народного представителя в смысле «права волеизъявления» от имени народа принадлежит только депутатам Государственной думы РФ, через которых народ осуществляет свой суверенитет. Однако согласно Конституции РФ, включившей Совет Федерации в парламент, его члены стали парламентариями со всеми последствиями, вытекающими для депутатов из их мандатов представителей.
Представительство, которое, по сути, есть стержневой элемент содержания мандата, — это важный правовой институт, используемый во многих отраслях права (конституционном, гражданском, предпринимательском, гражданско-процессуальном и уголовно-процессуальном).
Долгой дискуссии относительно свободного и императивного мандатов столько же лет, сколько существуют выборы, представительные органы, депутаты и иные выборные должностные лица. Императивный мандат, суть которого в связности депутата наказами и инструкциями своих избирателей, был характерен для сословно-представительных органов средневекового государства[12].
Императивный мандат связывают с тремя главными характеристиками:
— избранное лицо получает наказы от своих избирателей, т.е. наставления относительно линии поведения в органе власти (о наказах будет сказано далее);
— избранное лицо обязано периодически (регулярно) отчитываться перед теми, кто его избрал, о своей деятельности, а в ряде случаев — также и о деятельности органа, в котором оно состоит, причем избиратели могут дать оценку отчету;
— не удовлетворенные деятельностью и линией поведения избранного ими лица избиратели большинством голосов могут его отозвать, а затем избрать нового представителя[13].
Следовательно, воля избирателей обязательна (императивна) для избранного лица, отсюда и пошло наименование мандата.
Свободный мандат был призван освободить депутатов и выборных должностных лиц от узких интересов отдельных категорий граждан в пользу общих государственных либо территориальных задач. Однако свободный мандат демонстрирует и свою оборотную сторону — реальный отрыв выборных лиц от избирателей. Если к тому же учесть, что в формировании представительных учреждений активно участвует капитал, поддерживая избрание тех лиц, которые будут защищать его финансовые интересы, то становится очевидным: вопрос о свободном либо об императивном мандате может стать вопросом политической борьбы.
Конституция России 1993 г. прямо не определяет природу депутатского мандата. Вместе с тем мандат депутата Государственной думы Федерального собрания РФ в целом можно охарактеризовать как свободный, хотя и с определенными оговорками, учитывая обязанности депутата как члена партийной фракции, а также принимая во внимание его юридические обязанности перед избирателями. Закон о статусе определяет депутата Государственной думы РФ как представителя народа, уполномоченного осуществлять в Государственной думе законодательные и иные полномочия, предусмотренные Конституцией РФ и указанным федеральным законом. Однако при этом лишает его возможности сохранить мандат представителя народа в Государственной думе РФ в случае выхода из фракции, перехода из одной фракции в другую. Обязанности депутата Государственной думы РФ перед избирателями, устанавливаемые названным федеральным законом, призваны укрепить связи депутата с избирателями (он должен вести прием избирателей, информировать их о своей деятельности, рассматривать их обращения), но при этом, однако, не предполагается какая-либо юридическая ответственность депутата перед избирателями.
На сегодняшний день наука конституционного права рассматривает два основных вида мандата: императивный и свободный.
Как уже указывалось выше, первый необходимый элемент императивного мандата — обязательные наказы избирателей депутатам. М.Т. Богомолов определяет наказы как предложения избирателей, всесторонне обсужденные, принятые большинством голосов в избирательном округе, регулирующие деятельность депутатов и представительного органа на срок их полномочий и принятые представительным органом к исполнению[14]. Следующий элемент императивного мандата — отчеты депутатов. Институт отзыва депутата избирателями — необходимый и, пожалуй, самый спорный элемент императивного мандата.
Закрепление свободного мандата в национальном законодательстве предполагает следующее: парламент есть институт государственной власти, обладающий делегированными полномочиями на осуществление суверенитета от лица всего народа. Отсюда и вывод о невозможности обязательных поручений, инструкций или наказов избирателей депутатам, поскольку последние представляют не свой конкретный округ, а весь народ. Таким образом, альтернативой принципу территориального представительства выступило национальное представительство, несущее в себе идею политического представительства народа (по Конституции РФ ему и принадлежит суверенитет), а, кроме того, отрицающее жесткую связь с избирателями и их контроль деятельности парламентария (он становится проводником местных интересов, рассматривая их через призму интересов общегосударственных).
