(по законодательству России и некоторых зарубежных стран)

М.А. ДАНИЛЯН,

аспирант Российской государственной академии интеллектуальной собственности

 

В условиях современного российского общества, характеризующегося целым рядом сложных социально-экономических проблем, исполнение алиментных обязательств приобрело особую актуальность. В результате проведения рыночных реформ кардинальным образом изменился институт брака и семьи: разводы, раздельное проживание супругов по причине миграции в поисках заработка, сожительство и внебрачное рождение детей стали типичными явлениями. При этом лица, обязанные платить алименты на содержание несовершеннолетних детей, часто задерживают выплату либо вовсе не платят алименты.

Между тем выплата алиментов направлена на удовлетворение насущной потребности несовершеннолетних детей в получении необходимого содержания до достижения совершеннолетия и приобретения возможности самостоятельного обеспечения.

Все сказанное свидетельствует о высокой научной и практической значимости института алиментных обязательств.

Термин «алименты» (от лат. alimentum, т. е. пища, пропитание, содержание) появился в Древнем Риме, где алименты  от государства получали дети малоимущих и сироты. По римскому праву алиментное (алиментарное) обязательство существовало в силу закона между близкими родственниками: по отношению к детям это прежде всего была обязанность отца, затем матери; дети несли ту же обязанность по отношению к отцу и матери[1].

В России обязанность детей содержать престарелых родителей была одним из древнейших постановлений права. Так, по Русской Правде материнское наследство получал тот из сыновей, у которого мать жила и который ее кормил.

Однако представление о данном институте семейного права у нас неоднократно менялось. В 1920-х годах существовало мнение: алименты являются суррогатом социального обеспечения, и развитие системы социального обеспечения приведет к постепенному отмиранию алиментных обязательств[2].

Хотя эта теория оказалась несостоятельной, несомненную связь между алиментными обязательствами и уровнем развития системы социального обеспечения отрицать нельзя: они преследуют одну цель — предоставление содержания нуждающимся нетрудоспособным лицам.

В настоящее время алиментное обязательство — это важнейшая категория современного семейного права. И все же, несмотря на значимость этого института, в Семейном кодексе РФ, как и в других законодательных актах, отсутствует легальная дефиниция алиментного обязательства.

В советский период учеными высказывались различные мнения относительно категории «алиментное обязательство». Большинство авторов, обращавшихся к данной проблематике, содержание термина «алиментное обязательство» трактовали с позиции обязанности.

Так, А.И. Пергамент определяла алиментное обязательство как «установленную законом обязанность одних членов семьи содержать других нуждающихся в этом членов семьи»[3].

Н.М. Ершова также предлагала не применять к алиментным отношениям термин «обязательство», так как закон говорит об обязанностях, а не обязательствах[4].

Современные ученые предлагают иные дефиниции алиментного обязательства. Так, Е.Ю. Костюченко полагает, что к алиментным правоотношениям наиболее целесообразно применять термин «обязательство», а не «обязанность», поскольку обязательство является одним из проявлений обязанности. Понятие «обязательство» позволяет раскрыть соответствие субъективной обязанности одного лица субъективному праву другого — праву требовать от обязанного лица предоставления средств на содержание[5].

С.П. Гришаев определяет алиментные обязательства как обязательства особого рода, возникающие на основе императивных норм семейного права и характеризующиеся сложным субъектным составом и элементом публичности. Под алиментным обязательством он понимает правоотношение, возникшее из соглашения сторон или решения суда; по этому соглашению одни члены семьи должны предоставлять содержание другим ее членам, а последние вправе его требовать[6].

По мнению О.А. Давыдовой, алиментное обязательство — правоотношение, в силу которого один член семьи (должник — плательщик алиментов) обязан совершить в пользу другого члена семьи (кредитора — получателя алиментов, имеющего право требовать алименты в силу возраста, нетрудоспособности и/или нуждаемости) определенные действия по предоставлению средств на содержание (алиментов) в установленном законом или соглашением сторон фиксированном размере (уплатить деньги, передать иное имущество либо предоставить алименты другим способом), а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности[7]. Это определение представляется наиболее приемлемым, поскольку позволяет всесторонне охватить субъектный состав, а также права и обязанности сторон алиментного обязательства.

