В.В. ДАНИЛОВ,

аспирант Академического Международного Института

 

Качество производимых товаров и оказываемых услуг имеет первостепенное значение для максимального удовлетворения потребностей человека.

В условиях нестабильной рыночной экономики производители товаров и услуг часто навязывают потребителям выгодные только для себя условия приобретения товаров и услуг. При этом нередки случаи, когда товары отличаются низким качеством, а иногда и просто опасны для здоровья.

Именно поэтому каждому потребителю необходима государственная поддержка и защита.  Такую защиту потребителю как носителю определенных прав и свобод дает Конституция РФ.

В настоящее время имеется тенденция к росту количества жалоб и обращений граждан о нарушении их прав, как потребителей. Применяя конституционно-правовую защиту, любой потребитель имеет возможность защитить свои права.

В связи с тем, что понятие потребитель является основополагающим понятием законодательства о защите прав потребителей, то, по мнению автора, для осуществления эффективной конституционно-правовой защиты потребителя необходимо выяснить сущность понятия «потребитель» и вопрос о том, относится ли потребитель к объекту конституционно-правовой защиты, поскольку для применения конституционно-правовых норм защиты, прежде всего, необходимо определить круг тех участников, которые подпадают под их действие. Применение соответствующих норм к правильно определенному объекту даст эффективный результат защиты.

Для определения понятия объекта конституционно-правовой защиты рассмотрим разные точки зрения ученых. Так, по мнению В.М. Ведяхина, объектом защиты могут быть те или иные субъекты права[1].

Однако сами субъекты права объектом защиты быть не могут, поскольку объектом защиты будут являться права и свободы субъекта определенные в Конституции РФ.

Права человека — мерило его свободы, определяемое конкретно-историческими условиями бытия человека. Свобода — естественное состояние человека, высшая ценность в ряду других ценностей после жизни. Поэтому закономерно, что человек, его права и свободы в Конституции РФ признаны высшей ценностью, все остальные общественные ценности занимают иной конституционный уровень и не могут ей противоречить. Обязанность государства признавать, соблюдать и защищать конституционно закрепленные права и свободы человека — это выражение сущности нового конституционного строя. Вместе с тем это одновременно и гарантия конституционности государства[2].

Г.Г. Горшенков считает, что в качестве объекта конституционно-правовой защиты выступает личность, нуждающаяся в правовой помощи и защите[3]. 

Данная точка зрения представляется также не верной, т.к. к личности можно отнести субъект права, который, как уже было указано выше, объектом конституционно-правовой защиты не является. Более того, личность может нуждаться в правовой защите и в тоже время не иметь на нее соответствующих прав.

Есть мнение, что объектами конституционно-правовой защиты выступают высшие социальные ценности (блага) общества и индивида. Это социально-политические ценности: суверенитет, воспроизводство власти посредством выборов, республиканская форма правления, федерализм, разделение властей и т. п.; социально-экономические блага — собственность, земля и другие природные ресурсы и др.; личные блага — жизнь, достоинство личности, свобода, личная неприкосновенность и т. д.[4]

Данное мнение в принципе верно, однако не совсем точно отражает сущность объекта, т.к. не всякая ценность индивида может быть защищена Конституцией РФ. Для того, чтобы ценность стала объектом конституционно-правовой защиты она должна быть закреплена в Конституции РФ в виде некого права.

Более правильное определение дает Б.С. Эбзеев, который считает, что объектами конституционно-правовой защиты являются важные права и свободы человека и гражданина, получающие юридическую защиту[5].

В Конституции РФ закрепляются те права и свободы, которые жизненно важны и в наибольшей мере социально значимы как для конкретного человека, так и в целом для общества, для государства, т.е. основные права и свободы.

Для человека они являются условием достойного и свободного его существования, естественным правом на участие в решении вопросов устройства и управления тем обществом, членом которого человек состоит; экономической и социальной предпосылкой для удовлетворения его жизненно насущных материальных и духовных потребностей. Конституция устанавливает, что основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения. Именно такого рода права и свободы закрепляются конституционно[6].