Конституционно-правовой статус парламентария (депутата) можно рассматривать как совокупность его прав и обязанностей (государственно-властных полномочий), закрепленных конституцией, федеральными законами и регламентными нормами, обеспеченных соответствующими гарантиями. Данный статус характеризуют три элемента: природа депутатского мандата; права и обязанности депутата; гарантии депутатской деятельности.
Порядок формирования парламентского корпуса определяется действующим законодательством. Депутаты Государственной думы РФ избираются гражданами Российской Федерации на основе всеобщего равного и прямого избирательного права при тайном голосовании. Депутатом Государственной думы РФ может быть избран гражданин Российской Федерации, достигший 21 года и имеющий право участвовать в выборах. Депутат Государственной думы РФ не может одновременно являться членом Совета Федерации, депутатом иных органов государственной власти и местного самоуправления. Двухпалатное строение российского парламента — Федерального собрания, определяет особенности формирования Совета Федерации и статуса ее члена. Эти особенности, кроме названных законов, отображены в Федеральном законе от 05.08.2000 № 113-ФЗ «О порядке формирования Совета Федерации Федерального собрания Российской Федерации» (далее — Закон № 113-ФЗ). Конституционно-правовой статус парламентария (депутата) определяется Конституцией РФ, федеральными законами от 08.05.1994 № 3-ФЗ «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной думы Федерального собрания Российской Федерации», от 18.05.2005 № 51-ФЗ «О выборах депутатов Государственной думы Федерального собрания Российской Федерации» и др.
Парламентарий не может находиться на государственной службе, заниматься другой оплачиваемой деятельностью, кроме преподавательской, научной и иной творческой деятельности. Военнослужащие, лица рядового и начальствующего состава органов внутренних дел, работники органов прокуратуры, избранные депутатами Государственной думы РФ, приостанавливают свою службу в ранее занимаемых должностях на период осуществления депутатских полномочий. Срок полномочий депутата Государственной думы РФ начинается со дня избрания депутатом и прекращается с момента начала работы Государственной думы РФ нового созыва.
Закон № 113-ФЗ устанавливает, что срок полномочий избранного (назначенного) члена Совета Федерации начинается со дня вступления в силу решения о его избрании (назначении) и прекращается со дня вступления в силу решения об избрании (назначении) члена Совета Федерации вновь избранным соответственно законодательным (представительным) органом власти или высшим должностным лицом субъекта Российской Федерации.
Депутат — это выборное должностное лицо, представляющее определенную часть избирательного корпуса, реализующее его интересы в выборном представительном органе государственной власти, а также осуществляющее в рамках полномочий данного органа нормотворческую функцию и иные полномочия, вытекающие из его правового статуса.
Представительство — весьма широкое понятие, — это «правоотношение, в соответствии с которым одно лицо (представитель) на основании имеющегося у него полномочия выступает от имени другого (представляемого), непосредственно создавая (изменяя, прекращая) для него права и обязанности»[15].
Традиционно народным представительством считалось создание коллегиальных органов, состоящих из избранных народом представителей — депутатов. Однако с учетом со-
временного положения в России возможен и другой подход: народное представительство охватывает также и должностных лиц, избранных народом, — Президента РФ, высших должностных лиц субъектов Российской Федерации, глав муниципальных образований[16].
Депутат — это, в первую очередь, представитель населения страны. С точки зрения закона, депутатом является лицо, представляющее общество, воплощающее его волю. В этом и заключается сущность депутатского мандата. Вступая в должность, депутат получает «мандат», то есть право и одновременно обязанность на представительство интересов своего округа, на решение вопросов местного значения от имени и в интересах населения, а также право и обязанность на участие в работе представительных органов государственной власти. Ряд авторов отождествляют категорию депутатского мандата с исполнительными депутатскими полномочиями, которые депутат получает непосредственно от избирателей. По их мнению, с получением мандата депутат приобретает особый статус, обеспечивающий ему беспрепятственное участие в деятельности представительного органа[17].
Немаловажное значение для выявления сущности социально-политической природы статуса депутата имеют основание и срок действия депутатского мандата и демократизм его возникновения.
Конституции ряда зарубежных стран, как правило, прямо определяют суть конституционно-правового содержания депутатского мандата, закрепляя его основополагающие принципы.