Понятие «обязательство» в семейном и гражданском праве различается по ряду оснований.

Во-первых, обязательство в гражданском праве — это правовые отношения, субъектами которых выступают физические, юридические лица и публичные образования. Сторонами указанных правоотношений всегда являются должник и кредитор. В алиментных правоотношениях сторонами (управомоченной и обязанной) считаются  только члены семьи (нуждающиеся или нетрудоспособные).

Во-вторых, основаниями возникновения гражданско-правовых обязательств являются договор, факт причинения вреда, неосновательное обогащение и др. Алиментное же правоотношение появляется между родственниками, супругами при наличии следующих условий: несовершеннолетний возраст ребенка, нетрудоспособность одного из членов семьи, нуждаемость управомоченного субъекта и возможность обязанного субъекта предоставлять нуждающемуся содержание.

В-третьих, гражданское обязательство может быть изменено, например, новацией, соглашением, а также прекращено соглашением, новацией, зачетом, отступным. Алиментное правоотношение не может быть изменено или прекращено по этим основаниям, оно прекращается прежде всего такими событиями, как достижение ребенком совершеннолетия, смерть плательщика или получателя алиментов, а также по другим основаниям, не зависящим от воли сторон.

В-четвертых, гражданское обязательство носит, как правило, срочный характер. Семейные правоотношения являются длящимися. В силу личного и длящегося характера на требования о выплате алиментов не распространяется срок исковой давности.

Нормы права некоторых зарубежных стран, например Китайской Народной Республики, также не содержат общепринятого понятия алиментных обязательств. Однако многие нормы базового источника семейного права Китая — Закона КНР «О браке» 1980 года — устанавливают обязанность по предоставлению содержания нуждающимся несовершеннолетним или нетрудоспособным членам семьи трудоспособными членами семьи. Отсутствие отдельного института алиментных обязательств традиционно для Китая. Обязанности по содержанию, т. е. обеспечению потребности в жилище, питании, лечении, предметах досуга, возникают у трудоспособных членов семьи в отношении детей и стариков[8].

В правовой литературе и законодательных актах как советского, так и современного периода развития России употребляются два термина — «алименты» и «содержание», при этом не отмечаются критерии их отождествления или разграничения. В СК РФ употребляются обе дефиниции.

В действующем законодательстве понятие «алименты» означает предоставление содержания на основании как судебного решения, так и соглашения об уплате алиментов. Иногда законодатель обходит термин «алименты», заменяя его дефиницией «содержание». Так, ст. 157 УК РФ говорит о злостном уклонении от уплаты средств на содержание детей или родителей. СК РФ использует эти дефиниции как равнозначные (такой вывод следует из сопоставления норм п. 4 ст. 30, п. 1 ст. 42, пунктов 1—3 ст. 80, пунктов 1—2 ст. 89).

В законодательстве зарубежных стран, например Германии, дефиниции «алименты» и «содержание» отождествляются.

Учитывая, что понятие «содержание» шире по объему, чем понятие «алименты», полагаем целесообразным использовать термин «алименты».

С одной стороны, алиментные отношения по законодательству Российской Федерации и нормам развитых зарубежных стран по своей правовой природе являются имущественными, так как предполагают обязанность предоставления имущества конкретному управомоченному лицу. С другой стороны, эти отношения носят строго личный характер, т. е. прекращаются, а не переходят в порядке правопреемства в случае смерти алиментообязанного лица. Смерть правомочного лица является основанием прекращения алиментных обязательств по нормам многих развитых стран мира. Однако по законодательству, например, Германии и Франции смерть обязанного лица не прекращает права на алименты, поскольку его алиментные обязательства переходят по наследству в качестве вещного обременения[9].

