УДК 340.126 

Страницы в журнале: 15-21

 

Е.А. КЛЮКИНА,

старший юрисконсульт ОАО «Гипрогазцентр» (Нижний Новгород) kea@ggc.nnov.ru

 

Проанализированы основные подходы исследователей к определению термина «политический режим», рассмотрено  его соотношение с формой государства. Названы критерии классификации политических режимов. В целях укрупнения критериев классификации и ухода от фактического перечисления их признаков выработаны группы классификаций политических режимов. Сделан вывод о том, что исследования в области определения термина «политический режим» и обозначение критериев классификации в юридической литературе не закончены и, несомненно, будут продолжаться по мере развития политической жизни государств.

Ключевые слова: политический режим, форма государства, форма государственного устройства, форма правления, антидемократический режим государства, критерии классификации политических режимов.

 

Concept of political regimes and criteria of their classification

 

Klyukina E.

 

The main approaches of researchers to definition of the term “political regime”, its ratio with a state form are analyzed. Criteria of classification of political regimes are called. With a view of integration of criteria of classification and leaving from the actual transfer of their signs groups of classifications of political regimes are developed. The conclusion that researches in ranges of definition of the term “political regime” and designation of criteria of their classification in legal literature aren’t

finished is drawn and, will undoubtedly proceed in process of development of political life of the states.

Keywords: political regime, state form, form of a state system, form of government, antidemocratic mode of the state, criteria of classification of political regimes.

 

До настоящего времени дискуссия относительно определения термина «политический режим» остается актуальной, несмотря на наличие в юридической литературе многочисленных исследований в этой области. Тем более что в разные времена в дефиницию «политический режим» учеными вкладывались дифференцированные значения. Это обусловливается сложностью самой конструкции понятия, рассматривающегося как в теоретическом, так и в практическом аспекте. Кроме того, продолжающиеся до настоящего времени споры по поводу разграничения данного явления с иными, близкими по значению, например, с государственным режимом, требуют изложения множественности подходов к определению термина «политический режим». Все это дает основания для более углубленного исследования вопроса о конструкции института политического режима.

Так, политический режим определяется как совокупность политических отношений, средств и методов, применяемых властями, отношений государства и общества, форм идеологии, социальных, классовых взаимоотношений, состояния политической культуры [1, с. 195].

Нередко в юридической литературе можно встретить утверждение относительно того, что политический режим представляет собой одну из составных частей формы государства. Такой позиции придерживаются, например, А.В. Малько и Н.А. Власенко [2]. Напротив, А.И. Денисов акцентирует внимание на том, что политический режим характеризует собой не форму государства, а его сущность [3, с. 17]. Однако, как известно, сущность государства отражает суть государственной власти и ее принадлежность.

Государственная власть является единой и неделимой, поскольку у нее единый источник. А государственный механизм осуществляет роль проводника такой власти. И то, каким образом он действует в интересах всего государства, достигая стоящих перед ним целей, какими способами и средствами оперирует, оказывает непосредственное влияние и на форму правления, и на форму государственного устройства. Следовательно, политический режим государства является едва ли не важнейшим элементом его формы, незамедлительно реагируя на все происходящие изменения. Более того, при смене политического режима, как правило, происходит и изменение формы правления, а также формы государственного устройства. Поэтому, рассматривая данную категорию применительно к конкретному государственному образованию, можно получить представление о принципах организации политического устройства общества, о политической направленности, существующей в той или иной стране в данный отрезок времени. Как справедливо утверждает А.В. Малько, «политический режим выражает определенную упорядоченность политической власти, приемлемую для власти динамику и направленность политических отношений, достижение целей государственной власти и реализацию интересов» [4, с. 62].

Таким образом, обозначенные подходы к определению политического режима являются хоть и различными по своему внешнему выражению, но похожими по содержанию, поскольку политическая система и как составная часть формы правления, и как сущность государства выражает суть государственной власти, ее принадлежность государству и ее действие в интересах самого государства.

Однако в юридической литературе можно встретить и иное мнение, например: политический режим выступает общей категорией и включает в себя и форму правления, и форму государственного устройства [5, с. 7]. Похожую мысль высказывают некоторые западные ученые (например, М. Дюверже). Они отождествляют такие понятия, как «форма правления», «форма государственного устройства» и «политический режим» [6, p. 13—14].