Во-первых, к ним относится принцип выборности как основа получения мандата. Например, Основной закон ФРГ устанавливает, что «депутаты германского Бундестага избираются всеобщими, свободными, равными и тайными выборами» (ст. 38)[18].
Во-вторых, закрепляется принцип представительства депутатом парламента всего народа, всей страны. Так, согласно Конституции Португалии «депутаты представляют всю страну, а не округа, от которых они избраны» (ст. 152).
В-третьих, признается принцип несвязанности депутата наказами и поручениями при исполнении им своих обязанностей, которые вытекают из статуса депутата как представителя не только своих избирателей. Основной закон ФРГ, провозглашая депутатов Бундестага представителями всего народа, одновременно устанавливает, что они «не связаны наказами и указаниями и подчиняются лишь своей совести» (ст. 38).
В-четвертых, в качестве принципа депутатского мандата закрепляется неответственность депутата за выраженное им мнение и голосование при осуществлении мандата. Например, Конституция Итальянской Республики устанавливает, что «члены Парламента не могут подвергаться преследованию за выраженные ими мнения и голосование при выполнении своих функций» (ст. 68).
В-пятых, конституции закрепляют принцип депутатской неприкосновенности (иммунитета). Так, Конституция Королевства Испания признает, что «в течение срока действия мандата депутаты и сенаторы в равной мере пользуются иммунитетом и могут быть задержаны только на месте совершения преступления», при этом «им не может быть предъявлено обвинение, и они не могут быть привлечены к суду без предварительного разрешения соответствующей палаты» (ст. 71).
В-шестых, важным элементом депутатского мандата является принцип его несовместимости с определенного рода деятельностью, занятием определенных должностей. Конституция Испании содержит следующее положение, касающееся данного принципа: «избирательный закон устанавливает случаи неизбираемости и несовместимости мандатов депутатов и сенаторов; ими во всех случаях не могут быть: а) члены Конституционного суда; b) высшие должностные лица государственной администрации, определяемые законом, за исключением членов Правительства; с) народный защитник;
d) члены судов, судьи и прокуроры, находящиеся в должности; е) профессиональные военные и лица, находящиеся на службе в вооруженных силах, корпусе безопасности и полиции; f) члены избирательных комиссий», при этом «действительность избрания и мандатов членов обеих палат находится под судебным контролем в соответствии с условиями избирательного закона» (ст. 70).
Конституция РФ не столь подробно, как конституции некоторых других стран, определяет конституционно-правовое содержание мандата депутата Государственной думы РФ, его гарантии. Она устанавливает далеко не все из перечисленных выше принципов обеспечения депутатского мандата: не закрепляет, в частности, принципы взаимоотношений депутата и избирателей (т. е. Конституция РФ прямо не определяет свое отношение к императивному мандату, наказам и поручениям избирателей и т. п.), не предусматривает принцип неприкосновенности при выражении мнений и голосовании во время осуществления депутатом своих функций, не называет даже основные принципы избирательного права, определяющие порядок выборов депутатов Государственной думы РФ (хотя в ст. 81 это сделано в отношении порядка выборов Президента РФ) и др. Правовой статус депутата Государственной думы РФ и члена Совета Федерации подробно закрепляется специальным Законом о статусе. Отдельные вопросы реализации депутатского мандата регулируются также другими законодательными актами.
По мнению О.О. Миронова, в конституции страны должны быть закреплены отправные начала избирательного процесса, механизм получения от избирателей права на осуществление законодательной власти. Конституция призвана отразить характер депутатского мандата (свободный, императивный, с элементами того и другого), основы статуса депутата[19].
Детализация конституционных норм о статусе депутата осуществляется в специальных нормах, регламентирующих деятельность представительных органов, смысл и назначение которых состоит в создании оптимальных условий для законодательной деятельности и работы представительных органов. В таких нормативных актах есть главы, посвященные депутатам. В современной теории конституционного права существует и применяется несколько понятий, характеризующих депутата как субъекта общественных отношений: «статус депутата», «правовой статус депутата», «правовое положение депутата», «конституционный статус депутата».
Подводя итог сказанному выше, можно сделать следующие выводы.