Структура алиментного обязательства по российскому и зарубежному законодательству включает в себя присущие каждому правоотношению элементы: объект, субъекта и содержание.

Объектом алиментного обязательства являются действия управомоченного лица по получению алиментов и, соответственно, действия обязанного лица по их предоставлению. По законодательству Германии к объекту алиментного обязательства относятся действия обязанного лица по удовлетворению всей совокупности жизненных потребностей управомоченного лица.

Субъектами алиментного обязательства по семейному законодательству России являются несовершеннолетние дети, совершеннолетние нетрудоспособные и нуждающиеся в помощи дети, родители, супруги и бывшие супруги, другие члены семьи (братья и сестры, дедушки и бабушки, внуки, пасынки и падчерицы, лица, находящиеся на фактическом воспитании).

В законодательстве Германии субъекты алиментного обязательства подразделяются на две группы: родственники и супруги (бывшие супруги). В Хорватии алиментные обязательства могут возникать и в тех случаях, когда формально брак не заключался, но имело место достаточно длительное сожительство.

Содержание алиментного обязательства по законодательству Российской Федерации и большинства развитых стран мира состоит из субъективного права одной стороны на получение алиментов и соответствующей юридической обязанности другой стороны по выплате алиментов.

Говоря об источниках алиментных правоотношений, отметим, что в Российской Федерации, как и во многих развитых зарубежных странах, ими являются нормы международного права и принципы национального законодательства. Российская Федерация является участником ряда международных соглашений об исполнении алиментных обязательств: конвенций ООН от 20 ноября 1989 г. «О правах ребенка» (как правопреемник СССР, который присоединился к Конвенции 15 сентября 1990 г.[10]),  от 22 января 1993 г. «О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам» (ратифицирована Федеральным законом от 04.08.1994 № 16-ФЗ[11]).

Однако, на наш взгляд, эти международные акты в сфере защиты прав детей на сегодняшний день не являются достаточными. В целях создания дополнительного механизма оказания правовой помощи в сфере взыскания алиментов полагаем необходимым ратифицировать Гаагскую конвенцию в отношении соглашений о выборе суда 2005 года[12] и Конвенцию о взыскании алиментов за границей (Нью-Йорк, 20 июня 1956 г.)[13], которые устанавливают процедуру международного административного сотрудничества в этой сфере.

Кроме международных правовых актов, алиментные отношения в Российской Федерации регулируются нормами Конституции РФ и базируются на принципах равенства прав и свобод мужчины и женщины, равенства прав и обязанностей обоих родителей. Непосредственное регламентирование алиментных правоотношений в Российской Федерации осуществляется нормами СК РФ. С помощью правового института алиментирования СК РФ закладывает основу регулирования отношений по предоставлению содержания несовершеннолетним и нетрудоспособным членам семьи[14].

Реализация механизма осуществления и защиты права на содержание и надлежащее исполнение алиментных обязательств обеспечивается также нормами гражданско-процессуального, административного и уголовного права. Важное значение имеет постановление Правительства РФ от 18.07.1996 № 841 «О Перечне видов заработной платы и иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей». Кроме того, алиментные обязательства регламентируются разъяснениями Верховного Суда РФ и Конституционного Суда РФ.

Все вышеизложенное дает основание утверждать о существовании в современном российском семейном праве особого правового механизма алиментирования, состоящего из совокупности правовых норм, определяющих содержание, формы и порядок исполнения алиментных обязательств.

Следует отметить, что законодательством развитых стран мира предусматривается возможность обеспечения детям такого уровня материального содержания, который они имели до развода родителей.

Российское законодательство и сложившаяся правоприменительная практика пока не выработали соответствующие требования, и в большинстве случаев расторжение брака влечет за собой снижение уровня имущественного положения детей.