Данное мнение наиболее четко отражает понятие объекта конституционно- правовой защиты, т.к. обращает внимание на то, что к исследуемому объекту относятся, не просто права и свободы человека и гражданина, а наиболее важные из них или как они называются в Конституции РФ — основные права и свободы.

Но какие именно права и свободы являются важными (основными). Для определения данного понятия рассмотрим их юридические свойства:

а) составляют ядро правового статуса личности, лежат в основе всех других прав и свобод, закрепляемых иными нормативными актами. Все права и свободы граждан в той или иной сфере жизни производны от основных прав и свобод; поэтому основные права и свободы являются главными в характеристике правового положения личности;

б) адресованы самому широкому кругу субъектов; закрепляются за каждым человеком и гражданином либо за каждым гражданином. Все другие (неосновные) права и свободы, устанавливаемые нормами не конституционного, а других отраслей права, увязываются с обладанием лицом различными статусами — рабочих и служащих, собственников имущества, нанимателей жилой площади, покупателей, истцов, ответчиков и т.д.;

в) характеризуются всеобщностью: они равны и едины для всех без исключения, соответственно для каждого человека или для каждого гражданина. Признавая то или иное право основным, государство исходит из возможности осуществления его всеми. Основные права и свободы гражданина Российской Федерации отличаются от других прав и свобод основанием возникновения. Единственным таким основанием является принадлежность к гражданству Российской Федерации. Они не связаны с осуществлением гражданином своей правоспособности и принадлежат всякому гражданину как субъекту права. Это свидетельствует о том, что основные права и свободы выражают главные связи лица с государством, его статус как гражданина. Они не приобретаются и не отчуждаются по его волеизъявлению, принадлежат ему в силу гражданства, неотделимы от его правового статуса и могут быть утрачены только вместе с утратой гражданства;

г) отличаются особым механизмом реализации. Все другие права и свободы могут стать достоянием человека и гражданина в процессе реализации его правоспособности через участие в конкретном правоотношении. Основные же права и свободы выступают в качестве предпосылки любого правоотношения в конкретной сфере, постоянного, неотъемлемого права каждого участника правоотношения;

д) имеют особую юридическую форму их закрепления. Они фиксируются в нормативном правовом акте государства, имеющем высшую юридическую силу — в Конституции РФ;

е) обеспечиваются повышенной правовой охраной[7].

Учитывая вышеизложенное  и юридические свойства основных прав и свобод, можно сделать вывод, что под понятием объекта конституционно-правовой защиты следует понимать наиболее важные права и свободы человека и гражданина, установленные Конституцией РФ, получающие высшую юридическую защиту и связанные с признанием приоритета прав человека.

В связи с тем, что понятие потребителя как объекта конституционно-правовой защиты отличается от понятия «потребитель», указанное в Федеральном законе «О защите прав потребителя», то необходимо провести анализ понятия потребителя вообще, а потом выявить между ними разницу.

Одно из мнений представляет С.П. Гришаев, который считает, что под понятием потребитель признается гражданин, который не только приобретает товар, заказывает работу или услугу, но и непосредственно пользуется этим товаром[8].

Такая точка зрения не совсем правильная, поскольку лицо купившее товар или услугу для семейных нужд может, к примеру, подарить ее родственнику, другу и тогда он останется в статусе потребителя, но сам непосредственно пользоваться товаром или услугой не будет и наоборот лицо, которому данный товар будет подарен будет им пользоваться, но при этом не будет потребителем.

В зарубежной литературе и словарях понятие «потребитель» с экономических и правовых позиций трактуется практически однозначно. Так, в одном из словарей сказано: «Потребитель — как экономическое понятие (в экономике) — это физическое лицо (отдельный человек), которое покупает товары и услуги для личного использования, но не для производственной (предпринимательской) деятельности. Подразумевается (считается), что потребитель — конечное лицо, которому во владение переходит собственность, приобретенная в розничной купле-продаже»[9]. 

Такое мнение, как и предыдущее не совсем точно определяет понятие «потребитель» и основания считать его таким такие же, как и у предыдущего определения.

Толковый словарь юридических терминов под редакцией Б. Гарнера подразумевает под потребителем лицо, которое покупает товары или услуги для личного, семейного или бытового использования без намерения перепродажи[10].