1. Конституционно-правовой статус парламентария (депутата) — это совокупность закрепленных конституцией, федеральными законами и регламентными нормами его прав и обязанностей (государственно-властных полномочий), обеспеченных соответствующими гарантиями. Конституционно-правовой статус парламентария (депутата) парламента (в России — депутата Государственной думы и члена Совета Федерации) характеризуют три элемента: природа депутатского мандата; права и обязанности депутата; гарантии депутатской деятельности.
2. Конституционно-правовой статус парламентария следует разделить на две составляющие: основные элементы статуса и второстепенные. К числу основных относятся: права, обязанности и ответственность депутата, закрепленные нормами права и обеспеченные соответствующими гарантиями. К числу второстепенных относятся: гражданство, возраст, порядок избрания депутата, вид и содержание мандата депутата.
3. Специфика конституционного статуса депутатов обусловлена самой Конституцией РФ, которая призвана закреплять основополагающие, руководящие начала организации государства и общества, регулировать наиболее существенные общественные взаимосвязи.
4. Мандат депутата и мандат выборного должностного лица имеют смешанную конституционно-правовую природу, которая заключается в сочетании императивных и свободных свойств поручения народа осуществлять отдельные властные полномочия и публично-значимые функции от его имени и в его интересах. Концепция свободного мандата не может рассматриваться как аксиома демократии, конституционализма и парламентаризма в той же мере, в какой рассматривается концепция императивного мандата.
 
Библиография
1 Конституционное (государственное) право зарубежных стран: Учеб. — М., 1997. Т. 1. С. 11.
2 Якимов А.Ю. Статус субъекта административной юрисдикции // Государство и право. 1996. № 8. С. 104
3 Цит. по: Общая теория права и государства: Учеб. / Под. ред. В.В. Лазарева. — М„ 1994. С. 153—159.
4 См.: Лебедев А.Н. Статус субъекта Российской Федерации (Основы концепции, конституционная модель, практика). — М., 1999. С. 26.
5 См.: Богданова Н.А. Категория статуса в конституционном праве // Вестник МГУ. Серия 2. Право. 1998. № 3. С. 5—7.
6 См.: Богданова Н.А. Система науки конституционного права. — М., 2001. С. 47.
7 См.: Основин В.С. Советские государственно-правовые отношения. — М., 1965; Морозова Л.А. Конституционное регулирование в СССР. — М., 1985; Лучин В.О. Конституционные нормы и правоотношения. — М., 1997; Бойцов В.Я. Система субъектов советского государственного права. — Уфа, 1972; Миронов О.О. Субъекты советского государственного права. — Саратов, 1975; Губенко Р.Г. Советский народ — субъект конституционных правоотношений // Советское государство и право. 1980. № 10.
8 Конституционное право: Энциклопедический словарь / Рук. авт. кол. и отв. ред. С.А. Авакьян.- М.,2001. С. 191.
9 Большой юридический словарь / Под ред. А.Я. Сухарева, В.Е. Крутских. — М., 2001. С. 587.
10 Матвеева О.М., Савицкий Н.И. Конституционный статус депутата в парламентах стран Западной Европы. — Екатеринбург, 1993. С. 42.
11 Конституция Российской Федерации: Энциклопедический словарь / В.А.Туманов, В.Е.Чиркин, Ю.А.Юдин. — М., 1997. С. 107.
12 См.: Юм Д. Англия под властью Стюардов. — СПб., 2001. Т. 1. С. 144.
13 См.: Авакьян С.А. Институты непосредственной демократии в системе местного самоуправления // Конституционные и законодательные основы местного самоуправления в Российской Федерации: Сб. науч. тр. / Под ред. А.В. Иванченко. — М., 2004. С. 65; Комарова В.В. Формы непосредственной демократии в России: Учеб. пособие. — М., 1998. С. 43; Нудненко Л.А. Институты непосредственной демократии в системе местного самоуправления России. — М., 2000. С. 22.
14 Богомолов М.Т. Императивный мандат в Советском государстве. — Саратов, 1970.
15 Юридический энциклопедический словарь. — М., 1984. С. 284.
16 Там же.
17 Конституция Российской Федерации: энциклопедический словарь / Под ред. С.М. Шахрая. — М., 1995. С. 61.
18 См.: Окуньков Л.А. Конституции государств Европейского Союза. — М., 1997; Маклаков В.В. Конституции зарубежных государств. 4-е изд. — М., 2003.
19 Миронов О.О. Конституционный статус депутатов парламентов // Журнал российского права. 1997. № 4. С. 138.