В этой связи представляется целесообразным разработать правовой механизм алиментного обеспечения несовершеннолетних детей, соответствующий правилам, предусмотренным законодательством развитых стран мира.

На сегодняшний день в отечественной и зарубежной юридической науке отсутствует единое представление о понятии юридической ответственности.

Ряд авторов полагают, что это ответственность за нарушение обязательств, и называют ее позитивной гражданской ответственностью.

Это понимание ответственности совпадает с ее трактовкой в главе 25 «Ответственность за нарушение обязательств» ГК РФ. К тому же данная глава включена в раздел, посвященный общей части обязательственного права[15].

Другие ученые под юридической ответственностью понимают правовую обязанность должника отдавать отчет своим действиям, т. е. возложение на правонарушителя определенных отрицательных последствий в виде возмещения убытков, уплаты неустойки и др.[16]

Представляется, что юридическая ответственность — это более широкое понятие. Под юридической ответственностью мы понимаем комплекс мер государственного принуждения, направленный не только на наказание правонарушителя и восстановление прав потерпевшего, но и на оказание превентивного воздействия на конкретного правонарушителя и на  общество в целом.

Ответственность за нарушение алиментного обязательства определяется сторонами (при алиментировании по соглашению; здесь может быть предусмотрена только гражданско-правовая ответственность) либо судом.

Нет однозначного подхода к понятию «юридическая ответственность», например, и в законодательстве Англии. Большинство английских авторов отождествляют понятия «юридическая ответственность» и  «наказание», которое определяется как мера государственного принуждения, назначаемая специально уполномоченными на то органами (судами) и состоящая в конкретных неблагоприятных последствиях для лица, совершившего правонарушение[17]. Таким образом, в английской юридической литературе наказание — это властное причинение страдания лицу за совершенное им преступление[18].

Большинство английских юристов толкуют юридическую ответственность как нравственное порицание, т. е. неодобрение обществом преступного поведения родителя.

Несмотря на то что в английском семейном праве существует несколько теорий юридической ответственности, базовой идеей этих теорий является триединая цель: возмездие, устрашение и исправление правонарушителей.

Цель возмездия (или  социального воздаяния) — восстановление социальной справедливости. Тем самым государство удовлетворяет желание лица, которому причинен вред, быть отмщенным. Юридическая ответственность в виде устрашения может наступать лишь тогда, когда необходимо предотвратить еще больший вред от действий правонарушителя.

Полагаем, что данное толкование юридической ответственности может быть отнесено к одному из видов семейно-правовой ответственности.

Согласно действующему российскому законодательству возложение на правонарушителя гражданско-правовой ответственности возможно только при наличии состава правонарушения, включающего в себя:

— субъекта правонарушения (член семьи, на которого алиментная обязанность возложена соглашением или императивным предписанием суда);

— вред (ущерб или ущемление прав получателя алиментов);

— противоправность поведения правонарушителя (как действия, так и бездействие плательщика);

— вину правонарушителя. В алиментных отношениях возложение мер ответственности возможно только в ответ на виновное поведение должника. Невиновный должник не отвечает за причиненный ущерб (ст. 115 СК РФ)[19];

—причинную связь между поведением правонарушителя и наступившими неблагоприятными последствиями этого пове-дения[20].

При этом деяние может рассматриваться как правонарушение только при наличии всех указанных элементов состава правонарушения.

В юридической науке различают несколько видов ответственности за неисполнение алиментных обязательств в пользу несовершеннолетних детей:

— семейно-правовую;

— гражданско-правовую;

— административно-правовую;

— уголовно-правовую.

Семейно-правовая ответственность выполняет в основном воспитательную и превентивную функции. Будучи одним из видов юридической ответственности, она обладает определенными особенностями, которые позволяют выделить ее среди других видов юридической ответствен-ности[21]. Семейно-правовая ответственность применяется только к участникам (субъектам) семейных правоотношений.