Такое толкование близко к определению потребителя, указанному в Федеральном законе «О защите прав потребителей» и изложенному ниже, и по сравнению с последним более жестче определяет круг потребителей. Однако автор считает, что понятие перепродажа здесь не совсем уместно, правильнее было бы здесь употребить термин «приобретение не для предпринимательской деятельности» либо «не с целью получения прибыли».

Согласно действующей редакции Федерального закона от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» (в ред. от 23.07.2008)  потребитель — гражданин, имеющий намерение заказать или приобрести либо заказывающий, приобретающий или использующий товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.

Определение, указанное в вышеназванном Законе относит к кругу потребителей и лицо, которое только намеревается заказать или приобрести товар либо услугу, здесь конечно вопрос будет спорный, поскольку если сама сделка не совершена то и правоотношения между сторонами не возникли, а, значит, и не возникло прав на защиту.

Хотя некоторые ученые поддерживают определение потребителя, указанное в Федеральном законе «О защите прав потребителей» и считают, что включение в понятие потребителя граждан, которые еще только имеют намерение купить товар или заказать услугу, имеет важное значение для реализации их прав на ознакомление с товаром, получение информации о товаре, условиях его продажи, изготовителе и т.д.[11]

Дело в том, что некоторые организации под тем или иным предлогом пытаются установить различные правила или условия договоров для различных категорий потребителей. В данном случае речь идет, например, о так называемом фейс-контроле, когда какие-либо увеселительные заведения ограничивают доступ в них для лиц определенной внешности, определенным образом одетых или вообще по прихоти конкретного охранника. Бывает и так, что руководство некоторых заведений, например, кинотеатров, запрещает входить в них людям, имеющим при себе напитки или какие-то продукты. Отказ коммерческой организации от заключения публичного договора при наличии возможности предоставить потребителю соответствующие товары, услуги, выполнить для него соответствующие работы не допускается. Сам Гражданский кодекс РФ не содержит расшифровки понятия «потребитель», поэтому, основываясь только на его нормах, иногда сложно определить, когда же у физического лица возникает право требовать заключения публичного договора: тогда, когда сделка заключается в соответствии с условиями обычаев делового оборота, или тогда, когда физическое лицо только пытается попасть в место, где эти сделки заключаются (например, войти в заведение, оказывающее услуги развлекательного характера). Закон о защите прав потребителей дополняет в этой части Гражданский кодекс РФ и устанавливает, что потребителем является любой человек, имеющий намерение приобрести товар или услугу[12].

С данными точками зрения также нельзя не согласиться, поскольку от того насколько правильную информацию получит потребитель, настолько и качественную услугу или товар он может приобрести. Хотя с другой стороны если такой человек получил информацию, но не стал приобретать товар, то негативных последствия предоставления неправильной информации о товаре, услуге также не наступит.

Прежняя редакция Федерального закона «О защите прав потребителей» говорила о том, что потребитель — это гражданин, использующий, приобретающий, заказывающий либо имеющий намерение приобрести или заказать товары (работы, услуги) для личных бытовых нужд. Ныне же действующий законодательный акт уточняет, что эти нужды не должны быть связаны с извлечением прибыли. По-видимому, данное уточнение весьма существенно, ибо устранило неясности и двоякое толкование указанного термина в правоприменительной практике. Действительно, раньше трудно было определить, что подразумевать под формулировкой «личные бытовые нужды», и, например, в судебной практике правоотношения с участием целых групп субъектов в одних регионах регулировали с применением норм Закона «О защите прав потребителей», в других же — на основании общегражданских норм права, хотя не секрет, что правовое положение граждан — потребителей значительно более выигрышно по сравнению с обычными физическими лицами. Применение норм вышеназванного Закона при рассмотрении исков граждан имеет более благоприятные для них последствия. Наиболее показательный пример — отношение судебных органов к вкладчикам различных финансовых компаний, обратившимся с исками о возврате своих вкладов. В одних судах, полагающих, что в данных случаях имели место правоотношения потребителей и исполнителей финансовых услуг, по решениям помимо сумм, предусмотренных договорами, взыскивались неустойка, убытки, моральный ущерб; истцы освобождались от оплаты госпошли