УДК 341.231.14 

Страницы в журнале: 17-20

 

Д.Д. ЯКУБОВСКАЯ,

соискатель

 

Рассматриваются специфика понятий  «права и свободы человека» и «права и свободы гражданина» в правоотношении «человек — государство» и закрепление этих понятий в международном праве и Конституции РФ.

Ключевые слова: права и свободы человека и гражданина, конституционные права.

 

The concept, classification and constitutional recognition of rights and freedoms of man and citizen in the Russian Federation

 

Yakubovskaya D.

 

We consider specific concepts of “human rights and freedoms” and “rights and freedoms of citizens” in the Relationship of “man — state” and strengthening of these concepts in international law and the Constitution.

Keywords: human rights and freedoms and citizens, constitutional rights.

 

Права и свободы человека и гражданина — не только огромная социально-практическая, но и научная проблема, требующая постоянного внимания науки и правоприменительной практики. Особую значимость исследование данной проблемы приобретает в контексте обновления конституционного законодательства. Обобщение опыта конституционного регулирования прав и свобод человека и гражданина, выработка научно обоснованных рекомендаций по совершенствованию механизма их обеспечения имеют не только важное теоретическое, но и практическое значение, являются условием возрастания роли и Основного закона РФ, и конституционной доктрины в защите прав и свобод человека и гражданина.

Прогресс конституционного института прав и свобод человека и гражданина за счет развития концепции этих прав и свобод и их защиты — это реальность, весьма существенный момент с точки зрения оценки перспектив решения указанной проблемы. Отсюда — важность и актуальность научной разработки как теоретико-конституционных основ, так и практических способов и путей обеспечения реализации прав и свобод человека и гражданина в конституционном законодательстве и в правоприменительной деятельности международных и государственных органов, а также общественных объединений.

Концепция прав и свобод человека и гражданина в конституционном праве разрабатывается уже давно, ей посвящено немало работ отечественных исследователей. И тем не менее данная проблема требует дальнейшего углубленного исследования. Вопрос о механизме реализации конституционных основ ограничения прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации по-прежнему остается открытым. Ответить на этот вопрос — ответственная задача всех отраслей российского права, в том числе конституционного права. Поскольку «ограничение прав и свобод человека и гражданина» — категория конституционная, для ее правильного использования в конституционном праве необходимо четко представлять содержательный и формальный аспекты указанного феномена. Без этого законодатель может издавать законы, объективно не обеспечивающие права и свободы человека и гражданина и их защиту, а правоприменитель — не представлять четких границ этих прав и свобод.

Важность и сложность названной конституционной проблемы означает, что ее изучение может быть осуществлено только в русле исследования основ прав и свобод человека и гражданина. Объективная необходимость такого исследования продиктована непосредственными потребностями общества в реальном осуществлении провозглашенных в Конституции РФ и в международных правовых актах основных прав и свобод человека и гражданина, в исследовании пределов их ограничения, в совершенствовании правозащитного законодательства и международного и внутригосударственного механизмов обеспечения основных прав и свобод человека и гражданина, в повышении правозащитной культуры общества и человека.

Дальнейшая разработка конституционно-правовой концепции основных прав и свобод человека и гражданина, как в теоретическом, так и в практическом направлении, отвечает потребностям развития и укрепления России, конституционного правопорядка и правозаконности.

Социальные и правовые особенности основных прав человека в России по сравнению с другими его правами обусловлены характером и значимостью соответствующих общественных отношений, регулируемых ими, их социальным содержанием и местом в системе конституционного права, а также ролью по отношению к иным правам человека. Иначе говоря, основные права человека регулируют сферу наиболее существенных, жизненно важных общественных отношений с точки зрения взаимоотношений общества и человека, выражают основные социальные возможности человека по пользованию благами и ценностями жизни и закрепляются в силу своей общественно-политической значимости в Конституции РФ и в международно-правовых актах. Эти права являются решающими и определяющими для всех других прав, закрепленных в отраслевом законодательстве[1].

