А.В. СЕЛИВОНЧИК,

кандидат юридических наук

 

С ложность теоретического изучения политических партий связана с тем, что они являются предметом исследования различных социальных дисциплин, по-разному трактующих их сущностные особенности и отличительные признаки. Так, политическая партия, понимаемая в юриспруденции как субъект права, интерпретируется в политологии в качестве практически действующего субъекта или фактора политики, а в социологии рассматривается с точки зрения процессов социализации, в которых взаимообусловленность воздействий социальной действительности на деятельность политической партии и партии на социальную действительность считается определяющей.

Кроме того, и в юриспруденции, и в политологии, и в социологии политические партии могут пониматься как собрания индивидов  с соответствующими коллизиями отношений, определяемых юридическими, политическими или социальными особенностями, либо, напротив, как некая цельность, включенная в систему юридических, политических или социальных связей и отношений. Наконец (и это на первый взгляд может показаться странным), партии подчас истолковываются как своего рода принцип некоего системообразующего начала построения и организации общественных систем. Так, в этом смысле говорят об особенностях партийной демократии или о партократических режимах в тоталитарных государствах. В п. 1 § 1 Закона о партиях ФРГ, в частности, утверждается, что «партии являются необходимой конституционно-правовой составной частью основ свободного демократического строя»[1].

Главной темой данного исследования является анализ теоретических основ конституционного поведения политических партий, включающий рассмотрение не только формально-правовой проблематики, но и факторов политической и социальной действительности, неявно влияющих на деятельность политических партий как на уровне реально складывающихся связей и отношений, так и на уровне их возможных коннотаций.

Предметные различия в подходах социальных наук к изучению тех или иных аспектов общественных отношений и соответствующих им типов поведения в логическом смысле обусловлены различиями в определениях понятийного содержания этих отношений. Как пишет Г.Ф. Шершеневич, «юридическим отношением будет всякое бытовое отношение, когда и насколько оно определяется юридическими нормами. Юридическое отношение — это только одна сторона бытового отношения, отвлечения от цельного жизненного явления»[2].

Соответственно, сутью предлагаемого в этом исследовании подхода будет проведение анализа с учетом того, что при различии логических содержаний данные понятия являются совместимыми по объему и находятся в отношении пересечения[3]. По определению В.Н. Хропанюка, «отношение способно принять правовой характер лишь в том случае, если речь идет об актах поведения, имеющих социальную значимость»[4]. Говоря иначе, юридические, политические и социальные отношения имеют в своем пересечении общую часть, которая и является предметом исследования. Именно с этой точки зрения формально-правовое исследование содержания статуса политической партии дополняется аспектами политических и социальных отношений.

Подобный способ организации исследования в чем-то созвучен позиции М. Дюверже, по мнению которого юридический анализ политических институтов должен включаться «в более полный и объемный анализ социологического характера, анализ, присущий политической науке»[5]. В качестве следствия этого подхода Дюверже называет, во-первых, расширение поля традиционного исследования, во-вторых, изменение точки зрения внутри традиционного поля исследования. В первом случае, по Дюверже, изучаются «не только те политические институты, которые регламентированы правом, но и те, которые полностью или частично правом игнорируются, те, которые существуют вне права»[6]. Во втором случае «даже те политические институты, которые регламентированы правом — установлены конституцией или законами, ее дополняющими, — не должны более изучаться в юридическом аспекте; отныне нужно пытаться определить, в какой мере они функционируют в соответствии с правом, а в какой ускользают от него; необходимо определить их действительное значение, опираясь на факты, а не ограничиваться анализом теоретической важности, которую им придают юридические тексты»[7].

Дюверже убежден, что политические партии существуют в одном ряду с общественным мнением, пропагандой, прессой, группами давления и прочими политическими образованиями, чуждыми правовой регламентации. По смыслу российского законодательства это неверно; согласно ст. 4 Федерального закона от 11.07.2001 № 95-ФЗ «О политических партиях» (далее