Третьи лица, нарушающие семейные права участников семейных отношений, несут перед ними не семейно-правовую, а гражданскую, административную или уголовную ответственность. Так, лицо, незаконно удерживающее у себя чужого ребенка, отвечает в административном или уголовном порядке.

В ряде случаев применение мер семейно-правовой ответственности зависит от волевого акта заинтересованного лица. Например, получатель алиментов вправе взыскать с плательщика все убытки, причиненные просрочкой исполнения алиментных обязательств в части, не покрытой неустойкой (абзац второй п. 2 ст. 115 СК РФ)[22].

По мнению Н.С. Малеина, все неблагоприятные последствия представляют  собой ответственность5. Иной точки зрения придерживается А.М. Нечаева, которая считает, что семейно-правовая ответственность состоит в наступлении для бывшего обладателя прав неблагоприятных последствий, сочетающихся с дополнительным обременением[23].

Позиции Н.С. Малеина и А.М. Нечаевой представляются спорными, поскольку эти авторы рассматривают все неблагоприятные последствия правонарушений, не учитывая общий правовой принцип: «без вины нет ответственности».

З.В. Ромовская полагает, что к мерам защиты можно прибегать и в случае угрозы нарушения права в будущем[24]. Аналогичный взгляд на применение мер защиты прав, как мы уже отмечали, существует в семейном праве Англии. Там органы местного самоуправления в случае угрозы причинения вреда ребенку в будущем обязаны применять как профилактические меры, так и меры административного воздействия для предотвращения возможного возмещения вреда. При этом к мерам судебной защиты в Англии прибегают в крайних случаях, когда иные меры уже не представляются возможными.

Классификация семейно-правовой ответственности может осуществляться по различным критериям, избираемым в соответствии с поставленными целями.

По российскому законодательству семейно-правовая ответственность в зависимости от оснований возникновения делится на договорную и внедоговорную. Договорная ответственность наступает за нарушение договорного обязательства (например, алиментного соглашения), а внедоговорная ответственность применяется к правонарушителю, не состоящему в договорных отношениях с потерпевшим (например, ответственность плательщика алиментов по решению суда). Формы и размер договорной ответственности определяются как законом, так и условиями семейно-правового договора[25].

К мерам семейно-правовой ответственности относится ограничение родительских прав.

Самая специфическая семейно-правовая санкция — лишение родительских прав злостного неплательщика алиментов, осуществляемое в судебном порядке. В юридической литературе лишение родительских прав — это семейно-правовая мера ответственности в отношении родителей, т. е. лиц, записанных в таком качестве в актовой записи о рождении ребенка; исключительная и одновременно высшая мера ответственности за виновное невыполнение родительского долга[26]. Таким образом, обязательным условием наступления данной меры ответственности является наличие вины родителя.

Статьей 69 СК РФ предусматривается закрытый перечень оснований лишения родительских прав:

— уклонение от выполнения обязанностей родителей, в том числе злостное уклонение от уплаты алиментов;

— отказ без уважительных причин взять своего ребенка из родильного дома (отделения) либо из иного лечебного учреждения, воспитательного учреждения, учреждения социальной защиты населения или из других аналогичных учреждений;

— злоупотребление своими родительскими правами;

— жестокое обращение с детьми, в том числе осуществление физического или психического насилия над ними, покушение на их половую неприкосновенность;

— хронический алкоголизм или наркомания;

— совершение умышленного преступления против жизни или здоровья своих детей либо против жизни или здоровья супруга.

В российской юридической литературе высказывалось мнение, что первое из указанных оснований — уклонение родителей от выполнения своих обязанностей — носит общий характер, тогда как любое из последующих является лишь конкретизацией первого[27]. Эта позиция представляется спорной, поскольку, например, жестокое обращение родителей с ребенком предполагает активные виновные действия, зачастую с признаками уголовно наказуемого деяния. Также нельзя отнести к уклонению от выполнения своих обязанностей такие основания лишения родительских прав, как хронический алкоголизм и наркомания.