Если рассмотреть право человека и свободу человека с точки зрения правомочий в отношении «человек — государство», то различия выразятся в следующем. Свободы человека — сферы, области его деятельности, в которые государство не должно вмешиваться. Оно лишь очерчивает с помощью конституционных норм границы, контуры, «территорию», на которой человек действует по своему выбору и усмотрению.

Анализ конституционного законодательства показывает, что термин «свобода» подчеркивает более широкие возможности индивидуального выбора, не очерчивая конкретного его результата[2]: «каждому гарантируется свобода мысли и слова» (ст. 29 Конституции РФ); «каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию» (ст. 37 Конституции РФ). Государство законодательно защищает правомерное поведение человека, но одновременно и ограничивает выход за пределы дозволенных свобод.

Права человека — установленные и гарантируемые государством возможности, правомочия, потенции действий человека в сфере, описанной, указанной в законе. В отличие от понятия «свободы человека», в «правах человека» фиксируется конкретная сфера, направление деятельности индивида. Как справедливо считает Е.И. Козлова, понятие «право» преимущественно предполагает какие-то положительные действия, услуги со стороны государства или правомочия человека на участие в деятельности каких-то организаций[3].

Следовательно, различия в использовании терминов «право» и «свобода» восходят к традициям естественно-правовых учений, обусловлены как историей своего возникновения, так и смысловой нагрузкой. В современном конституционно-правовом словоупотреблении термин «свобода» обычно используется для обозначения гарантируемой правом автономии (самозаконности, своенравия) субъекта, внутри которой он вправе действовать по-своему, по собственному (свободному) усмотрению и выбору. Термин же «право» используется для обозначения правомочия субъекта на конкретно определенное действие и поведение.

Именно поэтому, несмотря на единство двух рассматриваемых понятий, в международных документах и в Конституции РФ они употребляются неоднозначно. Хотя в понятийно-правовом смысле эти термины равнозначны. Ведь право — это форма свободы, а свобода возможна лишь в форме права[4].

Наиболее общим юридическим определением прав и свобод человека представляется следующее.

Права и свободы человека — это общепризнанные и охраняемые обществом, государством и международным правом определенные равные социальные возможности личности, характеризующие правовой статус человека по отношению к государству для удовлетворения им своих естественных и социальных потребностей и соответствующих притязаний, гарантии которых обеспечивают его свободу и являются неотъемлемыми и необходимыми способами и условиями жизни, взаимоотношений с обществом, государством, другими индивидами.

Права человека затрагивают различные стороны личной и общественной жизни человека, все они взаимосвязаны и взаимозависимы. Однако юридическая классификация прав и свобод человека необходима, поскольку помогает лучше понять их. Наиболее часто встречается в исследованиях, в юридических и социологических пособиях и популярной литературе классификация ООН, в которой выделены следующие группы прав и свобод человека: личные права; гражданские права; политические права; экономические права; социальные права; культурные права; экологические права.

Философско-правовая концепция прав человека включает в себя два основных момента. Первый состоит в том, что неотъемлемые и неотчуждаемые права «первого поколения» (право на жизнь, право частной собственности, неприкосновенность жилища, неприкосновенность частной жизни) присущи человеку просто потому, что он человек. Это естественные (личные) права, вытекающие из самой человеческой природы каждого индивидуума, и назначение их в том, чтобы поддерживать в человеке чувство собственного достоинства. Ко «второму поколению» прав человека относятся права, устанавливаемые в соответствии с нормотворческими процессами, происходящими как на национальном, так и на международном уровне (гражданские, политические, избирательные, социально-культурные и др.).

Первым в истории международных отношений документом, закрепившим перечень основных прав и свобод личности, явилась Всеобщая декларация прав человека, принятая Генеральной ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г.

Основные права человека перестали быть объектом только внутренней компетенции государства, а стали делом всего международного сообщества. «Характер прав и свобод человека, — пишет Р.А. Мюллерсон, — определяется не только природой конкретного общества, в котором они реализуются, но и развитием человеческой цивилизации в целом, уровнем и степенью интегрированности международного сообщества. Чем целостнее становится мир, тем значительнее влияние, оказываемое на права и свободы человека международными факторами»[5].