Подобный подход мог бы быть вполне объясним до появления в науке самого термина «политический режим», который вошел в речевой оборот только в начале XX века. До этого момента к форме государства сводилась сама природа государственной власти, а позднее — правовое положение ее высших органов. Однако еще такие формы государства, как «деспотия» или «тирания», отражали по своей сути не только форму правления, но и политический режим государства. С появлением в юридической науке термина «политический режим» произошло разделение формы государства на несколько составляющих ее элементов, тем самым у исследователей сформировалась возможность более четкой характеристики государства. При этом, безусловно, политический режим оказывает влияние на форму государства, если не определяет его в целом. Так, вслед за сменой политического режима в государстве зачастую происходит и смена всей структуры государственного аппарата и изменение территориального устройства государства. Однако было бы излишне обобщать данные категории в одну — политический режим, — поскольку развитие каждой страны проходит индивидуально и уместить три элемента формы правления в одно понятие «политический режим», тем самым охарактеризовав его, не будет представляться возможным.

Немало ученых воспринимают институт политического режима через систему приемов и способов осуществления государственной власти. Например, М.Н. Марченко определяет данный институт как совокупность используемых стоящими у власти группами, классами или слоями общества методов и способов осуществления государственной власти [7, с. 319]. Более широкое понятие дает Ю.А. Кудрявцев, упоминая не только о государственной, но и о политической власти. Так, политический режим определяется им как элемент формы государства, характеризующий совокупность методов (приемов и способов) и форм осуществления государственной власти, а также деятельность элементов политической системы (политических партий, общественных объединений и др.) [1, с. 195]. Поскольку традиционно принято считать, что политическая власть включает в себя государственную, то наиболее четким является дефиниция, предложенная А.Я. Сухаревым, В.Д. Зорькиным, В.Е. Крутских, которые данным понятием обозначают систему приемов, методов, форм, способов осуществления политической власти в обществе [8, с. 500]. Это определение наиболее полно отражает сущность политического режима. Через систему приемов и способов осуществления государственной власти раскрывает понятие «государственный режим» С.А. Кареева. Она утверждает, что данный термин представляет собой систему или совокупность форм, методов, средств и способов властвования, через которые государственная власть легитимирует свое существование и функционирование [9].

Таким образом, необходимо признать: в юридической литературе наиболее традиционным является отражение политического режима как совокупности способов, средств и методов осуществления государственной власти. Эта точка зрения наиболее четко обозначает сущность института политического режима, а также необходимость в вычленении его в отдельное явление, подвергающееся столь пристальному исследованию. При этом нельзя забывать о том, что политический режим как составная часть формы государства наиболее четко и динамично реагирует на все происходящие вокруг изменения, охватывая не только деятельность государства, но и функционирование других элементов политической системы общества. Как полагает А.В. Малько, «именно исходя из политического режима судят о подлинной картине принципов организации политического устройства общества. Политический режим обеспечивает направленность политических отношений; достижение целей государственной власти» [4, с. 62].

Помимо указанных определений политического режима, в научной литературе можно встретить и иные. Например, А.Ю. Коркмазов и И.С. Марьевский понимают под политическим режимом систему методов осуществления демократических прав и свобод, отношение органов власти к правовым основам их деятельности [10, с. 28]. В последнем случае, с нашей точки зрения, институт политического режима рассматривается достаточно узко. Основу дефиниции составляют отдельные признаки демократического политического режима и их отражение в деятельности органов государственной власти во взаимодействии последних с правом. При этом недемократические политические режимы этой дефиницией не охватываются.

Таким образом, в результате анализа понятий политического режима мы пришли к следующему выводу: политическим режимом является один из элементов формы государства, который представляет собой совокупность приемов, способов и форм осуществления государственной власти, включая деятельность таких элементов политической системы, как политические партии, общественные организации и др.

Политические режимы, существующие в мире, многообразны. Их группирование на типы подразумевает выделение демократических и недемократических (антидемократических) политических режимов. Среди исследований по рассматриваемому вопросу в первую очередь необходимо определить точку зрения Ю.А. Кудрявцева, который называет ряд критериев.

1. Способ осуществления народом своего суверенитета (непосредственно или через представителей).