Полагаем, что уклонение от выполнения родительских обязанностей предполагает виновное бездействие лица. Разновидностью уклонения от выполнения родительских обязанностей в соответствии с УК РФ является злостное уклонение от уплаты алиментов (ст. 157).

Лишение родительских прав влечет за собой правовые последствия как для родителя, так и для ребенка, поскольку оно изменяет семейно-правовой статус родителя. Лицо, лишенное родительских прав, утрачивает все права, основанные на факте родства с ребенком, а также права на различные льготы, пособия, пенсии, получаемые добросовестными родителями.

Таким образом, лицо подвергается лишениям как личного, так и имущественного характера: оно теряет правовую связь с ребенком, в том числе право на получение в последующем содержания (абзац второй п. 5 ст. 87 СК РФ), право на наследование (абзац второй п. 1 ст. 1117 ГК РФ), но при этом продолжает нести алиментные обязанности.

Следовательно, лишение родительских прав можно рассматривать и как карательную, и как правовосстановительную санкцию[28].

Однако эта санкция не является необратимой: родительские права могут быть восстановлены. Согласно российскому семейному праву, восстановление родительских прав допускается только в отношении несовершеннолетних детей. По  достижении ребенком совершеннолетия, а также в иных случаях приобретения им полной дееспособности (вступление в брак, эмансипация) восстановление в родительских правах недопустимо.

Менее серьезным видом семейно-правовой ответственности является ограничение родительских прав, которое представляет собой целый комплекс мер, направленных как на защиту ребенка от возникшей опасности, так и на претерпевание родителями ребенка отрицательных последствий своего виновного поведения. Следствием ограничения родительских прав является отобрание ребенка у родителей с последующим его устройством.

В английском семейном праве ответственность родителей тесно связана с защитой прав ребенка, поэтому основной санкцией в отношении родителей, нарушивших права ребенка, является ограничение родительских прав. В решении данного вопроса важную роль играют социальные органы, выполняющие две основные задачи — создание условий для осуществления родителями своих прав и обязанностей и совершенствование системы профилактических мер по предупреждению нарушений родителями прав своих несовершеннолетних детей.

Лишение родительских прав как мера семейно-правовой ответственности, применяемая в российском семейном законодательстве, в законодательстве Англии не предусмотрена. Если родители не предоставляют содержание ребенку, уклоняются от выполнения родительских обязанностей, бродяжничают, применяют по отношению к ребенку физическое или психическое насилие, а также причиняют ему вред другими способами, суд вправе изъять ребенка у родителей и установить над ним опеку органами местной власти, а также издать приказ об осуществлении над ним надзора  должностными лицами местных органов власти или сотрудниками службы пробации[29].

Однако по английскому семейному праву данная мера является временной, за исключением случаев усыновления ребенка.

Английское право придерживается рекомендаций Европейского суда по правам человека, в которых неоднократно подчеркивалось, что осуществление государственной заботы о ребенке должно рассматриваться в качестве временной меры, пока семья не будет восстановлена.

Следовательно, главная идея английского семейного права, связанная с ответственностью родителей, состоит в возврате ребенка в родительскую семью. Эта идея подвергается критике, поскольку, по мнению некоторых авторов, если родители ребенка демонстрируют полную неспособность осуществлять свои права и обязанности, они должны быть лишены родительских прав[30]. Английский законодатель все же придерживается позиции, состоящей в необходимости восстановления отношений родителей со своими детьми.

Таким образом, несмотря на то что российское законодательство базируется на романо-германской системе права, а английское — на англосаксонской, семейно-правовая ответственность родителей по отношению к своим детям во многом идентична.

 

Библиография

1 См.:  Гримм Д.Д. Лекции по догме римского права. — М., 2003 (воспроизведено по 5-му изд. — Спб., 1916).

2 См.: Писчиков В.А. Расторжение брака: раздел имущества, права детей, алименты, образцы документов. — М., 2005.

3 Пергамент А.И. Алиментные обязательства по советскому праву. — М., 1951. С. 6.