Значительная часть основных прав человека закреплена в Конституции РФ и в международных соглашениях по правам человека. Тем самым они приобретают характер основных конституционных или международных прав. Вместе с тем, как было отмечено выше, ряд прав человека, регулирующих сферу его жизненно важных возможностей и взаимоотношений с обществом, являющихся по своему характеру основными, закрепляются в национальных кодексах или в текущем законодательстве.

Международные правовые документы обладают различной юридической силой. Ряд договоренностей носит характер деклараций, а их положения являются лишь нормами, рекомендациями. Например, Всеобщая декларация прав человека не содержит обязательных норм поведения стран-участниц (в ней есть только 30 рекомендаций), но оказывает большое влияние на отношения между государствами. Более того, многие статьи декларации входят в современные конституции  различных государств, в том числе и в действующую Конституцию РФ.

Ведущую роль в системе прав и свобод человека и гражданина занимает институт конституционного права, нормы которого закрепляют основы правового статуса (права и обязанности) личности. Конституционное воплощение этот институт получил в главе 2 «Права и свободы человека и гражданина» Основного закона РФ. В нормах этой главы в правовой форме закреплена одна из важнейших основ конституционного строя России, провозглашенная в ст. 2 Конституции РФ, где устанавливается, что «человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства». Кроме конституции, нормы данного института закреплены рядом соответствующих нормативных правовых актов, в которых детально раскрываются содержание и порядок реализации закрепленных в Конституции РФ прав и свобод человека и гражданина. К таким актам относятся: Федеральный закон от 31.05.2002 № 62-ФЗ «О гражданстве Российской Федерации», Закон РФ от 25.06.1993 № 5242-1 «О праве граждан на свободу передвижения, выбора места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации», Федеральный закон от 26.09.1997 № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» и др.

Следует подчеркнуть, что институт конституционного права, нормы которого закрепляют основы правового статуса личности, отражает наиболее существенные исходные начала прав и свобод человека, определяющие правовое положение человека в обществе и государстве.

Действительно, во всех сферах отношений, регулируемых правом, человек и гражданин выступает как субъект соответствующих прав, свобод и обязанностей, которые определены нормами конкретной отрасли права. Всеми отраслями права предусмотрены и условия его участия в качестве субъекта тех или иных видов правоотношений при реализации им своей правоспособности. Иначе говоря, правовое положение человека и гражданина в полном объеме характеризуется совокупностью прав, свобод и обязанностей, которыми он наделяется как субъект правоотношений, возникающих в процессе реализации норм всех отраслей права. Конституционное право выполняет важную доминирующую роль в закреплении правового статуса человека и гражданина и наделении его правами, свободами и обязанностями. Другие отрасли российского права закрепляют совокупность прав и обязанностей в определенных сферах общественных отношений: имущественных, трудовых, семейных, финансовых, земельных и т. д.

К предмету прав и свобод человека относится закрепление основ правового статуса личности, что в прямой форме выражено в ст. 64 главы 2 Конституции РФ. В ней отмечается, что «положения настоящей главы составляют основы правового статуса личности в Российской Федерации...».

При этом на национальном уровне особое значение имеет разграничение прав и свобод на «права человека» и «права гражданина». Каждый человек обладает правом на достойное существование. Следовательно, ему должны принадлежать естественные, или неотъемлемые, права и свободы, такие как право на жизнь, на свободу, на личную неприкосновенность и др. Все эти права относятся к так называемым личным правам и свободам человека и принадлежат ему независимо от гражданства. Гражданин же является политической личностью, поэтому ему принадлежат такие политические права и свободы, как право участвовать в управлении государством, право доступа к государственной жизни и др.