2. Порядок образования и функционирования государственных органов. Применимо к демократическому режиму формирование государственного аппарата может осуществляться путем проведения выборов. В отличие от подобного устройства, назначение его состава, как правило, характеризует авторитарный режим, при котором соблюдается строгая иерархия должностей. Наиболее крайняя форма такого выражения применяется при функционировании тоталитарного политического режима, когда государственные служащие назначаются вышестоящими чиновниками, а нередко и правящей партией.

3. Организация партий, под которой понимаются их взаимоотношения с другими элементами политической системы (прежде всего с государством) и их внутренняя организация. Данным критерием определяется место и роль политической партии в политической системе государства. Политические партии в государствах демократической направленности находятся в постоянном взаимодействии друг с другом и с обществом, являясь представителем общественной группы при формировании политической воли граждан. Поэтому в подобных государствах политическая партия пользуется защитой государства, ее деятельность осуществляется в рамках государства и в рамках его права. В антидемократических странах политическая партия, как правило, единственная и в большей степени сливается с деятельностью государства, все так же оставаясь под его защитой и правовой охраной. Однако отличительной особенностью данных политических режимов является если не фактическое господство правящей партии над государством в силу ее значимости в определении направления развития государства и общества, то возможное слияние с ним. В особенности это касается крайних форм — тоталитарных политических режимов, где политическая партия не всегда выражает интересы общественных масс, а кроме того, не дает право выбора варианта поведения.

4. Существование «политического поведения», оценка которого определяет различие между формально демократическим и фактически демократическим режимом.

5. Уровень социально-экономического развития страны. Как правило, антидемократические политические режимы обладают несовершенными социально-экономическими отношениями. Как справедливо отмечает М. Дюверже, плюралистическая демократия соответствует высокому уровню индустриализации, авторитаризм — экономической отсталости [6, p. 13—14]. И действительно, история отдельных государств в период существования в них авторитарных систем говорит о низком уровне социальной мобилизации и политического развития государства.

6. Наличие многопартийности. Существование в государстве многопартийной системы говорит о возможности выбора политической программы развития страны, о формировании взглядов и воспитании в индивидах правовой грамотности. Если рассматривать данный критерий в общем смысле, то такая система дает населению государства свободу убеждений, формирования мировоззрения, а также возможность выбора варианта поведения. В данном виде такое устройство свидетельствует о демократическом обществе и государстве, поскольку, хотя бы формально, но у граждан есть власть при формировании внутреннего политического курса страны.

7. Наличие легальной оппозиции. Данный критерий имеет неразрывную связь с предыдущим, поскольку легальная оппозиция предполагает разрешение государства путем юридического закрепления в действующем законодательстве на существование иного, отличного мнения, партий, общественных объединений с иным содержанием, иной программой, иными предложениями развития государства.

8. Наличие системы разделения властей. Принцип разделения властей присутствует как в демократических, так и в антидемократических правовых режимах. Однако в последних этот принцип обладает не всеми чертами, например, может отсутствовать так называемая система сдержек и противовесов, которая теоретически должна присутствовать в государствах с демократической политической направленностью.

9. Степень централизации государственного аппарата и участия оппозиции в политической жизни страны. Демократические и авторитарные политические режимы достаточно сильно отличаются друг от друга. Так, в политической сфере тоталитарного государства существует строжайший централизм государственной власти, а именно управление жизнью общества «сверху» происходит таким образом, что местные органы власти и управления фактически становятся передатчиками команд. Система чинов и должностей доводится до «совершенства», тем самым создавая некую опору центральной фигуре власти в государственном аппарате [1, с. 195—205].

В.В. Диаконов приводит еще несколько критериев классификации политических режимов государства. Одним из главных он называет реальность прав и свобод человека в государстве [11]. Так, в отношении демократических правовых режимов государства он закрепляет, что права и свободы не только установлены законом, но и реально участвуют в общественных отношениях, тем самым реализуясь на практике. При этом государство не вмешивается в частную жизнь граждан.