4 См.: Ершова Н.М. Имущественные отношения в семье. — М., 1979. С. 19.

5 См.: Костюченко Е.Ю. Алиментные обязательства родителей и детей по законодательству России и Германии: сравнительно-правовой анализ. — Смоленск, 2010. С. 7.

6 См.: Гришаев С.П. Алиментные обязательства // СПС «КонсультантПлюс».

7 См.: Давыдова О.А. Правовое регулирование алиментных отношений в семейном праве Российской Федерации: дис. … канд. юрид. наук. — Ростов н/Д, 2005. С. 10, 47.

8 См.: Косарева И.А. Некоторые положения семейного права Китая. — Хабаровск, 2006. С. 79.

9 См.: Гришаев С.П. Указ. раб.

10 Сборник международных договоров СССР. Вып. XLVI. 1993.

11 Бюллетень международных договоров. 1995. № 2.

12 См.: Щукин А. Гаагская конвенция в отношении соглашений о выборе суда 2005 года: основные положения // Арбитражный и гражданский процесс. 2006. № 5.

13 Международное частное право.: сб. документов. — М., 1997. С. 659—664.

14 См.: Косова О.Ю. Семейный кодекс Российской Федерации об алиментах // Закон. 2005. № 10. С. 39—40.

15 Гражданское право: учеб.: в 3 т. 7-е изд., перераб. и доп. Т. 1 / под ред. Ю.К. Толстого. — М., 2009. С. 640—682; Гражданское право. Часть первая: учеб. / отв. ред. В.П. Мозолин, А.И. Масляев. — М., 2007. С. 658—686.

16 См.: Тархов В.А. Ответственность по советскому гражданскому праву. — Саратов, 1973. С. 11.

17 См.: Татаринцева Е.А. Ответственность родителей по семейному законодательству России и Англии: сравнительно-правовой анализ: учеб. пособие. — Тверь, 2008. С. 119.

18 См.: Крылова Н.Е., Серебренникова А.В. Уголовное право современных зарубежных стран (Англии, США, Франции, Германии): учеб. пособие. — М., 1997. С. 130.

19 Это подтверждает и судебная практика (см. п. 25 постановления Пленума ВС РФ от 25.10.1996 № 9 «О применении судами Семейного кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов» // Бюллетень ВС РФ. 1997. № 1).

20 См.: Макеева О.А. Ответственность в алиментных обязательствах — основные особенности и порядок реализации // Семейное и жилищное право. 2010. № 1. С. 1—2.

21 См.: Муратова С.А. Семейное право: учеб. для вузов. 4-е изд., перераб. и доп. — М., 2009. С. 64—66.

22 См.: Копцев А.Н., Копцева Л.А. К вопросу об ответственности в семейном праве // Семейное и жилищное право. 2010. № 1. С. 2.

23 См.: Малеин Н.С. Юридическая ответственность и справедливость. — М., 1992. С. 36; Спиридонов Л.И. Теория государства и права. — М., 1996. С. 134.

24 См.: Нечаева А.М. Семейное право. Курс лекций. 2-е изд., перераб. и доп. — М., 2001. С. 184.

25 См.: Ромовская З.В. Защита в советском семейном праве. — Львов, 1985. С. 38—39.

26 См.: Звенигородская Н.Ф. Семейно-правовая ответственность: проблемы классификации // Вопросы ювенальной юстиции. 2010. № 6. С. 1.

27 См.: Пчелинцева Л.М. Семейное право России. — М., 2000. С. 180.

28 Гражданское право. Т. 3. 3-е изд., перераб. и доп. / под  ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. — М., 2000. С. 424.

29 См.: Макеева О.А. Указ. ст. С. 17—20.

30 Некоторые вопросы договорного права России и зарубежных стран / под ред. Т.Е. Абовой.— М., 2003. С. 193.

31 См.: Татаринцева Е.А. Указ. раб. С. 136.