Основу одной из первых классификаций деления на права человека и права гражданина заложила французская Декларация прав человека и гражданина 1789 года. В соответствии с принципами данной декларации человек рассматривался в двух аспектах: с одной стороны, как отдельно взятый индивид, «человек сам по себе», а с другой — как гражданин, т. е. как член государства, принадлежащий к той или иной политико-общественной группе. Согласно этим принципам французская декларация четко и определенно провозгласила два вида

основных прав: права человека и права гражданина. Такая классификация опиралась на идеи школы естественного права, которые выделяли основные права и свободы, существовавшие в естественном состоянии, т. е. до образования государства, поэтому не зависящие от последнего и, напротив, провозглашавшиеся государством[6].

В заключение можно сделать следующие выводы.

Права и свободы человека — это общепризнанные и охраняемые обществом, государством и международным правом определенные равные социальные возможности личности, характеризующие правовой статус человека по отношению к государству для удовлетворения им своих естественных и социальных потребностей и соответствующих притязаний, гарантии которых обеспечивают его свободу и являются неотъемлемыми и необходимыми способами и условиями его жизни, взаимоотношений с обществом, государством, другими индивидами.

Фундаментальные права и вытекающие из них иные права и свободы обеспечивают различные сферы жизни человека: личную, политическую, социальную, экономическую, культурную. В соответствии с этим традиционно конституционные права и свободы принято классифицировать по следующим группам: личные, политические, социально-культурные, экономические.

Исследование различий прав человека и прав гражданина показало, что права человека и права гражданина распространяются на сферы как частного, так и публичного права. Человек как частное лицо и человек как гражданин правосубъектны одновременно и по частному, и по публичному праву. Однако правосубъектность гражданина (по объему, содержанию и т. д.) богаче и шире правосубъектности человека — частного лица (и в сфере частного права, и, особенно, в сфере публичного права).

Основные права, свободы и обязанности человека и гражданина, т. е. те, которые неотделимы от него, принадлежат всякому лицу как субъекту права независимо от реализации им своей правоспособности, составляют неотъемлемое ее свойство. Причем к таким основным правам, свободам и обязанностям относятся не только наиболее важные для субъекта, но и основополагающие для всех других его прав и обязанностей, вытекающих из норм различных отраслей права. Они составляют ядро, сердцевину правового статуса личности, определяемого совокупностью норм всех без исключения отраслей права Российской Федерации.

Международные нормы и стандарты в области прав и свобод человека устанавливаются путем соглашений между государствами, но не создают непосредственно прав и свобод человека. Эти правовые нормы обязательны только для государств и между государствами. Осуществление, претворение в жизнь этих норм и стандартов является долгом и обязанностью государств—участников международных договоров о правах человека, в случае ратификации которых государства обязуются привести свое национальное законодательство в соответствие  обязательным международным нормам. Международная защита прав человека, осуществляемая международно-правовыми средствами, основываясь на общепризнанном принципе уважения к правам человека, служит хотя и важной, но все же вспомогательной мерой. Реальное обеспечение прав и свобод человека остается в основном внутренним делом каждого государства и его конституции. Непосредственная регламентация и защита прав и свобод человека осуществляется в том порядке и теми органами государства, которые предусмотрены его конституционным законодательством.

 

Библиография

1 См.: Конституционный статус личности в СССР. — М., 1980. С. 68—72.

2 См.: Права человека: Учеб. для вузов / Отв. ред. Е.А. Лукашева. — М., 1999. С. 133.

3 См.: Козлова Е.И. Основы правового статуса личности как государственно-правовой институт. Гражданство Российской Федерации // Государственное право Российской Федерации / Под ред. О.Е. Кутафина. — М., 1996. С. 211.

4 См.: Нерсесянц В.С. Общая теория права и государства: Учеб. для вузов. — М., 2000. С. 336.

5 Мюллерсон Р.А. Права человека: идеи, нормы, реальность. — М., 1991. С. 10—11.

6 См.: Институт прав человека в России: Учеб. для вузов / Под ред. Г.Н. Комковой. — Саратов, 1998. С. 55.