Иначе институт прав и свобод гражданина складывается в антидемократических режимах, где гражданин ограничен в реализации своих прав и свобод, даже если они установлены государством и конституционно закреплены. Например, Конституция СССР 1936 года утверждала право и свободу человека на тайну личной жизни. Однако еще достаточно долгое время после принятия Конституции СССР в советском законодательстве отсутствовала регламентация рассматриваемого института прав. И даже проект Уголовного кодекса СССР 1947 года не содержал главы о преступлениях, посягающих на частные права граждан. Это подтверждает декларативный характер правовых норм о правах граждан, закрепляемых тоталитарным государством. По мнению С.А. Денисова, наблюдается даже закономерность: чем более недемократичен режим, тем больше пустых, не работающих прав и свобод он может позволить себе закрепить в

конституции [12, с. 3].

Из вышеизложенного вытекает вопрос о положении средств массовой информации. Монополия государства на СМИ может выступить основным признаком, характеризующим тоталитарные политические режимы. Для управления населением страны необходимо подчинить их мышление нужной идеологии. Этого можно достичь, в частности, исключив из литературы, радио, телевидения и т. д. любую информацию, порочащую, высмеивающую, критикующую существующий политический режим. Как справедливо отмечает Е. Александрова-Зорина, «тоталитаризм прячет истину глухим молчанием» [13, с. 47]. При демократических режимах теоретически, наоборот, должно превалировать развитие свободы СМИ.

Еще одним критерием классификации правовых режимов, нередко встречающимся в юридической литературе, может служить роль идеологии в жизни общества. Идеология — это система оформленных взглядов и идей, выражающая интересы различных социальных классов, групп, обществ, в которых осознаются и оцениваются отношения людей к действительности и друг к другу [14, т. 10, с. 30]. В государствах с тоталитарным политическим режимом официальной признается только одна идеология — государственная, она же является идеологией правящей партии. Все иные идеи и выражения воспринимаются как противоречащие государственной политике, а равно — антинародными и подлежащими немедленному упразднению.

Г.В. Голосов предлагает рассматривать иной набор критериев для классификации политических режимов государства.

Одним из предложенных им критериев выступает характер борьбы за лидерство. Такая борьба может иметь законный характер вследствие ее открытости и существования специальных регламентированных законодательством процедур, например выборов. В некоторых режимах запрещена деятельность оппозиции, поэтому смена правящей группы может проходить в результате наследования, кооптации или даже применения насилия. На основании этого критерия Г.В. Голосов выделяет два политических режима — открытого и закрытого типа [15, с. 67—68].

Другим критерием Г.В. Голосов называет характер элиты по признаку наличия или отсутствия внутренней дифференциации. Он утверждает, что в тех обществах, где экономическая элита совпадает с властвующей, практически полностью отсутствует борьба за власть между субъектами политической деятельности (монолитная элита). Такая борьба чаще всего возможна только между «индивидуальными составляющими однородного целого» [15, с. 67]. На этом основании исследователь выделил монолитную и дифференцированную элиту. Если проводить анализ между открытыми политическими режимами и закрытыми на основе предыдущего критерия — характера борьбы за лидерство, то становится очевидным, что практически невозможно существование открытых политических режимов государства с монолитной элитой.

Третьим критерием классификации политических режимов Г.В. Голосов называет уровень участия масс в политике. Отдельные виды таких режимов не допускают массы к участию в управлении государством, а другие, напротив, рассматривают выражение воли масс как своего рода гарантию поддержания существующего строя. Таким образом, Г.В. Голосов называет режимы, обеспечивающие населению механизмы включения в политическую жизнь, и исключает режимы, которые, напротив, оставляют массы вне осуществления политической власти.

Конечно, перечень вышеназванных критериев не является исчерпывающим, поскольку их может быть выделено множество, вплоть до более детального дробления признаков одной из групп политических режимов, что приведет к фактическому слиянию названных критериев с признаками того или иного политического режима. Поэтому при рассмотрении вопросов о классификации режимов и об их характеристике наиболее целесообразным будет руководствоваться менее детальным перечислением и несколько укрупнить представленные критерии, объединив их в следующие группы.

Характер внешней и внутренней политики государства. В данной группе подлежат рассмотрению следующие критерии:

— основные направления деятельности государства в военной и промышленной областях;

— характер существующих в обществе запретов;

— роль государства в формировании патриотического общества;

— уровень социально-экономического развития страны;

— существование официальной идеологии государства.

По степени участия народа в осуществлении власти можно выделить следующие критерии классификации политических режимов:

— способ осуществления народом суверенитета;

— возможность/невозможность участия граждан в политической жизни государства, а также степень возможного участия.

По способу формирования и деятельности государственных органов возможно выделить такие критерии классификации политических режимов, как:

— способ формирования государственного аппарата;

— объем полномочий государственных органов;

— способы деятельности государственных органов;

— наличие/отсутствие системы сдержек и противовесов;

— степень централизации государственного аппарата;

— количество правящих субъектов.

В зависимости от того, каким образом осуществляется политическая власть в государстве, следует назвать такие критерии классификации политических режимов, как:

— характер взаимоотношения общества и власти;

— методы осуществления государственной власти;

— методы принуждения, используемые в целях поддержания правопорядка.

В зависимости от организации партийной системы государства критериями классификации политических режимов могут быть:

— характер взаимоотношений политических партий с другими элементами политической системы;

— наличие оппозиции, разрешенной государством для функционирования, степень ее реального участи в политической деятельности;

— внутренняя организация политических партий;

— место политических партий в политической системе государства;

— возможность существования многопартийной/однопартийной системы политических партий;

— степень самостоятельности политических партий в ходе своей деятельности;

— возможность законодательного закрепления партийной деятельности в стране с одновременной регламентацией.

По характеру функционирования иных общественных организаций выделяются такие критерии, как:

— роль и значение негосударственных и неполитических структур;

— законодательное закрепление деятельности общественных организаций и объединений;

— степень свободы деятельности общественных организаций, предоставляемой государством.

По характеру деятельности органов безопасности и судов необходимо назвать следующие критерии классификации политических систем:

— роль и место органов безопасности и судов;

— независимость судебной системы;

— характер полномочий органов безопасности.

По наличию или отсутствию основных институтов гражданского общества и правового государства существуют следующие критерии классификации политических режимов:

— уровень законодательного закрепления прав и свобод граждан;

— возможность реального соблюдения и использования гражданами их прав и свобод;

— степень свободы в формировании и выражении мнений субъектами политической системы и отдельными гражданами;

— степень свободы СМИ;

— наличие/отсутствие в государстве принципа равенства граждан перед законом;

— уровень политической и правовой культуры граждан.

Как видно, мнения ученых в области определения термина «политический режим» достаточно многообразны. Также различны и позиции относительно соотношения понятий «политический режим» и «форма государства». Внимание исследователей привлекает и вопрос относительно критериев классификации политических режимов. В настоящее время чаще всего перечисление таких критериев сводится к названию признаков, присущих тому или иному политическому режиму. Однако это провоцирует лишь переход от общего, от теории классификации политических режимов к рассмотрению одного из его видов. При этом данный вопрос остается важным при рассмотрении типов политических режимов в теории государства и права.

 

Литература

 

1. Кудрявцев Ю.А. Политические режимы: критерии классификации и основные виды // Правоведение. 2002. № 1.

2. Власенко Н.А., Малько А.В. Теория государства и права: учеб. пособие // СПС «Гарант»

3. Денисов А.И. Сущность и формы государст-

ва. — М., 1960.

4. Малько А.В. Теория государства и права. — М., 2001.

5. Манов Г.Н. О понятии формы государства // Ученые записки Таджикского государственного университета. Т. IX. Труды юридического факультета. 1987. Вып. 4.

6. Duverger M. Institutes politiques et droit Constitutionnel. — Paris, 1970.

7. Марченко М.Н. Теория государства и права: учеб. — М., 2004.

8. Большой юридический словарь / под ред.

А.Я. Сухарева, В.Д. Зорькина, В.Е. Крутских. — М., 1997.

9. Кареева С.А. Политический режим как элемент формы государства: автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Саратов, 1997.

10. Политология в терминах и понятиях / соста-вители А.Ю. Коркмазов, И.С. Марьевский. — Став-рополь, 1994.

11. Диаконов В.В. Теория государства и права: учеб. пособие по теории государства и права. URL: http://www.allpravo.ru

12. Денисов С.А. Источники реального государственного права // Конституционное и муниципальное право. 2011. № 4.

13. Александрова-Зорина Е. Демократия и тоталитаризм. — М., 2011.

14. Большая советская энциклопедия: в 30 т. — М., 1969—1978.

 

15. Голосов Г.В. Сравнительная политология: учеб. — СПб., 2001.